Глава десятая. Крестный путь России





 

Написав заветное слово «Россия», мы неизбежно затрагиваем тонкие струны души наших соотечественников и вторгаемся в сложную сферу, называемую патриотизмом. Прикосновение ко всему, что связано или ассоциируется с Родиной, неизбежно вызывает активную реакцию, порой резкую и весьма болезненную. Поэтому прежде чем продолжить наше исследование феномена Власти, следует сделать небольшое отступление.

Любовь к Родине — изначально присуща человеку. Это эмоционально-образная окраска ощущения комфорта и безопасности от полного единения со средой обитания, удовлетворения от эффективности и гармоничности своих творческих созидательных усилий, максимально проявляющихся в родной среде и окружении людей, близких по духу и образу мыслей, от осознания, что только на эту окружающую среду можно полностью и без искажений отразить собственные качества.

Любовь к Родине, как к наиболее органичной среде обитания, в человеке явно находится в глубинных слоях психики и закладывалась еще в начале истории вида. Отсюда почти инстинктивная реакция на агрессию. У адекватного человека не возникает сомнений по поводу того, как поступить с агрессором. И дискуссий «бить или не бить» интервентов в здоровом обществе не ведут. Захватчик должен получить жесткий и беспощадный отпор, его надо изгнать за пределы Родины и для ликвидации угрозы в будущем желательно затравить и добить в его же собственном логове. А голову и шкуру повесить на видном месте, чтобы другим неповадно было. И никак иначе! Любовь к Родине есть проявление воли к жизни. Она есть инстинкт, свойственный человеку как высшему животному.

Любовь к Родине при всей своей приземленности относится к тонким духовным сферам. Заметим, что «любви к родному пепелищу, любви к отеческим гробам» люди посвятили самые тонкие и лиричные произведения, которые по глубине чувства и образности сравнимы лишь с воспевающими любовь к женщине.

Степень этого эмоционального переживания, его насыщенность, напряженность и глубина полностью адекватна слову «любовь». Никакое другое слово рядом со словом «Родина» не поставить. «Симпатия к Родине», «интрижка с Родиной», «флирт с Родиной». Каково? Нелепость. И уж совсем как плевок в лицо всему, что дорого и свято, нормальный человек должен воспринимать «эта страна», произнесенные о Родине.

Но следует различать любовь к Родине и патриотизм. Под патриотизмом понимаются некие высокие «надличностные» чувства по отношению к надличностным и надчеловеческим образованиям — государству и обществу. Патриотизм, как и всякий «изм», есть изобретение идеократов для нужд Триады Власти. Патриотизм как идеологический комплекс базируется на человеческой любви к Родине и как все проявления человеческой психики и душевной сферы активно эксплуатируется Властью. Человек наделен способностью любить свой дом и своих близких, а его идеологически и законодательно принуждают и обучают любви к государству и обществу. Поэтому патриотизм как чувство приобретает сверхчеловеческие качества.

Ни один разумный человек из любви к собственному дому не поджигает дом соседа. Те, кто любит свою семью, стараются не лезть в семейные проблемы соседей. Никто не навязывает и не пропагандирует свой опыт мироустройства на уровне дома и семьи. Определить разницу между любовью к Родине и патриотизмом достаточно просто. Если на душе звучит тихая и светлая мелодия — это любовь, если ухают полковые оркестры — это патриотизм.

Но, увы, любовь к Родине теперь уже сложно отделить от патриотизма. Путем долгих идеологических манипуляций Триаде Власти удалось добиться, чтобы любовь к Родине распространилась и на саму Триаду. Ей мало властвовать, ей недостаточно, чтобы ей покорились, ей хочется, чтобы ее любили! Власть явно не смущает, что в результате получается сожительство после изнасилования. Такая «любовь» вполне в ее вкусе.

Триада Власти и, прежде всего, идеократия, за тысячелетия научилась виртуозно воздействовать на сознание подвластных. Вся государственная атрибутика используется не только как символы власти, но и знаки, апеллирующие к сознанию и подсознанию, куда успешно внедрен комплекс любви к Триаде Власти. При этом сознание и психика подвластных порой испытывают колоссальные перегрузки.

