Установление сущности ума — основы





Когда мы следуем по пути логики, этой теме уделяется большое внимание и мы тщательно анализируем вопрос, прежде чем прийти к выводу о том, каким (ум) должен быть, принимая во внимание все аспекты. Таким образом, мы приходим к пониманию того, что представляет собой ум, посредством интеллектуального исследования. Тренировка в випашьяне в традиции Махамудры полностью отличается от этого подхода.

Во-первых, Дакпо Таши Намгьял советует нам принять семичастную позу Вайрочаны и смотреть прямо перед собой, не мигая и не меняя позы. Может показаться, что во время этой практики мы не должны моргать, но это не главное. Важным моментом является не обращать внимания на то, что попадает в поле нашего взора. Напротив, нас должен интересовать наш ум — воспринимающий субъект.

Ярлыки «мой ум» и «моё сознание» — всего-навсего слова, а когда мы думаем о них, у нас появляется смутное представление о том, что они значат. И даже тогда это не сам ум, а просто понятие, смутное представление о том, что такое ум. В Махамудре под випашьяной подразумевается не исследование понятия, а созерцание того, чем на самом деле является ум, — пробуждённое и осознающее чувство, которое присутствует постоянно и очень ясно. Когда бы мы ни посмотрели, мы не можем не обнаружить, что у ума нет никакой формы, никакого цвета и облика — никакого вообще. Из-за этого у нас может появиться идея: «Значит ли это, что ума нет? Может быть, ум не существует?» Но если бы в теле не было сознания, тело превратилось бы в труп и не выжило. Однако мы можем видеть и слышать, понимать, что мы читаем, — мы можем быть уверены в том, что ещё живы. Правда состоит в том, что ум пустотен, не обладая ни формой, ни цветом, ни обликом, но в то же время у него есть способность познавать, качество восприятия. Эти два аспекта — пустотность и способность воспринимать — на самом деле представляют собой неделимое единство.

Ум функционирует как непрерывное присутствие восприятия. Мы не исчезнем внезапно, если у нас закончатся мысли; ведь качество способности воспринимать — это то, что длится непрерывно. Что же такое этот ум на самом деле? Как он выглядит? Если ум существует, то каким образом он существует? Есть ли у ума какая-то характерная форма, цвет и тому подобное? Нам просто следует повнимательнее посмотреть на то, что воспринимает, как оно выглядит, чтобы точно понять, что представляет собой ум.

Второй вопрос — где этот воспринимающий ум находится? Внутри тела или снаружи? Если он находится снаружи, то где именно? В каком-то конкретном объекте? Если он находится внутри тела, то в каком месте? Охватывает ли он всё тело с головой, руками, ногами и прочим? Или он находится в каком-то конкретном месте: голове, верхней части туловища или нижней? Где именно? Таким образом мы исследуем до тех пор, пока нам не станет ясно всё в отношении точной формы, местонахождения и природы воспринимающего ума. Затем, если мы не сможем найти какой-либо субстанции или дислокации, мы придём к выводу, что ум пуст. Но вещи могут быть пустыми в разных смыслах. В одном смысле ума просто может не быть вообще. Но ведь мы же не исчезаем, а по-прежнему воспринимаем, и у нас происходит какое-то переживание, так что мы не можем сказать, что ум только лишь пуст. Несмотря на то, что этот ум пустой, он при этом способен воспринимать. Так что же такое, эта пустотность ума?

Исследуя ум таким образом, мы не должны найти некую вещь, которая является пустой, воспринимающей или обладающей формой, цветом и местоположением. Не в этом наша цель. Цель в том, чтобы просто изучить, чтобы увидеть, каким он является. Обнаружим ли мы, что воспринимающий ум пуст или свободен от характеристик, или наделён познаванием, — и то и другое прекрасно. Нам просто нужно уяснить, что он собой представляет, и удостовериться в этом на собственном опыте, а не теоретически.

Если мы взглянем на воспринимающего субъекта, мы не найдём там того, кто воспринимает. Да, мы думаем, но если мы посмотрим на «думателя», пытаясь найти того, кто думает, мы его не найдём. И в то же самое время мы действительно видим и думаем. Реальность такова, что видение происходит без наблюдателя, а мышление случается без того, кто думает. Это то, как есть — такова природа ума. В Сердечной сутре говорится, что форма — это пустота, ибо на что бы мы ни посмотрели, оно лишено истинного существования. В то же время пустота — это тоже форма, так как форма может проявиться только пустотной. Пустота — не что иное, как форма, а форма — не что иное, как пустота. Может показаться, что это имеет отношение только к другим вещам, но если применить подобный взгляд к воспринимающему уму, мы тоже можем увидеть, что воспринимающий — это пустотность, а пустотность и есть воспринимающий (ум). Ум — не что иное, как пустотность; пустотность — не что иное, как ум. И это не просто игра слов — таково наше основное состояние.

