Представление о самом себе





С неизлечимо больными детьми была проведена большая работа, которая помогла нам понять, что происходит в их внутреннем мире. Кублер-Росс (1983) установила, что дети знают, что происходит с ними, когда они умирают. Она отме­тила, что дети переживают такие же стадии печали и горя, как и взрослые: неприятие, гнев, спор, депрессия и, наконец, по­ложительная реакция. В данном случае положительная реак­ция предполагает осознание ситуации и решимость прожить оставшиеся дни с максимальной полнотой. Эти стадии могут появляться в любой последовательности, причем некоторые из них могут быть пропущены. В процессе умирания психичес­кая жизнь некоторых индивидов преимущественно протекает на одной эмоциональной стадии. Нередко появляется надежда: иногда это — надежда на исцеление, а иногда надежда за­кончить неоконченные дела. Вообще говоря, страх составляет неотъемлемую часть детских переживаний.

Во многих случаях Кублер-Росс отмечала, что с помощью творческой деятельности — сочинения историй или рисова­ния — дети приспосабливаются к событиям, которые происхо­дят в их жизни, и сообщают это знание, нередко в символичес­кой форме, тем, кто способен выслушать их. Тем, кому прихо­дится работать с серьезно больными или осиротевшими детьми, она рекомендует предоставлять детям как можно больше воз­можностей заниматься сочинительством и рисованием.

Блубонд-Лангер (1978) проанализировала больничные мате­риалы по серьезно больным детям. Она обнаружила, что у таких детей оценка своего состояния проходит ряд последователь­ных стадий: от удовлетворительного самочувствия до стадии 1


(серьезно болен), стадия 2 (серьезно болен и поправлюсь), стадия 3 (неизменно болен, но поправлюсь), стадия 4 (неизменно болен и никогда не поправлюсь) и, наконец, стадия 5 (умирание). Эти представления о своем состоянии имеют последовательный ха­рактер. Конкретные события должны объединиться с предыду­щей информацией, прежде чем ребенок перейдет к следующей стадии. Ребенок не перейдет к следующей стадии до тех пор, пока на данной стадии не произойдет событие, способное уско­рить такой переход. Поэтому даже в тех случаях, когда друг умирает от аналогичной болезни, ребенок не перейдет к ста­дии 5, если на стадии 4 не получит сведений о смерти друга.

Мы полагаем, что установленные Кублер-Росс стадии можно без труда объединить с указанной схемой изменения представле­ния о своем состоянии. При достижении каждой новой стадии понимания в реакциях детей вновь проявляются чувства непри­ятия, гнева и т. д. Если консультант способен понять этот про­цесс и обеспечить возможность переживания и обсуждения эмо­ций с помощью рисунков с целью формирования положитель­ной реакции и понимания, тогда в состоянии ребенка, возможно, наступит улучшение, и он получит возможность рас­смотреть и положительно оценить происходящее.

Спонтанные рисунки

Сюзан Бах (1966), лондонский психотерапевт юнгианского направления, стала одной из первых применять спонтанные рисунки в работе с умирающими детьми. Она полагала, что спонтанные рисунки отражают внутренний (или психологи­ческий) мир ребенка. Кроме того, эти рисунки, по ее мнению, содержат физиологическую информацию, полученную ребен­ком на бессознательном уровне (т. е. рисунки отражают как психологическое, так и соматическое состояние ребенка). Кепенгейер (1980) также отмечал появление в рисунках пациен­тов органической и психологической информации. Физиоло­гические диагнозы этих исследователей впоследствии были подтверждены другими врачами, работавшими с этими деть­ми. Бах полагает (1975), что специалист, обученный методам точной оценки рисунков, получает информацию, необходи­мую для оказания помощи ребенку в целом.

Теоретические предположения. Консультант приобретет спо­собность понимать содержание рисунков только тогда, когда при­знает правильность следующих трех постулатов (Furth, 1986)


1. Существует бессознательная психика, которая способна проявляться посредством спонтанных или импровизирован­ных рисунков.

2. Хотя спонтанный или импровизированный рисунок и служит «необычным» средством коммуникации, тем не менее он имеет право на существование и заключает в себе опреде­ленный смысл.

3. Ум и тело («психика» и «сома») взаимосвязаны друг с другом. Эта взаимосвязь обеспечивает коммуникативную не­прерывность между ними.

