С помощью группового метода





Групповой метод успешно применялся при работе с детьми в возрасте от 3 лет и старше, включая детей начальной школы (Allan J. And Nairne N., 1984). В соответствии с этим методом каждую неделю (желательно в одно и то же время) отводится 20—40 минут для обсуждения чувств. Преподаватель выбира­ет достаточное число тем для обсуждения в течение 5—10 не­дель (счастье, страх, одиночество, грусть, гнев, любовь и т. д.). Эти темы должны соответствовать стадии развития детей и каждую неделю представлять одно чувство. Я использую форму записи, которая содержит три части. Приведу пример использования «страха» в качестве темы для обсуждения.

А. Группе или всему классу необходимо задать ряд вопро­сов о страхе. Для достижения лучших результатов вопросы не­обходимо задавать последовательно, постепенно переходя от общего (некий мальчик, некая девочка) к конкретному («тебе приходилось испытывать чувство страха?»). В процессе заня­тий я поощряю обсуждение с помощью методов новых форму­лировок, отображений и других методов группового взаимо­действия. Рекомендуется заблаговременно подготовить не­сколько стимулирующих вопросов, которые можно затронуть, когда беседа пойдет на убыль. К числу таких вопросов относят­ся следующие:

1. Что представляет собой страх?

2. Что чувствует мальчик (девочка), когда его (или ее) ис­пугают?

3. Как он (или она) выглядит, когда его испугают? (Попро­сите детей описать, как выглядит испуганный мальчик или девочка. Затем попросите их показать с помощью мимики и жестов, как выглядит испуганный мальчик).

4. Что делает испуганный мальчик или девочка?

5. Вы когда-нибудь испытывали чувство страха?

 

6. Как это происходит?

7. В каком месте тела вы почувствовали страх? Вы можете показать?

 

 

8. Что вы сделали?

9. Что бы вы могли сделать в следующий раз?

10. Какой момент в вашей жизни был самым страшным?

Очевидно, что не нужно строго следовать приведенному об­разцу. Напротив, этот образец необходимо гибко использовать с учетом времени, уровня группового обсуждения и возраста детей. Иногда достаточно задать 3—5 вопросов.

Б. После проведения обсуждения и диалогов по поводу страха необходимо попросить детей нарисовать страх или на­писать рассказ о страхе. Вы можете сказать:

1. Вы можете передать это чувство на бумаге?

2. Как выглядит страх?

3. Вы можете нарисовать страшную сцену?

В. После рисования можно предложить детям совместно обсудить свою работу, поднять свои рисунки и при желании описать их для других. На этом этапе преподаватель может по­мочь детям с помощью следующих вопросов:

1. Что происходит на рисунке?

2. Что в нем страшного?

3. Чем это закончится?

Цель этого подхода состоит в том, чтобы помочь детям: а) лучшее осознать различные состояния своих чувств; б) на­учиться понимать и контролировать чувства (например, с по­мощью таких вопросов, как: «Как бы ты поступил в следую­щий раз?»); в) рассказать другим детям о своих чувствах и убе­диться в том, что другие дети тоже испытывают аналогичные чувства; г) рассказать преподавателю о своих чувствах и про­блемах; д) выразить свои чувства в символической форме с по-„мощью пластических средств. На стадии рисования нередко можно исследовать и обсудить чувства и мысли, которые не удалось раскрыть в процессе вербального обсуждения. Кроме того, такое выражение, как мне кажется, понижает уровень напряжения, а следовательно, и потребность в деструктивном выражении чувств. Это имеет особое значение для преподава­телей и консультантов, способных деликатно обращаться с ма­териалом, преследуя терапевтическую цель.

Примеры

В этом разделе мы приведем выдержки из материалов по конкретным случаям, которые были зафиксированы и резю­мированы в процессе групповых обсуждений и занятий рисо­ванием с детьми дошкольного возраста.




