ОБЩЕСТВО КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА





ВВЕДЕНИЕ В СОЦИАЛЬНУЮ ФИЛОСОФИЮ

Социальнаяфилософияизучаетобщество — совокупность человеческих связейи отношений,котораявозникает впроцессе жизнедеятельностилюдей иопределяет формыи способы их социального существования.

Общественная жизнь сложна и познана далеко не полностью. А между тем любое общество и каждый из нас нуждаются в её познании. Человеку необходима понятная картина мира общественных реалий, доступная система социальных «координат» человеческой деятельности.

Как же их установить? Реальности и формы общественной жизни изучает совокупность социально-экономических и гуманитарных наук. Социальная философия анализирует мир невидимых социальных реалий, для изучения которых необходимы теоретические средства и оценки. Нельзя сказать, что общественная жизнь имеет атомный вес, что отношения людей доброжелательны на 45% и эгоистичны на 55%, что степень военной напряженности в отношениях двух стран достигла 90° С. — Понятия и ценности социальности, добра, эгоизма, альтруизма, кооперации или соперничества людей, нормы войны и мира между странами возникли в ходе философско-теоретического осмысления огромного числа ситуаций и отношений, которые составляют ткань общественной жизни.

Процесс уточнения и «уплотнения» содержания социальных абстракций продолжается. Времена социально-политической «алхимии», приблизительности и импровизаций при решении проблем общественной жизни уходят в прошлое. Человеческое общество обретает статус всемирности и неконтролируемые последствия деятельности людей грозят неисчислимыми глобальными бедами. Поэтому общество нуждается в научных прогнозах, рекомендациях и обобщениях. Без них невозможна человеческая дорога в будущее. Нам необходима также социально-философская культура, адекватная острым ситуациям.

Социальная философия формулирует узловые идеи этой культуры. В изменяющихся обстоятельствах она решает вечные вопросы человеческого бытия на теоретическом и аксиологическом уровне. Что представляет собою общество как система общественных связей и отношений? Какие элементы и структуры оно включает? Какие силы сохраняют общественную систему, и какие процессы её преобразуют? Какова структура человеческой истории, и какие судьбы ожидают человечество? — Другими словами, как и почему люди взаимодействуют друг с другом, изменяют способы этого взаимодействия, творят и трансформируют формы совместной — общественной жизни?

В поисках ответов на эти вопросы остановимся на главном, сосредоточимся на основных понятиях и проблемах социальной философии.


ОБЩЕСТВО КАК ФИЛОСОФСКАЯ ПРОБЛЕМА

 

 

Общественная жизнь для любого из нас является важнейшим и привычным измерением его человеческого существования. Человек «купается» в социальной стихии как рыба в воде и живые существа в воздухе. По известному определению Аристотеля человек и есть существо общественное или «политийное» («zoon politikon») по преимуществу.

Непосредственная данность человеку общественной стороны его собственной жизни порождает иллюзию очевидной ясности и ситуативной понятности тех явлений социальной жизни, с которыми мы ежедневно имеет дело. Между тем это далеко не так. Социальное бытие человека пронизано серией парадоксов. Каждый преследует свои цели и ищет собственную выгоду. Но когда все забудут о началах, объединяющих их, и каждый станет жить сам по себе, то общество неизбежно распадётся. Если же общественная жизнь людей построена на началах бескорыстия, «цементирующего» общество, то в чём причина массового (и не скрываемого многими) эгоизма членов состоявшегося общества в противовес филантропии утопистов? Общественная жизнь возможна потому, что люди необходимы друг другу. Но как и в каком качестве: в роли себялюбцев, стремящихся к эксплуатации других, или в роли бессребренников, которые служат другим, отдавая свои жизни «за други свои».