Такая реальность нашего ума может показаться очень глубокой и труднопостижимой, но она также может оказаться очень лёгкой и простой, потому что ум не находится где-либо ещё. И этот ум принадлежит не кому-то другому, а именно вам — это ваш ум. Он прямо здесь. Поэтому вы можете его познать. Когда вы смотрите в него, вам действительно становится видно, что ум не только пустотен, но и познаёт, воспринимает. Во всех буддийских текстах, комментариях и песнях реализации великих сиддхов это описывалось как неделимое единство пустотности и восприятия, или неразделимое пустотное восприятие, или союз пустотного познавания. Как бы это ни описывалось, такова наша основная природа. Не мы её создали; она не является результатом нашей практики: она всегда была такой.

Проблема в том, что с безначальных времён мы были настолько одержимы другими вещами, что никогда не уделяли ей никакого внимания; иначе мы бы уже видели, что она собой представляет. В данный момент в силу благоприятных обстоятельств у вас имеется возможность слушать слова Будды, читать высказывания благородных существ и получать наставления духовного учителя. Поскольку вы начали изучать природу ума, если вы будете следовать полученным советам, то сможете обнаружить, что на самом деле представляет собой ум.

 

Шаматха и випашьяна

Тулку Ургьен Ринпоче

Согласно традиционному высказыванию нам нужно «культивировать шаматху и тренироваться в випашьяне». В буддизме никогда не говорится, что шаматха и випашьяна излишни или что их стоит игнорировать и полностью оставить. Да и я никогда такому не учил. Но иногда может показаться, будто я слегка принижаю значимость шаматхи. На то есть своя причина, но эта причина актуальна только в определённом контексте.

В контексте общих учений к вам обращаются как к живому существу, которое испытывает непрерывное умопомрачение: одна мысль или эмоция следует за другой, как на поверхности океана во время шторма, без какого-либо осознавания сущности ума. Это заблуждение длится непрерывно, почти без передышки, жизнь за жизнью. Безусловно, неправильно говорить такому человеку, что шаматха не нужна, потому что его ум подобен пьяному слону или сумасшедшей обезьяне: он просто не может находиться в покое. Такой ум привык следовать за тем, о чём он думает, без какого-либо прозрения вообще. Шаматха — это искусный метод работы с таким состоянием. Когда омрачённые мысли утихли до какой-то степени, становится легче распознать и обрести ясное видение пустотности. По этой причине никогда не учат, что шаматха и випашьяна не являются нужными.

Учения приспособлены к двум основным складам ума: к такому, который сосредоточен на воспринимаемых объектах, и такому, который направлен к познающему уму. Человек с первым складом ума преследует видимые формы, звуки, запахи, вкусы, ощущения и умственные объекты, не имея стабильности в просветлённой природе. Эта ситуация характеризуется как «тройное помрачение»: помрачение объектами, органами чувств и чувственным восприятием — что и приводит к рождению в обычном теле. Благодаря укоренившейся привычке вовлекаться в одну мысль за другой, мы блуждаем в бесконечной самсаре. Чтобы стабилизировать такой ум, в первую очередь человеку нужно дать учение о том, как успокоиться и обрести устойчивое качество ума посреди такого шторма. Здесь можно привести пример с мутной водой: до тех пор, пока вода не прояснится, вы не сможете увидеть отражение своего лица. Точно так же, наставления по шаматхе существенно важны для человека, подверженного мысленной одержимостью.

Мысли возникают из пустотного восприятия. Они не приходят из пустоты. У пространства нет мыслей, равно как нет мыслей и у четырёх других элементов. Видимые формы, звуки и другие ощущения тоже не думают. Не могут размышлять и пять врат органов чувств. Мысли находятся в уме, а этот ум, как уже неоднократно говорилось, есть единство пустоты и восприятия. Если бы он был только пустым, мысли просто не смогли бы появляться. Мысли появляются только из пустотного восприятия.