 

Замечание: До настоящего времени преподавательни­ца не знала о существовании данной проблемы. Впоследст­вии она поговорила с матерью девочки и выяснила, что старшая сестра Карлы страдала ночным недержанием мочи до четырнадцатилетнего возраста и излечилась с помо­щью метода «звонка». Для предотвращения возможности возникновения ночного недержания мочи у Карлы родите­ли решили применить метод «звонка», пока Карла была еще маленькой. Преподавательница объяснила родителям, что Карла действительно была слишком мала, что «инци­денты» неизбежно будут возникать и что электрический удар пугает ребенка и, вероятно, оказывает пагубное воз­действие не только на ребенка, но и на взаимоотношения между матерью и дочерью. В качестве альтернативного средства преподавательница предложила матери поощрять Карлу в играх с песком и водой, обеспечив таким образом символический выход для работы в русле психологического развития ребенка. Разумеется, через несколько недель игр с песком и водой проблема ночного недержания мочи была разрешена.

 



Чувства, выраженные на стадии рассказа истории, нашли дальнейшее, но уже более глубокое выражение на стадии рисова­ния, которая последовала сразу после стадии рассказа. Приведем пояснение, которые Милли дала по поводу трех своих рисунков:

Рисунок 1: «Мой папа». Рисунок хорошо передает настро­ение с помощью ясно очерченного тела (синей краской) и крас­ных пятен вокруг лица.

Пояснение Милли: Он находился возле моего дома. Он постучал в дверь, и я спросила: «Кто там?» Это был мой папа. Когда я отворила дверь, там оказался вот такой призрак и много крови (рис. 1.4). Я испугалась, завизжа­ла и выпрыгнула из двери.

Замечания преподавательницы: Закончив рисунок, Милли отодвинулась от мольберта, закрыла глаза рукой и сказала: «Мне страшно. Мой рисунок пугает меня».

Преподавательница: Тебя пугает чудовище на ри­сунке?

Милли: Да. Оно страшное. Я хочу нарисовать другой рисунок.

Рис. 1.4. Мой папа


Рисунок 2: «Чудовище». Этот рисунок имеет менее отчет­ливую форму (рис. 1.5). На нем изображена только синяя голо­ва с шеей, тело отсутствует. Много красного цвета.

Пояснение Милли: Оно радуется... нет, оно страш­ное. У чудовища только один рот; его заливает кровь. (Необходимо обратить внимание на то, что эго вначале пытается отрицать наличие аффекта (оно радуется), но чувство все-таки проявляется).

Рисунок 3: «Кровь». На этом рисунке отсутствует форма, изображенная на предшествующих рисунках синим цветом. На рисунке в основном показана желтая, размытая область лица, поверх которой нанесен красный цвет (кровь) (рис. 1.6).

Пояснение Милли: У этого чудовища много желтых глаз и очень много крови.

Пояснение преподавательницы: Как только Милли закончила третий рисунок, она успокоилась, сняла пе­редник и сказала: «Все. Закончила». Затем она стала иг­рать с другими детьми и в хорошем настроении провела остальную часть дня.

Комментарий. При обсуждении этой истории с преподава­тельницей выяснилось, что в доме Милли произошло жестокое

Рис. 1.5. Чудовище

Рис. 1.5. Чудовище

 


преступление, и она видела, как отец застрелил ее мать. Про­лилась кровь, и полиция увезла отца. На одном уровне эта ис­тория отражает стремление психики (т. е. внутренней само­сти) помочь Милли справиться с психологической травмой, понять две стороны личности ее отца («Мой папа» и «Чудови­ще») и в какой-то мере выразить подавленное страдание по по­воду сцены насилия, свидетельницей которого она стала. Эта эмоциональная абреакция осуществлялась средствами рисова­ния и была необходима для того, чтобы интроецированные чувства покинули Милли. Некоторое время спустя преподава­тельница поговорила с Милли о том, как трудно обсуждать два противоположных образа ее отца — его «хорошую сторону» и «чудовищную сторону». Здесь необходимо обратить внимание на то, как в процессе преодоления психологического страда­ния происходит вхождение в сферу чувства (в данном случае в сферу страха), чтобы пройти сквозь нее и выйти с другой сто­роны. Закончив три рисунка, Милли явно почувствовала об­легчение.

Рис. 1.6. Кровь

 


Глава 2

Серийное рисование:

Юнгианский подход

В работе с детьми

Серийное рисование является терапевтическим подходом, с помощью которого консультант проводит регулярные встре­чи с ребенком и просит его «просто нарисовать картинку». В процессе таких встреч формируются определенные взаимоот­ношения, проблемы находят символическое выражение в ри­сунках, и в результате возникает возможность исцеления и разрешения внутренних конфликтов.