Остановимся на стимулах социообразования. Один из них — обмен деятельностью и способностями. Жизнеспособная община переселенцев возможна, считал Платон, при наличии уже четырёх – пяти человек, один из которых — пахарь, другой — ремесленник (или строитель), третий — купец, четвёртый — воин, пятый — правитель. Обмениваясь результатами деятельности, члены общины и образуют сообщество — самодостаточный полис. В принципе это верно. Вопрос в другом: что задаёт пропорции обмена их деятельностью, без соблюдения которых возникает голод, нехватка жилья, трудности в обороне, дефицит мудрого администрирования. Почему один земледелец в древности кормил двух-трёх человек, а в современном, постиндустриальном обществе — шестнадцать?

Вопросы, вопросы, вопросы ... А ведь казалось, что в мире социальных проблем всё ясно. Не случайно народная мудрость утверждает: «человек предполагает, а жизнь (в обществе) располагает». Повседневная жизнь каждого из нас идёт иногда вразрез со скрытой логикой общественных событий. Неожиданные жизненные удачи и неудачи, многочисленные «хотели как лучше, а получилось как всегда», — яркая демонстрация ограниченного понимания людьми сути происходящих событий и вытекающего из него неверного учёта жизненных обстоятельств и решающих социальных факторов. Другими словами, степень соответствия жизни человека поставленным им целям как раз и служит своеобразным «индикатором» уровня понимания нами сути общественных процессов, в которые включёно каждое социальное существо.

Для ориентации в общественных реалиях и для устранения расхождения между кажущейся самоочевидностью общественных явлений и их сложностью и проблематичностью существует особая область знания — социальное познание, законы и принципы которого отличаются от тех, которые приняты в естественных науках.

Общественное познание имеет дело, во-первых, с социальным поведением сознательных существ, обладающих свободой воли и, следовательно, свободой выбора из альтернатив.

Во-вторых, свои наиболее значимые действия люди совершают коллективно — в составе объединений и социальных групп. Поэтому законы общественной жизни являются, большей частью, не динамическими, позволяющими делать однозначные, жесткие прогнозы, а законами массовых явлений — законами статистическими или вероятностными. Каждый из нас движется в «коридоре» социальных возможностей и наш выбор (и последующая борьба за его осуществление) превращает эти возможности в тот или иной вариант необходимости. Масса вариантов «траекторий» социального поведения людей суммируется в некий усреднённый вектор общественной закономерности, который отсекает в человеческих поступках их крайности, превращая эти поступки из нетипичных в типичные — социально приемлемые.

В-третьих, в общественные взаимодействия и отношения одновременно вступает огромное количество людей. Каждый из нас (а на Земле в настоящее время проживает около шести миллиардов людей и при желании каждый землянин может связаться с кем угодно всего через шесть посредников) имеет многообразные жизненные (витальные) и социально-культурные запросы и предпочтения. Число «сочетаний и перестановок» общественных проявлений человеческой активности настолько велико, что зачастую не поддаётся обычному рациональному учёту и истолкованию.

По классификации американского урбаниста Д. Форрестера, общество является не просто сложной системой, а системой такой степени сложности, при которой она приобретает, в познавательном плане, непредсказуемый, контринтуитивный характер. Сложная система (типа органической целостности) включает совокупность элементов, которые объединены многообразными связями, многозвенными цепями принятия человеческих решений. Такой системе присущи обратные связи всё возрастающего порядка. «Порядок системы» обусловливается числом уровней и состояний связей, которые учитываются при описании системы. К сложным системам Д. Форрестер относит системы более высокого порядка, чем четвёртый и пятый, к сложнымсоциальным системам — системы от десятого до сотого порядка. Например, город он считает системой двенадцатого порядка. Однако Л. Фейербах веком ранее отмечал, что жизнь провинции на порядок сложнее жизни города, который входит в её состав, жизнь общества — жизни страны, всемирная история — истории страны. Неуловимая социальным знанием нарастающая лавина прямых и обратных связей, характеризующая общество и историю людей, приобретает черты непредсказуемости и иррациональности. Стройное знание превращается в совокупность пробелов, в хаос заблуждений и ложных выводов, в фиксацию случайных симптомов, которые выдаются за реальные причины. А это ведёт к подмене причин факторами, которые хотя и близки к причинам в пространстве и во времени, но не выражают реальных и существенных социальных взаимозависимостей.