В общих колесницах считается, что метод шаматхи необходим для того, чтобы пребывать в покое. Чтобы переломить нашу привычку постоянно создавать умопостроения, будды научили нас полагаться на опору Привыкая к этой опоре, наше внимание становится стабильным и способно оставаться в покое. На этом этапе уже гораздо легче указать, что природой внимания является пустотное восприятие. Но, пожалуйста, запомните, что одно лишь пребывание, или присутствие, в практике шаматхи не гарантирует осознавания обнажённого состояния самосущей пробуждённости.

Обобщая, можно сказать, что ум имеет множество характеристик: некоторые из них хорошие, некоторые — плохие, одни — спокойные, другие — неукротимые. Одни люди страстно цепляются, другие — более склонны к агрессии; есть так много разных видов мирских склонностей. Если вы хотите, чтобы ваш ум стал тихим и спокойным благодаря длительной тренировке, он действительно станет тихим и спокойным. Он точно станет, но это не будет свободным состоянием.

В процессе успокоения человек как будто учится сидеть, вместо того чтобы бегать вокруг в помрачении и заблуждении. Но при этом вовсе не очевидно, что, глядя на него со стороны, вы точно распознаете его настоящий характер, даже если он и сидит тихо. Как вам известно, у людей бывают разные характеры. Один человек может быть очень мягким, дисциплинированным и очень добрым, но вы не узнаете об этом, если он просто сидит. Другой может быть очень грубым, нетерпеливым и буйным, но вы и этого не узнаете. Эти черты смогут проявиться, только если мысли начнут двигаться вновь. Когда мысли движутся, мы обычно впадаем в заблуждение. В то же время наша природа изначально свободна от омрачающих мыслей и эмоций. Мысли и эмоции являются лишь временными состояниями. Настоящий «характер» ума — это самосущая пробуждённость, состояние, которое постигли все будды.

В наставлениях Дзогчен, Махамудры и Срединного пути объясняется, почему любая возникающая мысль лишена формы, звука, вкуса, ощущения и прочего. Все движения пусты; они — пустотные движения. Несмотря на то что эмоции пусты, кажется, что они всё же возникают. Поскольку наша природа — это пустотное восприятие, движения мыслей могут возникать. В состоянии чувствующего существа вас постоянно уносят мысли. Вместо того чтобы давать этому случаться, распознавайте своё основное состояние в виде сущности, природы и энергии, являющимися тремя каями будд. Оставайтесь в неподдельной естественности на короткое время, повторяя такие промежутки много раз. Вы можете привыкнуть к этому. Эти короткие промежутки могут стать длиннее. За один миг пребывания в неподдельной естественности очищается кальпа негативной кармы. Эон негативной кармы трансформируется мгновением естественного состояния.

Вам нужно просто позволить себе оказаться на миг в неподдельной естественности. Вместо того чтобы медитировать на неё, то есть фокусироваться, просто позвольте ей быть естественным образом. Когда вы так тренируетесь — а «тренировка» и «медитация» по-тибетски звучат одинаково, создавая игру слов, — вы, скорее, привыкаете, нежели медитируете. Чем больше вы привыкаете к сущности ума и чем меньше вы преднамеренно на неё медитируете, тем легче становится осознать и поддерживать её.

Проблеск осознавания сущности ума, который в начале длится всего лишь несколько секунд, постепенно становится половиной минуты, затем — минутой, потом — получасом, затем — несколькими часами, до тех пор, пока в конце концов не станет непрерывным в течение всего дня. Именно такая тренировка вам и нужна. Я упомянул здесь об этом, потому что если цель основной тренировки — создать очень ясное и спокойное состояние, в котором мысли угасли, то в такой тренировке все ещё преднамеренно удерживается некое состояние. Такое состояние — результат ментальных усилий, или преследования. Поэтому оно не является ни абсолютным, ни изначальным естественным состоянием.

Обнажённая сущность ума не достигается шаматхой, потому что в ней ум занят пребыванием в спокойствии и остаётся невидимым. Всё, чем мы занимаемся в шаматхе, — мы просто не следуем за движением мысли. Но вовлечение в мысленные движения — это не единственное заблуждение; можно заблуждаться, находясь и в спокойном состоянии. Одержимость спокойствием блокирует распознавание самосущей пробуждённости, а также препятствует постижению трёх кай пробуждённого состояния. Такое спокойствие — это просто отсутствие мыслей, где внимание пребывает в самом себе, при этом не зная себя.

Корнем самсары является мысль. Мысль — это «хозяйка» самсары. Тем не менее сама сущность мысли — это дхармакая, не так ли? Нам необходимо тренироваться в распознавании сущности мыслей, в «четвёртой части без (предыдущих) трёх». Тренировка в этом является не медитацией на что-то, а «привыканием» к чему-то. И всё же это не похоже на заучивание, как если бы вы учили наизусть стихи.

