Понятие взаимопересечения





 

…Предлагаемый подход к явлениям, связанным с наложением и частичным совпадением национальной и международной систем, основан на строгих эмпирических данных. Наша задача состоит в том, чтобы обнаружить и проанализировать периодически повторяющиеся особенности поведения, возникающие на границе двух типов систем, и рассмотреть процесс их взаимовлияния. При этом необходимо учитывать и постоянные, и спорадические процессы, так как крайне затруднительно четко разграничить внутриполитические и международную системы. Для обозначения ключевого положения нашего анализа введем термин «взаимопересечение», подразумевая под ним любую повторяющуюся последовательность поведения, возникающую как реакция одной системы на воздействие другой.

Для различения исходной и производной стадии взаимопересечения будем употреблять термины «исходные» и «конечные». Каждый из этих видов взаимопересечений в свою очередь будем классифицировать в зависимости от того, характерно оно для отдельной страны или для ее внешнего окружения (т.е. для международной системы). Следовательно, внутренние исходные взаимопересечения определяются как последовательности поведения, возникающие в рамках национальных границ и завершающиеся или поддерживающиеся внешней средой, а внешние конечные взаимопересечения – как образ действий, порождаемый внутренними исходными связями. Подобным образом внешние исходные взаимопересечения – последовательность действий, берущая [с.172] начало во внешней среде и поддерживающаяся или завершающаяся внутри государства, а внутренние конечные взаимопересечения – это образ действий внутри государственных границ, инициируемый внешними исходными связями.

Для прояснения смысла понятий необходимо также различать исходные и конечные взаимопересечения в зависимости от их целей. Некоторые исходные взаимопересечения, условно называемые внешней политикой, специально предназначены для вызова ответной реакции других систем. Назовем их прямыми внутренними исходными взаимопересечениями или прямыми внешними исходными взаимопересечениями в зависимости о того, исходят ли они изнутри или извне. Кроме того, существует множество моделей, описывающих виды взаимодействия между государствами и внешней средой, которые не предусматривают инициирования реакций, пересекающих границу систем, однако приводят именно к этому, порождая изменение восприятия и возникновение конкуренции. Конкретный пример – итоги выборов или государственный переворот, провоцирующий реакцию заграницы. Будем называть их косвенными внутренними исходными взаимопересечениями или косвенными внешними исходными взаимопересечениями. В результате подобных рассуждений выявляются четыре типа конечных взаимопересечений: прямые внутренние, косвенные внутренние, прямые внешние и косвенные внешние. Окончательный вариант нашей формулировки позволяет связать начальные и конечные взаимопересечения. Выделим три основных типа процессов взаимопересечения.

Проникающий процесс – граждане одной страны непосредственно участвуют в политической жизни другой страны наравне с ее гражданами. Самый яркий пример – действия оккупационной армии. В мирное время это деятельность зарубежных миссий помощи, подрывных элементов, служащих международных организаций, персонала транснациональных компаний, деятелей международных политических партий и т.д.

Реактивный процесс – противоположен проникающему. Он вызывается, скорее, повторяющимися и пересекающими границу процессами, нежели конкретными носителями власти. Акторы, инициирующие исходное взаимопересечение, не оказывают непосредственного влияния на деятельность тех, кто подвергается воздействию конечного взаимопересечения. Тем не менее поведение последних – непосредственная реакция на деятельность первых. Возможно, подобные процессы – наиболее частая форма взаимопересечения, так как они возникают из соединения прямых и косвенных исходных взаимопересечений с соответствующими конечными взаимопересечениями. Пример реактивного процесса, вызывающего прямые исходные и конечные взаимопересечения, – повторяющиеся реакции на программу внешней помощи. [с.173] Местные избирательные кампании в США, испытывающие на себе влияние вьетнамских событий, – пример реактивного процесса, возникающего из косвенных исходных и конечных взаимопересечений.

Конкурентный процесс – третий тип процесса взаимопересечения – представляет собой особую форму реактивного типа. Он возникает тогда, когда конечное взаимопересечение не только является ответной реакцией на исходное, но и принимает такую же форму. Это соответствует так называемой диффузии или демонстрации, когда политическая деятельность в одной стране воспринимается в другой как вызов. Послевоенное распространение насилия, национализма, стремление к быстрейшей политической модернизации и индустриализации – не что иное, как наиболее характерные случаи взаимопересечений, возникших вследствие конкуренции. Поскольку конкретное поведение обычно не зависит от инициаторов, процессы конкуренции обычно связывают только косвенные исходные и конечные взаимопересечения. Некоторые аспекты приведенных выше формулировок требуют тщательного анализа. В первую очередь необходимо отметить, что используемая терминология избрана намеренно, ибо она позволяет выбраться из тесных понятийных рамок, укоренившихся в работах специалистов, и избежать отнесения к какой-либо определенной группе взглядов. Понятие взаимопересечения, созданное вне исходных и конечных взаимосвязей, оказывается нейтральным и одновременно простым для восприятия. Этот термин будет нейтральным и при рассмотрении вопроса, представляет ли усиливающаяся взаимозависимость национальных и глобальной систем процесс интеграции и возникновения глобальной политической общности. Государства в своей политике все более зависят и от внешней среды, и друг от друга, т.е. течение внутриполитических процессов испытывает все большее воздействие извне. Но это не обязательно означает возрастание интеграции государств. На самом деле взаимопересечение может иметь негативную окраску и крайне разрушительные последствия и для государств, и для международной системы. Характерный пример – взаимопересечение коммунистического Китая с его окружением. Для того чтобы избежать положительного оттенка, который обычно подразумевается при упоминании взаимозависимости, избран менее элегантный, но нейтральный термин «взаимопересечение».