Теоретическая основа

Теоретическую основу данного подхода составляют работы К. Г. Юнга. В последние дни первой мировой войны Юнг (1965) написал, что он «каждое утро рисовал в своей записной книжке небольшой кружок, мандалу, которая, очевидно, соответствова­ла моему внутреннему состоянию и времени. С помощью этих рисунков я мог изо дня в день наблюдать за своими внутренними трансформациями... Я вынужден был отказаться от представле­ния о доминирующем положении эго... Я отдал себя во власть потока, не представляя, куда он меня приведет» (здесь и далее смотри соответствующую библиографию).

В течение всей своей жизни Юнг продолжал рисовать, описывать и иллюстрировать свои сновидения. Он занимался


резьбой по дереву и камню. Он полагал, что основу психологи­ческого здоровья составляет хрупкое равновесие между требова­ниями внешнего мира и потребностями внутреннего мира. По его мнению, экспрессивные формы искусства составляют важ­ный путь к внутреннему миру чувств и образов. Юнг стал рас­сматривать бессознательную психику не только как хранилище вытесненных эмоций, но и как источник здоровья и трансфор­мации. В стрессовых состояниях индивид обращается к внут­ренней сфере бессознательного в поисках сновидений и образов, заключающих в себе потенциальные возможности или семена исцеления. Юнг не применял редуктивный метод анализа. Его подход можно назвать синтетическим, телеологическим. Его интересовало, куда ведет индивида его внутренняя жизнь. На основе этого подхода психотерапевт не столько анализирует об­разы пациента, сколько побуждает его «создавать» образы и от­слеживать их развитие. При этом эго как бы отходит в сторону, чтобы позволить бессознательным движениям и образам власт­вовать над сознательной психикой.

Юнг (1966) полагал, что установление терапевтического альянса и раппорта активизирует целительный потенциал, за­ложенный в человеческой психике. Он рассматривал этот по­тенциал как составную часть «архетипа самости», который ведет индивида к индивидуации или реализации потенциала. При активизации с помощью терапевтического альянса архе­тип приводит пациента туда, куда пациенту необходимо было прийти. Например, в процессе применения игровой терапии дети нередко осуществляют спонтанную разработку предметов фантазии, которые имеют непосредственное отношение к их психологическим проблемам. Это утверждение в равной мере справедливо и для занятий рисованием.

Серийное рисование

Серийное рисование предполагает еженедельное проведение занятий рисованием в присутствии консультанта. При обсужде­нии рисунков Юнг подчеркивал важное значение «серийного» по времени рассмотрения рисунков вместо анализа одного или не­скольких рисунков. Когда ребенок регулярно занимается рисова­нием в присутствии терапевта, происходит активизация цели­тельного потенциала, конфликты находят выражение и разреше­ние, а терапевт составляет более ясное и точное представление о «деятельности» бессознательного. Пространственно-временные


характеристики выполняют функцию священного пространства и неординарного времени, которые, в сочетании с позитивным те­рапевтическим альянсом, способствуют психологическому раз­витию и трансформации.

С юнгианской точки зрения упомянутые условия активи­зируют в сфере бессознательной психики стремление к исцеле­нию. Формируются фантазии и образы, которые, при символи­зации или конкретизации (т. е. при выражении в материаль­ной форме средствами игровой инсценировки, занятий рисованием, лепкой, сочинительством и т. д.), обеспечивают психологическое развитие. Белый лист бумаги размером 8 Уг на 11 дюймов превращается в «безопасное место» для разме­щения проекций, тогда как символы и образы принимают форму «вместилищ» различных эмоций, обеспечивая тем самым возможность выражения чувств. При таком безопасном выражении в сфере бессознательного формируется динамичес­кое состояние и возникают новые образы (чувства).

Динамика каждого ребенка имеет свой темп, определяе­мый характером психологической травмы, проблематики и силой эго конкретного ребенка. Хотя и было отмечено сущест­вование общих моделей психологической динамики (Allan J., 1978а), тем не менее одни дети начинают с формирования об­разов страдания, другие — с формирования образов компенса­ции и исцеления, а третьи ограничиваются созданием стерео­типных рисунков. Одни дети тратят много времени на созда­ние мучительных образов, другие переходят непосредственно к образам исцеления (утратив потребность рассматривать страдание), а третьи «увязают» в многочисленных противоре­чиях между стремлениями к росту и уничтожению. Для обна­ружения этих уникальных моделей необходимо время, отсюда серийный характер упомянутого метода.