Оценка рисунка. Овладение навыками точной оценки рисун­ков составляет непростую задачу. При оценке рисунков необхо­димо проявлять осторожность, обращая особое внимание на опасность проектирования своих собственных эмоций и симво­лов на рисунок другого человека (Thompson and Allan, 1987). С юнгианской точки зрения, использованный в рисунке символ или образ служит вместилищем чувств или эмоций (Allan, 1978; Allan and Clark, 1984; Allan and Crandall, 1986). Рассматривая рисунок, консультант ставит перед собой вопросы: «Какова эмо­циональная окраска данного образа? Какие эмоции выразил здесь ребенок?» Постановка этих вопросов позволяет консуль­танту понять внутренние, эмоциональные проблемы ребенка. Эти проблемы нередко проявляются на имагистическом (образ­ном) уровне, прежде чем достичь вербального сознания.

Для тех, кто работает с детьми и их рисунками, Бах (1966) и Фурт (1981) дают ряд рекомендаций по «рассмотрению» со­держания рисунков. Вначале необходимо произвести инвента­ризацию рисунка, т. е. определить наличие и отсутствие на ри­сунке тех или иных предметов. Такое определение позволяет сосредоточиться на месте локализации основной психической энергии. Далее рекомендуется обратить внимание на выбор цвета, его отсутствие или неправильное использование. Кроме того, необходимо отметить и подсчитать число повторений, по­скольку повторения также имеют смысловое значение. Разме­щение и взаимосвязь предметов на листе бумаги позволяют понять, что находится на переднем (или заднем) плане жизни ребенка. Хотя картина в целом и отражает состояние ребенка, тем не менее следует учитывать, что ребенок отождествляет себя с одним предметом или лицом на картине.

Аллан (1978), Бах (1975), Капегейер (1980) и Фурт (1981) полагают, что процесс творческого самовыражения в присут­ствии консультанта без применения интерпретации помогает


детям освободить в критический момент своей жизни часть энергии символов и эмоций. Таким образом дети получают возможность справиться с психологическим процессом, свя­занным с серьезной болезнью и умиранием. Пребывание рядом с ребенком и обсуждение содержания рисунка от третье­го лица («Я заметил, что ты нарисовал большую гориллу. Ин­тересно, о чем она думает... что она чувствует... и как она соби­рается поступить») помогают ребенку легче переносить чувст­ва одиночества и отъединенности.

Помощь семье. Рисунки служат одним из средств, позволя­ющих ребенку сообщить своей семье о своих переживаниях. Такие сообщения помогают членам семьи ребенка понять уро­вень информированности и потребностей ребенка (Bach, 1975). В таких случаях ребенок получает возможность более эффек­тивно общаться с членами своей семьи в оставшееся время. Дети нередко испытывают трудности при обсуждении своих страхов, но они достаточно ясно изображают их на своих ри­сунках. Тогда рисунки можно использовать для перехода к бе­седе. Их можно показать родителям, чтобы помочь им понять некоторые из внутренних проблем ребенка. При успешном разрешении проблем семья получает утешение от рисунков и знания, что ребенок обрел спокойное расположение духа (Furth, 1981). Если разрешение проблем и не состоялось, роди­тели, братья и сестры все же получат в свое распоряжение изо­бражения и картины из жизни ребенка.

Метод

Встречи с каждым ребенком проводятся на индивидуаль­ной основе. В начале каждой встречи, после установления рап­порта, ребенку задают вопрос, не хотел ли бы он что-нибудь нарисовать. При вялости ребенка занятие проводят в сокра­щенном виде. В таких случаях его спрашивают, чем бы он хотел заняться в следующий раз. Этот вопрос позволяет ребен­ку чувствовать себя хозяином положения, оставляя за ним право выбора, заняться или не заняться рисованием. На на­чальном этапе необходимо заверить ребенка, что его рисунки действительно необходимы, и они не обязательно должны быть «правильными», как этого иногда требуют некоторые преподаватели рисования.

Применение методов можно варьировать, Одни рисунки рождаются спонтанно, без наличия конкретного стимула, а


другие возникают по подсказке: «Не мог бы ты изобразить на рисунке одно из своих сновидений?» Некоторые рисунки отра­жают в конкретной форме направленную деятельность твор­ческого воображения. При работе с детьми в кризисной ситуа­ции применение методов релаксации и направленного форми­рования образов, перед тем как приступить к рисованию, помогает снять напряжение и обеспечить творческую работу бессознательного. Ребенок выбирает необходимый инструмент для рисования: масляные краски, фломастеры, цветные ка­рандаши и мелки или простой карандаш.

