Глава 6 Расщепление Духа





 

Но на четвертую ночь я закричал, "Путешествие в Ад означает самому стать Адом.103 Это все ужасно запутанно и переплетено. На этом пустынном пути нет просто раскаленного песка, но также запутанные невидимые существа которые живут в пустыне. Я этого не знал. Путь только очевидно чист, пустыня только очевидно пуста. Она кажется населена волшебными существами которые смертельно прикрепляются ко мне и дьявольски изменяют мою форму. Я очевидно принял полностью монстрообразную форму в которой я больше не могу узнать себя. Мне кажется что я стал чудовищным животным ради которого я поменял свою человечность. Этот путь окружен злодейской магией, невидимые петли были наброшены на меня и я был пойман в ловушку."

Но дух глубин приблизился ко мне и сказал, "Опустись в свои глубины, утони!"

Но я негодовал и сказал: "Как я могу утонуть? Я не могу это сам сделать."

Тогда дух произнес мои слова мне которые представились нелепыми, и он сказал, "Сядь, будь тихим."

Но я прокричал негодующе: "Как ужасно, это звучит бессмысленно, ты это тоже требуешь от меня? Ты свергнул могущественных Богов которые значили самое большее для нас. Моя душа, где ты? Я что вверил себя глупому животному, я что пью как пьяница до гроба, я заикаясь произношу глупости как лунатик? Это твой путь, моя душа? Кровь кипит во мне и я бы задушил тебя если бы я мог поймать тебя. Ты плетешь самую густую темноту и я как сумашедший пойман в твою сеть. Но я жажду, научи меня."

Но моя душа сказала мне, "Мой путь светел."

Все же я возмущенно ответил, "Ты называешь светом то что мы люди называем самой худшей тьмой? Ты называешь день ночью?"

На это моя душа произнесла слова которые пробудили мой гнев: "Мой свет не из этого мира."

Я крикнул, "Я не знаю другого мира."

Душа ответила, "Он что не должен существовать потому что ты ничего о нем не знаешь?" Я: "Но наше знание? Что наше знание также не хорошо для тебя? Что будет, если не знание? Где безопасность? Где твердая почва? Где свет? Твоя темнота не только темнее ночи, но также и бездонна. Если это не будет знанием, тогда это может будет также без речи и слов?"

Моя душа: "Нет слов."

Я: "Прости меня, возможно я не расслышал, возможно я неправильно понимаю тебя, возможно я заманиваю себя в само-обман и мартышкин труд, и я жульнически скалюсь на самого себя в зеркало, дурак в собственном сумашедшем доме. Возможно ты спотыкаешься о мою глупость?"

Моя душа: "Ты обманываешь сам себя, ты не обманываешь меня. Твои слова это ложь для тебя, не для меня."

Я: "Но я мог бы кататься в неистовой бессмыслице, и замышлять абсурдность и портить однообразие?"

Моя душа: "Кто дает тебе мысли и слова? Ты сам их делаешь? Ты же не мой раб, получаетль который лежит у моей двери и подбирает мое подаяние? И ты осмеливаешься думать что то что ты замышляешь и говоришь может быть бессмыслицей? Ты что еще не знаешь что это идет от меня и принадлежит мне?"

И я закричал полный гнева, "Но мое возмущение должно так же приходить от меня, и во мне ты возмущаешься против себя." И моя душа произнесла двусмысленные слова: "Это гражданская война."104

Я был подавлен болью и гневом, и я ответил, "Как болезненно, моя душа, слышать тебя использующую пустые слова; Мне плохо. Комедия и чепуха—но я сочувствую. Я также могу ползти через грязь и наиболее презираемую банальность. Я могу есть пыль; которая часть Ада. Я не уступаю, я непокорен. Вы можете продолжать выдумывать пытки, монстров с паучьими ногами, нелепых, отвратительных, ужасные театральные представления. Пдходите ближе, я готов. Готов, моя душа, ты которая дьявол, бороться с тобой тоже. Ты надела маску Бога, и я поклонялся тебе. Теперь ты надеваешь маску дьявола, ужасную, маску банальной, вечной посредственности! Только одно желание! Дай мне момент чтобы оступить и подумать! Стоит ли того борьба с этой маской? Стоила ли маска Бога поклонения? Я не могу это делать, страсть к битве горит в моих членах. Нет, Я не могу оставить поле битвы как проигравший. Я хочу схватить тебя, раздавить тебя, обезьяна, шут. Горе если борьба эта не на равных, мои руки хватают воздух. Но твои удары – также воздух, и я вижу обман"

Я нахожу себя снова на пустынном пути. Это было пустынное видение, видение одинокого который скитался по длинным дорогам. Там скрываются невидимые грабители и убийцы и стрелки отравленными стрелами. Предположите что смертельная стрела застряла в моем сердце?

