Глава 7: Переломный момент





 

Клэри заказала уже третий кофе в Таки, когда Саймон наконец появился. Он был в джинсах, в красной рубашке на молнии (зачем шерстяное пальто, когда ты не чувствуешь холода), и инженерные сапоги. Люди оборачивались, чтобы взглянуть на него, пока он прокладывал путь мимо столиков к ней. Саймон сильно преобразился с тех пор как Изабель взялась за его одежду, думала Клэри пока он пробирался к ней мимо столов. В его темных волосах были снежинки, но в отличие от алых щек Алека от холода, щеки Саймона оставались бесцветными и бледными. Он скользнул в кабинку, сев напротив ее и посмотрел на нее, темными сияющими глазами.

– Ты звонила? – спросил он тихим голосом, звучащим как у графа Дракулы.

– Формально я написала. – Она подвинула меню через стол к нему, открыв на странице для вампиров. Перед этим она мельком проглядела его, но, представив себе кровавый пудинг и молочный коктейль с кровью, она покрылась мурашками… – Я надеюсь, что не разбудила тебя

– Нет, – сказал он – Ты не поверишь, где я был… – его голос умолк, когда он увидел реакцию на ее лице. – Эй. – Его пальцы внезапно оказались под ее подбородком, поднимая голову. Смех ушел из его глаз, сменившись беспокойством. – Что случилось? Есть еще какие-то новости о Джейсе?

– Решили, что будете заказывать? – это была Кейли, голубоглазая официантка фейри, передавшая Клэри колокольчик Королевы. Сейчас она смотрела на Клэри и скалилась, скалилась улыбкой превосходства, которая заставила Клэри скрипнуть зубами. Клэри заказала кусок яблочного пирога, а Саймон смесь горячего шоколада и крови. Кейли забрала меню и Саймон обеспокоенно посмотрел на Клэри.

Она глубоко вздохнула и рассказала ему о том, что случилось ночью, каждую мелкую деталь: появление Джейса, то, что он сказал ей, драку в гостиной, и то, что случилось с Люком. Она рассказала, что Магнус сказал о карманах между измерениями и других мирах, и о том, что невозможно проследить кого-либо, спрятавшегося в таком кармане или получить от него сообщение. Глаза Саймона ставали темнее, пока она говорила и к тому моменту, когда она закончила, он обхватил голову руками.

– Саймон? – Кейли пришла и ушла, оставив их заказ, который так и стоял нетронутым. Клэри прикоснулась к его плечу. – Что случилось? Люк….

– Это моя вина. – Он посмотрел на нее сухими глазами. Вампиры плачут слезами, смешанными с кровью, думала она; где то она это читала. – Если бы я не укусил Себастьяна…

– Ты сделал это ради меня. Поэтому я жива. – Ее голос был нежен. – Ты спас мне жизнь.

– Ты спасала меня шесть или семь раз. Это кажется справедливо. – Его голос надломился, она напомнила ему о рвоте от черной крови Себастьяна на коленях в саду на крыше.

– Присвоение вины ничего не исправит, – ответила Клэри. – И я не для этого тянула тебя сюда, просто сказать тебе что произошло. Я имею в виду, что все равно бы рассказала тебе, но подождала бы до завтра, если бы не то… – он осторожно взглянул на нее, хлебнув из своей чашки.

– Если бы не что?

– У меня есть план.

Он застонал.

– Этого я и боялся.

– Мои планы не внушают ужас.

– Планы Изабель внушают ужас. – Он указал пальцем на нее. – Твои планы самоубийственны. В лучшем случае.

Она села обратно, скрестив руки на груди.

– Ты хочешь его услышать или нет? Ты должен держать его в секрете.

– Я выколю себе глаза вилкой, перед тем как выдам твой секрет, – сказал Саймон, а потом взглянул взволнованно. – Подожди секунду. Думаешь, это потребуется?

– Не знаю.

Клэри закрыла лицо руками.

– Просто скажи мне. – Сказал он покорно. Со вздохом она достала из кармана маленькую замшевую сумочку, содержимое которой вытряхнула на стол. Два золотых кольца выпали из нее с тихим звоном. Саймон посмотрел на них озадаченно. – Ты хочешь выйти замуж?

– Не будь идиотом. – Она наклонилась вперед, понизив голос. – Саймон, это те кольца. Те, которые хочет королева Благих.

– Я думал, что ты никогда их не брала… – он прервался, опустив взгляд на ее лицо.

– Я соврала. Я достала их. Но после того как увидела Джейса в библиотеке, то больше не хотела отдавать их королеве. У меня было чувство, что они нам когда-нибудь понадобятся. И я поняла, что она не собиралась давать нам никакой информации. Кольца являются более ценной вещью, нежели еще одна встреча с королевой.

Саймон взял их в руку, пряча от брошенного в их сторону взгляда Кейли.

– Клэри, ты не можешь просто забрать вещи, которые Королева Благих желает для себя. Иметь такого врага, как она, слишком опасно.