Когда ребенок сообщает об окончании работы над рисун­ком, консультант должен поблагодарить его за проделанную работу, поставить дату и спросить, как называется рисунок. Иногда рисунок имеет название, хотя нередко бывает и так,что дети не знают, как назвать рисунок. Иногда В основе созда­ния рисунка лежит какая-нибудь история. В таких случаях ребенок диктует консультанту историю, поскольку в физичес­ком отношении процесс написания слишком утомителен для ребенка. Если рисунок не имеет истории, тогда необходимо не­много побеседовать о рисунке. Иногда детям нравится побол­тать во время рисования, хотя обычно они хранят молчание, и тогда необходимо следовать их примеру. Ребенок вместе с кон­сультантом помещает новый рисунок в специальную папку. Этот процесс входит в состав установленной процедуры или ритуала, чтобы укрепить представление о том, что консульта­ции и рисунки имеют особое значение.

Конкретное исследование

Впервом классе Каройл был поставлен диагноз «неизлечи­мая форма лейкемии». Она прошла курс химиотерапии. По мере возможности она посещала занятия во втором классе школы, но тем не менее ее включили в программу проведения консульта­ций на дому в течение лета. В сентябре она должна была присту­пить к занятиям в третьем классе в домашних условиях. В тече­ние первых нескольких месяцев реализации программы для больных, находящихся на домашнем режиме, у девочки отмеча­лась ремиссия, и на первый взгляд она не очень походила на больную, хотя постоянно принимала лекарства.

В число планов, которые Каройл собиралась осуществить в художественно-лингвистической школе, входила работа над ри­сунками. Семье нравилась ее книга стихов с рождественскими


иллюстрациями. В начале января она утратила интерес к лите­ратурному процессу (который предусматривал переработку не­которых фрагментов книги), но по-прежнему с удовольствием работала над иллюстрациями. По мере ухудшения ее здоровья мы стали уделять больше внимания процессу рисования. Мы рассматривали иллюстративный материал только с точки зре­ния литературного произведения без интерпретации содержа­ния и эмоций, заключенных в данном материале, хотя в то время участились обсуждения содержания рисунков от третье­го лица.

Переход от диктовки литературного произведения к рисо­ванию отнюдь не свидетельствовал о потере интереса к школь­ным предметам. Ее любимыми предметами были «рисование и математика». Даже в тех случаях, когда она испытывала на­столько сильное недомогание, что не могла заниматься обыч­ными школьными предметами, процесс рисования доставлял ей достаточное облегчение, чтобы сохранить интерес к предме­ту своей первой любви — математике.

Когда интенсивность эмоций, отразившихся в работе Ка­ройл, произвела на консультанта Джуди особенно гнетущее впечатление, она решила разъяснить родителям Каройл свою роль. Родители сказали консультанту, что ни при каких обсто­ятельствах нельзя подтверждать тот факт, что девочка умрет, так как такое подтверждение подорвет волю Каройл к жизни. В дальнейшей совместной работе Каройл и консультант знали о неизбежности смерти и признавали, что каждая из них знает об этом, но открыто не обсуждали проблему смерти девочки.

Хотя мы прямо и не затрагивали проблему ее смерти, тем не менее мы обсуждали множество других предметов, к числу которых относятся похороны, страх, конфиденциальность, вера, истина и доверие. В зависимости от содержания и формы вопросов, затронутых девочкой, консультант давала ответы в качестве помощницы или подруги. При обсуждении философ­ских вопросов консультант выступала в роли подруги. Когда невозможность уединиться в больнице вызывала у Каройл раз­дражение, консультант выступала в роли помощницы. Прове­дение индивидуальных ежедневных учебных и консультаци­онных занятий в течение многих месяцев сочеталось с необхо­димостью учитывать пожелания семьи девочки и привело к изменению границ в рамках школьного консультирования. Но как бы ни сложилась ситуация, консультант обязан исходить из задач обеспечения оптимальной заботы о ребенке.