Как первое видение предсказало мне, убийца появился из глубин, и пришел ко мне как в судьбе народов этого времени, появился безымянный и навел оружие убийства на принца.105

Я чувствовал себя превращенным в алчную тварь. Мое сердце накалилось в гневе против высоких и любимых, против моего принца и героя, также как безымянный, движимый жадностью на убийство, уколовший своего дорогого принца. Поскольку я нес убийство в себе, я предвидел это.106

Поскольку я нес войну в себе, я предвидел ее. Я чувствовал себя преданным и оболганным своим королем. Почему я так чувствовал? Он не был таким каким я хотел бы чтобы он был. Он был другим чем я ожидал. Он должен был быть королем в моем смысле, но не в его смысле. Он должен быть тем что я называю идеальным. Моя душа представилась мне пустой, безвкусной и бессмысленной. Но то что я думал он ней на самом деле было действительно для моего идеала.

Это было видение пустыни, Я боролся с зеркальными изображениями себя. Это была гражданская война во мне. Я сам был убийцей и убитым. Смертельная стрела застряла в моем сердце, и я не знал что это означает. Мои мысли были убийцей и страхом смерти, который распространился как яд по всему моему телу.

И такой же была судьба людей: Убийца одного был отравленной стрелой которая полетела в сердца людей и разожгла свирепейшую войну. Этот убийца это возмущение неспособности против воли, предательство Иуды которое каждый хотел бы чтобы сделал кто-либо другой.107 Мы все еще ищем козла, которые должен нести наш грех.108

Все что становится слишком старым становится злом тоже самое это правда ваших высочайших.. Научись от мук распятого Бога которого каждый может предать и распять, а именно Бога старого года, если Бог прекращает быть путем жизни, он должен тайно упасть.109

Бог сам станет болен если он переступит высоту зенита. Поэтому дух глубин взял меня когда дух этого времени привел меня к вершине."0

103В Превыше Добра и Зла, Ницше писал: "Любой кто борется с монстрами должен позаботиться чтобы в процессе он сам не стал монстром. И если вы долго вглядываетесь в бездну, то бездна вглядывается назад в вас" (tr. Marion Faber [Oxford: Oxford University Press], 1998, §146, стр. 68).

 

104Далее в Черной Книге: "Ты что неврастеник? Ты что неврастеник?" (стр. 53).

105См. замечание 99, стр. 240.

106Далее в Черновике: "Мои друзья, если бы вы знали какие глубины будущего вы несете внутри вас! Те кто смотрит в собственные глубины, смотрит на то что должно прийти" (стр. 70).

107Далее в Черновике: "Но также как Иуда – это необходимая связь в цепи работы искупления, то и это наше Иудовское предательство героя также необходимый проход к искуплению" (стр. 71). В Трансформациях и Символах Либидо (1912), Юнг обуждал видение Abbe Oegger, в истории Анатоля Франса Lejardin d'Epicure, который утверждал что Бог выбрал Иуду как инструмент завершения работы Христа по искушению (CW B, §52).

108Cf. Leviticus 16:7-10: "И он должен взять двух козлов, и представить их перед Богом у двери шатра собрания. И Ааарон должен бросить жребий на этих двух козлов; один для Бога и другой для козла отпущения. И Аарон должен принести козла на которого упал жребий Бога, и предложить ему как предложение греха. Но тот козел, на котрого упал жребий козла отпущения, должен быть представлен живым перед Богом, чтобы сделать искупление с ним, и позволить ему идти за козлом отпущения в пустыню."

109Далее в Черновике: "это то чему древние научили нас" (стр. 72).

110Далее в Черновике: "Те кто бродят в пустыне испытывают все что относится к пустыне. Древние описали это нам. Мы можем начиться у них. Откройте дресние книги и научитесь тому что прийдет к вам в одиночестве. Все будет дадено вам и ничего для вас не пожалеется, сострадание и мука" (стр. 72).

 

Глава 7 Убийца Героя

[HI iv(v)]m Cap. vii.[69]

Следующей ночью, однако, у меня было видение:112 Я был с кем-то молодым в высоких горах. Это было перед рассветом, восточное небо было уже светлым. Потом горн Зихфрида раздался над горами ликующим звуком."3 Мы знали что наш смертельный враг идет. Мы были вооружены и скрывались около узкого каменистого пути чтобы убить его. Потом мы увидели его едущего высоко через горы на колеснице сделанной из костей мертвых. Он вел ее смело и великолепно через крутые скалы и прибыл к узкому пути где мы ждали прячась. Когда он подъехал к повороту впереди нас, мы выстрелили одновременно и он упал убитый. Я повернулся бежать и обрушился ужасный дождь. Но после этого114 Я прошел через муку до смерти и упал уверенный что я должен убить себя, если я не смог решить загадку убийцы героя.115

Тогда дух глубин подошел ко мне и сказал такие слова: "Высочайшая правда одна и такая же как абсурд." Это утрверждение спасло меня, и как дождь после долгой жары, это смыло все во мне что было слишком напряжено.