Она посмотрела на него умоляюще.

– По крайней мере, мы можем хотя бы проверить, работают ли они и, если да, то каким образом?

Он вздохнул и протянул ей одно из колец; оно было легким, но было на ощупь мягким, как настоящее золото. На миг она заволновалась, что оно может не подойти, но когда она одела его на указательный палец, казалось, оно формировалось по ее пальцу, пока не стало идеально сидеть между суставами. Она увидела, как Саймон смотрел на свою правую руку, и поняла, что тоже происходит и с ним.

– Я так полагаю, теперь мы разговариваем, – произнес он. – Скажи мне что ни будь. Ну, ты знаешь, мысленно.

Клэри повернулась к Саймону, чувствуя себя глупо, как будто участвует в игре, правил которой не помнит.

«Саймон?»

Саймон моргнул

– Я думаю… можешь так сделать снова?

В этот раз Клэри сконцентрировалась, пытаясь сфокусироваться на Саймоне… Саймон, то, как он мыслит, ощущения от его голоса, чувство близости. Его шепот, секреты, то, как он смеется.

«Итак», подумала она «в ходе беседы, сейчас я твоем разуме, показать тебе голые ментальные картины Джейса?»

Саймон подпрыгнул.

– Я слышал это! И, нет.

Волнение зашипело в венах Клэри – это работало.

– Подумай что-то в ответ мне.

Это заняло меньше секунды. Она слышала Саймона так, как и Брата Захарию – голос без звука внутри головы.

«Ты видела его голым?»

«Ну, не совсем. Но я…»

– Хватит, – вслух сказал он, его голос был между забавой и тревогой, его глаза сверкали. – Они работают. Ёшкин кот! Они действительно работают!

Она наклонилась вперед

– Так могу я рассказать тебе мой план? – Он дотронулся до кольца на пальце, ощутил его тонкий узор, лиственные прожилки под его касанием.

– Конечно. – Она начала объяснять, но не успела она закончить, как Саймон прервал ее, на этот раз вслух. – Нет. Однозначно нет.

– Саймон, – сказала она. – Это идеальный план.

– План, в котором ты следуешь за Джейсом и Себастьяном в какой-то карман между измерениями, и мы используем кольца для общения, и тот из нас кто в этом измерении на Земле может отыскать тебя? Этот план?

– Да.

– Нет, – сказал он. – Нет, это не так

Клэри села.

– Ты не можешь просто сказать нет

– Этот план включает меня! Я сказал нет! Нет.

– Саймон… – Саймон похлопал на месте рядом с собой, как будто с ним кто-то сидел.

– Позволь мне представить тебе моего хорошего друга по имени «НЕТ».

– Возможно, мы найдем компромисс, – предложила она, беря кусок пирога.

– Нет.

– Саймон.

– «Нет» это волшебное слово, – сказал он ей. – Вот как это происходит. Ты говоришь: Саймон у меня есть безумный, самоубийственный план. Хотел ты бы помочь мне, его осуществить? И я говорю: Почему бы и… нет.

– Я сделаю это в любом случаи, – сказала она. Он смотрел на неё через весь стол

– Что?

– Я сделаю это, поможешь ли ты мне или нет, – сказала она. – Даже если я не воспользуюсь кольцами, я все равно буду следовать за Джейсом, где бы он ни был и пытаться отправить вам послание, продолжая следить, искать телефоны и т. п. Если это возможно. Я собираюсь сделать это, Саймон. Просто у меня больше шансов выжить, если ты поможешь мне. И нет никакого риска для тебя.

– Да мне неважно рискованно ли это для меня, – зашипел он, наклоняясь через стол. – Я переживаю о том, что случится с тобой! Черт, я практически не уничтожаемый. Пропусти меня вперед. А ты останешься позади.

– Да, – сказала Клэри, – Джейс не найдет это странным. Ты просто можешь сказать ему, что всегда был тайно влюблен в него и не выдержишь разлуки.

– Я могу сказать ему, что поразмыслил и полностью согласен с его и Себастьяна философией и решил присоединиться к ним.

– Ты даже не знаешь их философии.

– Это так. Наверное, мне больше повезет, если я скажу, что влюблен в него. Джейс думает, что все влюблены в него.

– Но я, – сказала Клэри, – действительно влюблена.

Саймон молча долго смотрел на нее через стол.

– Ты вполне серьезно, – сказал он, наконец. – Ты действительно сделаешь это. Без меня… без любой поддержки.

– Нет ничего, что я бы не сделала ради Джейса.

Саймон откинул голову на пластиковое сиденье кабины. Метка Каина слабо светилась на его коже.

– Не говори такого, – сказал он.

– Разве ты бы не пожертвовал всем ради тех, кого любишь?

– Я сделаю практически все ради тебя, – тихо ответил Саймон. – Я умру за тебя. Ты знаешь, это. Но если я убью кого-то, кого-то невиновного? А как насчет множества невинных жизней? А как насчет всего мира? Разве можно назвать любовью, если при выборе между ней и любым другим живым человеком на планете, ты выберешь любовь? Разве можно назвать подобное добродетельным видом любви вообще?