В общем говоря, медитировать — значит уделять внимание. Однако в этом случае нам нужно тренироваться в том, чтобы быть свободными от наблюдателя и наблюдаемого. В шаматхе есть наблюдатель и объект наблюдения. Так что, честно говоря, шаматха также является тренировкой, которая блокирует пустотность. Шаматха приучает ум к тому, чтобы он был занят спокойствием. Что-то постоянно поддерживается. Такое состояние — это продукт тренировки. Вы применяете множество усилий для того, чтобы создать надуманное состояние. А любое состояние, являющееся продуктом тренировки в некой технике, не является освобождением. Одна лишь способность оставаться в спокойствии не является причиной разрушения заблуждения.

Океан может выглядеть абсолютно спокойным, если вы каким-то образом заставите волны улечься, но под водой плавают всевозможные объекты. В океане может не быть волн, но не может не быть разных обломков или мусора. Аналогично этому в длительном состоянии спокойствия латентно присутствуют привычные тенденции восьмидесяти врождённых ментальных состояний, пятьдесят один ментальный фактор, равно как и все позитивные и негативные эмоции. Они могут быть не видны, не активированы, но всё же они не освобождены.

Здесь подвергается критике идея о том, что спокойствие ума, свободного от мыслей, может быть абсолютным предпочтением или самоцелью. Согласно учениям Будды оно не является таковым; само по себе спокойствие не есть освобождение. Преследуя его, вы можете достичь длительных, очень продолжительных периодов полного спокойствия, но это не то, что является настоящим освобождением.

Пробуждённое состояние ригпа, напротив, широко распахнуто. В нём нет никаких фиксаций, как в океане, в котором не осталось никакого мусора. Когда земля смешивается с водой, вода становится грязной. Так и здесь — вы не достигнете просветления благодаря одной шаматхе. Вам нужна випашьяна, качество ясного видения, которое свойственно пустотности, превосходящей концептуальный ум.

На всех уровнях буддийской практики шаматха и випашьяна, спокойствие и видение, должны идти вместе. В начале практики шаматхи вы можете использовать либо камешек, либо дыхание в качестве объекта внимания, но в этом случае всегда присутствует двойственность: разделение между объектом внимания и собственно внимательной осознанностью — тем, что следит, чтобы не отвлекаться от объекта медитации. С другой стороны, в Дзогчен вас знакомят с обнажённым состоянием Дхармакаи с самого начала.

В контексте Дзогчен иногда говорится, что спокойствие не является абсолютной необходимостью. Но это говорится в отношении людей с наивысшими способностями, но не в отношении всех. В общих учениях Дзогчен не рекомендуют избегать шаматхи, вовсе нет. Ни в Дзогчен, ни в Махамудре, ни в Срединном пути не говорится, что вам не нужна шаматха; единственное, чего вам нужно избегать, — так это вышеупомянутых недостатков.

Так что вы начинаете с шаматхи и продолжаете до тех пор, пока не сможете пребывать в ней достаточно стабильно. На этом этапе гораздо легче увидеть свою обнажённую сущность. Это так же, как если бы вы захотели увидеть отражение своего лица в бассейне: вряд ли в этом случае вам помогло бы постоянное стремление баламутить поверхность воды. Напротив, вам нужно дать ей успокоиться, стать неподвижной. Для того чтобы обрести видение випашьяны, в первую очередь необходимо позволить уму угомониться, чтобы вы могли ясно увидеть свою сущность. В общей системе учений Будды без этого нельзя обойтись.

Продвигаясь далее по другим путям, вы открываете ещё большую глубину смысла шаматхи и випашьяны. Например, существуют обычные и экстраординарные шаматха и випашьяна. В наивысшем смысле сказано, что «просветлённый ум есть единство шаматхи и випашьяны», но эти шаматха и випашьяна не являются обычными, концептуальными способами привнесения спокойствия, сопровождаемого приобретённым прозрением. На таком (высшем) уровне это носит название «шаматха и випашьянау ублажающие татхагат». Другими словами, татхагатам становится приятно; приятно потому, что такой вид медитации безошибочен. Слова одинаковые, но смысл разный: обычные и экстраординарные шаматха и випашьяна так же далеки друг от друга, как земля от неба.