Тогда у меня было второе видение:116 Я видел прекрасный сад, в котором формы ходили одетые в белый шелк, все покрытые цветным светом, одни красноватым, другие голубоватым и зеленоватым."7 [Image iv(v)]

Я знаю, я шагал через глубины. Через вину я возродился."8

[2] Мы также живем в своих снах, мы живем не только днем. Иногда мы заканчиваем наши величайшие деяния в снах."9

Этой ночью моя жизнь была в опасности так как я должен был убить моего господина и Бога, но не в единственной битве, поскольку кто из смертных может убить Бога на дуэли? Вы можете добраться до Бога только через убийцу,120 если вы хотите превзойти его.

Но это самое горькое для смертных: наши Боги хотят превосходить, так как они требуют обновления. Если люди убьют своих принцев, они делают это поскольку они не могут убить своих Богов, и потому что они не знают что они должны убить своих Богов внутри себя.

Если Бог становится старым, он становится теневым, бессмысленным и падает. Величайшая истина становится величайшей ложью, ярчайший день становится темнейшей ночью.

Поскольку дню нужна ночь и ночи день, также и смысл требует абсурда и абсурд требует смысла.

День не существует через себя, ночь не существует через себя.

Реальность которая существует через себя это день и ночь.

Таким образом реальность это смысл и абсурд.

Полдень это момент, полночь это момент, утро идет от ночи, вечер превращается в ночь, но вечер идет от дня и утро превращается в день.

Итак смысл это момент и переход от абсурда к абсурду, и абсурд это только момент и переход от смысла к смыслу.'21

О этот Зигфрид, голубоглазый блондин, германский герой, должен был пасть от моей руки, самый преданный и смелый! Он имел все которое я ценил как более великое и красивое; он был моей властью, моей смелостью, моей гордостью. я бы потерпел неудачу в битве, и поэтому для меня было оставлено только убийство. Если бы я хотел продолжать жить, это могло бы быть только через обман и хитрость.

Не судите! Подумайте о блондинах дикарях в германских лесах, которые должны были предать гром размахивающий молотом ради бледного ближневосточного Бога которого пригвоздили к дереву как курицу. Смелых превзошли определенным презрением к самим себе. Но их жизненная сила предлагала им продолжать жить, и они предали своих прекрасных диких Богов, свои святые деревья и свое благоговение перед германскими лесами.122

Что Зигфрид означал для Германцев! Что говорит нам то что германцы переживают смерть Зигфрида! И поэтому я почти предпочитаю убить себя чтобы спасти его. Но я хотел продолжать жить с новым Богом.123

После смерти на кресте Христос пошел в преисподнюю и стал Адом. Таким образом он принял форму Антихриста, дракона. Изображение Антихрита, которое предстало перед нами от древних, провозглашает нового Бога, чье пришествие предсказывали древние.

Боги неизбежны. Чем больше вы бежите от Бога, тем наиболее вероятно вы упадете ему в руки.

Дождь это большой поток слез кторый падет на народы, слезное наводнение отпущенного напряжения после сжатия смерти обременило народы ужасающей силой. Это скорбь мертвых во мне, которая предшествует похорогам и возрождению. Дождь это плодотворение земли, он порождает новую пшеницу, молодого, растущего Бога.124

 

in Это относится к оплакиванию смерти героя. ,

11218 Декабря,1913. В Черной Книге: "Следующая ночь была ужасна. я проснулся вскоре от страшного сна" (стр. 56). В Черновике: "могущественное видение поднялось из глубин" (стр. 73).

113Зигфрид был героическим принцем который появляется в старом германском и скандинавском эпосе. В ХХ столетии Нибелунг описывается так: "И в каком великолепном стиле ездил Зигфрид! Он нес большое копье, с крепким древком и широким наконечником; его красивый меч доставал до его шпор; и прекрасный горн который это господин нес был из красноватого золота" (tr. A. Hatto [London: Penguin, 2004], стр. 129). Его жену, Брунхильд, обманом заставили открыть единственное место где он мог быть ранен и убит. Вагнер переработал эти эпосы в Кольце Нибелунга. В 1912, в Трансформациях и Символах Либидо Юнг представил психологическую интерпретацию Зигфрида как символа либидо, главным образом цитируя либретто Вагнера к Зигфриду (CW B, §568f).