Социальное познание намного сложнее, чем иные загадки природы. В результате неучёта особенностей общества и его подсистем (по причине присущего и их поведению контринтуитивного характера) возникают международные кризисы, скачки цен на энергоносители, проявление политики двойных стандартов, разочарование в итогах общественного развития, которые (итоги) разошлись с прогнозными ожиданиями, неоправданное расхищение ресурсов природы и общества, многочисленные и напрасные человеческие жертвы, другие издержки развития общества. Пораженный подобной непредсказуемостью последствий собственной деятельности, человек может согласиться с логикой однобокого эмпиризма, отказаться от рациональных подходов к общественной жизни, перейти на позиции агностицизма и фатализма, принять стратегию безответственных социальных импровизаций.

В-четвёртых, общество является многогранным и многоаспектным явлением. Поэтому общественную жизнь изучает серия экономических наук, политико-правовое знание, история, демография, экономическая география, социальная экология, семья социологических дисциплин, культурология, религиоведение, ряд других наук, освещающих тот или иной аспект или срез общественной жизни. Все они входят в сферу обществознания.

В сфере общественного знания выделяется особая наука об обществе — социология.Она изучает законы развития и функционирования социальных групп и институтов, отношения между социальными общностями, механизмы регулирования социальных отношений. При этом изучаются социальные явления различных уровней и степеней организации.Только «микросоциология» и социология социальных групп и общественных институтов имеют десятки направлений: социология города, индустриальная социология, социология бизнеса, социология армии, социология семьи, социология культуры, социология религиозных конфессий, социология политики, социология конфликта, социология отклоняющегося поведения (преступности), социология досуга, социология молодёжи и престарелых ...

Проблемно-отраслевое разнообразие социологических исследований объясняется и тем, что в социальной науке присутствует два противоположных, но взаимодополняющих подхода к изучению явлений общественной жизни. Один из них подчёркнуто эмпирический, анализирующий социальные факты изолированно, так сказать, «поштучно» и феноменологически, то есть в их непосредственной данности. Второй — абстрактнотеоретическийили «системосозидающий». В его задачу входит изучение и интерпретация фундаментальных оснований общественной жизни, создание общей и непротиворечивой моделиобщественного целого.

Теоретическая, социально-философская наука объясняет, какие интегрирующесистемные силы связывают людейисоциальныегруппы в обществе, как и в каком направлении эволюционируют общественные системы, почему обществопродолжительноевремя сохраняется и воспроизводится в относительно стабильных параметрах.

На теоретическом этапе исследования общества социальное знание приобретает характер социально–философского знания. Переход от обществоведения к социальному знанию и от последнего к социальной философии — не нарушение познавательной логики, а движение в познании общества от сущности первого порядка к сущности второго, третьего... — то есть к более глубоким уровням социального анализа. Что мы имеем в виду?

Во-первых, социальная философия (вместе с социологией) изучает различные формы человеческого общения, но при этом она делает акцент на определении общей структуры и сущности общенияв человеческом обществе, на выяснении его механизмов и характера межсубъектных и субъектобъектсубъектных отношений.

Во-вторых, социальная философия отвечает на вопрос о специфике социальной организации, исследует то, чем отличается общественная жизнь от жизнедеятельности зоологических «сообществ».

В-третьих, социальная философия выясняет закономерности функционирования и развития общества как целого — как социальной системы или социального организма.

В-четвёртых, переходя в философию истории, социально-философское знание даёт ответ на вопрос о преемственной связи отдельных ступеней в историческом развитии общества, о направленности качественных преобразований общества, о смысле исторических изменений и их источниках.

