Психологическое консультирование в социальной работе





Консультирование занимает важное место в социальной работе. Так, автор одного из практических руководств по практике социальной работы, изданного Британ­ской ассоциацией социальных работников в качестве учебника, В. Колшед в главе, посвященной консультированию, приводит следующий перечень качеств эффек­тивного консультанта (Coulshed, 1991, р. 45):

1. Эмпатия, или понимание, — усилие увидеть мир глазами другого человека.

2. Уважение — такое отношение к другому человеку, которое подразумевает веру в его способности справиться с проблемой.

3. Конкретность, или способность быть определенным и точным, — способ ком­муникации с другим человеком, при котором имеет место все углубляющаяся ясность в отношении своих высказываний.

4. Знание себя и принятие себя, а также готовность помочь в этом другому.

5. Подлинность — способность быть настоящим во взаимоотношениях.

6. Конгруэнтность — совпадение того, что сообщается вербально, с языком тела.

7. Непосредственность {«immediacy» — способность делать что-то немедленно, без оговорок, посредников и откладывания) — работа с тем опытом, который имеет место в процессе консультирования в настоящий момент, как с приме­ром того, что имеет место и в повседневной жизни клиента.

Все больше специалистов, занимающихся теорией психотерапии и консульти­рования, склоняются к мнению, что качество межличностных отношениймежду клиентом и психотерапевтом или консультантом является более важным фактором, чем то, какую именно философию, метод или технику исповедует и использует помощник: консультант или психотерапевт. Это было продемонстри­ровано как для консультирования, так и для психотера­пии и обучения (Aspy, Roebuck, 1977).

В ряде исследований показано, что между эффектив­ностью психотерапии и качествами, проявляемыми психо­терапевтом, существуют более сложные взаимоотношения, но в целом фактически все авторы согласны с тем, что существует взаимосвязь между эффективностью

Кажется несколько не- -приличным полагать, что психолог что-то чув­ствует, имеет догадки или страстно следует неизвестному направле­нию.

К. Роджерс

помощника и его эмпатией, уважением к клиенту и подлинностью его поведения. Эти исследования также пролили свет на ряд других факторов, которые обсужда­лись в научной литературе как имеющие возможное влияние на эффективность психотерапии (в данном случае речь шла только о психотерапии, а не о помощи). Они показали, что:

♦ наличие того факта, что сам психотерапевт прошел курс собственной психоте­рапии, не является гарантией эффективности психотерапии;

♦ пол и национальность (расовая принадлежность) не связаны с эффективно­стью психотерапии;

♦ ценность степени опытности психотерапевта как фактора, обусловливающего эффективность психотерапии, весьма дискуссионна: по крайней мере было по­казано, что человек не обязательно является более успешным психотерапев­том, если у него имеется больше психотерапевтического опыта;

♦ психотерапевты, которым присущи собственные эмоциональные проблемы, ча­ще являются менее эффективными в работе;

♦ помощники более эффективны в тех случаях, когда они имеют дело с клиента­ми, разделяющими их собственные жизненные ценности.

По поводу предпоследнего положения заметим, что, по данным американских исследований, для эффективных психотерапевтов является характерным некото­рый прошлый опыт личностной боли, однако этот опыт не должен непроизвольно актуализироваться в процессе работы с клиентом. Очевидно, что именно неполез­ность такой актуализации травматического опыта терапевта и проявилась в при­веденных результатах, но это никак не означает, что психотерапевт или консультант как-то выделяется свои исключительным «психическим здоровьем» и отсутстви­ем эмоциональных проблем по сравнению с другими.

В целом подобного рода исследования отмечают существование того феноме­на, что помощник и клиент могут подходить или не подходить друг другу: никто не может быть эффективным помощником для любого и каждого клиента. Однако остается невыясненным то, каким образом можно обеспечить данное совпадение клиента и психотерапевта для максимальной эффективности психотерапии. Не­которые авторы (например, Nelson-Jones, 1983) считают, что консультанту недо­статочно быть только заботящимся и понимающим: он также должен обладать на­выками эксперта.