114Далее в Черновике: "После этого видения во сне" (стр. 73).

115В Черной Книге 2, Юнг заметил: "Я шагал легко вверх по невероятно крутому пути и позже помог своей жене, которая следовала за мной более медленным шагом, поднимаясь. Некоторый высмеивали нас, но мне было все равно, так как это показывало что они не знали что я убил героя" (стр. 57). Юнг подробно описывал этот сон на семинаре в 1925, делая ударение на разных деталях. Он представил это со следующими замечаниями: "Зигфрид больше не был особенной фигурой для меня которой я сочувствовал, и я не знаю почему мое бессознательное было поглощено им. Зигфрид Вагнера, особенно, преувеличенно экстравертен и временами действительно нелеп. Мне никогда он не нравился. Тем не менее сон показал что он мой герой. Я не мог понять сильную эмоцию которая у меня была во сне." После пересказывания сна, Юнг заметил: "Я чувствовал огромную жалость за него [Зигфрида], как будто в меня самого выстрелили. я должно быть имел героя которого не ценил, и это был мой идеал силы и эффективности который я убил. Я убил свой интеллект, в чем мне помогла персонификация коллективного бессознательного, маленький коричневый человек во мне. Другими словами, я сверг мою лучшую функцию . . . Дождь был символом отпущения напряжения; силы бессознательного были отпущены. Когда это случилось, это вызвало чувство облегчения. Вина была искуплена потому что, как только главная функция низложена, есть шанс для других сторон личности быть рожденными к жизни" (Аналитическая Психология, стр. 56-57). В Черной Книге 2, и в его более поздних заметках об этом сне в Воспоминаниях (стр. 204), Юнг сказал что он чувствовал что он бы убил себя если бы не разрешил эту загадку.

116Далее в Черновике: "и я снова заснул. Второе видение пришло ко мне во сне" (стр. 73-74)-

117Далее в Черновике: "Эти огни напонили мой разум и чувства. И снова я заснул как выздоравливающий" (стр. 74). Юнг подробно рассказывал этот сон Aniela Jaffe, и сказал что после того как он встретился с тенью, как во сне с Зигфридом, этот сон выражал идею что он был одной вешью и другой еще где-то одновременно. Бессознательное выросло выше его, как нимб святого. Тень была как слегка окрашенная сфера которая окружала людей. Он думал что это было видение свыше, где у людей есть полнота. (MP, стр. 170).

118Далее в Черновике: "Промежуточный мир это мир простейших вещей. Это не мир намерения и повелевания, но случайный мир неопределенных возможностей. Здесь следующие пути маленькие, неширокие, прямые шоссе, над ними нет рая, и под ними нет ада" (стр. 74). В октябре 1916, Юнг говорил несколько раз в психологическом клубе, "Адаптация, индивидуация и коллективность" в которых он прокомментировал важность вины: "первый шаг в индивидуации это трагическая вина. Накапливание вины требует искупления" (CW 18, §1094).

119Здесь в Черновике есть дополнение: "Ты что улыбаешься? Дух этого времени хотел бы заставить тебя верить что глубины это не мир и не реальность" (стр. 74).

120Далее в Черновике: "Иуда" (стр. 75).

121Далее в Черновике: "Мое видение во сне показало мне что я не был один когда я совершил это. Мне помог молодой, который был моложе меня; омоложенная версия меня" (стр. 76).

122Далее в Черновике: "Зигфрид должен был умереть, как и Вотан" (стр. 76). В 1918, Юнг написал об эффектах введения христианства в Германию: "Христианство раздвоило германских варваров на верхнюю и нижнюю половины помогло им, путем подавления темной стороны, приручить светлую сторону приспособить ее для культуры. Но нижняя, темная половина все еще ждет осовобождения и второго приручения. До этого, она будет оставаться ассоциированной с остатками предыстории, с коллективным бессознательным, которое должно означать особенную и увеличивающуюся активацию коллективного бессознательного. ("O Бессознательном," CW 10, §17). Он развил эту ситуацию в "Вотане" (1936, CW 10).

123В Черновике, это предложение такое: "Мы хотим продолжать жить с новым Богом, героем выше Христа" (стр. 76). Для Aniela Jaffe, он рассказал что он думал о себе как о преодолевающем герое, но сон показал что герой должен быть убит. Это преувеличение воли было представлено Германцами в то время, такими как линия Зигфрида. Голос внутри него сказал, "Если ты не поймешь сна, ты должен застрелить себя!" (MP, p. 98, Воспоминания, стр. 204). Подлинная линия Зигфрида была защищающейся основанной немцами в северной Франции в 1917 (на самом деле это была ветка линии Гиденбурга).

