IV. Транснациональные отношения и государственно-центричная парадигма





 

Теоретики, выдвигавшие сложную государственно-центричную теорию, не забывали о транснациональном взаимодействии и, конечно, прекрасно понимали, что помимо государств на мировой арене действуют другие акторы. И все же они намеренно исключали транснациональные отношения из межгосударственной системы, полагая, что их прямое политическое значение невелико, а непрямое воздействие можно отнести, как и внутренние факторы, к вопросам национальной внешней политики. Хотя этот вывод частично основан на определении политики исключительно в терминах поведения государств, он сделан с изрядной долей проницательности. Государства были и остаются наиболее важными акторами мировой политики, действующими непосредственно и через межправительственные организации, в которые входят только государства. Государства являются фактически монопольной организованной силой, которая представляет собой совершенное оружие и потенциальный ресурс сделок. Таким образом, бессмысленно игнорировать государства. Но следует задать два вопроса: нужно ли учитывать влияние транснациональных отношений на межгосударственные отношения и отвечает ли государственно-центричная парадигма всем требованиям, если мы решим исследовать это влияние?..

Если исходить из государственно-центричного, институционального определения политики, становится очевидной необходимость более широко трактовать это явление. Классическая модель… обычно определяла мировую политику как действия и взаимодействие государств. Но исследователи, внутренней политики уже отошли от исключительной роли государства и сконцентрировались на процессе принятия обществами обязательных решений… Мы же продолжаем рассматривать правительства как более уникальное явление, чем это есть на самом деле, и исключаем исследование политики профсоюзов, промышленных корпораций или школ. Аналогично, в международной политике определение политики исключительно в терминах поведения государств может привести к игнорированию важных неправительственных акторов, распределяющих ценности и использующих для достижения своих целей средства, похожие на средства, используемые правительствами [с.164] .

Итак, мы предпочитаем определение политики, которое акцентирует внимание на отношениях, когда по крайней мере один из акторов сознательно использует ресурсы, как материальные, так и символические, включая угрозу наказания или само наказание, с целью побудить других акторов действовать не так, как они вели бы себя в отсутствие этих ресурсов. Определив таким образом политику, мы определим мировую политику как все виды политического взаимодействия между важными акторами мировой системы, причем под важным актором подразумеваются автономный индивид или организация, контролирующие значительные ресурсы и участвующие в политических отношениях с другими акторами вне государственных границ. Такой актор не обязательно должен быть государством. Когда транснациональная организация использует экономический бойкот, захват самолетов или отлучение от церкви с тем, чтобы изменить поведение других акторов, она действует политически. Например, транснациональные нефтяные компании, действующие так, чтобы поддерживать стабильность в странах-производителях, являются политическими акторами согласно нашему определению.

Если бы воздействие транснациональной политики было слабым, разнообразным, даже преходящим, его без особых последствий можно было бы отнести к едва обозначенному и в основном игнорируемому окружающему миру в виде упрощенной схемы. Но… значение транснациональных отношений гораздо более важное и всепроникающее. Даже если мы будем знать политику и возможности ряда правительств, это все равно не позволит нам точно предсказать результаты или будущие характеристики системы, в которую вовлечены значительное транснациональное взаимодействие или транснациональные организации. Отдельные государства в некотором смысле «выигрывают» при конфронтации с транснациональными силами, однако их предположения относительно этих сил и действий, которые предпримут транснациональные организации, могут заранее привести эти государства к изменению их политики, чтобы избежать дорогостоящей конфронтации.

Транснациональные отношения не являются «новыми», хотя… рост количества транснациональных организаций в XX в. весьма показателен.

Итак, мы можем сделать вывод, что государственно-центричная парадигма не только не отвечает требованиям современности, но и все меньше и меньше отвечает требованиям, отражающим изменения в транснациональных отношениях. Отнюдь не полностью охватывая международную политику, она была более полезна в прошлом, чем в настоящем, и все же она более полезна сейчас, чем, вероятно, в будущем… [с.165]

 





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!