В-пятых, в реальной жизни разнообразные социальные отношения и связи создают историко-культурные градации и вариации общества. Возникает проблема их социального моделирования. Для правильной ориентации в переплетении общественных отношений поэтому ищут то системообразующее отношение, то «клеточку» фундаментального уровня общественной жизни, то социальный «генотип» общественного организма. При этом используют методы идеализации и конкретизации, индивидуализации и генерализации, различения и отождествления, синхронии и диахронии — все те, которые выступают в качестве методологических инструментов моделирования общества как целого, его уровней, срезов и отдельных сфер.

Социальная философия должна строить обобщённые и непротиворечивые модели общественного целого, раскрывать предельно общие основания общественной жизни, прояснять содержание «узловых» социальных понятий (категорий), специфику анализа общественной жизни. Задача социально-фи­ло­соф­ско­го знания — выяснить, почему в ходе общественной жизни люди взаимодействуют друг с другом, вступают в отношения конкуренции и сотрудничества, творя, производя и изменяя формы совместной общественной жизни.

 

Итак, основная задача социальной философии заключается в создании такой модели общественного целого, которая объяснила бы, какие силы связывают людей в обществе, почему и как воспроизводятся основные формы их жизни, в каком направлении эволюционируют общественные системы.


ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ

 

 

Каждый человек живёт в обществе себе подобных, вступая в контакт с другими людьми, иначе говоря — живёт общественной жизнью. Воспроизводя свою жизнь, человек неизбежно взаимодействует с окружающими, оказывает влияние на жизнь других, а те — на его индивидуальное и социальное бытие.

Разнообразие общественных отношений иллюстрирует простой пример. Поставьте себя в центр взаимодействия с окружающими Вас различными носителями, представителями и «заместителями» общественного. Если Вы общительны, то взаимодействуете, прежде всего, с другими людьми: коллегой, родственником, другом, соседом, товарищем по интересам, с группой, наконец, идеально — с самим собой. Если Вы замкнуты, то контактируете с предметами, вещами, другими словами — с объектами, существующими вокруг Вас. Занимая эгоистическо-авторитарную позицию, вы отнесётесь к другому человеку как к вещи, к «винтику», к средству манипуляций для достижения преходящих выгод. Ситуация усложняется, когда мы взаимодействуем с другими людьми опосредованно, используя в качестве посредников человека или вещь. Тогда вещи или овеществлённые отношения, например — денежные знаки, становятся носителям, заместителями или представителями отношений людей.

По разному человек относится к косному объекту (естественного, природного или искусственного происхождения) и к живым существам, прежде всего — к людям (или к домашним и диким животным), в той или иной мере включённым в общественную жизнь. Свои отношения к человеку как субъекту и человеку как объекту Вы строите, как правило, с учётом информации об окружающих и фундаментальных социальных регулятивов: ценностей, законов, идеалов, правил, норм, традиций и привычек. Вас поддерживают, оказывают Вам помощь (или ставят препятствия) другие люди, большие и малые коллективы, общественные организации и институты. Иными словами, в процессе своей жизнедеятельности, социальных контактов и поведения человек постоянно находится внутри или под воздействием своеобразного «поля» меняющихся, «пульсирующих» разнообразных и многочисленных общественных связей и отношений. Человек в этом случае выступает полюсом или элементом означенных связей — того, что в повседневной речи и науке называют обществом.

Общественные связи разнообразны по форме и организуемому ими содержанию.

Непосредственное взаимодействие людей друг с другом осуществляется в виде общения.Общением называется непосредственное взаимодействие, личные отношения или контакт между людьми как субъектами социальной жизни. То есть, общением называют живые, межсубъектные отношения людей. В отношениях общения люди знают друг друга, узнают своего визави в лицо.