124Тема умирающего и воскрешающегося Бога заметно представлена в Золотом Суке Джеймса Фрейзера: Обучение в Магии и Религии (London: Macmillan, 1911-15), которую Юнг заимствовал в Трансформациях и Символах Либидо (1912).

 

 

Глава 8 Зачатие Бога

 

Потом на вторую ночь, я говорил со своей душой и сказал, "Этот новый мир представляется мне слабым и искусственным. Искусственный это плохой мир, но горчичное семя которое растет в дереве, слово которое было зачато в матке девственницы, стало Богом для которого земля была предметом."125

Как я говорил это, дух глубин внезапно поднялся. Он наполнил меня опьянением и туманом и сказал эти слова мощным голосом: [OB iv (v)] "Я принял твой побег, ты который должен прийти!

Я принял его в глубочайшей нужде и смиренности.

Я покрыл его потрепанной мозаикой и уложил на ночлего на бедные слова.

Насмешка поклонялась этому, твой ребенок, твой удивительный ребенок, ребенок того кто должен прийти, кто должен обьявить об отце, фрукт который старее дерева на котором он вырос.

В боли ты зачат радость это твое рождение.

Страх это твой вестник, сомнение стоит справа от тебя, разочарование слева.

Мы проходили в нашей смехотворности и бесчувственности когда мы поймали твой взгляд.

Наши глаза ослепли и наше знание упало безмолвно когда мы приняли твое сияние.

Ты новая искра вечной жизни, в какую ночь ты был рожден?

Ты отожмешь истинных молящихся от верующих в тебя, и они должны говорить о твоей славе языками которые чудовищны для них.

Ты зайдешь к ним в час их позора, и они узнают волю в том что они ненавидят, боятся и питают отвращение.116

Твой голос, редчайший приятный звук, будет услышан среди заикания несчастных, отвергнутых и осужденных как ничтожные.

Твое царство будет тронуто руками тех кто также преклонялся перед наиглубочайше смиренными, и чье стремление вело их через грязный прилив зла.

Ты дашь свои дары тем кто молится тебе в страхе и сомнении, и твой свет просияет на тех чьи колени должны быть преклонены перед тобой безвольно и которые наполнены возмущением.

Твоя жизнь с ним кто превзошел себя / [OB v(r)] и который отрекся от преодоления себя.117

Я также знаю что спасение милосердия дается только тем которые верят в высочайшее и предают себя без веры за тридцать кусочков серебра.118

Те кто измажут свои чистые руки и изменят их лучшему знанию ради ошибки и возьмут достоинства из могилы убийцы приглашены на твой величайший пир.

Созвездие твоего рождения это больная и меняющаяся звезда.

Те, о ребенок который должен прийти, есть чудеса которые будут нести доказательство что ты истинный Бог."

Когда мой принц упал, дух глубин открыл мое видение и позволил мне осознать рождение нового Бога.

Божественный ребенок приблизился ко мне из ужасного двусмыслия, ненавидимый-красивый, злой-хороший, смеющийся-серьезный, больной-здоровый бесчеловечный- человечный и неправедный- праведный.129

Я понял что БогI3° которого мы ищем в абсолюте не может быть найден в абсолютной красоте, добре, серьезности, возвышенности, человесности и даже в набожности. Когда-то Бог был там.

Я понял что новый Бог будет в отношении. Если Бог это абсолютная красота и доброта, как он должен заключать в себе полноту жизни, которая красива и ненавистна, хороша и зла, смеющаяся и серьезная, бесчеловечная и человечная? Как может человек жить в матке Бога если Божественность сама присутствует только в его половине?131

Если мы поднялись вблизи высот добра и зла, тогда наше плохое и ненавистное лежит в крайней муке. Мука человека так велика и дух высот так слаб что он едва ли может больше жить. Хорошее и прекрасное замерзают в лед абсолютной идеи,132 и плохое и ненавистное the bad and hateful становяться грязными лужами полными безумной жизни.

Таким образом после своей смерти Христос должен был отправиться в ад, или подьем на небеса стал бы невозможным для него. Христос должен был стать своим Антихристом, своим братом из преисподней.

Никто не знает что случилось в течении 3 дней пока Христос был в аду. Я это пережил.133 Люди былого говорили что он проповедовал там чтобы умереть.134 То что они говорят это правда, Но знаешь ли ты как это случилось?

Это был глупый мартышкин труд, зверский адский маскарад самых священных тайн. Как по-другому Христос мог спасти своего Антихриста? Прочтите неизвестные книги древних, и вы многому там научитесь. Заметьте что Христос не остался в Аду, но поднялся до небес.135

Наше убеждение о ценности хорошего и прекрасного стало сильным и непоколебимым, поэтому жизнь может расширяться выше этого и все еще исполнять все что лежит связанным и томящимся. Но связанное и томящееся это также плохое и ненавистное. Вы снова возмущены насчет плохого и ненавистного?

