Глава 2. Червь–победитель





 

И много Безумия в драме ужасной,

И Грех в ней завязка, и Счастья в ней нет.

– Эдгар Аллан По, ‑Червь‑победитель‑.

 

Как только экипаж Института проехал через ворота дома Лайтвудов в Чизвик, Тесса смогла по достоинству оценить это место. Когда она была здесь в первый раз, была глубокая ночь.

Длинная дорога из гравия, окруженная по бокам деревьями, вела в огромный белый дом с полукруглой дорожкой перед ним. Дом очень походил на те, с эскизов греческих и римских храмов – он тоже весь состоял из симметричных линий и белоснежных колон.Перед ступеньками стояла карета, дальше дорога разветвлялась по всему саду. Тут так же был прекрасный сад.Даже несмотря на то, что на дворе октябрь, здесь царило буйство цветов – поздно цветущие красные розы, бронзово‑оранжевые, желтые и темно‑золотые хризантемы, что окаймляли дорогу, проходящую сквозь деревья.

Как только Генри остановил экипаж, Джем помог Тессе выйти из него. Она услышала звук воды: ручей, подумала она, течет по каналам через сад. Место было столь прекрасным, что Тесса едва могла его сопоставить с тем же, где Бенедикт проводил свой дьявольский балл. Даже несмотря на то, что ей виднелся путь, огибающий дом с той стороны, где она пребывала в ту ночь. Он вел к крылу дома, которое казалось недавно отстроенным…

Позади них подъехала карета Лайтвудов, ведомая Гидеоном. Габриель, Уилл и Сесиль тоже вышли наружу. Когда Гидеон спрыгнул на землю, Херондэйлы все еще спорили, а Уилл доказывал свою точку зрения, размахивая руками во все стороны.

Сесиль хмурилась, и рассерженное выражение лица делало ее настолько похожей на брата, что, если бы не обстоятельства, эта сцена сочлась бы забавной. Побледневший Гидеон свернул на круглую аллею и обнажил свой клинок.

– Карета Татьяны, – коротко сказал он как только Джем и Тесса поравнялись с ним.

Он указал на карету, стоявшую в нескольких шагах от них. Двери ее были открыты.

– Должно быть, она решила нанести визит.

– Во все времена ... – Габриэль был в ярости, но его зеленые глаза были мутными от страха.

Татьяна была их сестрой, недавно вышедшей замуж. Герб на карете, венок из терна, должно быть, символ семьи ее мужа, подумала Тесса .

Все замерли, наблюдая, как Габриель подходит к экипажу и достает длинную саблю из‑за пояса. Он заглянул внутрь и громко выругался. Сделав шаг назад, юноша встретился глазами со своим братом.

– На сиденьях кровь. И… вот это.

Он дотронулся до колеса кончиком сабли, к которому тут же прицепилась длинная нить из вонючей слизь.

Уилл взмахнул клинком серафима и крикнул:

– Эремиель! – Когда тот засветился – белая звезда в осеннем свету – парень указал вначале на север, затем на юг.

– Сады расположены вокруг дома, вниз к реке, – сказал он. – Мне ли не знать… Однажды я гонял демона Марбаса по всей округе. Где бы ни был Бенедикт, сомневаюсь, что он покинет участок. Слишком велика вероятность, что его заметят.

– Мы обойдем с Западной стороны дома. Вы идите на Восток, – сказал Габриэль. “Кричите, если вы увидите что–либо, и мы вскоре придем”.

Габриель вытер клинок о землю и вместе с братом начал обходить дом. Уилл направился в противоположную сторону, далее следовал Джем, Сесилия и Тесса сразу за ними. Уилл остановился у угла дома, и начал осматривать сад, ожидая любого шума или движения Мгновение спустя,он позвал остальных следовать за ним.

Когда они двигались вперед, каблук Тессы зацепился за один из рыхлых кусков гравия под живой изгородью. Она споткнулась, но тут же выпрямилась, но Уилл оглянулся и нахмурился.

–Тесса,–сказал он.

Было время, когда он звал ее Тесс, но недолго.

–Ты не должна идти с нами. Ты не обучена. Подожди хотя бы в экипаже.

– Вот уж нет, – взбунтовалась девушка.

Уилл повернулся к Джему, который, казалось, прятал улыбку.

–Тесса твоя невеста. Заставь ее прислушаться к здравому смыслу.

Джем, держа свой меч–трость в руке, двинулся по гравию к ней.

– Тесса,не могла бы ты сделать это ради меня?