Символические темы.

При серийном рисовании ребенок нередко останавливает свой выбор на одной символической теме и использует ее в ряде рисунков. Образ редко используется в неизменном виде. Образ изменяет свою форму и функцию. Осуществляет­ся неоднократный переход от деструктивности и насилия к восстановлению и здоровому функционированию. Напри­мер, шестилетняя Памела, подвергшаяся изнасилованию, постоянно изображала на рисунках спальни и ванные ком­наты, в которых люди занимались половыми сношениями и


демонстрировали гениталии. В конце лечения она по-преж­нему изображала спальни и ванные комнаты, но люди в них спали в отдельных кроватях, комнаты были аккуратно при­браны и горел свет. Пятилетняя Люси (психотик) думала, что она чайка. Она повсюду носила с собой перо чайки и вер­тела перед своими глазами. Вначале она изображала себя на рисунках в виде чайки (рис.2.1), затем в виде супердевочки с крыльями чайки и одним торчащим пером (рис.2.2), потом в виде девочки с парящей над ней чайкой (рис.2.3) и, наконец, в виде индейской принцессы с пером, воткнутым в головную повязку (рис.2.4). Здесь необходимо обратить внимание на процесс трансформации, который осуществляется по мере ее (т. е. ее эго) дистанцирования от чрезмерной идентификации с одним аспектом архетипа самости (т. е. с собой в виде

чайки).

Одиннадцатилетний Джоуи был спокойным, сдержанным ребенком, страдавшим лицевыми судорогами. Он рисовал кро­шечный домик в окружении огромных холмов. Прошло не­сколько недель, и дом переместился с заднего плана в центр листа бумаги, а холмы уменьшились в размере. Затем дом пре­вратился в ряд домов, дома — в деревни и города, а через шесть месяцев он нарисовал Манхеттен. Весь лист бумаги был заполнен небоскребами. На этом этапе мальчик разговорился. По поводу рисунка он сказал следующее: «Этот рисунок напо­минает моего папу. Здания нависли надо мной. Они давят на меня, как мой папа. Они душат меня. Он душит меня. Он целу­ет меня, ложится на меня, сжимает мою попку и заставляет меня прикасаться к нему. Я этого не выношу. Я ненавижу его!» В этот момент мальчика охватил приступ ярости, и он расплакался. Таким образом был установлен факт полового насилия, после чего наступило существенное улучшение. Этот пример показывает, как один ребенок применил упомянутый метод и как один конкретный символ, крошечный домик, рас­положенный вдали (т. е. в глубине бессознательного), с каж­дой неделей приобретал более зримые очертания, пока не ока­зался на переднем плане сознания («Манхеттен») и привел к вербальному самораскрытию.

Стадии серийного рисования В процессе применения в системе государственного школьного образования метода серийного рисования в рабо­те с детьми с незначительными и умеренными психическими


расстройствами консультанты установили три основные ста­дии: начальную, среднюю и завершающую. Каждая стадия характеризуется определенными типичными образами или темами.

На начальной стадии (от одного до четырех занятий) ри­сунки: а) отображают внутренний мир ребенка, причем образы нередко отражают причину проблем ребенка; б) отражают по­терю внутреннего контроля и существование чувств отчаяния и безысходности; в) дают возможность установить внутренний раппорт с консультантом. Дети нередко изображают консуль­танта на рисунках в виде дружелюбного гиганта, летчика вер­толета, доктора или нянечки.

На средней стадии (от пятого до восьмого занятия) содер­жание рисунков отражает: а) выражение эмоции в чистом виде; б) борьбу противоположностей («добра» со «злом») и изо­ляцию амбивалентных чувств; в) углубление взаимоотноше­ний между ребенком и помощником. В конце этой стадии ребе­нок нередко использует рисунок в качестве мостика для пере­хода к непосредственному обсуждению болезненного вопроса или для раскрытия некой тайны.

На завершающей стадии (от девятого до двенадцатого занятия) ребенок рисует: а) образы, которые отражают смысл мастерства, самоконтроля и достоинства; б) сцены, отображающие положительные образы (т. е. отсутствие войны, насилия и разрушения); в) центральный символ самости (т. е. автопортрет или различные мандалы); г) за­бавные сцены; д) картинки, отражающие независимость от помощника.