Через это вы можете узнать как велика их сила и ценность для жизни. Вы думаете это мертво в вас? Но это мертвое также может превратиться в змей.136 Эти змеи уничтожат принца ваших дней.

Ты видишь какая красота и радость приходят на людей когда глубины освобождают эту величайшую войну? И все же это было ужасным началом.137

Если у нас нет глубин, как у нас будут высоты? Все же ты боишься глубин, и не хочешь признаться что ты боишься их. Это хорошо, однако, что вы боитесь себя; скажите это громко что вы боитесь себя. Это мудро бояться себя. Только герои говорят что они бесстрашны. Но вы знаете что случается с героями.

Со страхом и дрожа, осматриваясь вокруг с недоверием, идите так в глубины, но не делайте это в одиночку; двое или больше это более безопасно так как глубины полны убийства. Также приготовьте себе путь к отступлению. Идите осторожно как будто вы трусы, так вы опередите душу убийц.138 Глубины хотят пожрать вас целиком чтобы вы зазлебнулись в грязи.

Он тот кто путешествует в Ад также становится Адом; таким образом не забывайте откуда вы пришли. Глубины сильнее вас; так что не будьте героями, будьте умными и бросьте героизм, так как нет ничего опаснее чем играть героя. Глубины хотят удержать вас; они не вернули многих, и поэтому люди убежали от глубин и аттаковали их.

Что если глубины, из-за нападения, теперь преобразуют себя в смерть? Но глубины и в самом деле преобразовали себя в смерть; таким образом когда она просыпаются они навлекают тысячекратную смерть.139 Мы не можем убить смерть, так как мы уже взяли всю жизнь от нее. Если мы все еще хотим преодолеть смерть, тогда мы должны воодушевить ее.

Таким образом в вашем путешествии обязательно берите золотые чаши полные сладкого питья жизни, красного вина, и давайте это материи смерти, чтобы она могла выиграть жизнь назад. Материя смерти преобразуется в черных змей. Не пугайтесь, змеи сразу погасят солнце ваших дней, и ночь с удивительными ускользающими целями овладеет вами.140

Имейте усердие чтобы пробудить мертвых. Ройте глубокие шахты и бросайте в них жертвенные дары, так чтобы они достигли мертвых. Подвергните сомнению зло в хорошем сердце, это путь для подъема. Но перед подъемом, все есть ночь и ад.

Что вы думаете о сущности Ада? Ад это когда глубины приходят к вам со всем чем вы больше не являетесь или чего больше не можете. Ад это когда вы не можете больше достичь что могли достичь. Ад это когда вы должны думать и чувствовать и делать все что вы знаете чего вы не можете. Ад это когда вы знаете что то что вы должны это то что вы хотите, И что вы сами ответственны за это. Ад это когда вы знаете что все серьезное что вы планировали для себя также смешно, что все возвышенное также жестокое, что все хорошее это также плохое, что все высокое это также низкое, и что все приятное также позорное.

Но глубочайший Ад это когда вы понимаете что Ад это также не Ад, но радостные Небеса, не Небеса в себе, но Небеса в этом отношении, и в этом отношении Ад.

Это есть двусмысленность Бога: он рожден из темной двусмысленности и поднимается к сверкающей двусмысленности. Недвусмысленность это простота и она приводит к смерти.141 Но двусмысленность это путь жизни.142 Если левая ступня не двигается, тогда двигается правая, и вы движетесь. Бог желает этого.143

Вы говорите: Христианский Бог это недвусмысленность, он есть любовь.'44 Но что более двусмысленно чем любовь? Любовь это путь жизни, но ваша любовь только на пути жизни если у вас есть левое и правое.

Нет ничего легче чем играть в двусмысленность и ничего более трудного чем жить двусмысленностью. Тот кто играет это ребенок; его Бог стар и умирает. Тот кто живет тот пробужден; его Бог молод и продолжает жить. Тот кто играет прячется от внутренней смерти. Тот кто живет чувствует движение вперед и бессмертие. Таким образом оставьте игру игрокам. Дайте упасть тому что должно упасть; если вы остановите это, это уничтожит вас. Есть истинная любовь которая не касается себя с соседями.145

Когда герой был убит и смысл был признан в абсурде, когда все напряжение обрушилось вниз из беременных туч, когда все стало трусливым и смотрело на собственное спасение, я осознал рождение Бога.146 Противостоя мне, Бог погрузился в мое сердце когда я был смущен насмешкой и поклонением, горем и смехом, "да" и "нет".