Повторю ещё раз: не думайте, что шаматха или Випашьяна не нужны. Стабильность, присущая ригпа, — это качество шаматхи, а пробуждённое свойство ригпа — это випашьяна. Стабильность, где отсутствуют мысли, есть абсолютная шаматха. Свобода от мыслей, сопровождаемая осознаванием своей сущности, — это неделимое единство шаматхи и випашьяны, которое ублажает татхагат.

В Дзогчен тоже используются термины «шаматха» и «випашьяна», но на этом уровне они не относятся к результату практики. Как говорит Лонгченпа в Сокровищнице Дхармадхату,

Изначальная природа, полностью свободная от мыслей, — это абсолютная шаматха.

Естественное восприятие, спонтанно

присутствующее, как излучение солнца,—

Это випашьяна, которая абсолютно неподдельна и присутствует по природе.

С точки зрения Дзогчен шаматха — это неизменное качество присущей (осознаванию) стабильности, тогда как естественное ощущение пробуждённости — аспект випашьяны. Ни та, ни другая не создаётся и не подделывается никоим образом. Говоря, что шаматха не нужна, мы имеем в виду спокойствие, созданное умом. Когда я попросил вас не медитировать, я имел в виду — не медитировать в смысле умосотворённой медитации. Именно этот вид шаматхи я советовал прекратить.

Ясное видение, випашьяна — это ваше восприятие, обнажённое осознавание; оно за пределами возрастания и убывания. У этого предложения есть невероятный смысл. В Дзогчен это — истинное осознавание ригпа, а в Махамудре называется присущей таковостью. Это тот момент, когда вы осознаёте то, что реально. Это можно называть разными именами, но если говорить вкратце, это видение сущности ума, которое происходит в тот миг, когда вы смотрите. «Это видно в миг, когда вы смотрите. Это свободно в тот миг, когда вы видите». Нет ни единой мысли, которая могла бы прицепиться к этому состоянию. Однако через какое-то время вы обнаруживаете, что вы вновь смотрите на что-то видимое. Это тот момент, когда появляется мысль. Вслед за этим вам нужно «повторно применить осознанность» и вновь мгновенно оставить того, кто смотрит. Расслабьтесь в неподдельной естественности!

(Ринпоче остаётся в ригпа, давая прямую передачу, а потом возобновляет учение.)

Когда вы пребываете, не делая ничего вообще, вы оставляете полностью всё. В этот самый миг также появляется ощущение полной пробуждённости, и это пробуждённое качество не сотворено.

Одновременно с исчезновением мысли возникает пробуждённое качество, подобное сияющему пламени свечи, которое присутствует само по себе. Пробуждённое качество не требует поддержки посредством медитации, потому что оно не требует того, чтобы его культивировали. Поскольку это осознавание длится совсем недолго, необходимо возвращать себя вновь. Но, признайтесь, сколько времени нужно, чтобы вновь обрести этот миг? Когда вы вытягиваете палец, чтобы коснуться пространства, как далеко вам нужно тянуть руку, чтобы дотянуться до него? Точно так же в тот миг, когда вы осознаёте сущность ума, вы видите её, как только на неё взглянули. Не в какой-то следующий момент вы её увидите, и вам не нужно постоянно искать, искать и искать её. Здесь речь не идёт о двух разных вещах.

Осознавание пустотности происходит в тот миг, когда вы смотрите. «Когда вы не видите ничего — это высшее видение». Когда вы видите пустотность, вам не нужно делать с ней ничего вообще. Ключевое слово здесь — «неподдельно», оно означает, что от вас не требуется изменять её каким-либо образом; просто оставьте её такой, какая она есть по природе. В этот миг у вас нет совершенно никакой задачи; с ней не нужно ничего делать. Другими словами, в этот момент не требуется никакого медитативного действия. Вот что я имел в виду, говоря «не медитируйте», ибо, что бы вы ни сделали в этот миг, чтобы попытаться удержать пустотность или продлить естественное состояние, это лишь облачит его в дополнительные действия и усложнения, чего нам на самом деле и не нужно. Мы и так занимались этим непрерывно в течение бесчисленных жизней.

Совершенная Дхармакая переживается, когда вы позволяете мыслям угаснуть. Обычные существа попали под влияние мыслей. Но это лишь вопрос осознавания или его отсутствия. Что касается Дзогчен, то вы видите сущность в тот же миг, когда смотрите. Но при этом природа явлений, дхармата, — это не какая-то вещь, которую можно увидеть. Если бы она была чем-то подобным, это было бы продуктом ума.

(Здесь Ринпоче вновь даёт прямое введение на примере пребывания в ригпа.)