Иллюстративный материал

Основная серия начинается с рисунка «Пауки», который был нарисован через 5 месяцев после первого занятия (рис.5.1). К этому времени у Каройл сформировалась само­оценка, соответствовавшая по классификации Блубонд-Лангер (1978) стадии 3, «неизменно больна, но поправлюсь».

Каройл изображена в центре рисунка, и поэтому это изо­бражение относится к тем немногочисленным рисункам, на которых событие описано от первого лица, усиливая личност­ный характер символического содержания данного рисунка. Рот широко открыт в искривленной улыбке или пронзитель­ном крике. Пронзительный крик более вероятен, поскольку в рассказе речь идет о том, как Каройл была обманута людьми, спрятавшимися в зарослях. Каройл обнаружила этих людей, не зная, что они там прятались. В конце рассказа они положи­ли на Каройл множество пауков, и она, визжа от ужаса, бежит домой.

Паук олицетворяет Великого Ткача или Творца (Cooper, 1978), который прядет нить жизни. Вначале центральная фигу­ра была нарисована без рук, что свидетельствовало об ощущении беспомощности, и без пауков. Руки и пауки были пририсованы после того, как был продиктован рассказ. Правые глаз и нога

 

 

 


выглядят немного меньше и слабее, чем левые глаз и нога. Дере­во имеет странную форму, массивный ствол и мало листвы. Это свидетельствует о наличии проблем с получением достаточной энергии для поддержки тела девочки. Голубое облако с желты­ми полосами, вероятно, указывает на потребность поплакать, а зарождающаяся радуга, символизирующая мостик между ду­ховным и преходящим, свидетельствует о надежде обрести покой. Ноги изображены синим цветом. Девочка как бы «болта­ет ногами в воздухе», что позволяет заключить о существовании пока еще довольно сильного потока энергии.

Рассказ передавал ощущение коварного обмана и страха, отчасти замаскированных показной бравадой. В это время Ка­ройл не признавала, что судьба жестоко подшутила над ней («Почему я?»), и говорила, что «неизменно будет болеть».

Неделю спустя Каройл нарисовала рисунок под названием «Всегда плачу» (рис.5.2), который также относится к стадии 3 и свидетельствует о подавленном настроении девочки. Отсут­ствие на изображении большей части тела подчеркивается переходом к использованию простого карандаша. Три слезин­ки, выкатившиеся из каждого глаза, достаточно убедительно

 


 

передают общее эмоциональное состояние девочки. Плач объ­яснялся физическими страданиями, рухнувшими надеждами, отсутствием доброжелательного внимания к себе и возможнос­ти покинуть больницу. Черты лица смещены в нижнюю поло­вину. Нетрудно понять, какие чувства испытывает человек с лицом, искаженным подобным образом. За час до окончания работы над рисунком девочка рассказала мне, что ночью у нее был приступ головокружения и возникло ощущение, будто она не могла двигаться из-за отсутствия ног. Это состояние тела достаточно ясно передано на рисунке. И тем не менее, хотя девочка на рисунке «всегда плачет», потому что «неиз­менно больна», Каройл стерла ластиком первоначальное изо­бражение шеи и нарисовала более крупную шею, которая по­зволяла ей высоко держать голову, несмотря на те страдания, которые она испытывала в настоящее время. Другие рисунки и рассказы девочки в этот период свидетельствуют о надеждах на благополучный исход и счастливое будущее.

На рисунке 5.3 изображена большая сильная горилла, ко­торая находится в клетке с зеркалом и качелями. Люди броса­ют горилле морковь и фрукты. Не та ли это морковь, которую


подвешивают на шесте, чтобы обмануть осла? Рисунок указы­вает на ведение переговоров, хотя мы и не знаем точно, что именно символизирует морковь. Быть может, горилла олице­творяет болезнь или укрощенный гнев. Можно предположить, что фрукты, которые получает горилла, олицетворяют лекар­ства, необходимые для контроля болезни. (Блубонд-Лангер от­мечает, что на этой стадии дети нередко верят, что они прини­мают такие же лекарства, как и те, которые были выписаны при первой постановке диагноза, и эти лекарства отличаются от тех, которые пришлось в дальнейшем принимать. Кроме того, дети верят, что лекарства помогут им выздороветь). Не­пропорциональное лицо гориллы смотрит влево, поворачива­ясь к бледно-желтому зеркалу. Поскольку расположенное слева яблоко и зеркало нередко символизируют знание, можно предположить, что Каройл идет к новому пониманию или осо­знанию своего положения.