Он поднялся из слияния вместе двоих. Он был рожден как ребенок из моей собственной человеческой души, которая зачала его с сопротивлением как девственница. Так это относится к образу которые древние дали нам.147 Но когда мать, моя душа, была беременна Богом, я не знал этого. Даже казалось мне как будто моя душа была Богом, хотя он жил только в ее теле.148

И таким образом метафора древних выполнена: Я преследовал свою душу чтобы убить ребенка в ней. Поскольку я также худший враг моего Бога.149 Но я также понял что выбор моей вражды был сделан в Боге. Он есть насмешка, ненависть и злость, так как это также путь жизни.

Я должен сказать что Бог не должен приходить в существо перед тем как герой убит. Герой как мы понимаем его стал врагом Бога, так как герой это совершенство. Боги завидуют совершенству человека, потому что совершеннству не нужны Боги. Но поскольку никто не совершенен, нам нужны Боги. Боги любят совершенство потому что это всеобщий путь жизни. Но Боги не с тем кто желает быть соверщенным, потому что он имитация совершенства.150

Имитация была путем жизни когда людям все еще был нужен героический прототип.15' Обезьяний способ это путь жизни для обезьян, и для человека пока он как обезьяна. Человеческое обезьянняченье продолжается ужасно долго, но прийдет время когда отпадет кусок этого обезьянняченья от людей.

Это будет время спасения и мира, и вечный огня, и произойдет искупление.

Не будет больше героя и никого кто сможет имитировать его. Потому что с этого времени и впредь вся имитация будет проклята. Новый Бог высмеивает имитацию и последователей. Ему не нужны имитаторы и ученики. Он вынуждает людей через себя. Бог это его собственный последователь в человеке. Он имитирует сам себя.

Мы думаем что есть одиночество внутри нас и общинность снаружи нас. Общинность снаружи нас относится к внешнему, в то время как одиночество относится к нам. Мы одиноки если мы внутри себя, но общинны в отношении того что снаружи нас. Но если мы снаружи нас самих, то мы одиноки и эгоистичны в общинном. Наше я страдает от нужды если мы снаружи нас самих, и таким образом оно удовлетворяет свои нужды общинностью. Следовательно, общинность искажается в одиночество. Если мы внутри себя, мы воплощаем свои нужды, мы проветаем, и через это мы осознаем нужды общины и можем воплощать их.'52

Если мы поставим Бога снаружи нас, он оторвет нас от себя, так как Бог сильнее чем мы. Наше я падает в лишения. Но если Бог двигается внутрь себя, он схватывает нас из того что снаружи нас.153 Мы прибываем к одиночеству внутри самих себя. Так Бог становиться общинным в отношении того что снаружи нас, но единственным в отношении к нам. Ни у кого нет своего Бога, но все есть у моего Бога, включая меня. У Богов всех отдельных людей всегда есть все другие люди, включая меня. Таким образом это всегда только один Бог вопреки его множественности. Ты пребываешь к нему в себе и только через тебя самого схватывающего тебя. Это схватывает тебя в развитии твоей жизни.

Герой должен пасть ради нашего искупления, так как он модель и требует имитации. Но измерение имитации осуществлено.154 Мы должны примириться с одиночеством внутри себя и с Богом снаружи нас. Если мы войдем в это одиночество, тогда начнется жизнь Бога. Если мы внутри себя, тогда пространство вокруг нас свободно, но заполнено Богом.

Наши отношения с людьми идут через эту пустоту и также через Бога. Но ранее они прощли через эгоизм так как мы были снаружи себя. Таким образом дух предсказал мне что холод внешнего пространства распространится по земле.155 Этим он показал мне образно что Бог встанет между людьми и будет подстегивать каждого кнутом ледяного холода к теплу их собственного монашеского очага. Потому что люди были рядом сами с собой, в экстазе как безумцы.

Эгоистическое желание в конечном счете желает себя. Вы находите себя в вашем собственном желании, так что не говорите что желание тщетно. Если вы желаете себя, вы производите божественного сына в ваших обьятиях с самим собой. Ваше желание это отец Бога, ваше я это мать Бога, но сын это новый Бог, ваш господин.

Если вы принимаете ваше я, тогда это предстанет для вас как будто мир стал пустым и холодным. Приходящий Бог пойдет в эту пустоту.

Если вы в своем одиночестве, и все пространство вокруг вас стало холодным и бесконечным, тогда вы далеко удалились от людей, и в тоже время вы пришли ближе к ним как никогда раньше. Эгоистоичное желание только видимо привело вас к людям, но в реальности оно увело вас далеко от них и в конечном счете к себе самому, что для вас и для других было наиболее отдаленным. Но сейчас, если вы в одиночестве, ваш Бог ведет вас к Богу других, и через это к подлинному соседу, соседу вас самих себя в других.