Как можно любить государство, которое есть лишь орган принуждения и управления? Чем заслужила любовь бюрократия? Почему общество, своей сутью ограничивающее и подавляющее интересы личности, вторгающееся и регламентирующее частную жизнь из надчеловеческих интересов, только самим фактом своего существования должно вызывать любовь? Вряд ли удастся найти утвердительный ответ хотя бы на один вопрос.

При этом Триада Власти, как и всякий эгоист, любить не умеет и не хочет. Но зато умеет жутко ревновать. Вплоть до расстрела за измену родине и государству в форме бегства за границу (для тех, кто не знает или забыл, была такая статья в УК СССР).

Любая Триада власти в любом человейнике ревнует и болезненно реагирует на нелюбовь. Допускается лишь «конструктивная критика» режима власти, но стоит только перейти границу, проведенную самой властью, и заявить, что «король голый», как тут же последует обвинение в антипатриотизме. И следует ожидать рефлекторной реакции патриотов в погонах.

Антиразумный характер Власти сказывается во всем, что она генерирует. Патриотизм не исключение, что особенно заметно при резком переключении Триады Власти на другую программу управления. Как ни больно, но наша Родина — самый яркий пример антиразумного характера патриотизма.

Никто не смеет упрекнуть население в отсутствии чувства любви к Родине. Но сколько боли в душе и какой камень давит на сердце, когда мы думаем о ней!

А все потому, что руками Триады Власти разрушена страна, служившая естественной средой обитания трем ныне живущим поколениям. Резко, жестко и безжалостно уничтожили мироустройство государственного человейника СССР. Со всеми его недостатками, но и со всеми его достоинствами. Ломали контур управления, а сломали дом с миллионами жильцов. Боль и ностальгия по утраченному, безусловно, сказываются и будут преследовать нас еще долго. Но Триада Власти уже сменила знаки и символы. Она опять хочет любви. От подвластных, переживших по ее милости государственный погром. Пусть и в форме патриотизма.

По городам и весям страны, где на главной площади практически каждого населенного пункта еще стоит монумент основателю СССР, спешно развешивается новая державная наглядная агитация.

Но чем красный флаг лучше трехцветного, чем звезда хуже имперского орла? Как знаки они абсолютно тождественны и апеллируют к одним и тем же идеологическим и психоэмоциональным комплексам. К естественной потребности в минимальном комфорте, к единению со средой обитания и к надежной защите от агрессии извне. Что дает мощное государство и сильное общество. В принципе нет ничего дурного и фатально вредного в массовой агитации и пропаганде державности, государственности и национального единения. Кабы не имел место разрыв между символом, тем, что он символизирует, и самой реальностью.

Весьма спорно утверждение, что нынешняя Россия является правопреемником и прямым наследником СССР. «Управляющая программа» инсталлирована совершенно другая, постсоветский человейник как среда обитания далек от комфорта и безопасности, а государственная машина едва справляется с одной-единственной функцией — обеспечение собственной безопасности. Объект народной любви весьма сомнителен, но Триада Власти не может без любви народа. Заслужить ее сложно, проще опоить «любовным зельем» пропаганды.

Парадоксальность ситуации состоит в том, что новая Триада Власти уже оформилась и даже обрела «вертикаль», образно говоря, созрела для любви, а человейник, общество и население еще никак не придут в себя от «перестройки» и к проявлению высоких чувств к власти и государству еще не готовы.

Антиразумность патриотизма, наспех насаждаемого нынешними идеократами, на деле лучше всего демонстрирует себя в спорте — в самом «патриотически емком» шоу эпохи всевластия электронных СМИ. И уж совершенно запредельно, антиразумно инспирировать патриотизм через уважение к нынешней армии, пребывающей в состоянии разложения и, что важно, оснащенной вооружением и снаряжением, произведенным ВПК другого государства — СССР.

Мера антиразумности в идеосфере, а именно к ней относится патриотизм, в современной России не поддается оценке. Где-то далеко за нулевой отметкой на шкале здравого смысла. Судите сами. Мелодия гимна сохранилась со времен СССР, слова гимна адаптировали к демократической эпохе, а исполняют под монархическими орлами на кремлевских башнях, перед парадным строем «кремлевских курсантов», переодетых в форму Семеновских гвардейцев.