Другие средства серийного подхода

Хотя рисование и сохраняет приоритетное значение, тем не менее серийный метод в равной мере успешно используется и на основе других форм творческого выражения. Перед кон­сультантом стоит задача найти для каждого ребенка соответст­вующее средство самовыражения. Для одних детей таким средством служит игра с песком (Allan and Berry, 1987), для других — драма (Allan, 1977), для третьих — инсценировка фантазий (Allan, 1986; Allan and MacDonald, 1975). Одним детям лучше дается живопись (Thompson and Allan, 1985), другим — керамика (Allan and Clark, 1985), а третьим — сочи­нение литературных произведений (Allan, 19786; Buttery and Allan, 1981).


 

 
 

 

 


 


 


Метод серийного рисования применялся в различной об­становке — от домашнего до дневного присмотра за детьми и от частной практики до школьной системы (Allan, 1978д). Во многих отношениях этот метод идеально подходит для школь­ной системы, в которой консультантам приходится иметь дело с заболеваниями, связанными с чрезмерными нагрузками (Allan, Doi and Reed, 1979; Allan and Berry, 1986), поскольку в соответствии с этим методом необходимо с каждым ребенком проводить кратковременные еженедельные занятия. При ост­рых кризисах некоторые дети нуждаются в ежедневных встре­чах. Ниже приводится описание методов серийного рисования и результаты конкретных исследований, которые проводились в государственной системе начального школьного образова­ния, в которой автор работает в качестве консультанта и пре­подавателя по подготовке консультантов.

Методы

Серийное рисование предполагает проведение еженедель­ных индивидуальных встреч с ребенком в течение 20—25 минут. Во время таких встреч консультант просит ребенка «нарисовать рисунок». Для этого необходимы лишь лист бума­ги размером 8V2xll дюймов и карандаш. Советник может об­ратиться к ребенку со следующими словами:

«Мэри, меня зовут доктор Аллан. Я школьный кон­сультант. Школы стремятся помочь детям разобраться не только со школьной работой, но и со своими чувствами, жизнью и теми вещами, которые их тревожат. Моя рабо­та в школе состоит в оказании помощи детям. Твоя препо­давательница (мать) сказала мне, что сейчас ты считаешь трудной жизнь в школе (дома); она полагает, что встречи со мной помогут тебе. Приходя ко мне, дети нередко с удо­вольствием рисуют и беседуют. Рисование и беседы помо­гают детям улучшить свое самочувствие, решить пробле­мы и приобрести способность лучше наслаждаться жиз­нью. Твоя преподавательница предложила мне проводить с тобой встречи по вторникам с десяти часов до двадцати минут одиннадцатого. Ты можешь рисовать и говорить о чем угодно. Наши беседы будут носить конфиденциаль­ный характер. Предмет нашей беседы будет оставаться нашей тайной, если не заключает в себе ничего противо­законного. Я буду хранить твои рисунки в этой папке в


моем кабинете (в этот момент необходимо показать ребен­ку папку). На обратной стороне рисунка я буду указывать твое имя, дату и название рисунка. Рисунок будет здесь (т. е. в папке) надежно храниться. Когда жизнь станет лучше и мы прекратим наши встречи, я отдам тебе папку со всеми рисунками. У тебя есть вопросы? (В этот момент я обычно передвигаю по столу лист бумаги с карандашом в направлении ребенка)».

К основным особенностям описанной ситуации относятся: а) установление раппорта; б) определение роли помощника;

в) включение курса лечения в контекст школьной жизни;

г) предположение о том, что рисование и обсуждение окажут по­
мощь; д) определение пространственно-временных характерис­
тик взаимосвязи консультанта и преподавательницы); е) хране­
ние рисунков (т. е. определение местонахождения «продуктов
творчества», их защита и оценка; ж) утверждение о том, что
впоследствии рисунки будут возвращены ребенку; з) предостав­
ление ребенку возможности поговорить и задать вопросы.