Структура общение людей диалогична. В общении люди встречаются «лицом к лицу» как взаимодействующие «Я» и «Ты». (О логике этого диалога рассказывают М. Бубер и М. М. Бахтин.) Ход общения предполагает социальное действие, постановку целей и определение средств их достижения, занятие (или смену) субъектом определённой социальной позиции, выполнение человеком определённой социальной роли, обмен информацией, опытом, непосредственную и опосредованную кооперацию людей, то есть соединение разделённых звеньев человеческой деятельности в единое целое. Меняя социальную позицию, человек реально или мысленно становится на место другого, действует за него. В ходе общения обнаруживаем социальная эквивалентность и взаимозаменяемость индивидов.

Структура отношений общения лежит в глубине всех форм общественных отношений и потому общение называют исходным отношением, прямо или косвенно составляющим архетипическое ядро всех других социальных отношений. В графическом виде отношение общающихся субъектов изображают в виде формулы « ... — S' — S'' — ... ». Открытость формулы во вне означает, что каждый общается с другим индивидуально или в составе группы, с группой или её представителем, прямо или косвенно, с участием посредников или без них.

В сложно организованном обществе непосредственное общение перерастает в социальную связь, которая называется общественным отношением. Общественные отношения характеризуют связи между социальными группами или внутри них. (В последнем случае основным является не межиндивидуальное общение отдельных людей, а их отношение друг к другу как к членам данной группы.) Именно общественные отношения делаютъихсубъектовобщественнымисубъектами, аобщество обществом. Общественные отношения объединяют разрозненных индивидов в единое «многополярное» целое, придают их действиям определённое единообразие, стабильность и социальную эффективность. Последняя особенно важна: ведь для представителя (субъекта) группового социального отношения его деятельность или отношение в качестве представителя данной социальной группы к другим участникам социальных действий и отношений составляет коллективно умноженную силу. — Как член социальной группы Вы опираетесь на её мощь, на алгоритм её социального поведения, на её защитные механизмы и групповые инструменты в проведении собственных интересов.

Функционирование и переплетение отношения общения и социального отношения возникли исторически. Каждое из них сохраняет, однако, свою специфику и потому социальная философия продолжает различать отношения между людьми двух типов: отношения личного общения и социально-анонимные.

Личные отношения между людьми вырастают из жизнедеятельности каждого человека и потому их иногда называют «естественными» и «органическими». Они объединяют индивидов в сообщества, которые К. Маркс и Ф. Тённис назвали изначальной общиной или общностью (нем.: Gemeinschaft, Gemeinde, Gemeinwesen). Часто отношения в общине (гемайншафте) связывают людей узами родства, на которые накладываются отношения обоюдной или бескорыстной (взаимо)помощи. Они проявляются в отношениях отца, матери, детей, старших и младших братьев, в половозрастном разделении труда, в ролевых функциях членов семьи или в традиционной общине и воспроизводятся по привычке, велению души. В личные отношения включаются стихийно и нередко навсегда: нельзя перестать быть сыном своих родителей или стать старше своей сестры – близнеца.

Наиболее крепкие и всеохватывающие личные отношения существовали на ранних ступенях развития общества: в архаических родоплеменных общностях, в патриархальных общинах, в больших семьях. Присутствуют они в отношениях людей и сейчас, особенно в неурбанизированных районах, где преобладают допромышленные формы производства. Здесь не всё продаётся и не всё покупается: в ряде случаев традиционные ценности предполагают в отношениях людей личное бескорыстие. Личные отношения проникнуты человеческим теплом. В обществе личных отношений человека ценят самого по себе. Поэтому в жизненных невзгодах человек ищет своё последнее прибежище в семье, на своей «малой родине»: в места рождения и детства он нередко едет доживать жизнь и умирать.

В современном обществе личные отношения перестали быть всеобъемлющими, но не исчезли полностью. В «малых» семьях личные отношения воспроизводятся и сейчас. Такие семьи проникнуты, как правило, отношениями заботы и бескорыстной взаимопомощи. Деревенские родственники, живущие аграрным бытом, помогают семьям детей, живущим в городе, а дети помогают старикам – родителям во время трудоёмких сезонных работ, везут родителям традиционные подарки. Формой проявления (и перерождения) личных отношений являются отношения в «трудовых династиях», «блат», непотизм (покровительство по родственной линии), кумовство, землячество, иерархия личных связей в асоциальных (мафиозных) группах.