Будет справедливым заметить, что любая Триада Власти в условиях кризиса начинает апеллировать к более глубоким пластам коллективного сознания управляемых, пытаясь достучаться до тех уровней, где содержится любовь к Родине. Она идет на идеологическую диверсию против самой себя, идет ва-банк, чтобы выжить, и начинает использовать знаки, взывающие к патриотизму, которые заложены предыдущей Триадой Власти. Как любил повторять один политический деятель: «Архиреакционно, но если посмотреть диалектически, то совершенно революционно!» В истории нашей Родины можно подобрать несколько примеров заимствования чуждых символов патриотизма.

Чего стоит известный клич генералиссимуса Суворова — «Вперед, чудо-богатыри!» Тысячекратно поротые шомполами крепостные, одетые в военную форму, какое отношение они имеют к воинам славянских дружин? Кто в славянской общине мог прилюдно, по-фельдфебельски ткнуть кулаком в лицо взрослому мужику, да еще с оружием в руках? И как соотносится защита Родины от налетов степняков с переходом через Альпы, которым прославился Суворов?

Логика и здравый смысл вопиют, однако лозунг действовал. Наверное, потому, что перед лицом смерти очень нужно почувствовать себя сильным, «чудо-богатырем». И на время забыть про шомпола и зуботычины.

 

 

Заметки на полях

 

Исторический анекдот, прекрасно иллюстрирующий стиль и методы воспитательной работы генералиссимуса Суворова.

Любил Александр Васильевич Суворов солдатскую смекалку и всячески ее у своих чудо-богатырей развивал.

Идет, бывало, вдоль строя — шасть к первому попавшемуся и вопрос ему каверзный задает:

— А скажи-ка, братец, какова дистанция до Луны?

— Не могу знать, ваше сиятельство!

— Ах не знаешь? Ступай-ка, братец, «под ружье»!

На другой день идет вдоль строя и опять к тому же солдату с тем же вопросом:

— Какова дистанция до Луны?

— Не могу знать, ваше сиятельство!

Опять его генералиссимус «под ружье» поставил.

На третий день идет, глазами того солдата ищет, а тот стоит, улыбается.

— Ну, какова дистанция до Луны?

— Два суворовских перехода, ваше сиятельство! — рявкнул солдат и еще шире улыбнулся.

А Суворов его похвалил и дальше с обходом пошел.

 

 

Маленькая справка для того, чтобы лучше уяснить Суворовский психотренинг. Поставить «под ружье» — изощренный способ наказания, не связанный с прямыми побоями. Не сотня шомполов, но не каждый выдержит. Три часа на солнцепеке, в полной выкладке, «по стойке смирно», на вытяжку с двадцатикилограммовым ружьем с примкнутым штыком «на караул». И чтобы даже штык не дрогнул! За этим особо следил приставленный фельдфебель. Три часа выдерживали только чудо-богатыри. Кто послабее, падали от солнечного удара и перенапряжения. Их обливали водой и заставляли достаивать до конца.

А теперь представьте, что, когда по щекам течет пот, кивер стальным обручем давит на виски, ремни режут плечи, а правая рука отваливается от тяжести ружья, надо решать задачку по астрономии. Необразованному крепостному крестьянину. Который, правда, нутром чувствует, что особо научного ответа от него не ждут. А что ждут? Парадоксальной реакции на угрозу со стороны властителя. И инстинктивной готовности «соответствовать», подстроиться под антиразумность власти.

Классический прием «сшибки» высшей нервной деятельности. Сначала огорошить, потом довести до отупения, потом поощрить за антиразумный ответ. Вот и вся «наука побеждать».

И чтобы совсем уж стало кроваво-солоно от суворовских методик зомбирования, приведем реальный исторический факт.

В Михайловском замке убивали императора Павла. Внутренний караул Преображенского лейб-батальона был готов броситься на помощь. Но стоило поручику Мирину рявкнуть: «Смирно!», как натренированные гренадеры замерли во фрунт. И простояли, не шелохнувшись, истуканами, решающими астрономические задачки, все время, пока офицеры душили и забивали насмерть их императора.

Как видите, сделка с Демоном Власти ничего хорошего не приносит. Антиразумность дает массу преимуществ властителю, но ведет к летальному исходу.