Ряд публикаций посвящен развитию навыков консультирования. Списки этих навыков еще более различаются, чем списки качеств «эффективных консультан­тов», и доходят до 45 пунктов. Во многих подобных работах, даже посвященных

консультированию в социальной работе, где позиция кон- і---------------------------

сультанта является априорно более активной, чем в дру- вообщ^че^оджх-Тче-гих видах консультирования, подчеркивается, что наиболее ловека в частности, важным является «позволение людям услышать самих се- g. паскаль. Мысли

бя» (Coulshed, 1991, р. 46). Напомним, что этот принцип

был открыт Фрейдом и описан им через известную метафору о том, что психоана­литик является «зеркалом пациента». Параллель с принципами техники психоана­лиза не случайна: мы можем продолжить нахождение соответствий между описа-

ниями проявления контрпереноса и следующими умениями профессионального консультирования (там же, р. 49):

♦ предоставлять человеку возможность закончить говорить без реагирования со стороны консультанта;

♦ точно отражать и воссоздавать содержание беседы и чувства;

♦ перефразировать сказанное другим;

♦ подытоживать этап интервью так, чтобы продвинуть беседу дальше;

♦ прояснять собеседнику свою собственную роль;

♦ использовать открытые вопросы;

♦ использовать суфлирование так, чтобы способствовать продвижению собесед­ника вперед в его повествовании;

♦ создавать безопасные условия для разворачивания чувств собеседника;

♦ предлагать экспериментальное (т. е. идущее от реального, а не воображаемого опыта) понимание проблемы, ситуации;

♦ чувствовать, как другой человек воздействует на консультанта;

♦ быть толерантным к молчанию;

♦ контролировать свою собственную тревогу и расслабляться;

♦ фокусироваться на «здесь и теперь» так же легко, как и на «там и тогда»;

♦ определять направление и держать фокус в ходе беседы;

♦ регистрировать проявления амбивалентности, непоследовательности и уметь противостоять им при необходимости;

♦ находить и ставить общие цели;

♦ быть толерантным к болезненным темам;

♦ генерировать и обсуждать альтернативные планы действий;

♦ оценивать затраты и выигрыш в случае достижения цели;

♦ начинать, продолжать и заканчивать каждую сессию и весь контакт в целом.

Интересной представляется и научная дискуссия о том, являются ли психоте­рапевтические и консультативные отношения специфическим видом межлично­стных отношений или нет. В рамках гуманистического и клиенто-ориентирован-ного подходов считается, что психотерапия не «является специфическим видом взаимоотношений, отличным от отношений, которые имеют люди в их повседнев­ной жизни» (Rogers, 1957, р. 135). Этот взгляд разделяют и другие специалисты, занимающиеся вопросами теории помощи в широком смысле этого термина. Так, Л. Бреммер считает, что «отношения помощи имеют много общего с дружбой, се­мейными взаимоотношениями, отношениями с пастором. Все они направлены на удовлетворение основных потребностей человека, и, будучи сведены к своим основным компонентам, все они выглядят достаточно сходными» (Brammer, 1973, р. 51). Эту позицию разделяют Дж. Эган (Egan, 1975), который создал свои тре-нинговые программы для эффективных межличностных взаимоотношений; Р. Кар-хаф и Б. Беренсон (Carkhuff, Berenson, 1976, p. 72), которые считают консульти­рование «образом жизни»; И. Иллич с соавторами (Illich et al, 1977), которые выражают обеспокоенность тем, что в связи с ростом армии специалистов по кон­сультированию люди теряют способность и привычку оказывать психологическую

помощь друг другу; М. Скалли и Б. Хопсон, которые подчеркивают, что консуль­тирование является «только набором убеждений, ценностей и стратегий поведе­ния, которые должны быть все в большей степени присущи обществу в целом» (Scally, Hopson, 1979, p. 98). Ряд теоретиков и практиков считают необходимым осуществить «демистификацию» помощи и консультирования.

Каждый человек, берущийся оказать помощь другому, должен иметь опреде­ленную модель того, что он собирается делать, даже если эта модель почти не сформулирована им самим для себя. Цели помощи должны быть определены, не­смотря на то что они могут существенно меняться в процессе оказываемой помощи и варьировать в широком диапазоне: от помощи клиенту почувствовать себя лучше до научения его оказывать психологическую помощь самому себе. Для помощни­ка крайне важно осознавать ценности, лежащие в основе его профессионального поведения, а также идеологическую и философскую подоплеку оказываемой им помощи. Л. Бреммер (Brammer, 1973) считает, что помощник при построении сво­ей собственной теории помощи проходит три стадии. На первой стадии он отра­жает и перерабатывает личный опыт, начинает осознавать свои ценности, нужды и потребности, стиль коммуникации и характер воздействия на окружающих. За­тем или наряду с этим он изучает труды других теоретиков и практиков и то, как ониосознавали свой личный опыт и использовали его для построения собствен­ных теорий. И в завершении помощник объединяет первое и второе в свою уни­кальную теорию. (Необходимо заметить, что эта последняя теория является не только теорией помощи другим, но и собственной теорией себя.)