Поскольку курс лечения носит кратковременный харак­тер, не рекомендуется держать на виду цветные мелки, линей­ку и ластик (для стирания). Цветные мелки отвлекают вни­мание ребенка от процесса рисования, поскольку дети обычно тратят много времени на штриховку. Раскраска и штриховка имеют терапевтическое значение, но в контексте кратковре­менных консультаций их не следует поощрять. И тем не менее, если ребенок попросит дать ему цветные мелки или лас­тик, их необходимо предоставить в его распоряжение. Очевид­но, что при применении этого подхода необходимо проявлять определенную гибкость. Консультации рекомендуется прово­дить в одном и том же кабинете. Однако при отсутствии такой возможности для консультаций можно использовать какой-нибудь тихий уголок в классе или библиотеке. Каждый раз перед ребенком кладут новый лист бумаги. Некоторые дети просят дать им рисунок и тратят по 5—6 занятий на его пере­делку. Если дети просят вас разрешить им забрать с собой ри­сунок из кабинета, на их желание необходимо откликнуться, но при этом отметить важность хранения рисунка в папке (т. е. ограничение местонахождения психологического материала и его защита имеют важное значение для трансформации). Не­обходимо разъяснить важность и смысл этого акта (вынув ри­сунок из папки) и провести по этому поводу беседу с ребенком. В случае невозможности разрешить проблему необходимо


изготовить фотокопию рисунка и попытаться оставить ориги­нал в папке.

Во время занятий консультант сидит рядом с ребенком. На начальной стадии консультант мало говорит, если ребенок не выступает инициатором беседы. Дети с интровертной установ­кой имеют склонность молча работать над рисунками, и к этой склонности следует относиться с достаточным вниманием. Во время рисования дети с экстравертной установкой нередко стремятся передать динамику рисунка с помощью звуков. Такие дети любят поговорить. Реагировать на них необходимо в минимальном объеме, сосредоточивая внимание на рисунке. Консультант не выступает инициатором беседы и не ведет ни­каких записей. Он просто наблюдает за ребенком, за тем, как он относится к рисованию, отмечая размещение фигур, типы образов и символов, а также темы, возникающие на рисунках ребенка.

Консультант должен чутко реагировать на «тонкое тело» (Schwartz-Salant, 1986), на незримое, чувственно окрашен­ное пространство, которое формируется между ним и ребен­ком. В процессе рисования в бессознательной психике ребен­ка зарождается некая динамика, старые чувства находят вы­ражение, появляются новые чувства и формируется взаимосвязь между переносом и контрпереносом. Поэтому консультанту необходимо учитывать едва уловимые измене­ния как в чувствах ребенка, так и в своих чувствах. Это по­могает консультанту понять психологические проблемы ре­бенка и спокойно построить гипотезы. Немногословное по­нимание и одобрение помогают ребенку в дальнейшем продвижении. Иногда ребенок не в состоянии отойти от оп­ределенной темы, многократно повторяя ее в своих рисунках без заметного продвижения. В таких случаях консультанту приходится играть более активную роль в вербализации кон­фликта, как, например, в случае Билли, описание которого приводится в следующем разделе.

Поведение консультанта во время занятий

Все вербальные и невербальные формы поведения консуль­танта имеют чрезвычайно важное значение для успешного применения метода. Существенное значение имеет и вера кон­сультанта в то, что данный метод поможет ребенку и его реа­лизация имеет ряд несомненных психологических достоинств. Консультант создает атмосферу, которая отражает бесспорно


позитивное отношение, помогает установить доверие и позво­ляет ребенку рисовать и беседовать. Консультант должен про­являть гибкость, поскольку дети существенно отличаются друг от друга по манере взаимодействия с окружающими. Вна­чале консультант должен отслеживать направление деятель­ности ребенка. Если во время рисования ребенок разговарива­ет, консультант реагирует с помощью отображения чувств и ответов на вопросы. Если ребенок, занятый рисованием, ведет себя очень спокойно, тогда и консультант хранит молчание, ограничиваясь наблюдением за ребенком, его чувствами и об­разами, которые появляются на рисунках.