А какими только способами не насаждался пролетарский патриотизм после Октябрьской революции! Теми же, что использовала идеократия при христианизации славян. Символы предыдущей эпохи ликвидировали вместе с символизируемым: имперского орла вместе с семьей Романовых, христианский крест вместе с церквями и духовенством, Святого Георгия Победоносца вместе с Белой гвардией. Классами, прослойками, семьями и поодиночке. К стенке, в овраг или в прорубь. Пока от «самодержавия, православия и народности» не остался только выпаренный в кровавой бане народ, как объект управления для новой Триады Власти.

Но стоило агрессору поставить под сомнение существование «государства победившего пролетариата», как было принято мудрое решение «возродить» старые символы — офицерские погоны, молебны в церквах, ордена и награды имени императорских полководцев и славянских князей.

Возможно, руководство страны чутко уловило, что «пролетарского патриотизма», привитого за слишком короткий срок, явно недостаточно. Война с гитлеровской агрессией была объявлена Отечественной. Второй по счету в истории. В первую Отечественную войну русская армия воевала с Наполеоном. Несколько иное государство с несколько иным и в совершенно иную эпоху, но для идеократов обходить логику и здравый смысл не составляет труда. Их дело — лозунги, суггестия.

Трудно судить, какова роль идеократии в победе в Великой Отечественной войне. Слабо верится, что все без исключения бои шли под лозунгом «За Родину, за Сталина». Но то, что агрессия пробудила глубинные пласты коллективного сознания, которые требуют защищать Родину, как собственную жизнь, — несомненно. Не будем спорить, за что можно было любить сталинский режим, но любить Родину нас учить не надо. Любви не учат. Это природный дар. Или он есть, или его нет.

Коль скоро коснулись «военного аспекта» русского патриотизма, то отметим, что хуже всего России удаются интервенции. Внешняя военная агрессия всегда являлась инициативой Триады Власти. Для ее оправдания приходится апеллировать к «государственным интересам», расовой или любой иной ненависти, к духу стяжательства и к самым низменным человеческим чувствам. Облагораживая их бравурными маршами и феерическими патриотическими шоу. Есть этносы с повышенной властностью и агрессивностью, им отлично удаются захватнические и колониальные войны. Русские к ним не относятся.

Россия в двадцатом веке имела два опыта классической интервенции: русско-японскую войну и Варшавскую кампанию Тухачевского. В обоих случаях агрессия закончилась полной катастрофой.

Войну с Японией затеяло царское правительство из идеологических соображений. Требовалась «маленькая победоносная война» для укрепления пошатнувшегося авторитета Триады Власти. Войну с Польшей начала большевистская Триада Власти также абсолютно из идеологических соображений. Леворадикальной верхушке большевиков не давала покоя идея «мировой революции» и вскружила голову победа в Гражданской войне. Безусловно, свою роль сыграли чисто военные ошибки и низкий уровень командования. Но главное, чего не учли генералы и комиссары — русский человек, пусть и в солдатской форме, по природе своей — защитник, а не агрессор.

Это пространное отступление сделано лишь за тем, чтобы хоть немного развеять идеологический туман в сознании, вызванный ударными дозами «любовного зелья», которым пичкает нас Триада Власти.

Мы переходим к главной теме — судьбе России. Как бы это ни было трудно, постараемся сохранить объективность и беспристрастность.

 

* * *

 

Сколько бы не воспевали «особую стать» России, которую «умом не понять», сколько бы не насмехались над вековечной «отсталостью» России, но следует признать очевидный факт — Россия исторически сложилась и развивалась как уникальный тип человейника. Мы не будем встревать в спор «почвенников-патриотов» с «европейски просвещенными либералами». Как-нибудь, без нас разберутся, кто кого патриотичнее и кто больше любит родину. Будем строго придерживаться применяемого нами подхода — взгляду на историю как на эволюцию систем управления человейником. С точки зрения научной корректности это более правильный подход, чем идеологические «драки подушками», и, как вы, наверное, уже заметили, позволяет по-новому взглянуть на известные факты, дав им новую, достаточно неожиданную интерпретацию.

Кратко напомним этапы эволюции человейника с точки зрения социальной кибернетики:

1. Выделение сообществ протогоминидов из животного мира через использование внутривидового убийства как эволюционного фактора; возникновение человейника как среды обитания вида хомо сапиенс; внутривидовая селекция по линии власти и управления, приведшая к внутривидовому разделению на суперанималов, суггесторов, диффузников и неоантропов.