Основой воспроизводства личных отношений в допромышленном (традиционном) обществе являются аграрные технологии, традиции родства, отношения личной зависимости. Личные отношения были формой функционирования большесемейных, клановых, племенных, кастовых, ранговых, сословных структур. (Например, отношения личной службы сюзерену или вождю феодальной дружины с непременной клятвой в личной верности). Отношения такого рода не редкость и сегодня в развивающихся странах и в феодально-бюрократизированных фирмах и корпорациях (например, в Японии).

В ходе усложнения общественной жизни ещё в оболочке личных отношений начинают формироваться отношения более сложного типа. Личное приобретает превращённую (замещённую или отчуждённую) форму. Барщинный труд крестьянина на помещика замещается, например, его овеществлённой формой — трудом оброчным. Разбогатевший вольноотпущенник (или крепостной) приобретает раба (или собственного крепостного). Вместо личной военной службы в качестве рекрутов начинает практиковаться служба их «заместителей», оплаченная родственниками рекрута. В личные отношения людей здесь вклинивается посредник, чаще всего — звонкая монета. Она обусловливает переход к опосредованным (или собственно социальным) отношениям.

Собственносоциальными,общественными отношениями социология считает отношения, интегрирующие социально раздробленных или «атомизированных» индивидов. Отношения такого рода связывают людей опосредованно, без непосредственного контакта между ними и даже, иногда, без чёткого осознания человеком характера и даже наличия таких связей. В общественные ассоциации людей подталкивают объективные потребности, которые диктуют их носителям необходимо-принудительные формы связи, продиктованные чаще всего своекорыстным интересом и меркантильным рассчётом, в которых отражены фундаментальные потребности субъектов отношений. Личные отношения заменяются отношениями вещными (через вещи). В немецком языке социальные группы, связанные подобными отношениями, носят название собственно «общества» (Gesellschaft), то есть асоциации взаимно заинтересованных людей.

Массовые формы объединения людей в рамках социально-корыстных отношений возникают в обществах с рыночной экономикой. В частно-пред­при­ни­мательском обществе индивиды взаимодействуют, входя в произ­вод­ственно-фи­нансовые объединения, акционерные компании, принимая участие в де­я­тель­ности транснациональных корпораций, фирм, являясь представителями де­ло­вых кругов и вообще объединений «людей своего круга». К такого рода объединениям относят различные политические группы: ассоциации, партии и фронты, административные институты (вплоть до государства). На фоне фор­маль­ного равенства людей, которые объединены социально-общественным ви­дом отношений, никто не скрывает, что видит в своём контрагенте средство для до­стижения собственной выгоды. Об­ще­ствен­ные отношения этого рода вы­пол­ня­ют роль средства торгово-экономического, со­циально-политического, меж­эт­ни­ческого и межкультурного общения и в бо­лее широком смысле.

Вещно-эгоистическиеотношения «атомизированных» индивидов, про­ни­кают в современные структуры и ячейки социальной организации. В том числе — в связанные личными отношениями. При этом они деформируют или разрушают их. В крупнейших городах США (Нью-Йорке, Лос-Анжелесе и Сан-Франциско) около половины их обитателей живёт в неполных или «нестан­дарт­ных» семьях (в семьях матерей-одиночек и однополых «семьях» лесбиянок и гомосексуалистов). Деформация личных отношений в семейных ячейках такого рода даёт основание некоторым идеологам-традиционалистам для утверждений о том, что в недалёком будущем общество западного (вещно–денежного) типа обезлюдеет, самоисчерпает себя и «обрушится вовнутрь» — то есть социально коллапсирует.