– Ты думаешь, что я не смогу бороться, – сказала она, отступая и встречая взгляд его серебристых глаз. – Потому что я – девочка.

– Я думаю, что ты не можешь бороться из‑за свадебного платья, в которое ты одета, – сказал Джем. – Я не думаю, что Уилл тоже сможет драться в свадебном платье. Это я так, на всякий случай.

–Возможно,–сказал Уилл,у которого были уши,как у летучей мыши. – Но из меня бы вышла прекрасная невеста.

Сесиль подняла руку и указала на что‑то вдалеке.

– Что это?

Все четверо развернулись посмотреть на приближающуюся фигуру. Солнце светило прямо над ними и пока глаза Тесы не приспособились, все, что она видела, было лишь размытое пятно. Но оно быстро сменилось на спешащую к ним девушку. Ее шляпка пропала; светло‑каштановые волосы разлетались на ветру. Она была высокой и костлявой, одетой в яркое платье цвета фуксии. Должно быть, когда–то оно выглядело элегантным, но теперь было порванным и испачканным в крови.

Она не переставала кричать, пока бежала к ним, и тут же кинулась в объятия Уилла. Он отступил и чуть не уронил Эремиель.

– Татьяна…

Тесса не могла точно сказать, то ли девушка сама отошла, то ли Херондэйл ее отпихнул, но, в любом случае, она оказалась примерно в дюйме от него. Лицо незнакомки, наконец–то, можно было рассмотреть. Она была худощавой и угловатой девушкой. Волосы у нее были как у Гидеона – песочного цвета – а глаза зелеными, как у Габриеля. Татьяна могла бы оказаться красивой, не будь ее лицо испещрено морщинками, выражавшими неодобрение И хоть она задыхалась и плакала, было в этом что–то театральное, будто девушка вполне осознавала, что все взгляды направлены на нее – особенно Уилла.

–Огромное чудовище, –плакала она. – Существо… оно вытащило милого Руперта из кареты и убежало с ним!

Уилл еще чуть отодвинул ее.

– Что ты имеешь в виду под «убежало с ним»?

Она указала в сторону.

– Ту ... туда, – она всхлипнула. – Оно утащило его в итальянские сады. Сперва ему удалось выбраться из его пасти, но оно погналось за ним. Сколько бы я не кричала, оно все равно его не о...отпускало!

Она разразилась новой волной слез.

–Ты закричала,– сказал Уилл. –Это все что ты сделала?

– Я много кричала. – Обиделась Татьяна. Она полностью отошла от Уилла и остановила на нем взгляд своих зеленых очей. – Вижу, ты стал еще грубее, чем раньше.

Ее взгляд обратился на Тессу, Сесиль и Джема.

– Мистер Карстаирс, – сухо поздоровалась она, будто они были на какой‑нибудь вечеринке в саду. Глаза Татьяны сузились, когда та рассмотрела Сесиль. – А вы…

–О‑о, во имя Ангела! – Уилл протолкнулся мимо нее; Джем, улыбнувшись Тессе, последовал за другом.

– Вы не можете быть никем иным, кроме как сестрой Уилла. – Сказала Татьяна, когда мальчики отошли. Тессу она демонстративно игнорировала.

Сесиль недоверчиво на нее посмотрела.

– Так и есть, хоть и не представляю, какое это имеет значение. Тесса… ты идешь?

– Да, – вне зависимости от того, хотел или нет этого Уилл – или Джем – она не могла просто смотреть, как они идут навстречу опасности. Девушке хотелось быть с ними.

Через мгновение она услышала неохотные шаги Татьяны по гравию позади нее. Они отходили дальше от дома, к английскому саду, наполовину скрытому за высокой живой изгородью. Вдалеке солнечные лучи отражались от теплицы из дерева и стекла, с куполом на крыше. Был прекрасный осенний день: дул свежий ветерок, в воздухе витал запах листьев.

Тессе послышался шорох, и она оглянулась на дом. Его гладкий, белый, высокий фасад нарушали лишь сводчатые балконы.

– Уилл, – прошептала она, когда тот убрал ее руки со своей шеи. Парень снял ее перчатки и те присоединились к уже валяющимся на каменном полу балкона маске и шпилькам Джесси. Затем юноша снял свою маску и отбросил в сторону, пробегаясь рукой по спутанным черным волосам, отбрасывая их со лба. Нижний край маски оставил след на его высоких скулах, похожий на светлый шрам. Но когда девушка потянулась, чтобы дотронутся до него, молодой человек взял ее за руки и опустил их.