– Любовь не может определяться моралью, – ответила Клэри. – Она просто есть.

– Я знаю, – ответил Саймон. – Но те поступки, которые мы совершаем во имя любви, либо являются нравственными, либо нет. И обычно это не имеет значения. Обычно – независимо от того что я думаю о Джейсе, хотя он раздражает, он бы не попросил тебя сделать что либо против твоей природы. Ни для него, ни для кого-либо другого. Но ведь он уже не совсем Джейс, не правда ли? И я просто не знаю, Клэри. Не знаю, что бы он мог попросить тебя сделать.

Клэри облокотилась о стол, внезапно почувствовав себя уставшей.

– Возможно он уже не Джейс. Но он самое близкое к Джейсу, что у меня есть. Нет обратного пути к Джейсу без него. – Она подняла глаза на Саймона. – Или ты говоришь мне, что это безнадежно? – наступило длительное молчание. Клэри смогла увидеть борьбу между его врожденной честностью с желанием защитить лучшего друга.

– Я бы такого не сказал, – наконец произнес он. – Я все еще еврей, несмотря на то, что я стал вампиром. В моем сердце я помню и верю, даже словам, которые не могу произнести. Б… – он задохнулся и вздохнул. – Он заключил с нами соглашение, также как Сумеречные охотники верят в то, что у Разиэля соглашение с ними. И мы верим в его обещания. Поэтому ты никогда не потеряешь веру – хатиква – потому что пока ты веришь – ты живешь. – Он выглядел немного смущенным. – Мой раввин сказал бы так.

Клэри протянула руку через стол и накрыла ей руку Саймона. Он редко говорил о своей религии с ней или кем-то еще, поэтому она знала, что он верит.

– Это значит, что ты согласен? – он застонал.

– Думаю, это значит, что ты сломила мой дух и сбила меня.

– Фантастика.

– Конечно, ты понимаешь, что оставляешь за мной рассказ об этом всем остальным: твоей маме, Люку, Алеку, Иззи, Магнусу…

– Мне кажется не стоит говорить тебе, что нет никакого риска для тебя, – кротко сказала Клэри.

– Правильно, – ответил Саймон. – Просто помни, что я сделал это для тебя, когда твоя мать будет грызть мою лодыжку подобно разъяренной медведице, которую разлучили с ее детенышем.

 

* * *

 

Джордан только лег и попытался заснуть, как стук в дверь повторился. Он перевернулся на кровати и застонал. Часы у кровати показывали четыре часа утра мигающими желтыми цифрами. Вновь стук. Джордан с большой неохотой поднялся на ноги, натянул свои джинсы, и, пошатываясь, вышел в коридор. Словно в тумане, он рывком открыл дверь.

– Послушай…

Слова застыли на его губах. В коридоре стояла Майя. Она была одета в джинсы и кожаную куртку цвета карамели, а ее волосы были подобраны сзади бронзовыми палочками для еды. Один выбившийся локон спадал на ее висок. Пальцы Джордана так и чесались протянуть руку и заправить этот локон ей за ухо. Вместо этого он засунул руки в карманы своих джинсов.

– Хорошая футболка, – произнесла она, сдержанно глядя на его обнаженную грудь. На одном плече у нее висел рюкзак. На мгновение его сердце подпрыгнуло. Она покидает город? Она хочет уехать, чтобы держаться подальше от него? – Послушай, Джордан…

– Кто это там?

Хриплый голос раздался за спиной Джордана, и она наверняка выглядела помятой, как будто только что вылезла из постели. Он увидел, как у Майи от удивления раскрылся рот, и он оглянулся через плечо, дабы увидеть Изабель, стоящую позади него и потирающую глаза, и она была одета лишь в одну футболку, из вещей Саймона. Рот Майи с щелчком закрылся.

– Это я, – ответила она весьма недружелюбным тоном. – Ты… приходила к Саймону?

– Что? Нет, Саймона здесь нет. – «Изабель, заткнись», – взбешенно подумал Джордан. – Он… – Она сделала неопределенный жест рукой. – Вышел.

Щеки Майи вспыхнули.

– Здесь пахнет, как в баре.

– Дешевая текила Джордана, – произнесла Изабель, махнув при этом рукой. – Ну, ты знаешь…

– А футболка тоже его? – поинтересовалась Майя. Изабель оглядела себя, затем вновь посмотрела на Майю. С опозданием она начала понимать, о чем думает другая девушка.

– Ой. Нет. Майя…

– То есть, сперва Саймон изменяет мне с тобой, а теперь ты и Джордан…

– Саймон, – ответила Изабель. – Так же изменял мне с тобой. В любом случае, между мной и Джорданом ничего не было. Я пришла повидать Саймона, но его здесь не было, и я решила рухнуть в его комнате. И я планирую сейчас туда вернуться.

