II. Некоторые последствия влияния транснациональных отношений на межгосударственную политику





 

Каким образом транснациональное взаимодействие и транснациональные организации влияют на межгосударственную политику? По нашему мнению, транснациональные отношения усиливают взаимную восприимчивость обществ, что изменяет отношения между правительствами. Эту точку зрения проиллюстрируем на двух примерах – из области международной торговли и финансов и из области мировой системы массовой коммуникации.

Ричард Н. Купер убедительно обосновал следующее утверждение, справедливое для мировой экономики: поскольку влияние принятых решений в сфере бизнеса и банковской деятельности выходит за национальные рамки, небольшие изменения в политике одного государства могут иметь серьезные последствия для всей международной системы. Похожей точки зрения придерживается Лоуренс Кроз… Государства могут быть менее восприимчивыми к влиянию извне, но лишь ценой сокращения выгоды, обусловленной взаимодействием государств.

Благодаря мировой системе массовой коммуникации различные группы, принадлежащие к разным слоям общества: студенты-радикалы, военные, расовые меньшинства и другие – имеют возможность [с.156] наблюдать за поведением друг друга и в случае необходимости вести себя подобным образом. Так, студенты-радикалы могут выдвигать похожие политические требования и избирать одну и ту же тактику, не имея между собой прямых контактов. Их международные «заговоры» вынашиваются в обществе и передаются с помощью влиятельных средств массовой информации. Масштабы и скорость распространения этого явления – продукт глобальной телевизионной сети. Его непосредственное воздействие сказывается на восприимчивости внутренней политики одного государства к внутренней политике другого, но вторичное воздействие, например попытки остановить поток нежелательной информации по коммуникационной сети, может иметь последствия для межгосударственной политики.

Можно выделить пять основных вариантов влияния транснационального взаимодействия и транснациональных организаций на взаимную восприимчивость и, следовательно, межгосударственную политику. Четыре из них представляют транснациональное взаимодействие в отсутствие вмешательства транснациональных организаций, хотя деятельность последних также может привести к подобному результату; пятый вариант влияния возможен лишь при наличии транснациональных организаций как автономных или квазиавтономных акторов. Эти варианты обозначим следующим образом: 1) изменение отношений; 2) международный плюрализм; 3) развитие механизмов сдерживания через зависимость и взаимозависимость государств; 4) увеличение возможностей правительств одних государств влиять на правительства других государств; 5) возникновение автономных акторов с собственной внешней политикой, способных противостоять и даже посягать на политику государств. Мы не претендуем на полноту классификации, однако считаем, что она достаточно систематизирована и позволяет предложить некоторые варианты воздействия транснациональных отношений на межгосударственную политику.

Транснациональное воздействие всех типов может способствовать изменению отношений и, следовательно, оказывать влияние на государственную политику. Так, личное взаимодействие граждан разных государств может изменить мнения и восприятие реальности элитами и неэлитами в национальных обществах. Транснациональная коммуникация с помощью электронных устройств или печатного слова также может содействовать изменению отношения. Похожие результаты, хотя и менее явные, дают транснациональный транспорт, путешествия, финансы. Мир во всем мире может и не установиться посредством мировой торговли, как это предполагает лозунг IBM, однако приобретение «Тойоты» или «Фиата» вполне может изменить чье-либо отношение к японцам или итальянцам. [с.157]

Транснациональные организации также могут формировать новое отношение, создавая мифы, символы и нормы для обеспечения легитимности своей деятельности или стараясь отвечать западной мечте или стилю жизни, социальной практике где-либо в мире. Например, Джеймс А. Филд с этих позиций рассматривает деятельность миссионеров и «культурную программу, сопровождавшую протестантские проповеди» в XIX в., а также экономическую деятельность и протестантскую мораль мультинациональных корпораций в XX в. Питер Эванс утверждает, что рекламные кампании мультинациональных корпораций изменяют отношение людей в менее развитых странах настолько, что это наносит ущерб их независимости и развитию собственной экономики. Роберт У. Кокс считает, что мультинациональные корпорации являются новыми «героями» функциональной теории; он также доказывает на основе примеров, что не только корпорации, но и некоторые профсоюзные лидеры занимаются транснациональной экономической деятельностью. Изучая идеи ряда профсоюзных деятелей, Кокс отмечает наличие «симбиоза» профсоюза – корпорация, где власть принадлежит и профсоюзным лидерам, и руководству корпорации, причем здесь роль профсоюзов аналогична роли государства-нации в компенсации корпоративного доминирования в мировой экономике.