Чувствующие существа держатся за этот момент. В настоящем моменте прошлое уже исчезло, а будущее ещё не наступило. Освободитесь от этих трёх временных измерений, и тогда вам больше ничего не останется, кроме пребывания в пустотности. Трекчо — это то же самое, что перерезать нить; в нём нет мыслей, фиксирующих прошлое, настоящее и будущее. В свободе от мыслей трёх временных измерений ваша текущая свежая пробуждённость и есть ригпа.

Та шаматха, от которой я посоветовал вам освободиться в контексте «немедитации», — это созданное умом спокойствие. Очень хорошо, что вы её оставили. Сфабрикаванное умом спокойствие не является совершенным путём к освобождению. Существование и покой, самсара и нирвана — это всё полярности, от которых нам нужно избавиться. Это (осознавание) — совершенное состояние просветления.

Естественное состояние полностью обнажённого осознавания обладает качеством беспрепятственности; это — настоящая свобода. Распознайте мгновение полностью открытого осознавания, которое не держится и не зависает ни на чём. Это не то, что простое отсутствие мысленной активности, как в привнесённом спокойствии. Здесь и кроется основное различие. В этом также заключается основная причина того, почему сама по себе шаматха не является истинным путём к освобождению; её следует объединять с ясным видением випашьяны на каждом уровне вплоть до достижения полного просветления.

Наивысшее достижение, которое можно обрести с помощью практики шаматхи и частичного, но не полного ясного видения випашьяны (имеется в виду неполное распознавание сущности ума), — это нирвана архата, но не истинное и совершенное непребывающее просветление будды. Нам всегда следует стремиться к совершенному просветлению, которое не пребывает ни в самсаре, ни в нирване.

Также возможно обрести длительное состояние спокойствия, но не стать свободным. В качестве примера я расскажу вам одну историю. Однажды я вместе со своим отцом посещал дом одного благодетеля. Человек, который разносил чай, занимался медитацией. Когда он прошёл с чаем через дверь, он почему-то внезапно замер с чайником на поднятых руках. Один из мальчиков хотел позвать его, но мой отец сказал: «Нет, оставьте его — если он уронит котелок с кипящим чаем, тут всё превратится в месиво; просто оставьте его в покое». Так он простоял там несколько часов, а когда солнце уже начало садиться, мой отец мягко произнёс его имя ему на ухо. Тот вновь пришёл в себя, и кто-то спросил: «Что же случилось?» Тот ответил: «Что ты имеешь в виду под «что случилось?» Я несу чай». Тогда ему сказали: «Это было ещё утром, а сейчас уже скоро вечер». Он ответил: «Да нет же, это сейчас. Я только что зашёл с ним». Когда его расспросили подробно о том, что он чувствовал, тот сказал: «Я не чувствовал ничего вообще — это было полное отсутствие, где нечего объяснять или переживать, просто полный покой». Когда же ему сказали, сколько часов уже прошло, он очень удивился, потому что был уверен, что времени прошло не много.

Ключевой момент в этом смысле — «не медитировать». Но это не значит, что вы должны презрительно смотреть на все годы тренировки в медитации. Эта тренировка была полезной, потому что стало меньше мыслей. Однако нет особенной пользы в том, чтобы постоянно стремиться к особому ментальному состоянию, где нет мыслей. Вместо этого просто позвольте себе находиться в естественности, свободной от каких-либо умопостроений. Такая неподдельная естественность — ваш собственный антидот против мыслей и эмоций.

Ум — это нечто удивительное: говорится, что он подобен всеисполняющей драгоценности, сокровищнице, в которой есть любая вещь. К чему бы вы ни приложили свой ум, он может всё это произвести. Но, чтобы по-настоящему выйти за пределы одного лишь спокойствия — когда вы испытываете покой и отсутствие мыслей и эмоций, — распознайте того, кто испытывает; того, кто ощущает спокойствие; то, что пребывает. В этот миг это становится прозрачным; другими словами, фиксация на шаматхе исчезает.

Когда шаматха разрушается, или распадается, остаётся истинная пустотность, несотворённая, естественная пустотность. Эта изначальная пустотность есть дхармакая, неотделимая от самбхогакаи и нирманакаи. Одно мгновение сущности ума — это природа трёх кай, трёх измерений просветления. Шаматха загрязняет три кай работой. Сами по себе три кай полностью свободны от усилий.