2. Закрепление функции властвования и управления через внутривидовую трудовую специализацию; формирование специализированных органов человейника — Триады Власти; жесткое разделение внутри человейника по линии властные-подвластные, управляющие-управляемые; окончательное выделение вида хомо сапиенс из животного мира через техногенный и социальный характер эволюции.

3. Установление оптимального баланса между внутренними и внешними факторами, обусловливающими существование и успешную жизнедеятельность человейника; эволюционный всплеск, приведший к формированию глобального родового человейника.

4. Инверсия контура управления, самоизоляция и демонизация Триады Власти; повышение внутривидого уровня агрессии и агрессивности по отношению к среде обитания; распад глобального родового человейника под ударом кочевой цивилизации.

5. Углубление противоречий между объектом и субъектом управления, гипертрофированное развитие органов власти и управления, полное обособление Триады Власти от трудовой части человейника — эпоха государственных человейников. В производственной деятельности происходит переход от ручного труда к машинному, от принуждения к труду через лишение личной свободы (рабы и крепостные) к экономическим и идеологическим стимулам к труду.

6. Формирование надгосударственных органов власти как проявление принципа оптимизации управления. Сокращение числа государственных человейников, способных к самостоятельному эволюционному развитию. Окончательная победа западнизма как эволюционной линии развития цивилизации. Выделение глобальной Триады Власти, аккумуляция всех ресурсов подвластных ей человейников для перехода на качественно новый уровень развития — глобальный человейник. Общий кризис систем управления, критический уровень антиразумности Триады Власти, экологическая катастрофа и угроза коллапса техногенной цивилизации.

Как же выглядит история России в данном контексте? Сразу же договоримся о терминах. Слово «Россия» мы используем для обозначения уникального цивилизационного и эволюционного феномена, возникшего и развивающегося в конкретных географических условиях. Россия — это цивилизация, принимавшая формы различных человейников. В двадцатом веке Россия сменила три вида государственных человейников: монархический, социалистический и нынешний — «демократический». Но при всех внешних изменениях она была и пока еще продолжает быть уникальной линией в эволюции человечества.

С пунктом первым все предельно просто. Все было как у всех. Если кто и возьмется доказывать, что «русские» протогоминиды были по всем статьям лучше, духовнее и нравственнее чем их современники, может смело претендовать на премию имени доктора Геббельса. Заметим лишь, что по критерию внутривидовой специализации по линии агрессии у русского этноса отмечается доминирование диффузников и неоантропов, и значительно меньшее число суггесторов и суперанималов, чем у других европейских этносов. Но вряд ли эта черта идет со времен палеолита.

Со вторым пунктом тоже не должно возникать вопросов. Если и были какие-либо отличия на ранних этапах истории, то за неимением проверенных данных судить о них нелепо. Если, конечно, всерьез не заниматься идеологией, а она, как известно, к науке и к истине не имеет никакого отношения.

А третий пункт — становление и развитие родового человейника — для понимания особенности России как цивилизации чрезвычайно важен. И наукой накоплен достаточный материал, чтобы фактами доказать особенный путь, пройденный Россией на данном этапе общечеловеческой истории.

Начнем с того, что удар кочевой цивилизации, разрушивший глобальный родовой человейник, или обошел стороной Россию, или затронул ее в наименьшей степени. В материальной культуре следов этого катаклизма практически не осталось, но зато с избытком можно обнаружить в культуре и языке этносов, пострадавших от удара чуждой культуры. В русском языке таких следов практически не встречается.

Погибшая родовая глобальная цивилизация имела общий язык, как средство описания и осмысления реальности. Протоязык не был чем-то монолитным и закостенелым, явно существовали многочисленные местные специфики в произношении и частных случаях толкования тех или иных знаков. Но можно утверждать, что разночтения или противоречия в базовых принципах символов и символизируемых понятиях не было, будь то слово, жест или письменный знак. Потому что язык не только средство общения, но и точный способ идентификаций «свой-чужой». А Род весьма не просто относится к «чужакам» и всему «чуждому».

Если сравнить с другими языками индоарийской группы, русский язык содержит наименьшее количество искажений, как структурных, так и семантических. Что с точки зрения психолингвистики говорит о цельности структур мышления.