Два дня спустя Каройл нарисовала «Галерею изобразитель­ных искусств» (рис.5.4), которая заключает в себе известную долю шутки. Б галерее искусств находится сердитая девочка (панк), занятая разрисовыванием картин граффити, которые походят на каракули, но в действительности обозначают


глаза. Приповторном посещении галереи она заметила, что один глаз подмигнул и заговорил с ней. Затем она проснулась. Искаженные черты, вероятно, свидетельствуют о наличии проблем с рассмотрением реальности. Отсутствие рук — беспо­мощность — в сочетании с лиловым цветом позволяет заклю­чить о сильной потребности в контроле и поддержке со стороны других людей. Подбор цветов для изображения множества глаз — вначале бледно-желтый, затем оранжевый, желто-зеле­ный и, наконец, лиловый — подчеркивает существенное ухуд­шение здоровья девочки. Ситуация стала настолько ненадеж­ной, что девочке понадобилось заключить картину в багряную рамку. Говорящая картина, расположенная в верхней части листа бумаги, указывает на фантазию о том, что болезнь — это всего лишь шутка, однако реальность для разместившейся в нижней части девочки состоит в том, что она навсегда останется больной. Для нее нет счастливого будущего. Глаза символизиру­ют интуитивную способность и говорят девочке: «Никто тебя не обманывает». Она видит реальность. Изображенные черным цветом бесформенные ноги теперь способны лишь с большим трудом передвигаться. Блубонд-Лангер отмечает, что на ста­дии 4 дети оценивают свое состояние как «неизменно болен и ни­когда не поправлюсь». Несмотря на попытку отрицать безна­дежность своего состояния, девочка «пробуждается», чтобы осо­знать новую реальность.

Представление об осознании новой реальности получило подтверждение через 2 недели, когда был нарисован очеред­ной рисунок. Синяя дверь расположена высоко над основа­нием дома и существенно затрудняет вход и выход из него. Из разъяснений Каройл можно заключить, что девочка может проникнуть в дом, из которого она должна выйти через отверстие в крыше, что свидетельствует о существова­нии единственной возможности спастись от тела, а именно духовным путем. Она поднимается по лестнице, ступеньки которой громко скрипят под тяжестью ее тела. Лестни­ца приводит девочку к призраку, который живет в этом доме. Таким образом земная часть существа девочки уступа­ет место духовной части. Призрак пугает девочку, и она с криком просыпается.

В доме три этажа, причем на двух верхних этажах обитают безглазые призраки. Дом имеет шесть окон.Два окна забиты досками. В одном окне отсутствуют стекла. Отсюда можно за­ключить, что на духовном (или интуитивном) уровне девочка


знает, что происходит, не испытывая потребности взглянуть в лицо реальности. В то же время ее сознательная сущность стремится ретушировать эту тягостную реальность. В нижней части рисунка отсутствует цвет, что свидетельствует в пользу концепции подавленных чувств. В таком случае черный цвет символизирует неизведанное или безрадостное будущее, к ко­торому девочка еще не вполне готова. И тем не менее внутри дома можно различить темно-коричневый или ярко-синий цвет, которые наводят на размышление о здоровье и энергии. В окнах, заключенных в синие и коричневые рамы, видны три призрака, олицетворяющие позитивные возможности разви­тия духовной сущности девочки. В последние месяцы окрепла никогда не покидавшая ее вера.

Следующая история также посвящена сновидению. Чело­век просыпается и «продолжает жить». Однако нам говорят, что он поправится и проживет счастливую жизнь. Почти весь лист бумаги занимает изображение ярко-синего водопада, оли­цетворяющего энергию и здоровый дух. Отсюда можно заклю­чить, что девочка все еще находится на стадии 4. В данном случае поток воды указывает на формирование позитивного отношения к этой стадии.