–Нет, –сказал он. –Позволь мне прикоснуться к тебе первым. Я бы хотел..

Покраснев, Тесса оторвала взгляд от дома и воспоминаний, которые он хранил.

Их группка уже достигла дыры в ограде справа. Через нее виднелся «итальянский сад», обвитый растительностью. Внутри сад был обставлен рядами скульптур, изображающих классических героев и мифических личностей Венера пила воду из урны в центре фонтана, пока остальные статуи великих историков и государственных деятелей – Цезаря, Геродота, Фукидида – смотрели друг на друга через проход пустыми глазами. Там также были поэты и драматурги. Тесса поспешно прошла мимо Аристотеля, Овидия, Гомера – чьи глаза были связанны каменной повязкой, указывающей на его слепоту – Вергилия и Софокла, как вдруг воздух сотряс оглушительный крик.

Она резко обернулась.

В паре футов от нее Татьяна будто окаменела с выпученными глазами. Все кинулись к ней, но Тесса добежала до девушки первой. Та слепо смотрела на нее, будто на мгновение забыла, кто Тесс такая.

– Руперт, – простонала Татьяна, глядя перед собой. Проследив за ее взглядом, Тесс увидела выступающий из–за ограды мужской ботинок.

На секунду она подумала, что мужчина, должно быть, лежит на земле без сознания, и все остальное его тело скрыто за изгородью.Но, поддавшись вперед, она поняла, что ботинок – и пару дюймов отгрызенной, кровавой плоти, торчавшей из него – это все, что осталось от Руперта.

– Сорокафутовый червь? – пробормотал Уилл Джему, пока они пробирались через заросли итальянского сада. Их ботинки – спасибо парочке рун Бесшумности – не издавали ни звука, наступая на гравий. – Только представь, какую рыбку мы могли бы на него поймать.

Губы Джема дернулись.

– Это не смешно, знаешь ли.

– Смешно, знаешь ли.

– Ты не можешь свести всю сложившуюся ситуацию к шуткам о червяке, Уилл. Мы тут обсуждаем отца Габриеля и Гидеона.

– Не просто обсуждаем, мы преследуем его по саду с декоративными скульптурами, потому что он обратился в червя.

– Демонического червя, – уточнил Джем, останавливаясь, чтобы осторожно выглянуть из–за изгороди. – Огромной змеи. Это поможет твоему неуместному юмору?

– Было время, когда мой неуместный юмор веселил тебя, – вздохнул Уилл. – Как все поменялось.

–Уилл... – Джем был прерван душераздирающим воплем.

Оба юноши повернулись как раз вовремя, чтобы увидеть падающую в руки Тесс Татьяну. Она поймала девушку и поддержала ее, а Сесиль направилась к дыре в ограде, доставая из–за пояса клинок серафима с легкостью опытного Сумеречного Охотника. Уилл не слышал ее слов, но клинок загорелся, освещая лицо сестры и порождая тошнотворное чувство страха в его желудке. Он побежал, Джем следовал прямо за ним.

Татьяна безвольно повисла в руках Тессы, ее лицо скривилось в крике:

– Руперт! Руперт!

Тессе было тяжело держать девушку и Уилл хотел остановиться, чтобы помочь ей… но этим уже занялся Джем. Он прикоснулся к руке Тессы, и это было разумно. Он был на своем месте, со своей невестой. Уилл резко обратил все свое внимание на сестру, которая проходила через дыру в ограде с высоко поднятым клинком, пятясь от жутких останков Руперта Блэкторна.

– Сесиль! – раздраженно крикнул Уилл.

Она начала поворачиваться… И мир взорвался. Фонтан из грязи и пыли брызнул перед ними, устремляясь в небо. Комья земли градом падали на их головы. В центре гейзера был огромный, слепой червь серо‑белого цвета. Цвета мертвечины, подумал Уилл. Воняло от него как из могилы.

Татьяна вскрикнула и обмякла, потянув за собой на землю Тесс. Червь начал кидаться взад и вперед, пытаясь освободиться из земли. Его рот открылся – не столько рот, сколько гигантский разрез с зубами как у акулы, рассекающий его голову. Из пасти послышалось громкое шипение.

– Стой! – крикнула Сесиль. Она выставила перед собой сияющий клинок серафима с совершенно бесстрашным видом. – Уйди, проклятая тварь!