Противоречивое переплетение личных и социально-анонимных связей демонстрируют и наши крупные столичные и индустриальные центры. На беды западных мегаполисов в отечественных центрах урбанизации наложилась «шариковская» специфика отношений людей, испорченных пропиской и квартирным вопросом, писал М. А. Булгаков в «Собачьем сердце» и «Мастере и Маргарите».

Поскольку в основе собственно общественных отношений лежат опосредованно-вещные отношения, постольку фундаментальный механизм социальности описывается структурой отношений опредмечивания и распредмечивания, возникающих в ходе человеческой деятельности. Со­дер­жа­ни­ем опредмечивающе-распредмечивающих функций человеческой деятель­но­сти являются разнообразные виды присвоения и формирования, то есть про­­из­вод­ства, обмена, распределения и потребления результатов деятель­но­сти (а че­рез них и сущностных сил) социального субъекта — исторически кон­крет­ных лю­дей, объединённых в социальные группы.

Подобные исходные, «первичные» отношения обрастают «вторичными», «третичными» и т. п. системами производных общественных отношений. Воз­ни­кает сферная цепочка отношений: производственно-технологических, про­из­вод­ственно-экономических, социальных (групповых), политических, юри­ди­че­ских отношений, отношений, связанных с различного рода социальной практи­кой и духовным производством. Их организация и особенности изучаются в рам­ках знания организации производства, а также социологией, политологией, кон­ституционным и другими формами правового знания, культурологией, со­ци­альной философией, религиоведением, социальной и инженерной пси­хо­ло­ги­ей, этикой, эстетикой и другими дисциплинами.

Огюст Конт — автор термина «социология» называл науку об обществе «социальной физикой», в которую он включил два раздела: «социальную статику» и «социальную динамику». Контовская апелляция к физике и к её разделам — динамике и статике — осталась во многом метафорой. Однако она очертила контуры концепции социологического натурализма: попыток сведения многообразных общественных явлений к более простым формам физической, а позднее и биологической природы. Источником такого рода концепций были трудности решения крупных общественных проблем без уяснения их отличия от проблем и явлений досоциальной или несоциальной природы.

В обществоведении и ранее предпринимались попытки отождествить общественное и естественное, искусственное и натуральное. В притче «Голова и туловище» Г. С. Сковорода писал: «Чем бы ты жива была, — спросило Туловище Голову, — если бы от меня жизненных соков по частям в себя не вытягивало? — Сие есть правда, — отвечала Голова. — Но в вознаграждение того моё око тебе светом, а я вспомоществую советом». Далее следовала типичная для подобного сюжета сентенция: «Народ должен обладателям своим служить и кормить» их.

Итак, проблема соотношения общественного и естественного имеет давние корни. Но только к средине девятнадцатого века она стала в ряд актуальных и для социальной философии.

Обратимся к проблемам подобного рода и к концепциям, которые возникли в ходе их осмысления.


ОБЩЕСТВО И ПРИРОДА

Ни в одну из эпох своего существования общество не было самодостаточным — люди не могут существовать без той или иной формы взаимодействия с окружающей природной средой. Общество выполняет роль оболочки и инструмента, в форме и с помощью которых человек присваивает полезные свойства природы и защищается от её разрушительного воздействия.

Общество взаимодействует с природой в нескольких измерениях.

Во-первых, природный субстрат, модифицированный целесообразной предметнойдеятельностью человека, служит «второй природой» — оболочкой, которая окружает людей, живущих общественной жизнью.

Во-вторых, телесная организация людей, их физико-биологическая природа, сформировалась в результате продолжительного процесса очеловечивания внутренней среды, организма наших предков.