Нам следует иметь такое устремление: «Не блуждая в самсарном существовании, не пребывая в неподвижном покое нирваны, пусть мы освободим всех существ». Благодаря осознаванию сущности ума мы, безусловно, освобождаемся от беспокоящих эмоций, которые создают дальнейшую самсару. Но достижения покоя, где нет беспокоящих эмоций, недостаточно, чтобы выйти за пределы нирваны. Поэтому стремитесь к тому, чтобы выйти за пределы и того и другого.

Есть один способ, который на сто процентов гарантирует, что ваша духовная практика движется в правильном направлении: просто соблюдать три превосходных аспекта. Помните всегда, что практику нужно начинать с прибежища и бодхичитты, на каком бы уровне вы ни находились. Не важно, сколько времени вы способны практиковать без концепций, — просто практикуйте таким образом в меру своих способностей основную часть сессии. И всегда завершайте практику посвящением заслуги на благо всех живых существ, сопровождая это чистыми благопожеланиями. Охватывая свою практику этими тремя аспектами, вы гарантированно двигаетесь в правильном направлении.

И напротив, вы запросто можете «медитировать» таким образом, который вовсе не приблизит вас к истинному освобождению. Есть некие состояния в самсаре, которые называются «бесформенные миры». Многие люди считают истинной практикой медитации те состояния, которые являются причинами рождения в этих мирах. Культивируя подобные состояния, вы лишь добьётесь того, что надолго попадёте в такие миры. Когда что-то преднамеренно удерживается в уме, это становится всё легче и легче, потому что в уме развивается привычка выполнять это. И в конце концов человек может начать верить, что это не требует никаких усилий.

Вы можете прикладывать последовательные усилия к тому, чтобы пребывать в идее пустотности, или в ощущении ясности и покоя. И тогда вы, возможно, «достигнете» этого состояния, но поскольку это состояние является продуктом мыследеятельности, оно в конце концов износится. Покидая бесформенный мир богов, вы очнётесь после долгого, красивого нахождения в этой медитативной сфере и обнаружите, что ваше тело умерло в какой-то момент давным-давно. Тогда вы осознаете: «Я умер и не освободился, несмотря ни на что, а вся эта медитация ни к чему не привела». Если в этот миг вы почувствуете сожаление из-за тщетности своих усилий, это станет прямой причиной рождения в одном из низших миров. Поэтому есть огромная разница и важность в том, что вы считаете состоянием медитации в данный момент и с какой мотивацией вы практикуете.

Шаматха становится способом подготовки к бесформенным мирам для многих людей. Она также может использоваться для того, чтобы успокоить свой ум или вообразить состояние пустотности. Вновь и вновь вы пытаетесь успокоить ум и удержать идею пустотности, не обладая настоящим знанием, что же всё-таки поддерживает её. Нам необходимо объединять шаматху с ясным видением самой сущности ума. В этом контексте видение называется випашьяной, которая полностью превосходит того, кто пребывает, и то, в чём вы пребываете. Это и есть состояние, в котором шаматха и випашьяна находятся в единстве. Очень важно понимать этот момент.

Сам Будда описал путь как продвижение по стадиям практики медитации:

Так же, как по ступеням лестницы,

Вы должны тренироваться шаг за шагом

И усердствовать в моих глубоких учениях.

Не перепрыгивая через ступени, следуйте постепенно до конца.

Так же, как маленький ребёнок Постепенно развивает свою силу и тело,

Так и мои учения —

Развивают вас от первоначальных ступеней у входа

До полного совершенства.

Некоторые учителя объясняли, что фраза «полное совершенство» здесь означает учения Дзогчен, Великое Совершенство. Но в этой цитате подразумевается, что учения зависят от тех, кто их получает. Поскольку люди бывают разные и обладают высокими, средними и невысокими способностями, будде, который хочет помочь им, приходится учить в соответствии с их уровнем. Учитель, возможно, хочет преподавать Дзогчен всем, но это возможно лишь в том случае, если каждый человек обладает наивысшими способностями. Это было бы чудесно, но не очень реалистично.

Даже полностью просветлённый будда не сможет обойти учения девяти постепенных уровней, колесниц. Бесполезно давать учения того уровня, на котором люди не находятся. Точно так же не стоит давать учения низшего уровня человеку с более высокими способностями. Вот почему мы непременно имеем девять различных уровней колесниц.

Удивительно: эта несотворённая, присущая нам пробуждённость

Есть истинный Самантабхадра,

С которым вы никогда не расставались ни на мгновение.

Когда осознаёте, оставьте её в естественности.