Червь обрушился на нее. Девушка быстро встала, когда челюсть твари приблизилась к ней – но тут прыгнул Уилл и сбил ее с ног. Оба покатились к ограде, а голова червя врезалась в землю, где они стояли всего мгновение назад, оставляя после себя внушительную вмятину.

– Уилл! – Сесиль отодвинулась от него, но недостаточно быстро. Клинок серафима полоснул по его предплечью, оставляя красный ожог.

В ее глазах полыхнуло синее пламя.

– Это было лишним!

– Ты не обучена! – прокричал Уилл в ответ, его разум был частично затуманен яростью и страхом. – Ты добьешься того, что тебя убьют! Стой на месте!

Он потянулся за ее клинком, но девушка увернулась и встала на ноги. Через мгновение червь вновь кинулся на них с открытой пастью. Когда Уилл прыгнул на сестру, то потерял собственный клинок; тот валялся в паре футов от него. Юноша отпрыгнул в сторону, когда чудовище кинулось на него с раскрытой пастью, а затем в борьбу вступил Джем с мечом–тростью в руке. Он с силой воткнул его в бок существа. Червь разразился адским криком и дернулся назад, всюду разбрызгивая кровью. Прошипев, он исчез за изгородью.

Уилл развернулся. Он едва видел Сесиль; между его сестрой и Бенедиктом втиснулся Джем, испачканный в грязи и черной крови. За ним Тесса уложила Блэкторн себе на колени; ярко–розовый подол платья Татьяны смешался с порванной золотой юбкой свадебного платья девушки. Тесс склонилась над ней, будто хотела защитить от зрелища ее отца. Ее волосы и одежда были забрызганы кровью демона.

Она подняла бледное лицо и встретилась глазами с Уиллом. На мгновение сад, шум, вонь крови и демона испарились, и они остались вдвоем в этом беззвучном мире Он хотел побежать к ней, и заключить в свои объятия. Защитить ее. Но это должен сделать Джем, а не он. Не он.

Момент прошел, и вот Тесс уже стоит на ногах, прилагая все усилия, чтобы утащить оттуда Татьяну. Она закинула руку девушки себе на плечо, даже несмотря на то, что Татьяна буквально падала на нее, находясь в полубессознательном состоянии.

– Ты должна увести ее отсюда. Или ее убьют, – сказал Уилл, окидывая взглядом сад. – Она не обучена.

Губы Тесс изогнулись в знакомой, упрямой линии.

– Я не хочу вас оставлять.

Сесиль была в ужасе.

– Ты же не думаешь… Разве эта тварь тронет ее? Она же его дочь. Если в этом – если в нем – остались хоть какие–то отцовские чувства…

– Он съел своего зятя, Сеси,– отрезал Уилл.– Тесса, иди с Татьяной, если хочешь спасти ее жизнь. Оставайтесь возле дома. Случится настоящая катастрофа, если она вновь прибежит сюда.

– Спасибо, Уилл – пробормотал Джем, когда его невеста быстро увела спотыкающуюся Татьяну. Парень почувствовал, как слова друга вонзаются в его сердце тремя иглами. Всегда, когда он делал что–либо, чтобы защитить Тессу, Джем думал, что это ради его блага. Он же всегда мечтал, чтобы его друг был прав. У каждой иглы было свое имя. Вина. Стыд. Любовь.

Сесиль закричала. Вдруг солнце над их головами затмила тень и из–за изгороди за Уиллом явилась темно‑красная глотка червя. Между его громадными зубами тянулись слюни.

Уилл потянулся за мечом, но червяк уже отползал – из его шеи торчал кинжал. Даже не глядя, он узнал, чей тот был. Джема.

Он услышал, как его паработай выкрикнул предупреждение, когда тварь вновь помчалась к нему, и проткнул мечом ее нижнюю челюсть. Из пасти брызнула кровь, с шипением капая на костюм Уилла.

Что‑то подбило его под коленки и, от неожиданности, он больно упал, ударяясь плечами о землю. Из него выбило весь дух, и Уилл поперхнулся. Тонкий, кольчатый хвост червя был обернут вокруг его коленей. Он откинулся назад – перед его глазами пронеслись звездочки, озабоченное лицо Джема, голубое небо над головой…

Хрясь. Стрела вонзилась в хвост червя, чуть ниже колена Уилла. Хватка Бенедикта ослабла, и парень пополз по грязи, с трудом поднимаясь на колени. В этот момент он заметил, как Гидеон и Габриель Лайтвуды бегут к ним по пыльной дороге.