– Нет, – резко произнесла Майя. – Не пойдешь. Забудь о Саймоне и Джордане. То, что я собираюсь сказать, ты тоже должна услышать.

Изабель застыла, одной рукой схватившись за дверь в комнату Саймона, ее покрасневшее ото сна лицо медленно побледнело.

– Джейс, – произнесла она. – Поэтому ты здесь? – Майя кивнула. Изабель припала к двери. – Он… – Ее голос надломился. Она начала сначала. – Они обнаружили…

– Он вернулся, – ответила Майя. – За Клэри. – Она прервалась. – Он привел с собой Себастьяна. Был бой, и Люк был ранен. Он умирает.

Изабель издала сухой горловой звук.

– Джейс? Джейс ранил Люка?

Майя избегала ее взгляда.

– Я не знаю подробностей случившегося. Только то, что Джейс и Себастьян пришли за Клэри, и был бой. Люк был ранен.

– Клэри…

– С ней все в порядке. Она у Магнуса вместе с ее матерью. – Майя повернулась к Джордану. Магнус позвонил и попросил меня прийти к тебе. Он пытался отыскать тебя, но не смог. Он хочет, чтобы ты помог наладить связь с Преторами Волков.

– Помог наладить связь… – Джордан покачал головой. – Вы не можете просто взять и вызвать Претора. Мы не «1-800-зовите оборотней».

Майя скрестила руки.

– Ладно, как ты тогда находишь их?

– У меня имеется надзиратель. Он находит меня, когда ему нужно, или я могу вызвать его в случае крайней необходимости…

– Сейчас именно крайняя необходимость. – Майя продела пальцы в крепления для ремня на своих джинсах. – Люк может умереть, и Магнус сказал, что Преторы способны поделиться информацией, необходимой для его спасения.

Она посмотрела на Джордана большими и темными глазами. Он подумал, что обязан ей сказать. Что Преторы не любят впутываться в дела Конклава, что они придерживаются своих правил и их миссия – помогать новичкам Нижнего Мира. Что нет никакой гарантии, что они согласятся помочь, и вероятно будут негодовать по этому запросу. Но Майя просила его. Это было то, что он мог сделать для нее, возможно шаг навстречу по длинной дороге искупления того что он ей причинил.

– Хорошо, – сказал он. – Затем мы отправимся к их предводителям и представим нас лично. Они находятся в Северной части Лонг-Айленда. Достаточно далеко. Мы можем взять мой грузовик.

– Хорошо. – Майя подняла свой рюкзак повыше. – Я подумала, что нам придется отправиться куда, поэтому и взяла вещи.

– Майя… – Это была Изабель. Она все время молчала, и Джордан почти забыл, что она здесь; он обернулся и увидел ее прислонившуюся к двери в комнату Саймона. Она обхватила себя, словно ей было холодно. – Он в порядке? – Майя вздрогнула.

– Люк? Нет, он…

– Джейс. – Изабель произнесла это на вдохе. – Джейс в порядке? Его ранили или схватили….

– Он в порядке, – ответила Майя – И он ушел. Он исчез с Себастьяном.

– А Саймон? – взгляд Изабель остановился на Джордане. – Ты говорил, что он с Клэри… – Майя покачала головой.

– Нет. Его там не было. – Ее рука сжимала лямку рюкзака. – Но одно нам теперь известно, и тебе это не понравится. Джейс и Себастьян связаны. Поранишь Джейса – поранишь Себастьяна. Убей его и Себастьян умрет. И наоборот. Прямо от Магнуса.

– Конклав знает? – немедленно потребовала Изабель. – Они не сказали Конклаву, не правда ли? – Майя покачала головой.

– Пока нет.

– Они узнают, – сказала Изабель. – Вся стая знает. Кто-то им скажет. Затем на них объявят охоту. Они убьют его, чтобы убить Себастьяна. Они в любом случае убьют его. – Она поднялась и запустила руки в свои густые волосы. – Мне нужен мой брат, – сказала она. – Я хочу увидеть Алека.

– Это хорошо, – сказала Майя. – Потому что после того как Магнус позвонил мне, он отправил дополнительное сообщение. Он сказал, что чувствует, что ты здесь, и у него есть сообщение для тебя. Он хочет, чтобы ты прямо сейчас пришла к нему в его квартиру в Бруклине.

 

* * *

 

Было настолько холодно, что даже руна тепла, нанесенная на тело – и тонкая куртка, взятая из шкафа Саймона – не удерживала Изабель от дрожи, когда она открыла дверь в здание, где находилась квартира Магнуса, и нырнула внутрь. Влетев внутрь, она поднялась по лестнице, держась за поломанные перила. Часть ее хотела рвануть по ступенькам, зная, что там Алек, и он поймет ее чувства. Другая ее часть, скрывающая родительский секрет от братьев всю свою жизнь, хотела свернуть вниз и остаться со своим страданием наедине. Та часть, которая ненавидела полагаться на кого-либо – лишь потому, что они могут тебя подвести? – и гордо заявляла о том, что Изабель Лайтвуд ни в ком не нуждается, а также напомнила себе, что она здесь, потому что они ее попросили. Они нуждались в ней.