 

 

Заметки на полях

 

Для иллюстрации возможностей современной науки, способной восстанавливать не только звучание, но и семантику протоязыка, приведем цитату из книги Л.Б.Рыжкова «О древностях русского языка».

«Если вспомнить слова английского языка на G и J, то бросается в глаза одна особенность этих слов, — одна написанная (звуковая) буква читается как две, чаще всего как ДЖ: Джулия, Джеральд, джентльмен, джаз, джипс (гипс), джэмэн (German) — немецкий, и т. д. Это тоже наследие слогового письма и слогового прочтения, но восходящее, скорее всего, к индоиранской ветви — к языкам, вышедшим из санскрита, в частности из письма брахми. Однако не происхождение этого прочтения в английском сейчас интересно, а тропинка к праязыку: а как правильно прочесть? Как это было в праязыке? ДЖ, Г, Д, Ж — или еще как? Это могло бы помочь в поиске языка, законсервировавшего эти праформы и не узнаваемого из-за привычности штампов общения.

Очень распространенное слово ДЖУС — сок. Во французском языке это слово тоже есть, и записывается оно как JUS. Этапность развития французского языка и поможет найти исходное звучание. У Мейе этот пример разобран. В старофранцузском это слово уже было, но звучало иначе: ЙУШ (ЮШ). «Так это же наше слово! — радостно воскликнут все славяне сразу — ЮШКА!»

Посмотрим, как это слово выглядит в украинском. Кроме обычных «суповых» определений для протертых супов, есть и такой смысл (ввиду красоты звучания, приводим его по-украински): «Вода, в якiй щось варылося» (Вода, где что-то варилось). Здесь выявляется смысловая граница между соками давлеными и соками вареными, т. е. между СОКом и ЮШкой (Джусом). Поскольку все соки сейчас потихонечку жидеют и становятся действительно «водой, в которой что-то варилось», пусть лучше остаются «джусами», чужим, не нашим лишним словом.

…В каждом из европейских языков содержится древнейший лексический слой, родственный русскому языку и всем славянским языкам. Работа по поиску праславянских следов как наидревнейшего слоя всех европейских языков только начинается. Найден путь к воскрешению общеиндоевропейского праязыка, который так долго искало все языкознание, и каждый может принять в этом участие, поскольку лексика эта — родная».

 

 

Удар кочевой цивилизации, имевший фатальные последствия для России, повторился значительно позже на этапе развития государственного человейника, его мы проанализируем несколько ниже.

Сейчас же отметим, что географические особенности России с военной точки зрения делают неизбежным формирование особенных черт национального характера. Ареал обитания русского этноса полностью открыт для ударов извне. Стоит преодолеть пограничные водные и горные преграды, как агрессор выходит на оперативный простор.

Практически любое вторжение достаточно крупной группировки ставит вопрос о существовании России ребром: победа или смерть. Равнинный характер местности с изобилием мелких рек, болотистых участков и редколесье позволяют вести напряженные бои сдерживающего характера против превосходящих сил противника. Они способны затруднить продвижение агрессора, обескровить, лишить наступательного потенциала, подтянуть резервы для решительного и сокрушительного удара по захватчикам.

Характерно, что с первых же минут агрессии, на самых дальних рубежах русские воюют именно со стратегической установкой «войны за отечество», что является единственной адекватной реакцией на «библейскую» войну. Просить пощады, искать мира с тем, кто идет вырезать поголовно все живое, неразумно и смертельно опасно. Угрозу собственной смерти надо перевернуть в неотвратимость поголовного уничтожения врага. И стоять твердо, где стоишь, потому что отступать от такого врага некуда. Приказ «ни шагу назад» не есть изобретение Сталина и Государственного комитета обороны. Это этническое качество, сформированное условиями среды обитания, в которой выживание и победа — синонимы.

Географические и климатические условия наложили свой отпечаток на повседневную хозяйственную деятельность. Условия России дают очень мало для проявления индивидуальной инициативы, но требуют коллективных усилий для достижения значимого результата. Эффективная деятельность в любой сфере возможна только «всем миром», «сообща», «артельно». Может, кому-то и сподручнее или выгоднее работать в одиночку и на себя, но выжить в одиночку с таким климатом и на таких пространствах практически невозможно. Сама хозяйственная и экономическая деятельность больше ориентирована на выживание, чем на процветание. И выжить должно максимально возможное число, а не отдельные «избранные» и «элитарные» особи.