Габриель держал лук. Он вновь натягивал его по дороге, и Уилл с легким удивлением осознал, что тот только что выстрелил в своего отца, чтобы спасти его жизнь. Червь начал отползать, а Уилла тут же подхватили чьи–то руки, поднимая его на ноги. Джем. Он отпустил молодого человека, который повернулся, чтобы посмотреть, как его паработай решительно держит в руках меч–трость, готовясь к новой атаке.

Демон корчился в агонии, его тело дрожало, а большая, слепая голова качалась из стороны в сторону, выкорчевывая кустарники своими ударами. Воздух наполнился листьями, а Сумеречные Охотники закашлялись от пыли. Уилл слышал кашель Сесиль и хотел сказать, чтобы та бежала к дому, но знал, что она не послушается.

Каким‑то образом, пока червяк бил свою пасть обо что попало, ему удалось избавиться от меча; оружие стукнулось об землю где–то среди розовых кустарников, измазанных в черной крови.

Червь начал ползти назад, оставляя за собой след из слизи и крови. Гидеон скривился и кинулся вперед, чтобы поднять упавший меч рукой в перчатке.

Внезапно Бенедикт вздыбился как кобра и раскрыл пасть, с которой капали слюни. Старший Лайтвуд замахнулся мечом; на фоне громадного существа он казался невероятно маленьким.

– Гидеон! – крикнул побледневший Габриель, поднимая свой лук; Уилл увернулся, когда стрела пролетела мимо и вонзилась в тело червяка. Червь закричал и развернулся, уползая от них с невероятной скоростью. По пути кончик его хвоста зацепился за край статуи и крепко сжал ее – статуя превратилась в пыль, осыпаясь в пустой декоративный бассейн.

– Во имя Ангела, он только что раздавил Софокла! – отметил Уилл, когда червь скрылся за большим зданием, похожим на греческий храм. – В наше время классики уже не в почете?

Тяжело дыша, Габриель опустил свой лук.

– Дурак! – свирепо сказал он, обращаясь к брату. – О чем ты думал, бросаясь на него?

Гидеон повернулся, направляя свой окровавленный меч на Габриеля.

– Не ‑на него‑. Это не он. Это больше не наш отец, Габриель. Ты не можешь одобрять то, что...

– Я выстрелил в него из лука! – закричал Габриель.– Чего ты еще от меня хочешь, Гидеон?

Гидеон покачал головой, будто его брат был противен ему, и даже Уилл, не любивший Габриеля, почувствовал прилив симпатии к нему. Он выстрелил в чудовище.

– Мы должны пойти за ним, – сказал Гидеон, – он ушел за руины.

– За что? – спросил Уилл.

– За искусственные руины, Уилл, – сказал Джем, – Это декоративное украшение.

Гидеон покачал головой:

– Это просто штукатурка. Я и Габриэль пойдем с одной стороны,а ты и Джем с другой...

– Сесилия, что ты делаешь? – Спросил Уилл, прерывая Гидеона. Он знал, что похож на сбитого столку родителя, но его это не волновало.

Сесилия сунула лезвие обратно в пояс, и, казалось, хотела забраться на тисовое дерево, стоящий одним из первых в ряду живых изгородей.

– Сейчас не время лазить по деревьям!

Она со злостью посмотрела на него; ее черные волосы развивались около ее лица. Она было открыла свой рот, чтобы ответить, но ее прервал звук, похожий на землетрясение. Украшения в саду превратились в горы штукатурки.

Червь мчался прямо на них с огромной скоростью. К тому времени они достигли переднего двора дома Лайтвудов. Шея и спина Тессы болели. Под ее тяжелым свадебным платьем был туго зашнурованный корсет. Тем боле, что рыдающая Татьяна болезненно тянула вниз ее левое плечо.

Она с облегчением и удивлением увидела приближающиеся экипажи. Атмосфера во внутреннем дворе была мирной – экипажи, которые они оставили, лошади, жующие траву, нетронутый фасад дома.

Тесса дотащила Татьяну к первому экипажу, послу чего распахнула его дверь и помогла ей забраться, морщась от боли. Острые ногти Татьяны впились в ее плечи и она позволила себе упасть в пространство внутри.

– О, Господи, – простонала Татьяна, – Позор, страшный позор. Помилуйте, думал ли обо мне отец? Узнал ли он меня хотя бы на мгновение?

Тесса моргнула:

– Я не думаю, что он вообще мог думать, миссис Блэкторн.