Рисунок 5.Г) мы решили включить в рассмотрение не столь­ко по соображениям хронологии развития болезни, сколько для того, чтобы подчеркнуть важное значение процесса рисо­вания для детей. Мать Каройл не успела предупредить меня о необходимости отменить утреннее занятие. Поскольку кон­сультант уже пришла на занятие, она предложила девочке не­много порисовать, хотя та чувствовала себя слишком бальной для школьных занятий. Девочка согласилась заняться рисова­нием. Положение фигуры в левой части листа и несколько сле­зинок свидетельствовали о депрессивном состоянии. Закончив рисунок, она сказала, что даст ему название «плохое самочув­ствие», однако на рисунке написала «хорошее самочувствие». На просьбу дать объяснение она сказала, что теперь действи­тельно чувствует себя лучше, и попросила разрешения присту­пить к школьным занятиям. При обсуждении этого события с матерью девочки мы осознали важное значение самого процес­са рисования.

Шесть дней спустя появился рисунок под названием «Мас­кировка кролика». На этот раз лист бумаги был установлен в вертикальное положение, которое усиливало экспрессивность по сравнению с предыдущими рисунками. Кроме того, этот


 

Рисунок имел поразительное сходство с гориллой, нарисованной два половиной месяца назад. Основные предметы зани­мают на листе бумаги такое же положение, как и на рисунке гориллы, хотя на этот раз лицо главного персонажа имеет ясные очертания. Из названия рисунка мы знаем, что это мас­кировка. Несмотря на идентичное положение и форму морко­ви, в ней отсутствует цвет. В этом случае, как и в предыдущем, мы точно не знаем, что именно символизирует морковь. Одна­ко из разъяснений девочки нам известно, что все хотят съесть именно эту морковь. Человек «любит морковь. Об этом нельзя забывать». Затем девочка рассказала, что человек съест мор­ковь после того, как наденет костюм из кролика. Для амери­канских индейцев кролик символизирует трикстера. Однако облачение в шкуру кролика символизирует покорность и сми­рение перед Великим духом (Storm, 1972). В таком случае от­сюда можно заключить, что обычные кролики, направляю­щиеся вправо, не собираются съесть эту морковку. Вероятно, морковку съест смиренный кролик, направившийся влево.

Во время рисования Каройл сказала: «Раньше я рисовала добрых кроликов, а теперь не рисую. Я стала другой». Затем


она сообщила, что собирается воспользоваться для рисования ручкой с пером. Этот рисунок был единственным из всей серии рисунков, который девочка нарисовала ручкой. Кроме того, девочка заметила, что два дня назад умерла ее лучшая подру­га: «Она меня больше всех любила». Уникальность использо­вания ручки для рисования и ориентация листа бумаги под­черкивают особое значение этого рисунка. В это время Каройл перешла к стадии 5, «умирание». Она пережила ряд представ­лений о состоянии своего здоровья и теперь приобрела способ­ность рассматривать смерть подруги от аналогичной болезни как логический исход своей собственной болезни.

Два дня спустя появился рисунок под названием «Клум­ба». Рисунок был выполнен карандашом, причем лист бумаги вновь занял горизонтальное положение. На рисунке были изо­бражены три цветка, а на предыдущем рисунке — три кроли­ка. Одна подруга Каройл умерла 5 месяцев назад, а другая 4 дня тому назад. Если продлить вымаранный стебель цветка, он соединится с буквой «л» в конце ее имени. На бессознатель­ном уровне она знает, какая ей уготована судьба.

Цветок справа был стерт ластиком и вновь нарисован в виде тюльпана, олицетворяющего совершенную любовь (Coo­per, 1978). На рисунке изображены стайки птиц, состоящие из ворон, ястребов и орлов. Птицы, напоминающие формой букву М, расположились в ряд, а над вымаранным цветком помести­лись вороны. Они символизируют вестника смерти. Остальные птицы являются солнечными и небесными символами. В дей­ствительности Каройл вначале хотела нарисовать малиновок, но передумала и вместо них нарисовала ястребов. Ее обе подру­ги уже стали частью духовного мира. Об этом она только что получила весть.

На следующий день Каройл нарисовала «Грустное чудови­ще» (рис.5.6). Огромное трехногое чудовище приближается слева к крошечным фигуркам людей с просьбой стать его дру­зьями, причем три человечка соглашаются, а один отвечает отказом. Коричневый цвет, поверх которого нанесен зеленый, свидетельствует о возможности роста, психологического исцеле­ния или примирения со смертью. Вагряный цвет указывает на силу чудовища и, может быть, на потребность в поддержке. Рас­крашивая чудовище, Каройл рассуждала о похоронах и по­минках. Рисуя людей, она рассуждала о дружбе, причем нашу дружбу назвала «крепкой». Если предположить, что чудовище


 

олицетворяет смерть, тогда три части души девочки смирились с неизбежностью смерти, а одна часть не смирилась.