Изабель не возражала быть необходимой. На самом деле ей это нравилось. Именно поэтому ей потребовалось больше времени быть теплее к Джейсу, когда он впервые ступил сквозь Портал из Идриса, стройным десятилетним мальчиком, с затравленными бледно золотыми глазами. Алек сразу стал восхищаться им, но Изабель негодовала от его самообладания. Когда мама рассказала ей, что отца Джейса убили на его глазах, она вообразила что он придет слезливым, ради комфорта и даже совета. Но, казалось, что он ни в ком не нуждается. Даже в десять лет у него было резкое, защитное остроумие и едкий темперамент. На самом деле, Изабель встревоженно подумала, что он похож на нее. И, в конце концов, их связало то, что они сумеречные охотники – общая любовь к холодному оружию, сияющим клинкам серафимов, болезненное удовольствие от Меток, ошеломляющая стремительность сражения.

Когда Алек хотел идти охотиться вдвоем с Джейсом, оставляя Иззи позади, Джейс выступал за нее: «Она нужна нам, она лучшая. Разумеется, после меня». Она любила его уже за это.

Она стояла напротив двери в квартиру Магнуса. Свет пробивался сквозь порог, и она слышала бормотание голосов. Она открыла дверь, и волна тепла накрыла ее. Она с благодарностью шагнула вперед. Тепло шло от огня, пылающего в камине, хотя в доме не было дымоходов, и огонь имел сине-зеленый оттенок колдовского огня. Магнус и Алек сидели на одной из кушеток, сгруппированных возле камина.

Когда она вошла, Алек взглянул вверх и увидел ее, вскочил на ноги и поспешил босиком через комнату – он был одет в черные пижамные штаны и белую футболку с порванным воротником – чтобы обнять ее. Некоторое время она стояла в кругу его рук, слушая его сердцебиение, его руки немного неловко гладили ее по спине и волосам.

– Из, – сказал он. – Все будет хорошо, Иззи.

Она оттолкнулась от него, вытирая глаза. Боже, она ненавидела плакать.

– Как ты можешь так говорить? – крикнула она. – Как что-либо может быть в порядке после всего этого?

– Иззи. – Алек перекинул волосы его сестры через плечо и нежно дернул их. Это напомнило ей время, когда она заплетала волосы в косички, и Алек дергал за них гораздо менее нежно, чем сейчас. – Не отдаляйся от нас. Ты нужна нам. – Он понизил голос. – Ты знаешь, что пахнешь текилой? – она посмотрела на Магнуса, наблюдающего за ними с софы непроницаемыми кошечьими глазами.

– Где Клэри? – спросила она. – И ее мама? Я думала, они здесь.

– Спят, – ответил Алек. – Думаю, им необходим отдых.

– А мне нет?

– Ты видела твоего жениха или отчима почти мертвым прямо перед собой? – Сухо спросил Магнус. Он был одет в полосатую пижаму с наброшенным сверху черным шелковым халатом. – Изабель Лайтвуд, – сказал он, сидя, скрещивая руки перед собой. – Как Алек уже говорил – ты нужна нам.

Изабель выпрямилась, отведя плечи назад.

– Нужна для чего?

– Отправиться к Железным Сестрам, – ответил Алек. – Нам нужно оружие, которое разделит Джейса и Себастьяна так, что каждого можно будет ранить по отдельности… ну ты понимаешь, что я имею в виду. Что можно будет убить Себастьяна, не причиняя вреда Джейсу. И это только вопрос времени, что Конклав узнает, что Джейс не пленник Себастьяна, что он действует вместе с ним…

– Он не Джейс, – запротестовала Изабель.

– Это может быть не Джейс, – сказал Магнус, – но если он умрет, ваш Джейс умрет с ним.

– Как ты знаешь, Железные Сестры разговаривают только с женщинами, – сказал Алек. – И Джослин не может отправиться туда одна, потому что она уже не сумеречный охотник.

– Как насчет Клэри?

– Она все еще в процессе обучения. Она не знает правильных вопросов или способ обратиться к ним. Но ты и Джослин знаете. Джослин говорит что бывала там прежде, она сможет провести тебя после того как мы перенесем тебя через портал к краю охраны Цитадели Адаманта. Вы обе отправитесь утром.

Изабель задумалась. Мысль о том чтобы сделать что-то решительное, действенное и важное, принесла облегчение. Она предпочла бы задание, включающее в себя убийство демонов или отрубание ног Себастьяна, но это было лучше, чем ничего.

Легенды вокруг Цитадели Адамант, представляли ее запретным, отдаленным местом, а Железных Сестер видели гораздо реже, чем Безмолвных Братьев. Изабель никогда их не встречала.