Татьяна ошеломленно посмотрела на нее, и на мгновение Тессе было стыдно за обиду, которую она чувствовала по отношению к этой девушке. Ей не понравилось то, что она сейчас не в саду, где, возможно, пригодилась бы сейчас ее помощь, но ведь Татьяна только что видела, как ее собственный отец растерзал ее мужа.

Она заслуживала больше сочувствия, чем Тесса.

Тесса постаралась сделать свой голос более вежливым:

– Я знаю, сейчас вы испытываете шок. Если вы хотите прилечь...

– Вы очень высокая, – сказала Татьяна, – Джентльмены жалуются на это?

Тесса уставилась на нее.

– И вы одеты как невеста, – сказала Татьяна, – Не очень ли это странно? Не должны ли бы вы выбрать что‑нибудь получше? Я понимаю, что это не лестно, но...

Раздался громкий треск. Тесса вышла и экипажа и огляделась; звук исходил из дома. Генри, подумала Тесса. Только один Генри пошел в дом. Конечно, существо было в саду, но звук исходил из дома Бенедикта. Она подумала о своем последнем визите сюда, и о танцевальном зале, полном демонов. Она взяла подол платья в руки.

– Оставайтесь здесь, Мисс Блэкторн, – сказала она. – Я должна посмотреть, откуда исходит звук.

– Нет! – выпрямилась Татьяна, – Не оставляйте меня!

– Мне жаль, – Тесса попятилась и покачала головой. – Я должна. Пожалуйста, оставайтесь в экипаже.

Татьяна что‑то прохныкала ей в ответ, но Тесса уже побежала к лестнице.

Она забежала через главные двери и вошла в величественный холл с черно–белым мраморным полом, напоминающим шахматную доску. Массивные люстры свисали с потолка, хотя ни одна свеча на них не горела. Единственным источником освещения являлись высокие окна, заливающие комнату дневным светом. Большая величественная винтовая лестница вилась вверх.

– Генри! – заплакала Тесса, – Генри, где ты?

В ответ она услышала крик и еще один громкий треск с верхнего этажа. Тесса спотыкаясь бросилась подниматься по лестнице, в то время, как ее нога зацепилась за подол ее платья, и разорвав ее, оставила большую дырку. Она нетерпеливо отбросила его и продолжила бежать дальше по длинному коридору с синими стенами, на которых висело множество гравюр.

Это определенно была комната мужчины. Библиотека или офис: шторы были сделаны из тяжелых темных тканей, а на стенах висели картины больших военных кораблей. На стенах были дорогие зеленые обои, хотя, сочетаясь с темными пятнами, они казались немного пестрыми. Там был странный запах–запах одного из берегов Темзы, где старые вещи гнили в слабом дневном свете. И перекрывал это медный запах крови. Книжный шкаф был опрокинут, неразбериха из осколков стекла и сломанного дерева, а на персирдском ковре был Генри, увлеченный поединком с существом с серой кожей и нервирующем количеством рук.

Генри кричал и пинал своими длинными ногами существо – без сомнений, демона – который цеплял когтями одежду и пытался поцарапать лицо Генри.

Тесса дико оглянулась, схватила кочергу с бездействующего камина и атаковала. Она попыталась вспомнить все, что ей говорил Гидеон о нападении. О калибровке, скорости и захвате, но несмотря на все ее старания, все, что она могла сделать – это рефлекторно воткнуть длинный стальной стержень в тело демона. Если бы он был животным, то она несомненно попала бы ему в грудную клетку. Она услышала, как что–то хрустнуло, когда оружие вошло в него. Демон взвыл как собака и скатился с Генри, и кочерга с грохотом упала на пол.

Из раны начала фонтаном идти черная кровь. наполняя комнату запахом дыма и гнили. Тесса споткнулась, когда ее каблук наступил на рваные края платья. Она упала, когда Генри, бормоча проклятия, полоснул демона поперек горла кинжалом, который светился вместе с рунами. емон издал булькающий звук и сложился как бумага.

Генри вскочил на ноги, его рыжеватые волосы слиплись от крови и сукровицы. Его одежда была разорвана на плече, алая от раны. –Тесса, воскликнул он, и оказался был рядом с ней, помогая ей встать на ноги.

–Во имя Ангела, мы команда,– сказал Генри в своей печальной манере, глядя на нее с беспокойством. –Ты ранена?

Она посмотрела на себя, и поняла о чем он. Ее платье было пропитано кровью, и был уродливый порез на ее предплечье, когда она упада на битое стекло. Сам порез не болел, но все было в крови.