В конце каждого занятия консультант спрашивает: «Этот рисунок изображает какую-то историю? Ты можешь расска­зать мне, что происходит на рисунке? У рисунка есть назва­ние?» Иногда целесообразно добиться амплификации с помо­щью следующих вопросов: «Какие события предшествуют этому рисунку? Что потом произойдет?» Кроме того, на заклю­чительном этапе занятия уместно спросить ребенка о необыч­ных наблюдениях, которые он сделал в процессе рисования. Например, можно задать такой вопрос: «Майк, я заметил, что ты затратил много времени на рисование дверной ручки. Ты можешь рассказать мне, о чем ты думал, когда рисовал и за­штриховывал дверную ручку? Что делает дверная ручка (какое значение она имеет для тебя)? » Вопросы необходимо за­давать в конце занятия, чтобы не прерывать поток творческой деятельности ребенка. Этот процесс заключает в себе нечто большее, чем простое занятие рисованием, поскольку дает ре­бенку возможность психологически преодолеть некоторые внутренние представления, проблемы и конфликты.

Особенности методики серийного рисования

Существуют три основных метода: недирективный, дирек­тивный и частично директивный. В данном контексте директивность относится лишь к тому, предлагает или не предлага­ет консультант ребенку конкретную тему или символ для ри­сования.

Недирективный метод. Некоторые дети приходят на заня­тия и, увидев бумагу и карандаш, приступают к рисованию прежде, чем консультант успеет заговорить. Эти дети легко ре­агируют на консультанта и терапевтическую атмосферу и, по-видимому, знают, что они хотят или должны рисовать. Они сразу приступают к психологической работе. На начальных


этапах консультант им нужен лишь как зритель. В работе с та­кими детьми необходимо применять недирективный подход, поскольку они уже включены в процесс собственного исцеле­ния. Они интуитивно знают, как они должны поступить и что они должны рисовать.

Директивный метод. Некоторые дети выглядят сдержан­ными, замкнутыми, углубленными в себя. Они пребывают во власти стереотипных образов, испытывают противоречивые чувства и страдают от нерешительности. Предложение темы для рисования нередко помогает таким детям приступить к ра­боте. Занятия с ними можно начинать с проведения серии тес­тов «Дом—Дерево—Человек» (Buck, 1948) и продолжать с по­мощью использования других направленных рисунков, пока дети не станут готовы самостоятельно рисовать, отвергать или замещать свои собственные образы, или пока консультант не почувствует неуместность дальнейшего руководства процес­сом рисования. Например, обращаясь к весьма раздраженно­му ребенку с просьбой нарисовать извержение вулкана, кон­сультант осуществляет руководство не произвольно, а на осно­ве психологической оценки основной эмоции, которую в настоящее время пытается преодолеть ребенок, или образа (символа), который имеет особое значение для ребенка в дан­ный момент его жизни.

Частично директивный метод. Иногда определенный символ имеет особое значение для ребенка. Ребенок испыты­вает привязанность к этому образу и очень рано сообщает о нем консультанту. Такой образ нередко носит фрагментар­ный, ущербный характер и символизирует для ребенка це­лостность или здоровье. Этот символ олицетворяет основную силу, участвующую в развитии ребенка. Особый смысл для ребенка может иметь любой предмет: дом, гараж, цветок, дерево, червяк, нижний слой почвы, солнце, клетка, собака и т. д. При использовании частично директивного метода консультант обращается (каждые 4—6 недель) к ребенку с просьбой нарисовать этот, особый для него символ. В начале занятия консультант может сказать: «Саймон, я сегодня раз­мышлял о клетке. Ты не мог бы нарисовать ее для меня? Что произошло с ней с тех пор, как ты последний раз нарисовал ее?» 4—6 недель составляют оптимальный период времени, в течение которого психика регистрирует изменение, а ребе­нок формирует новую установку или отношение к основной символической теме.


Примеры

Недирективный подход

Некоторые дети интуитивно знают, что им нужно рисовать и как лучше исцелить себя. Эти дети достигают существенного улучшения в течение 10—12 недель. Ретроспективный анализ пути их развития позволяет выявить три стадии: начальную, среднюю и завершающую. Каждая стадия характеризуется различными темами и образами. Для обеспечения оптималь­ного развития ребенка консультант должен использовать на каждой стадии различные реакции и действия. Протокольные записи состояния двух мальчиков, Сэма и Билли, снабжены рисунками, которые поясняют эти стадии темы, а также моде­ли реакций консультанта. Сэм (6 лет) и Билли (7 лет) происхо­дят из семей, в которых родители находятся в разводе. Заня­тия в классах выявили в поведении мальчиков наличие серьез­ных проблем. За свою жизнь Сэм 14 раз менял место жительства. Мать Билли, покинув семью, полностью прервала с ним связь.