Если вы в самом себе, вы осознаете вашу неспособность. Вы увидите как мало вы способны имитировать герев или самому быть героем. Таким образом вы сами больше не будете вынуждать других страновится гнроями. Как и вы, они страдают от неспособности. Неспособность, также, хочет жить, но она свергнет ваших Богов.

125Ссылка на притчу Христа о гречичном зернышке. От Матфея 13:31-32: "Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем: которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом".

126В От Марка 16:17, Христос заявил что те кто верят должны говорить новыми языками. Проблема разговора на языках обсуждалась в I Corinthians 14, и центральная в die Pentecostal движении.

127Тема самопреодоления одна из важных в работах Ницше. В Так Говоил Заратустра, Ницще пишет: "Я обучаю тебя Суперчеловек. Человек это нечто что должно быть преодолено. Что ты сделал чтобы преодолеть его? Все создания дос их пор создавали нечто превыше их самих: и ты хочешь быть отливом этого великого прилива, и вернуться к животным, а не превзойти человека? ("Пролог Заратустры 3," стр. 41; подчеркнутый в копии Юнга). См. дискуссию Юнга насчет этой темы: Заратустра Ницше:Заметки семинара данного в 1934-9, vol- 2> ред. James Jarrett (Princeton: Princeton University Press, 1988, стр. 1502-08).

128Иуда предал Христа за тридцать серебрянников (От Матфея 26:14-16).

129См. замечание 58, стр. 234.

130Концепция заключающей природы нового Бога полностью развита дальше в Исследованиях (Sermon 2, стр. 349f).

131Тема интеграции зла в божественность играла важную роль в работах Юнга; см. Aion (1951, CW 9, 2, гл. 5), и Ответ Работе (1952, CW 11).

132Концепция абсолютной идеи была развита Гегелем. Он понимал это как кульминацию and и само-отличительное единство диалектической последовательности которая дает начало космосу. Cf. Hegel's Logic (tr. W Wallace [London: Thames and Hudson, 1975]). Юнг ссылается на это в 1921 in Психологических Типах (CW 6, §735).

133Это предложение вырезано в Исправленном черновике и заменено на "но это может быть угадано:" (стр. 68).

1341 Петр 4:6 заявляет: "По этой причине евангилие проповедовалось даже для тех кто мертв, that что они могли бы судимы в соотвеитствии с людьми во плоти, но жить в соответствии с Богом в духе."

135Тема спуска Христа в ад представлена в нескольких апокрифических евангелиях. В "Кредо Апостолов," заявляется что "Он опустился в ад. На третий день он поднялся снова из мертвых." Юнг комментировал появление этой идеи в средневековой алхимии (Психология и Алхимия y, 1944, CW 12, §6in, 440, 451; Mysterium Coniunctionis, 1955/56, CW 14, 475). Одним из источников на который ссылался Юнг (CW 12, §6in) была Nekyia от Albrecht Dieterich's: Beitrcige zur Erkldrung der neuentdeckten Petrusapokalypse, который комментировал апокалиптический фрагмент Евангелия от Св. Петра, в котором Христос дает детальное описание Ада. В Копии Юнга этой работы есть много отметок на границах, и в конце два дополнительных листка со списком на ссылки на страницы и заметками. В 1951 он дал следующую психологическую интерпретацию мотива спуска Христа в Ад: "Масштаб обьединения предложен в 'descensus ad infernos,' спуск души Христа в Ад, чья работа по искуплению также включает мертвых. Психологический аспект этого формирует обьединение коллективного бессознательного которое представляет существенную часть процесса индивидуации" (Aion, CW 9, 2, §72). В 1938 он заметил: "Тридня спуска в ад во время смерти описывают погружение исчезнувшей ценности в бессознательное, где, где покоряя силу темноты, это устанавливает новый порядок, и таким образом снова поднимается на небеса, таким образом достигая высочайшей ясности сознания" ("Психология и Религия," CW 11, §149)."Неизвестные книги древних" это апокрифические евангелия.

136Далее в Черновике: "Но змея это также жизнь. В образе представленном древними, змея кладет конец детскому великолепию рая; они даже говорят что Христос сам был змеей" (p. 83). Юнг комментировал эту идею в 1950 в Aion, CW 9, 2, §291.





Читайте также:
Романтизм как литературное направление: В России романтизм, как литературное направление, впервые появился ...
Основные понятия ботаника 5-6 класс: Экологические факторы делятся на 3 группы...
Новые русские слова в современном русском языке и их значения: Менсплейнинг – это когда мужчина что-то объясняет...
Основные направления социальной политики: В Конституции Российской Федерации (ст. 7) характеризуется как...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-03-24 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.051 с.