В-третьих, состояние и характер природной среды до определённых пределов влияют на ход общественной жизни людей, стимулируют или тормозят процессы в системе «природа – общество». Природа не нейтральна. Она бывает агрессивной по отношению к очеловеченной, «второй природе». Морозы деформируют городской асфальт, вечная мерзлота вспучивает дороги, арматура железобетонных конструкций разрушается окислением быстрее, чем природные руды. Пробираясь в джунглях Индии начала девятнадцатого века, некий журналист писал в репортаже: «по этим местам ещё не ступала нога человека». Ни он, ни его спутники не заметили, как прошли улицами древнего города, покинутого людьми и заросшего до неузнаваемости глухим лесом.

В-четвёртых, природа является естественной платформой человеческой жизнедеятельности, рекреацией, в которой происходит восстановление физических и духовных сил человека, объектом эстетических и нравственных отношений, в которые включены люди, значимым фокусом философского и религиозного мировоззрения людей.

Природа воздействует на человека и его телесную и социальную организацию не только извне. Включение естественного в общественную жизнь оказывает влияние на биосоциальную логику поведения человека, разнообразит его отношение к другим людям, действует на его личность извне и изнутри: из глубин организма, данного человеку от рождения. Общественные отношения между людьми актуализируются инстанцией внутренних, биосоциальных стимулов и факторов человеческой жизнедеятельности. Голод, жажда, инстинкт самосохранения, тяга к общению с лицами противоположного пола — далеко не полный перечень естественных стимулов и побуждений, которые используются для включения человека в систему общественных связей и манипуляции его поведением. Об этом говорится в «Библия». Лишая человека «воды, света и тепла очага», римляне исключали изгоя не только из общественной, но и из физической жизни.

Наш организм, наша внутренняя природа и сейчас служит объектом кары при уголовном преследовании и наказании провинившегося человека, при содержании его в заключении. Во многих странах выысшей мерой наказания человека, преступившего закон, является деструкция организма обвинённого в формах, несовместимых с его жизнью: смертная казнь.

Главный смысл отношения общества и природы заключён, однако, в другом — в известном афоризме: «природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник». Основной осью взаимодействия общества и природы являются хозяйственно-технологические или трудовые отношения, в рамках которых произошло формирование общества и человека. Культурное обособление человека от природной стихии прошло через этапы присваивающего и производящего хозяйствования людей, фазы пассивного подчинения природе и фазы технологического «господства» над ней в различных средах (оболочках) Земли.

Земная среда включает атмосферу, литосферу (твёрдую оболочку), гидросферу и биосферу. Важными для существования человека являются геокосмические факторы природы: силы земного притяжения, поток солнечных лучей, земная атмосфера, насыщенная кислородом, водная стихия, климатические условия и смена времён года. Для человека древности природа была естественной средой обитания и совокупностью стихийных условий его существования. Она включала естественно данные «дары природы» (плоды, ягоды, дичь и рыбу), которые человек присваивал готовыми. Формы и объемы взаимодействия человека с природным окружением лимитировались характером технологий присвоения естественно данного, составом природных ресурсов и объёмом человеческого желудка. В эпоху присваивающего хозяйства природа вела человека-собирателя на помочах, на более или менее «коротком поводке».

По мере усиления технологической экспансии человека в сферу его активности включаются новые естественные факторы, удалённые от непосредственных запросов людей. Расширяется и обогащается зона контакта общества и природы, которая называется географической средой: совокупностью природных факторов, составляющих необходимые условия существования и развития общества. Дары природы (естественно данные средства жизни) уступают место природным богатствам, которые обеспечивают технологическую активность производителя углём, нефтью, рудой, минералами, разнообразными источниками энергии (солнце, вода, ветер, гравитация). Поэтому на этапе производящего хозяйства географическая среда действует на человека не непосредственно, а через естественные у





Читайте также:
Назначение, устройство и принцип работы автосцепки СА-3 и поглощающего аппарата: Дальнейшее развитие автосцепки подвижного состава...
Книжный и разговорный стили речи, их краткая характеристика: В русском языке существует пять основных...
Социальные науки, их классификация: Общество настолько сложный объект, что...
Основные направления модернизма: главной целью модернизма является создание...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.037 с.