– Когда мы отправимся? – спросила она. Алек улыбнулся, впервые с тех пор как она пришла, и протянул руку, чтобы погладить ее волосы.

– Вот это моя Изабель.

– Оставь это.

Она вынырнула из его объятий и увидела Магнуса, усмехающегося над ними с дивана. Он поднялся и провел рукой по своим и так растрепанным черным волосам.

– У меня есть три гостевых спальни, – сказал он. – В одной Клэри, ее мама в другой. Я покажу тебе третью.

Все комнаты располагались в узкой, без окон прихожей, которая вела из гостиной. Две двери были закрыты, Магнус провел Изабель в третью комнату, стены которой были выкрашены в ярко-розовый. Черные занавески ниспадали с серебристых карнизов, подхваченные наручниками. Покрывало имело узор из темно-красных сердечек.

Изабель оглянулась вокруг. Она чувствовала беспокойство и нервозность, и совсем не хотела ложиться спать.

– Красивые наручники. Я понимаю, почему ты не поселил Джослин тут.

– Мне нужно было что-то, чтобы поддерживать занавески. – Пожал плечами Магнус. – Тебе есть в чем спать? – Изабель просто кивнула, не желая признавать, что принесла рубашку Саймона из его квартиры. Вампиры вообще особо не пахнут, но рубашка все еще хранила слабый запах его мыла.

– Это немного странно, – сказала она. – Ты потребовал чтобы я пришла только для того чтобы уложить меня в кровать и сказать что мы начнем завтра.

Магнус прислонился к стене, скрестил руки на груди и посмотрел на нее своими кошачьими глазами. На какой-то миг он напомнил ей Черча, разве что меньше кусался.

– Я люблю твоего брата, – сказал он. – Ты ведь это знаешь?

– Если хочешь моего согласия на вашу свадьбу – вперед, – ответила Изабель. – Осень – прекрасное время года для этой церемонии. Ты сможешь одеть оранжевый смокинг.

– Он не счастлив, – сказал Магнус, словно не слыша ее.

– Ну конечно нет, – выпалила Изабель. – Джейс…

– Джейс… – сказал Магнус, и его руки сжались в кулаки по бокам. Изабель уставилась на него. Она всегда думала что он не переживает по поводу Джейса, особенно когда вопрос по поводу привязанностей Алека был улажен. Вслух же она сказала:

– Я думала вы с Джейсом друзья.

– Это не так, – возразил Магнус. – Есть некоторые люди… люди, которым вселенная приготовила особенную судьбу. Особые привилегии и особые мучения Богу известно, что мы всегда бросаемся к красивому и сломанному, я это прекрасно понимаю, но некоторых людей невозможно исправить. А если их и возможно исправить, то лишь любовью, и жертва может быть столь велика, что уничтожит дающего.

Изабель медленно покачала головой.

– Ты потерял меня. Джейс наш брат, но Алеку – он парабатай, тоже.

– Я знаю о парабатай, – сказал Магнус. – Я знаю, что парабатаи близки, словно один человек Ты знаешь, что случается с оставшимся, когда другой умирает…

– Прекрати! – Изабель зажала уши руками, а потом медленно опустила. – Как ты смеешь, Магнус Бейн? – сказала она. – Как ты посмел сделать еще хуже, чем есть.

– Изабель. – Руки Магнуса ослабли, он выглядел немного невинно, как будто её взрыв, поразил даже его. – Я сожалею. Я забываю иногда… что со всем твоим самоконтролем и силой, ты так же уязвима, как и Алек.

– Алек совсем не слаб, – сказала Изабель.

– Нет, – сказал Магнус – Любить по своему выбору требует сил. Дело в том, я хотел, чтоб ты была здесь, ради него. Есть вещи, которые я не могу для него сделать, не могу ему дать. – На какой-то миг Магнус выглядел непривычно уязвимым. – Ты знаешь Джейса столько же, сколько и он. Ты можешь его понять, так как я не могу. И он любит тебя.

– Конечно, он любит меня. Я его сестра.

– Кровь не любят, – горько сказал Магнус. – Просто спроси об этом Клэри.

 

* * *

 

Клэри проскочила через портал, как будто через ствол винтовки и вылетела с другой стороны. Она упала на землю и ударилась, жестко приземлившись на ноги. Она продержалась в этой позе лишь пару мгновений, затем ослабев от перехода через Портал, она потеряла равновесие и ударилась о землю, а рюкзак за спиной смягчил падение. Она вздохнула. Когда-нибудь все тренировки дадут результат, и поднялась на ноги, стряхивая пыль со своих джинсов.

Она стояла перед домом Люка. Река блестела за её плечом, город возвышался за ней, словно лес огней. Дом Люка был тем же, что и час назад, когда они покинули его, темным и запертым. Клэри, стоя на грязи и каменной дорожке, которая вела к ступенькам, нервно сглотнула. Она медленно коснулся кольца на правой руке пальцами левой.

«Саймон?»

Ответ пришел немедля.