Еще одно преимущество избранной терминологии – она не отрицает и не преувеличивает значимость национальных границ. Мы далеки от мысли, что в сближающемся мире страны настолько сильно привязаны к своему окружению, что все больше растворяются в нем. На самом деле большинство политических событий обычно происходит внутри национальных границ и понять их невозможно, не зная внутриполитической обстановки. [с.174] Современная глобальная политика не подчинила национальную, несмотря на сближение границ и сокращение расстояний. Но при всем значении существующих границ, нельзя не отметить, что многие события в жизни отдельного государства оказывают сильное влияние на глобальную систему. Эти события часто не замечают, поскольку аналитики склонны рассматривать события такого рода как относящиеся к внешнеполитической сфере определенного государства и считают, что влияние его на глобальную систему не входит в область интересов ученых. Поэтому ответная реакция других государств рассматривается как отдельные последовательности действий, а не следующая фаза первоначального импульса. Хотя понятие взаимопересечения внутриполитических и международной систем вовсе не обязательно предотвращает подобную практику, опасность дробления единого процесса на ряд независимых отдельных действий все же сокращается – создается контекст для анализа, когда значение государственных границ признается, но не абсолютизируется.

Необходимо остановиться еще на одном моменте – понятии возобновляемого/рекуррентного поведения. Исходные и конечные взаимопересечения и образуемые ими взаимосвязи понимаются не как отдельные феномены – в этом случае невозможно создание интересующей нас гипотезы. Для того чтобы перейти от описания отдельных случаев к созданию продуктивной теории, нужно рассматривать исходные и конечные взаимопересечения как события, происходящие с частотой, достаточной для построения модели. Для повышения точности любое событие на определенном уровне обобщения может рассматриваться как часть более широкой последовательности, а мы в результате не отстраняемся от анализа самого события для того, чтобы классифицировать его по отношению к взаимосвязи внутриполитического и глобального. Если же взаимосвязь отсутствует, то и само событие нас не должно интересовать. Например, убийство государственного деятеля или гибель чиновника ООН в авиакатастрофе не попадают в поле нашего интереса: имея отклик за рубежом, они не являются рекуррентными, да и зарубежная реакция быстро угасает, не оказав значимого влияния на привычные стереотипы поведения.

Другими словами, именно рекуррентность, а не сам факт совершения событий находится в центре нашего внимания. Так, нас привлекает воздействие выборов на внешнюю среду вообще, а не последствия конкретных выборов в определенной стране. Последние могут оказывать влияние на окружение, но рассматривать мы их будем лишь как частное отражение взаимопересечений, а не как сами взаимопересечения. Подобным образом и при заданном рекуррентном поведении в пределах одного государства мы не усматриваем [с.175] взаимопересечений в последствиях тех или иных действий за рубежом, пока ответная реакция не обретет рекуррентного характера. Рассмотрим данное положение на примере выборов в Норвегии и США. И те и другие проходят с одинаковой периодичностью, но выборы в США порождают дискуссии в НАТО, а предвыборная кампания в Норвегии не влияет на отношения между Востоком и Западом. Короче, президентские выборы в Соединенных Штатах оказывают значимое воздействие на международную систему, а выборы в Норвегии – нет. Поэтому выборы в США нужно рассматривать как косвенные исходные взаимопересечения внутренней политики, а выборы в Норвегии таковыми не являются.

Обобщая сказанное выше, можно сделать следующий вывод: обнаружено почти неограниченное количество взаимопересечений внутренней и глобальной политических систем, которые без излишнего упрощения могут быть объединены в операциональный набор девяти основных типов. Восемь из них возникают как сочетание четырех типов исходных и конечных взаимопересечений (3, 4, 7, 8, 9, 10, 13, 14 на рис. 3). Девятый, названный нами смешанным взаимопересечением, обусловлен тем, что некоторые исходные и конечные взаимопересечения последовательно резонируют и их целесообразно рассматривать вместе. Иными словами, смешанное взаимопересечение – это взаимосвязь, в которой моделируемая последовательность действий не заканчивается установлением конечного взаимопересечения. Смешанное взаимопересечение можно рассматривать как последовательность, в которой исходное взаимопересечение порождает конечное, а последнее в свою очередь порождает исходное, поэтому вряд ли можно анализировать отдельно одно от другого.

 





Читайте также:
Основные идеи славянофильства: Славянофилы в своей трактовке русской истории исходили из православия как начала...
Зачем изучать экономику?: Большинство людей работают, чтобы заработать себе на жизнь...
Образование Киргизкой (Казахской) АССР: Предметом изучения Современной истории Казахстана являются ...
Основные признаки растений: В современном мире насчитывают более 550 тыс. видов растений. Они составляют около...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-03-24 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.011 с.