Четыре дня спустя появился рисунок «Спущенная шина» (рис.5.7). На этот раз на рисунке были изображены четыре цветка, один из которых находился в устойчивом положении, а три подпрыгивали в тот момент, когда спускала шина. Дра­матизм ситуации состоит в том, что три цветка оказались вы­битыми из своей среды, и их стебли не дотягиваются до цве­точных ваз. Об этом свидетельствует внутренний обвод каран­дашного контура цветным фломастером. Стебель цветка, находящегося в устойчивом положении, соприкасается с вазой. Вероятно, это связано с тем, что тело девочки на три четверти поражено раком. Тележку толкает человек, расположившийся с наружной стороны ручек. Если бы он тащил те­лежку, ухватившись за одну ручку, тележка изменила бы на­правление движения и стала двигаться влево. Изменение на­правления движения имеет важное значение для определения направления жизни девочки. Изменив направление, она те­перь движется влево, на запад, т. е. к смерти. В дальнейших рисунках движение показано в этом направлении, тогда как на всех предыдущих показано движение направо. Исключение составляют фронтальные изображения. Тележка украшена


 

тремя наборами из концентрических кругов, что позволяет за­ключить о завершении трех частей жизни: прошлого, настоя­щего и будущего.

Три месяца спустя Каройл нарисовала двух бабочек: чер­ное тело, олицетворяющее куколку (насекомого) или смерть, и появление возродившейся бабочки. Кублер-Росс (1983) пишет о том, что дети в концентрационных лагерях и боль­ницах рисовали бабочек. Каройл весьма энергичным конту­ром обвела лица большой и маленькой бабочек и большое вечнозеленое дерево, расположившееся рядом с маленькой бабочкой. Все контуры были дополнительно обведены цвет­ным карандашом. Не отражает ли энергичность контуров за­боту девочки о внешнем мире? Несмотря на осень, по-летне­му зеленые деревья имеют очень яркую листву. Быть может, это несоответствие отражает возрождение духа? На рисунке изображены семь цветков. А ведь число семь в первую оче­редь заключает в себе духовное и преходящее (Cooper, 1978, стр. 117). Цветы и пятнышки на бабочках нарисованы оран­жевым и пурпурным цветом, что указывает на напряжен­ную борьбу между жизнью и смертью в теле девочки. Внача­ле стволы всех деревьев были нарисованы светло-желтой краской (опасная жизненная ситуация), а затем закрашены


черной. Быть может, это означает страх перед потерей связи каждого дерева с питательной почвой, связи с землей?

Два месяца спустя Каройл вновь нарисовала два вечнозеле­ных дерева, по одному с каждой стороны чудовища (рис.5.8). Чудовище нарисовано небесно-голубой краской, а его руки и глаза - пурпурной. На первый взгляд может показаться, что чудовище пугает крошечного человечка, взывающего о помо­щи Быть может, это смерть зовет девочку? На прежних ри­сунках отсутствовали пунктирные линии, которыми обозначе­но чудовище. Эти линии свидетельствуют о распаде границ тела девочки, вызванного лейкемией. Темно-розовый пуп свя­зывает эту фигуру с центром мироздания и олицетворяет связь с нитью жизни. Чудовище почти полностью окаймлено зеле­ным цветом. Оно парит над землею, то ли в подвешенном со­стоянии, то ли в процессе вознесения на небо. При вниматель­ном рассмотрении дома с провисшей дверью, несимметрич­ной крышей, трубой (из которой не идет дым, а следовательно, в доме нет тепла) и двумя яркими неровными окнами (большее окно нарисовано оранжевым цветом, олицетворяющим борьбу между жизнью и смертью, а меньшее - зеленым, сим­волизирующим здоровье), можно прийти к заключению, что человек взывает к чудовищу о помощи. Кроваво-красный рот


чудовища немного размазан, указывая на необходимость влить в него здоровую кровь.