«Да?»

«Где ты?»

«Иду в сторону метро. В чей дом отправила Портал?»

«Люка. Если Джейс придет, как я думаю, то он придет сюда».

Молчание

«Ну, я думаю, ты знаешь что делать, если я тебе понадоблюсь».

«Я думаю, что знаю». Клэри сделала глубокий вдох. «Саймон?»

«Да?»

«Я люблю тебя».

Пауза.

«Я тоже тебя люблю».

И это все. Не было никакого щелчка, как если бы повесили трубку; Клэри просто ощутила разъединение их связи, как будто в её голове был отрезан кабель. Она подумала, было ли это то, что Алек имел в виду, когда говорил о разрыве связи между парабатаями.

Она подошла к дому Люка и медленно поднялась по лестнице. Это был её дом. Если Джейс собирается вернуться за ней, так как привязан к ней, это то место, куда он придет. Она села на верхней ступеньке у порога, положила рюкзак к себе на колени и стала ждать.

 

* * *

 

Саймон стоял напротив холодильника в своей квартире и делал последний глоток холодной крови, когда воспоминания о тихом голосе Клэри исчезли из его разума. Он только что пришел домой, в квартире было темно, холодильник громко шумел, и пахло как то странно… текилой? Может Джордан выпивал. Дверь его спальни была закрыта, не то чтобы Саймон обвинял его – было около четырех утра. Он спрятал бутылку обратно в холод и отправился в свою комнату. Это будет первая ночь за неделю, когда он спит дома. Он привык, чтобы кто-то спал рядом в кровати, фигура, возле которой можно крутиться посреди ночи. Ему нравилось, как Клэри устраивалась возле него, сворачиваясь, подложив руки под голову, и если бы он признался самому себе: ему нравилось что она не может уснуть, если он не рядом.

Это заставляло его чувствовать себя незаменимым и нужным – даже если на самом деле Джослин не волновало, что он спит в кровати ее дочери, или не выделялось, что мать Клэри расценивала его опасность в сексуальном плане максимум на уровне золотой рыбки.

Разумеется, они часто спали вместе, в период с пяти и до двенадцати лет. «Наверно, с этим стоит что-то делать», думал он, открывая дверь своей спальни. Большинство таких ночей сводилось к столь активной деятельности, как соревнование за звание «Того, кто съест наибольшую порцию Арахисового Масла Риз». Или они тайком просматривали DVD, а также…

Он моргнул. Его комната выглядела прежней – голые стены, пластиковые полки, усыпанные его одеждой, гитара, висящая на стене, и матрас на полу. Но на кровати лежал одинокий лист бумаги – белый квадрат на фоне потертого черного одеяла. Контуры почерка были знакомы. Это почерк Изабель. Он взял его в руки и прочел:

 

«Саймон, я пыталась до тебя дозвониться, но, кажется, твой телефон выключен. Я не знаю, где ты сейчас находишься. Я не знаю, рассказала ли уже Клэри тебе о случившемся сегодня. Но я должна идти к Магнусу, и мне действительно хотелось бы тебя там увидеть.

Я никогда и ничего не боюсь, но я боюсь за Джейса. Я боюсь за своего брата. Я никогда и ни о чем тебя не просила, Саймон, но сейчас прошу. Пожалуйста, приходи.

Изабель».

 

Письмо выпало из рук Саймона. Он выскочил из квартиры, и уже был на пути вниз по лестнице, когда его ноги коснулись пола.

 

* * *

 

Когда Саймон вошел в квартиру Магнуса, там было тихо. Огонь мигал в камине, а Магнус сидел спереди на растянутой софе, а его ноги покоились на кофейном столике. Алек спал, положив голову Магнусу на колени, а Магнус играл пальцами с прядями черных волос Алека. Маг глядел на огонь отсутствующим взглядом, как будто он унесся в своих мыслях в далекое прошлое.

Саймон не мог помочь, но он помнил слова, однажды произнесенные Магнусом, о вечной жизни: «Когда-нибудь останемся лишь мы вдвоем». Саймон поежился, и Магнус поднял на него свой взгляд.

– Я знаю, что Изабель позвала тебя, – тихо произнес он, дабы не разбудить Алека. – Ее комната в конце этого коридора – первая спальня слева.

Саймон кивнул, благодаря Магнуса, и пошел в конец коридора. Он ощущал необычную нервозность, словно он шел на первое свидание. В его воспоминаниях, Изабель никогда не просила и не требовала его помощи или его присутствия до этого момента, он знал, что она никогда не признается, что нуждается в нем. Он толкнул дверь первой спальни слева, и вошел.

В комнате было темно, свет был выключен, если бы Саймон не имел зрения вампира, он, скорее всего, увидел бы лишь темноту. А так он видел контуры гардероба, стулья с накинутой на них одеждой, и кровать со скинутым покрывалом.