–Я в порядке, сказала она. Что случилось, Генри? Что это было и почему оно здесь оказалось?

– Это демон–охранник. Я обыскивал стол Бенедикта, и, скорее всего, передвинул или задел что–то, что могло вызвать его. Я увидел, как из ящика выходит черный дым, затем показалось это и атаковало меня.

– И поранило тебя, – обеспокоенно сказала Тесса, – У тебя течет кровь...

– Нет, я сам это сделал. Упал на свой кинжал, – смущенно сказал Генри, достал стило и начал рисовать руну,– Не говори Шарлотте.

Тесса почти улыбнулась; но потом опомнилась и помчалась к одному из высоких окон, чтобы открыть занавески.Она могла видеть сады, но к досаде, не итальянский сад, они были на другой стороне дома.Зеленые живые изгороди и плоская трава, коричневая от зимы лежали перед ней.

–Я должна идти, сказала она. –Уилл и Джем и Сесилия– они сражались с демоном. Он убил мужа Татьяны Блекторн. Я должна была донести ее обратко к каретам, когда она упала в обморок рядом с боем.

Возникла пауза. Потом

– Тесса –Сказал Генри странным голосом. Она повернулась к нему в то время, как он чертил иратце на внутренней стороне его руки.

Он смотрет на стену напротив него, –стены, о которой Тесса ранее думала что она слишком пестрая и со странными пятнами. Сейчас она увидела, что они были не в хаотичном порядке.Буквы высотой в фут каждая, растягивались на обоях, написанных тем,, что было похоже на высохнувшую черную кровь.

АДСКИЕ МЕХАНИЗМЫ – БЕЗЖАЛОСТНЫ.

АДСКИЕ МЕХАНИЗМЫ – НЕ СПОСОБНЫ СОЖАЛЕТЬ.

АДСКИЕ МЕХАНИЗМЫ – БЕСЧИСЛЕННЫ.

АДСКИЕ МЕХАНИЗМЫ –НИКОГДА НЕ ОСТАНОВЯТСЯ.

И там, ниже каракулей, была последняя фраза, неразборчивая, как будто тот, кто написал ее терял дееспособность своих рук.Она представила как Бенедикт запертый в этой комнате, идет медленно превращаясь, размазывая слова на стене собственной кровью.

ПУСТЬ БОГ СМИЛУЕТСЯ НАД НАШИМИ ДУШАМИ.

Червь бросился – и Уилл нырнул вперед, едва не задев его челюсти.Он опустился на корточки, потом встал на ноги и помчался вдоль демона, пока не достиг его хвоста.Он обернулся и увидел демона нависшим, как кобра над Гедеоном и Габриэлем, но к его удивлению, казалось, что демон замороженн, шипит, но не атакует.Понял ли он, что это его дети? Чувствует что–либо к ним? Невозможно было сказать.

Сесилия наполовину забралась на тисовое дерево, цепляясь за ветки.Надеясь, что она поняла смысл и останется там, Уилл повернулся к Джему и поднял руку, чтобы его парабатай мог его видеть. Они давно выработали ряд жестов, которые они использовали, чтобы сообщать, что они в нуждаются в помощи в разгар битвы, если они не могли слышать друг друга.

Глаза Джема загорелись с пониманием, и он бросил свою трость Уиллу.В идеальном броске она пролетела из конца в конец до Уилла, он поймал её одной рукой и нажал на рукоятку.Лезвие выскочило, и Уилл быстро и жёстко опустил его, рассекая толстую кожу существа.Червь дёрнулся назад и завыл, когда Уилл ударил снова, отделяя хвост от тела.Бенедикт бился на обоих концах, и ихор хлынул в липком взрыве, покрывая Уилла. Он пригнулся с криком, от жжения кожи.

– Уилл! – Джем бросился к нему.

Габриэль и Гидеон, пытающиеся разрубить голову червяка, прилагали все усилия, чтобы сфокусировать все свое внимание на них.Как только Уилл вытер свободной рукой гной с лаз, Сесилия спрыгнула с тисового дерева прямо на спину червяка..

Уилл в изумлении уронил трость. Он никогда прежде не ронял трость в самый разгар битвы, но там была его младшая сестра, цепляющаяся за спину огромного демонического червяка, напоминающая блоху на шерсти собаки. Пока он в ужасе наблюдал за этим, Сесилия вынула кинжал из ее пояса и полоснула по телу демона..