Я объясню эту чрезвычайно важную цитату построчно. Четверостишие начинается с восклицания ЕМА, означающее «удивительно». Первая строка звучит так: «Эта несотворённая, присущая пробуждённость». Слова «присущая пробуждённость» здесь означают то же самое, что сознание, или ум; это — то, что воспринимает в данный момент. (Ринпоче щёлкает пальцами.) Вы слышите этот звук, не так ли? Это даже не обсуждается. Происходит слышимое восприятие звука. И происходит потому, что этим телам присуща пробуждённость. В этом теле сейчас есть ум, вот почему возможно слышать своими ушами. Когда ум, пробуждённое качество, оставляет ваше тело — другими словами, когда тело становится трупом, — я могу щёлкать пальцами сто раз перед вашими ушами, но это никто не услышит. Поскольку ум покинул тело, там нет сознания, которое слышит, нет восприятия звука. То, что воспринимает, — это не тело, а то, что сейчас находится в этом теле; что есть в этот самый момент, прямо сейчас — не в прошлом и не в будущем, а в этот самый миг.

Когда кто-то щёлкает пальцами, как я только что сделал, мгновенно происходит регистрация этого посредством слуха. Это возможно только благодаря присущей пробуждённости. Ничто иное не может слышать звук. Сами по себе уши не могут слышать, в чём можно убедиться в случае с трупом. Пять элементов и прочее тоже не слышат; сами по себе органы чувств не слышат; только ум может слышать. Эту несотворённую, присущую пробуждённость (а несотворённая значит «естественная») следует оставить такой, какая она есть по природе.

Я часто, может быть, слишком часто, показывал естественность на очень простом примере. Когда дерево растёт на горе, оно является природным деревом, но если его срубить и сделать из него стол, это уже больше не естественная форма дерева. Слово «несотворённая» здесь означает, что вам нужно оставить нынешний момент пробуждённости в точности так, как есть, не делая с ним ничего. Не нужно ни принимать, ни избегать, ни удерживать, ни присваивать, ни отвергать, ни исследовать ничего вообще. Без каких-либо опасений и предвкушений, просто позвольте этой присущей пробуждённости быть так, как есть. Такова первая строчка — «эта несотворённая, присущая пробуждённость».

Во второй строчке говорится: «Есть истинный Самантабхадра». Самантабхадра — это высшее мастерство природы, присущей всем состояниям самсары и нирваны; это ваша просветлённая природа, которая охватывает всё и полностью постигнута. Истинный Самантабхадра — это реализация вашей собственной присущей пробуждённости.

Третья строчка гласит: «С которым вы никогда не расставались ни на мгновение». Вы не теряли свою природу никогда, ни в какой момент времени. Ум и его сущность никогда не расстаются, что можно показать на примере солнца, которое никогда не разлучается со своими лучами. Это называется рангджунг еше, самосущая пробуждённость. Природа будды подобна солнцу; лучи света подобны мыслям в умах чувствующих существ.

Ум никогда не разлучался со своей сущностью так же, как солнце не расстаётся со своими лучами. Совозникающая мудрость и совозникающее неведение так же неразлучны, как огонь и дым. Мы никогда не расставались с этой сущностью ни на миг. Наша истинная природа — Самантабхадра, природа, которая охватывает и самсару и нирвану. Несмотря на то, что она присутствовала всегда, один лишь этот факт не поможет, потому что она не была распознана. Нам нужно распознать её.

В четвёртой строке говорится: «Когда осознаёте, оставьте её в естественности». Вам нужно выйти за пределы двойственного интеллекта. Выйти за пределы того, кто смотрит, и того, на что смотрят, — выйти за пределы двойственности. В данный момент наше сознание представляет собой действие размышления о чём-либо. Но этот миг изначальной, самосущей пробуждённости свободен от мыслей. Нам нужно осознать его, тренироваться в этом и достичь стабильности в этом осознавании. Развитие осознавания можно показать на примере ребёнка, который становится двадцатипятилетним мужчиной. Тренировка в осознавании начинается с младенческого состояния и продолжается до тех пор, пока не достигнуто наивысшее мастерство.





Читайте также:
Фразеологизмы и их происхождение: В Древней Греции жил царь Авгий. Он был...
Конфликтные ситуации в медицинской практике: Наиболее ярким примером конфликта врача и пациента является...
Особенности этнокультурного развития народов Пензенского края: Пензенский край – типичный российский регион, где проживает ...
Перечень документов по охране труда. Сроки хранения: Итак, перечень документов по охране труда выглядит следующим образом...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-17 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.056 с.