Кокс и другие авторы, представленные в данной книге, полагают, что трудно найти замену государству-нации в транснациональном взаимодействии, хотя, на первый взгляд, это и может показаться легким на основании подобных взглядов. Действительно, многие исследователи поднимают вопрос о роли государства и транснациональной сети. Так, Боуер Белл отмечает, что даже транснациональные революционеры стремятся к власти внутри одного государства, хотя могут искать поддержки извне. Питер Белл и Айван Валлиер уделяют большое внимание взаимоотношениям Фонда Форда и Римской католической церкви с государствами, к которым они относятся. Кроз и Верной говорят о необходимости новых международных соглашений, законодательно обосновывающих интенсификацию транснациональных обменов. Роберт Гилпин считает, что правительства в конце концов окажут поддержку региональным межправительственным организациям, поскольку они могут выступить как защита от глобального транснационализма. Таким образом, совершенно ясно, что отношение, формируемое транснациональными общениями, не обязательно приведет к всеобщему согласию и дальнейшему развитию транснациональных отношений.

Другим вариантом влияния транснациональных отношений является развитие международного плюрализма, т.е. взаимодействие национальных интересов в транснациональных структурах, в которых участвуют транснациональные организации с целью координации [с.158] своей деятельности. Кьел Скьелбаек на основе документов подтверждал быстрый рост числа международных неправительственных организаций, объединяющих национальные организации с общими интересами. Создание транснациональных организаций может стимулировать появление новых национальных участников, что будет способствовать интернационализации внутренней политики. Сами транснациональные организации, очевидно, являются совокупным продуктом возрастающей специализации обществ и транснациональной коммуникации, включая путешествия и транспорт, благодаря чему люди воспринимают транснациональные организации как путь реализации своих возможностей. Создание организационных связей, как отмечает Эдвард Майлс, в свою очередь, может инициировать попытки национальных групп влиять на правительственную политику.

Эти два варианта воздействия на транснациональные отношения аналогичны тем, которые часто отмечались исследователями европейской интеграции. Так, теоретики «кибернетической школы» подчеркивают воздействие сделок на массовое изменение отношения, а последователи неофункционалистского подхода выделяют роли групп интересов и элит. И те, и другие стараются определить некоторые виды воздействия на транснациональные отношения, способные сдерживать правительства и кооперировать их политики.

Третий вариант влияния на международные отношения – создание зависимости и взаимозависимости – часто ассоциируется с транснациональным транспортом и финансами… Человек всегда в какой-то мере зависит от транснациональной сети коммуникаций, транснациональных путешествий. Даже в тоталитарных государствах, если они не хотят отстать в научном плане, ученым разрешают читать иностранные журналы и участвовать в международных конференциях. Государства также зависят от транснациональных организаций, особенно поставляющих то, что им необходимо: товары, услуги, информацию, методы управления, религиозную легитимность.

Зависимость переходит непосредственно в политическую плоскость, когда правительство планирует, например, слишком дорогие экономические мероприятия. Так, интеграция в мировую валютную систему может обеспечить проведение автономной монетарной политики без кардинальных изменений в экономике государства; заимствование у иностранных компаний технологий, капитала, методов управления может удержать слаборазвитые государства от националистской и социалистической экономических политик. Транснациональные организации, значимые в обществах, где они зародились, могут изменить внутренние интересы государства таким образом, что экономическая политика правительства станет чрезвычайно дорогой. Более того [с.159] , такие новые акторы, как мультинациональные корпорации, действующие по новым образцам поведения, могут мешать бюрократизированным правительствам проводить старые методы управления. Таким образом, с точки зрения бюрократизированного правительства, участие в политике нового транснационального актора может стать очень дорогим для государства.

Преодоление зависимости и взаимозависимости создает особые проблемы для больших государств. Малые или слабые государства могут принимать решения самостоятельно, оценив стоимость различных политик и выгоду от их реализации, принимая во внимание возможные ответные ходы других государств. Сильные государства также должны учитывать, какое влияние на транснациональные отношения окажет проводимая ими политика. Правительства должны с осторожностью заключать особые договоренности, поскольку автономия в одной области транснациональных отношений может вызвать ответные меры со стороны других крупных государств. Эти меры, не обязательно прямо воздействующие на первое государство, могут разрушить систему в целом. Государственные деятели должны вести сдержанную политику, если они понимают и взаимозависимость, и хрупкость системы. Таким образом, восприятие транснациональных отношений правительственными элитами – наиболее значимое связующее звено между зависимостью или взаимозависимостью, с одной стороны, и политикой государства – с другой.

В результате транснациональных отношений государства становятся зависимыми от сил, не контролируемых ни одним из них. Эта зависимость еще более усиливается, когда какие-либо государства создают новые инструменты влияния на другие государства. При этом государства примерно одного политического веса могут получить преимущества в борьбе друг против друга, как, например, использование Соединенными Штатами и Советским Союзом Пагоушских конференций по науке и мировой политике для исследования вопросов контроля над вооружениями. При неравенстве государств транснациональные отношения могут дать преимущество более могущественным государствам, являющимся как бы центром транснациональных сетей, и лишить каких бы то ни было преимуществ и без того слабые государства.