Изабель спала, лежа на боку, ее черные волосы рассыпались веером по подушке. Саймон был крайне удивлен. Он никогда не видел Изабель спящей, до этого момента. Она выглядела моложе, чем была, ее лицо было расслаблено, ее длинные ресницы касались верха ее скул. Ее рот был слегка приоткрыт, она свернулась калачиком. На ней была лишь футболка, его футболка, синяя надпись на которой гласила: «Клуб путешествий Лохнесского монстра: В поисках ответом, игнорируя факты».

Саймон закрыл за собой дверь, ощущая разочарование более сильное, чем он ожидал. Ему не пришло в голову, что она может спать, когда он придет. Он хотел поговорить с ней, услышать ее голос.

Он скинул свои ботинки и лег возле нее. Очевидно, она крутилась во сне. Изабель была высокой, почти его роста, хотя, когда он положил руку на ее плечо, ее кости ощущались хрупкими под его прикосновением. Он провел ладонью вниз по длине ее руки.

– Из? – позвал он. – Изабель?

Она забормотала и зарылась лицом в подушку. Он придвинулся ближе – от нее пахло алкоголем и розовыми духами. Что ж, это многое объясняло. Он подумал о том, чтобы притянуть ее в свои объятия и нежно поцеловать, но он не хотел, чтобы на его могиле красовалась такая надпись: «Саймон Льюис, приставал к девушкам без сознания».

Он лег прямо и уставился в потолок. Потрескавшаяся штукатурка, в некоторых местах – следы от подтеков. Магнусу следует разобраться с этим.

Словно ощутив его присутствие, Изабель перекатилась к нему под бок, ее мягкая щека – на его плече.

– Саймон? – неуверенно произнесла она.

– Да.

Он слегка прикоснулся к ее лицу.

– Ты пришел. – Она протянула руку к его груди, двигаясь так, что ее голова оказалась на его плече. – Я думала, что ты не придешь.

Его пальцы ощупывали узоры на ее руке.

– Конечно, я не мог поступить иначе.

Свои следующие слова она произнесла, уткнувшись в его шею.

– Прости, я уснула.

Он слегка улыбнулся самому себе в темноте.

– Все в порядке. Даже если бы ты меня попросила лишь прийти и держать тебя в объятьях, пока ты спишь, я бы согласился, не раздумываясь.

Он ощутил, как она напряглась, а затем расслабилась.

– Саймон?

– Да?

– Можешь рассказать мне историю?

Он моргнул.

– О чем ты хочешь услышать?

– Какую-нибудь историю, в которой хорошие парни побеждают, а злодеи получают по заслугам. И остаются мертвыми.

– То есть, ты хочешь услышать сказку? – спросил он. Он напряг свою память. Он знал лишь Диснеевские версии сказок, и первый образ, который пришел на ум, – Ариэль в ее ракушечном бюстгальтере. Он был влюблен в нее в возрасте восьми лет. Нынешний момент казался неподходящим для подобных признаний.

– Нет. – Слово было произнесено на выдохе. – Мы проходили сказки в школе. Множество подобной магии является реальным – но, во всяком случае. Нет, я хочу что-нибудь из тех, что я еще никогда не слышала.

– Хорошо. Я знаю одну такую. – Саймон гладил волосы Изабель, ощутив трепетание ее ресниц на своей шее, когда она закрыла глаза. – Много лет назад, в очень далекой вселенной…

 

* * *

 

Клэри не знала, как долго она просидела на лестнице у порога дома Люка, когда начало светать. Солнце вставало позади его дома, небо становилось из темно-розового розоватым, река же была лентой цвета голубой стали. Она дрожала, дрожала столь долгое время, что казалось, будто все ее тело превратилось в единый и жутко дрожащий комочек. Она использовала две согревающие руны, но они не помогли; ей казалось, что эта дрожь была, скорее всего, психологической.

Придет ли он? Если он все еще настолько Джейс внутри как она и думает, то придет. Когда он сказал что вернется за ней, она знала, что он вернется как можно скорее. Джейс не отличался терпением. И он не играет в игры. Но все, что ей остается, – только ждать.

В конце концов, солнце взойдет. Наступит следующий день, а ее мать вновь будет следить за каждым ее шагом. Она должна поддаться на уговоры Джейса, хотя бы на один день, если не дольше.

Она закрыла глаза от сияния солнца, облокотившись на ступеньку позади нее. На один миг она позволила себе погрузиться в фантазии о том, что все, как и прежде, что ничего не изменилось, что она встретится с Джейсом днем на тренировке или вечером за ужином, и он будет обнимать ее и заставлять смеяться так, как он обычно делает.





Читайте также:
Отчет по производственной практике по экономической безопасности: К основным функциональным целям на предприятии ООО «ХХХХ» относятся...
Основные понятия туризма: Это специалист в отрасли туризма, который занимается...
Гражданская лирика А. С. Пушкина: Пушкин начал писать стихи очень рано вскоре после...
Что такое филология и зачем ею занимаются?: Слово «филология» состоит из двух греческих корней...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.072 с.