С таким климатом и с такой географией, как в России, в мирное время, как на войне: либо все, либо никто. Либо всем погибнуть в бою, либо всем умереть от голода и холода. Хочешь жить — умей подчинять личное общественному. Русские — по определению коллективисты и общинники, всей своей историей наученные жить Родом, общиной.

И в условиях родового человейника большая часть русского этноса просуществовала вплоть до двадцатого века. Уникально? Несомненно. Особенно если учесть, что к финишу «государственного этапа» эволюционной гонки Россия пришла в числе фаворитов.

Пятый пункт в нашей схеме эволюции — период государственных человейников. Именно на этом этапе мировой истории целиком и полностью раскрылась самобытность России. Внешне все шло как у всех «цивилизованных» европейских стран. Но с такой массой отличий, что можно с уверенностью говорить о самостоятельном развитии обособленной цивилизации, двадцать веков существовавшей бок о бок с западноевропейской.

Историки начинают научно корректное описание истории русской государственности с прихода на Русь князя Олега с дружиной «варягов». Не будем в деталях разбирать эпизод с «призванием» князя Олега в изложении тех или иных историков и перечислять деяния этого действительно государственного масштаба деятеля. Нам сейчас важно отметить главное с точки зрения социальной кибернетики.

К этому времени у славян шел процесс разложения родового строя, со всеми характерными чертами — выделением и демонизацией Триады Власти, использованием «чужаков» для нужд власти и управления, закабалением Триадой Власти трудовой части человейника. Уже существовали зачаточные формы государственности в виде городов-государств и мелких удельных княжеств, возникших на основе родовых союзов. Создание мощного государственного человейника — Киевской Руси — естественный этап эволюции систем управления.

Но в западной части Евразийского континента и в бассейне Средиземноморья уже были отработаны самые разнообразные модели государственных человейников: от деспотий и республик до империй. Триада Власти успешно подавляла остатки родового строя и родового сознания, насадила государственную бюрократию и государственную Церковь, все тайные криптократические организации были поставлены на службу государственной власти или беспощадно уничтожались.

Отставание России в деле государственного строительства — характерная особенность России как цивилизации. Российская Триада Власти, осознав себя таковой, стала ударными темпами строить под себя государство, активно перенимая «передовой опыт» соседних государственных человейников. Если строительство национального государства и было историческим творчеством народных масс, то инициатива принадлежала Триаде Власти. Одна лишь история с принятием государственной религии и учреждением государственной Церкви говорит сама за себя.

Русь крестил князь Владимир. Сын язычника и внук той самой княгини Ольги, что покарала древлян за родовое восприятие попытки ее мужа дважды собрать дань. Князь Владимир за неимением собственной государственной идеократии был готов впустить чужеродную. Благодать принятия новой веры снизошла на него после долгого изучения вопроса и сравнительного анализа всех имеющихся на то время государственных религий: христианства, мусульманства и иудаизма. Пади княжеский выбор на иудаизм, история с массовым принудительным принятием веры киевлянами выглядела бы куда пикантнее. А так загнала княжеская дружина в Днепр всех кто под руку подвернулся — считай, покрестили.

Как это было во всех государственных человейниках, коллективными усилиями всех ветвей Триады Власти язычество и родовое сознание удалось лишь подавить, но не уничтожить.

Успешно начавшийся процесс «собирания земель» вокруг Киевской Руси был прерван монголо-татарским нашествием. Это и был тот фатальный удар, о котором мы обещали поговорить подробнее.

Почему столкновение кочевой и оседлой цивилизаций всегда носит катастрофический характер? Очевидно, потому, что они совершенно чужды друг другу по своей природе, разнополярны, и никакого иного типа взаимодействия кроме мощнейшего искрового разряда, способного уничтожить одну или другую стороны или обе сразу, между ними быть не может. Оседлая цивилизация формирует собственную среду обитания в виде поселений, городов и государств. Кочевная знает лишь одну форму родового и государственного человейника — орду.