Правительства всегда старались использовать транснациональное взаимодействие для достижения политических результатов: поручение туристам функций шпионов, поддержка этнических или религиозных групп, в других государствах – примеры такой «неформальной дипломатии». Кроме того, правительства нередко направляют экономические сделки согласно своим политико-экономическим целям. Используя политику тарифов и квотирования, правительства могущественных государств могут повлиять на международную торговлю; например, они проводят [с.160] такую политику, когда текстильное производство в менее развитых государствах становится нерентабельным из-за увеличенных тарифов на импорт обработанных и полуобработанных товаров по сравнению с тарифами на сырье. Или… в других случаях добиваются в одиночку или согласованно изменения международных монетарных договоренностей. Когда государства становятся взаимозависимыми, некоторые из них получают новые средства влияния на других.

Транснациональные организации могут способствовать реализации целей внешней политики государства и в качестве средства контроля, и для заключения желаемого альянса. Именно с этими целями правительство США использует мультинациональные корпорации, основанные в Соединенных Штатах. Так, в середине 1960-х гг. Соединенные Штаты пытались отсрочить развитие французского ядерного потенциала не с помощью ультиматума или развязывания войны, а путем запрета французскому представительству продавать во Франции некоторые виды компьютеров, использовались мультинациональные корпорации США для интернационализации эмбарго против Китайской Народной Республики (коммунистического Китая) и Кубы.

…В ряде случаев американские и британские профсоюзы, проводящие собственную внешнюю политику, сопоставимую с внешней политикой их правительств, вмешиваются во внутренние дела других государств с целью борьбы с реальным или выдуманным коммунизмом. Транснациональные организации могут быть полезны для государств даже тогда, когда с государством отсутствует явное сотрудничество. Так, с 1967 г. Фонд Форда стал одной из немногих ниточек, связывающих Соединенные Штаты с арабскими государствами. По утверждению Валлиера, государства, занимающие ключевые позиции в системе транснациональных ресурсов, способны, зачастую значительным преимуществом, привлечь и в некоторой степени мобилизовать все «фонды», задействованные в этой системе.

Пятый вариант воздействия транснациональных отношений на межгосударственную политику зависит от наличия транснациональных организаций как автономных или квазиавтономных, акторов в мировой политике, например революционных движений, профсоюзов, мультинациональных корпораций и даже Римской католической церкви и др. Многие из этих организаций обладают огромными ресурсами: в 1967 г. каждая из 85 крупнейших корпораций имела годовой доход от продаж больше, чем валовой национальный продукт 57 членов Организации Объединенных Наций, имеющих право голоса. …В области валютного регулирования ресурсы, находящиеся в примерно 20 банках, могут, по крайней мере на короткий период, свести на нет усилия национальных финансовых органов даже в крупных державах. Так, автономные [с.161] транснациональные организации потенциально и нередко реально противостоят правительственной политике по широкому кругу вопросов: в Италии – либерализации разводов, в Израиле – поддержания мира на Ближнем Востоке, усилению французской экономики или поддержанию баланса платежей в Великобритании. Конфликт между правительством и транснациональной организацией может возникнуть из-за политики правительства, стоящего за этой организацией, или вследствие разницы политик правительства страны – хозяина транснациональной организации и самой организации, причем правительство страны, принимающей организацию на своей территории (если таковое существует), далеко не всегда втягивается в конфликт.

В случаях когда правительства стран, принимающих организацию, вовлечены в конфликт, присутствие транснациональных организаций может иметь весьма серьезные последствия для межгосударственной политики, не ослабевающие со временем. Так, нелегко понять британско-иранские отношения в 1951–1953 гг. или американско-кубинские отношения в 1959–1961 гг., если недооценить роль некоторых нефтяных компаний, действия которых почти наверняка усилили существующие межгосударственные конфликты. В других случаях транснациональная организация может способствовать установлению хороших отношений между государствами; так, те же нефтяные компании старались содействовать сотрудничеству между Соединенными Штатами и арабским миром. Их усилия, в свою очередь, частично потерпели неудачу из-за весьма влиятельной транснациональной силы – сионизма, которая пыталась наладить хорошие отношения США с Израилем, причем в ущерб отношениям Соединенных Штатов с противниками Израиля. К межгосударственному конфликту может привести борьба между транснациональными организациями, между транснациональными организациями и государствами, но и другой междугосударственный конфликт (типа арабо-израильского конфликта), который может обострить борьбу за влияние между транснациональными организациями и движениями. Взаимоотношения сложны и часто взаимно обязывающи, конечно, их нельзя игнорировать.

 





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!