Начальная стадия (1—4 занятия). На этой стадии рисунки:

1. Изображают внутренний мир ребенка. Например, на рисунках Сэма показано столкновение тяжелых грузовиков с легковыми автомобилями, гибель людей, нарушение грузови­ками транспортных развязок на автостраде и столкновение с домами (рис.2.5). На рисунках Билли изображен «Весь мир в огне»: повсюду происходит извержение вулканов, землетрясе­ния раскалывают мир на части, разрушаются дома, в которых находятся люди, взрываются ракеты и бомбы. В обоих случа­ях бедствие и опустошение служат основными темами.

2. Отражают чувства безысходности. Темы первых трех рисунков нередко отражают пагубное воздействие психологи­ческой травмы на отношение ребенка к компетентности и мас­терству. Чувство безысходности ясно обнаруживается в рисун­ке Билли, на котором он изображает себя погребенным в рассе­лине горы во время землетрясения (рис.2.6). Героические фигуры, вероятно, стремятся спастись от гибели и совершить что-нибудь позитивное. Тем не менее на этой стадии негатив­ные и деструктивные силы неизменно одерживают верх. На рисунке Билли герой выбрался из расселины, но погиб под ударом обломка скалы. На рисунке Сэма столкновения транс­портных средств всегда происходят на автостраде.


 

 



исчезающего в большой выбоине посреди дороги». Билли со­средоточился на изображении чувства гнева. На его рисунке (рис.2.8) великан изрыгает изо рта потоки гнева и ярости. Од­нако на следующем рисунке (рис.2.9) он изобразил грусть и печаль: «Армия муравьев отнесла слезинку в безопасное место, чтобы она раскрылась, не причиняя вреда тем, кто на­ходится в двух расположенных внизу домах».

2. Борьбу с амбивалентными чувствами. На дальнейших рисунках в равной мере были представлены позитивные и не­гативные силы: «На землю стремительно падает бревно, начи­ненное взрывчаткой, но сонм птиц подхватывает бревно, пред­отвращая таким образом столкновение» (рис.2.10). На другом рисунке Билли изобразил «злое дерево, выпустившее стрелу в Джека Простака, но снеговик закрыл голову Простака щитом, чтобы защитить его» (рис. 2.11).

3. Более глубокое отношение к помощнику. Теперь кон­сультанта изображают на рисунках в виде позитивного, по­лезного образа. Сэм начал рисовать «человека, который ле­тает в самолетах, нагруженных бревнами и необходимыми материалами для починки дорожных выбоин» (рис. 2.12). Билли нарисовал «дружелюбного великана, спасающего мальчика от потопа, который разразился после всемирного пожара» (рис. 2.13).

4. Раскрытие глубокой проблемы. При установлении тера­певтических отношений ребенок начинает доверять консуль­танту и сообщает ему о некоторых из своих глубоких чувств и мыслей. На рисунке 2.14 Сэм написал: «Мне грустно» — и рас­сказал о своей грусти по поводу частых переездов, которые не нравились ему, потому что приводили к потере друзей и вызы­вали чувство страха перед новой школой. На одном из рисун­ков (рис. 2.15) Билли несколько раз написал слово «помоги­те», поскольку обнаружил, что герой рисунка «собирался по­кончить с собой год назад» (т. е. когда его покинула мать) и «теперь он иногда думает о самоубийстве». На этом этапе фор­мирования терапевтических отношений для консультанта важно приступить к установлению непосредственной связи (т. е. интерпретации) между рисунками и жизнью ребенка. Например, в приведенной ситуации консультант мог бы вы­сказать следующие соображения: «Наверное, тебе несладко пришлось, когда мама покинула дом, и поэтому тебе иногда хочется умереть, чтобы не страдать так сильно. Я рад, что ты рассказал мне о своих чувствах».







 

 





Читайте также:
Опасности нашей повседневной жизни: Опасность — возможность возникновения обстоятельств, при которых...
Продление сроков использования СИЗ: Согласно пункта 22 приказа Минздравсоцразвития России от...
Назначение, устройство и принцип работы автосцепки СА-3 и поглощающего аппарата: Дальнейшее развитие автосцепки подвижного состава...
Основные факторы риска неинфекционных заболеваний: Основные факторы риска неинфекционных заболеваний, увеличивающие вероятность...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-03-24 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.045 с.