Поскольку призыв о помощи был столь очевиден, консуль­тант спросила Каройл, не приходилось ли ей испытывать такие же чувства, как и упомянутый персонаж на рисунке. Это был один из тех случаев, когда консультант устанавливала связь с содержанием рисунка, не прибегая к третьему лицу. Этот вопрос привел к продолжительной беседе о переживани­ях родных и близких девочки, о ее желании более подробно обо всем поговорить и стремлении защитить родных от мучи­тельных переживаний. Отсутствие окон на первом этаже и схематичное изображение фронтальной части дома могли бы рассказать нам о том, что девочка вынуждена что-то скрывать и не может быть «искренней». Таким образом, упомянутый вопрос существенно расширил рамки нашей беседы на этом и дальнейших занятиях.

Три дня спустя появился рисунок под названием «Мали­новка» (рис.5.9). Хотя уже наступил ноябрь, Каройл сказа­ла, что она видела эту малиновку. Появившееся из расколо­того белого яйца тело птицы имеет такой же бледно-голубой цвет, как и небо на прежних рисунках. Взметнувшиеся кры­лья уходят за пределы листа бумаги, символизируя устрем­ленный ввысь дух, который вызывает ассоциации с чудови­щем на предыдущем рисунке. Большие розовые участки сло­женных крыльев свидетельствуют о преобладании желания видеть ситуацию «в розовом цвете». В христианской симво­лике малиновка олицетворяет смерть и воскрешение. Яйцо (Космическое Яйцо), осколки которого лежат вокруг ма­линовки, также символизирует возрождение духа и надеж­ды. Кроваво-красный цвет, которым был изображен рот чудовища, теперь переместился на грудь, где он и должен находиться, поскольку грудка малиновки должна быть красной. Золотисто-желтый клюв с двумя ноздрями, вероят­но, указывает на вдыхание духовного. Теперь мы вправе предположить, что девочка перешла к стадии смирения со

своей судьбой.

Через неделю появился рисунок под названием «Земля и море» (рис.5.10). Каройл пояснила, что на рисунке изображе­но возвращение принцессы (движение налево) в замок короля, которому она собирается сообщить о своем намерении выйти замуж за невольника. Рыбы, олицетворяющие поток жизни, плывут направо. Вода, как и небо, изображена синим цветом



 

Коричневый (целительный, земной) цвет занимает более поло­вины рисунка. Поверх коричневого нанесен золотисто-жел­тый цвет, символизирующий духовное (а не земное) исцеле­ние. Живые существа — люди и рыбы — прозрачны, а про­зрачность символизирует увядание жизни. В таком случае мы имеем дело с изображением «переправы через воды», которая, как это можно заметить во многих культурах, предшествует и сопровождает смерть.

Две недели спустя появился рисунок под названием «Медведь и снеговик» (рис.5.11), в котором была вновь за­тронута тема увядающей жизни. На изображение медведя ушла большая часть времени, поскольку понадобилось не­сколько раз подтирать контур, чтобы добиться достаточной легкости линий. Пришлось несколько раз стирать ластиком и снеговика, чтобы получилась достаточно большая голова. Разумеется, снеговик олицетворяет преходящесть, так как ему суждено скоро растаять. Головы обеих фигур увенчаны головными уборами. На нижнем этаже дома отсутствуют окна, что свидетельствует о потребности подавить или


скрыть какое-то событие. Обе фигуры стоят в одинаковой позе, широко раскрыв руки и оставив туловище незащищен­ным. Как и на многих других рисунках Каройл, здесь также можно заметить некоторое несоответствие: правый глаз меньше левого. Несоразмерностью характеризуются и уши. Много сил ушло на изображение органов чувств снеговика. Быть может, раковые клетки уже затронули сенсорные ре­цепторы в мозгу? Стоит серый облачный день. Не указыва­ют ли облачность и подчистка рисунка на близость ухода из этого мира? На рисунке вновь присутствует число шесть: шесть угольков, обозначающих рот снеговика, шесть сек­ций дымовой трубы и шесть ступенек па спуске от дома. Ровно шесть недель назад Каройл была срочно госпитализи­рована.





Читайте также:
Назначение, устройство и принцип работы автосцепки СА-3 и поглощающего аппарата: Дальнейшее развитие автосцепки подвижного состава...
Эталон единицы силы электрического тока: Эталон – это средство измерения, обеспечивающее воспроизведение и хранение...
Конфликтные ситуации в медицинской практике: Наиболее ярким примером конфликта врача и пациента является...
Особенности этнокультурного развития народов Пензенского края: Пензенский край – типичный российский регион, где проживает ...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-03-24 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.038 с.