Вместе с тем усилия теоретиков и практиков были направлены и на создание некоторых общих описательных моделей помощи.Так, Р. Кархаф распространил идеи К. Роджерса относительно психотерапии на помощь в целом. Он описал три стадии помощи — когда клиенту помогают: а) исследовать, б) понимать и в) дейст­вовать, а также навыки, необходимые помощнику на каждой и*з этих стадий (Cark-huff, 1974). А поскольку эти навыки являются в основе своей не только профес­сионально важными, но и важными для эффективного образа жизни вообще (на чем автор принципиально настаивает), то лучшим способом помощи человеку он считает систематическое и прямое обучение навыкам работать, учиться, строить отношения с людьми, вести нормальный образ жизни: «Главной задачей помощи является наведение моста через пропасть между уровнем навыков помощника и уровнем навыков получающего помощь» (Carkhuff, Berenson, 1976, p. 81). Для не­го помощь эквивалентна обучению (в этом его модель сходна с бихевиоральными моделями), но обучению тем навыкам, которые дадут людям способность в боль­шей степени контролировать собственную жизнь.

Л. Бреммер создал интегральную, эклектическую модель, близкую к модели Р. Кархафа, расширив ее до восьми стадий:

а) вхождение в проблему,

б) классификация,

в) структурирование,

г) построение взаимоотношений,

д) исследование,

е) консолидация,

ж) планирование,

з) завершение.

Он также выделил семь кластеров навыков, важных для «понимания себя и дру­гих» (Brammer, 1973).

А. Ивей предложил модель, названную им «микроконсультирование»-; ее осо­бенностью является детальная разработка составных элементов консультативных навыков и создание тренинговой программы для обучения этим элементам через просмотр видеозаписей, затем моделирование и практикование (Ivey, 1971). Н. Ка­ган с соавторами (Kagan et al, 1967) также разработали микроконсультативную модель, ставшую одной из наиболее популярных в Америке в качестве тренинго­вой; ее отличительной чертой являются проводимые с супервизором сессии, на ко­торых помощник и получающий помощь обсуждают совместно пережитый в про­цессе консультативной помощи опыт. Возможно, самой влиятельной и широко используемой после модели Р. Кархафа стала модель Дж. Эгана (Egan, 1975), в ко­торой нетрудно заметить сходство с концепцией Р. Кархафа. Она включает пред­варительную стадию, предшествующую собственно помощи и требующую от по­мощника проявления навыков заботы и внимания к получающему помощь. Затем следуют стадии:

1) реакции на запросы другого и исследования самого себя;

2) интегративного понимания и динамического (т. е. меняющегося и углубляю­щегося в ходе процесса) самопонимания;

3) содействия в осуществлении целенаправленных действий и собственно дейст­вий (первой в каждой строке является цель, которую преследует консультант, а второй — которую преследует клиент).

Л. Лоугари и Т. Рипли (Loughary, Ripley, 1977) продолжили тенденцию деми­стификацииконсультирования, предложив простую схему помощи (см. рис.), ко­торая может быть адресована непрофессиональным помощникам наряду с про­фессиональными.

Средства помощи включают в себя информацию, идеи и навыки (такие, как, например, слушание и отражение опыта). Стратегии — это планы того, как исполь­зовать средства, и первым шагом всегда является перевод формулировки проблемы в формулировку желаемого исхода. Четырьмя позитивными исходами являются:





Читайте также:
Определение понятия «общество: Понятие «общество» употребляется в узком и широком...
Своеобразие родной литературы: Толстой Л.Н. «Два товарища». Приёмы создания характеров и ситуаций...
Опасности нашей повседневной жизни: Опасность — возможность возникновения обстоятельств, при которых...
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-03-24 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.021 с.