О чем она думала? Как будто такой маленький кинжал способен убит что–то такого размера!

–Уилл, Уилл, сказал настойчиво ему на ухо Джем, и Уилл осознал, что он говорит в слух, и во имя Ангела, голова черня поворачивается к Сесилии с открытой челестью и огромными зубами.

Сесилия отпустила рукоятку кинжала и откатилась в сторону от тела червя. Его челюсти пропустили ее как волосок, и злобно щелкнув, воткнулись в его тело. Черная кровь хлынула из раны, и вопль банши вырвался из горла червя. Массивные раны сияли в его боку, а куски собственной плоти свисали с челюсти.

Пока Уилл наблюдал, Габриэль поднял лук и пустил стрелу. Он, погруженный в себя, прицелился и выстрелил в один из черных глаз. Существо попятилось, а потом рухнуло и начало исчезать, так же, как и делают другие демоны после смерти.

Лук Габриэля упал на землю с грохотом, но Уилл едва это расслышал.

Земля была пропитана кровью демона.

Сеси медленно поднялась на ноги, морщась от боли. Ее правое запястье согнулось под странным углом. Уилл даже не осознавал, что бежит к ней. Он понял это только тогда, когда Джем его остановил, не давая пройти дальше. Уилл посмотрел на своего парабатая с диким лицом:

– Моя сестра...

–Твое лицо, – сказал Джем с заметным спокойствием, учитывая ситуацию. – Ты покрыт кровью демонов, Уильям, и она сжигает тебя. Я должен вылечить тебя ираце до причинения ущерба, который будет необратим.

–Отпусти меня.

Уилл начал настаивать на своем, и попытался выбраться, но Джем крепко его держал за шею. Затем он почувствовал прикосновение стила к его запястью, а затем легкое жжение, как и всегда, после нанесения рун. Боль, о которой он даже не знал начала угасать. Джем отпустил его с легким шипением, тк на него попала капля крови демона на пальцы. Уилл нерешительно остановился, но Джем лишь отмахнулся от него, нанося руну на свое запястье. Как только Уилл подбежал к сестре, то увидел, что Габриэль опередил его. Габриэль держал ее за подбородок, а его глаза нежно смотрели на ее лицо. Она смотрела на него с удивлением, в тот момент, когда прибежал Уилл и схватил ее за плечо.

– Уйди от моей сестры, – рявкнул Уилл, и Габриэль отступил. Его губы сжались в тонкую ниточку.

Гидеону было сложно на его каблуках, и они окружили Сесилию, к тому времени, как Уилл держал ее одной рукой, а другой рукой рисовал ей руну. Она смотрела на него, моргая синими глазами, пока он вырезал черные ираце с одной стороны ее горла, и менделин с другой. Ее черные волосы выбились из косы, и она стала похожа на дикарку, которую он помнил, жестокую, и не боящуюся ничего.

–Тебе больно, милая? Слова вылетили раньше, чем он смог их остановить– детская привязанность, о которой он почти забыл

–Милая? – Повторила она, сверкая глазами с недоверием. – Я совершенно невредима.

–Не совсем , – сказал Уилл, указывая на ее пострадавшее запястье и раны на лице и руках, которые начали закрываться, когда ираце сделала свою работу.

Гнев вихрем возникал в нём, такой сильный, что он не слышал Джема, стоявшего позади него, он начал кашлять – обычно это звук, который подначивал его к действию, как искра, брошенная в сухое гнилое дерево.

– Сесилия, о чем ты думала?..

– Это был один из самых храбрых поступков Сумеречного охотника,, что я видел , – прервал Габриэль.

Он смотрел не на Уилла, а на Сесилию со смесью удивления и чего–то еще на его лице.

В его волосах была кровь и грязь, как у всех них, но его зеленые глаза были очень яркими. Сесили вспыхнула.

– Я только.. – Она замолчала, ее глаза расширились, когда она посмотрела куда‑то мимо Уилла. Джем снова закашлялся, и на этот раз Уилл услышал это, он повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть его парабатай падает на колени.

 

 





Читайте также:
Группы красителей для волос: В индустрии красоты колористами все красители для волос принято разделять на четыре группы...
Фразеологизмы и их происхождение: В Древней Греции жил царь Авгий. Он был...
ТЕМА: Оборудование профилактического кабинета: При создании кабинетов профилактики в организованных...
Тест Тулуз-Пьерон (корректурная проба): получение информации о более общих характеристиках работоспособности, таких как...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-03-24 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.068 с.