Кочевная и оседлая цивилизация имеют тенденцию к обретению гомеостатического баланса со средой обитания. Но оседлая цивилизация активно и творчески воздействует на среду, склонна накапливать положительный потенциал и передавать результаты трудовой деятельности следующим поколениям. Кочевая цивилизация хищнически использует среду обитания, не накапливает больше, чем может взять с собой, повышенно агрессивна и жестока не только внешне, но и внутренне. Не только к врагам, но и к своим.

Образно говоря, оседлый человек жив землей, кочевник — стадом. В буквальном смысле слова. Когда основой трудовой деятельности является кочевое животноводство, то это неизбежно накладывает свой отпечаток. Жить надо в вечном движении, в вечном поиске пастбищ и водопоя. Что будет с использованным природным ресурсом, кочевника не волнует, пока есть куда откочевать. Орда и стадо живут в симбиозе, но отнюдь не пасторальным единением землепашца с полем. Взаимосвязь орды кочевников с ее табуном напрямую происходит от связи прайда хищников с «кормящим» его стадом.

Конкуренция за водопой, за пастбища, острый дефицит человеческого ресурса и предметов материальной культуры, которую можно создать только в стационарных условиях, приводят к формированию второй трудовой специализации — хищнической вооруженной агрессии, направленной на соседние кочевые и оседлые человейники. Если сам не умеешь производить металлическое оружие, снаряжение, утварь, предметы роскоши, если не хватает способных к деторождению женщин и нет воспроизводства скота, остается только отнимать или обменивать.

Отнимать выгоднее и целесообразнее, если сил и агрессии в избытке, но мало продуктов собственного труда для обмена. Производительность труда кочевой цивилизации жестко ограничивается природными условиями, но нет никаких внутренних факторов, сдерживающих хищничество. Степень хищничества и жестокости, органичная для кочевников, воспринимается оседлой цивилизацией как избыточная и антиразумная.

Вернемся к истории России. Если с известной долей вероятности можно утверждать, что в эпоху неолита русской ветви глобального родового человейника удалось избежать катастрофы, то столкновение с кочевой ордой в период распада родового человейника и становления российского государственного человейника удар был нанесен катастрофический. Правда, ничего сверхъестественного не произошло. Россия получила ту же прививку хищничества и антиразумности, что и остальная часть человечества. Только значительно позднее. Процесс строительства государственной Триады Власти через прививку чужеродной агрессивности получил мощный импульс к интенсивному развитию.

Термин «монголо-татарское иго» придумали и внедрили государственные идеократы, и целые поколения государственных ученых и государственных идеологов эксплуатировали этот миф. Иго — интервенция и оккупация «чужаками», что подразумевает постоянное сопротивление вплоть до партизанской войны. Но все русские былины повествуют о подвигах богатырей, сражавшихся не с «монголо-татарскими оккупантами», а проявивших чудеса мужества в пограничных стычках с кочевниками. Наличие беспокойных и чуждых кочевых соседей для Руси было постоянно действующим фактором, сродни климатическому, и периодические набеги и локальные стычки были совершенно обыденным делом.

Описаний гибели целых городов с поголовным уничтожением всех жителей при монголо-татарском нашествии в летописях содержится в избытке, но нет ни слова о регулярной партизанской войне или саботаже под руководством национальной элиты. За два столетия чужеродной тирании можно отметить всего два достойных факта — поход князя Игоря и битва на Куликовом поле. И массу позорных, несмываемым пятном легших на русскую знать. Так, тверской князь Александр поднял мятеж и перебил ордынское посольство в Твери. Карательную экспедицию провел князь Иван Калита, полностью разорив Тверь и, как пишет летописец, «всю Русскую землю положиша пусту». За что Иван Калита «вперед родства», т. е. раньше старших братьев, получил великокняжеский стол. Выслужился перед Ордой и принял ярлык, не отмыв руки от крови соотечественников.





Читайте также:
Методы исследования в анатомии и физиологии: Гиппократ около 460- около 370гг. до н.э. ученый изучал...
Задачи и функции аптечной организации: Аптеки классифицируют на обслуживающие население; они могут быть...
Обряды и обрядовый фольклор: составляли словесно-музыкальные, дра­матические, игровые, хореографические жанры, которые...
Методы лингвистического анализа: Как всякая наука, лингвистика имеет свои методы...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.059 с.