ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ 6 глава




Скарлет бегала по лугу, срывая цветы то справа, то слева, когда увидела невдалеке лес, внутри которого были большие поляны с цветами, и некоторые из них были ещё более яркими, чем луговые. Красивее цветов Скарлет не видела в жизни, поэтому сразу же решила собрать их для мамочки.

Она побежала через луг к лесу. Рут бежала рядом. Как только Скарлет оказалась в тени деревьев, вокруг вдруг стало темно, но девочка едва ли это замечала, пробираясь всё дальше и дальше вглубь чащи. По пути она делала для себя удивительные открытия, и вскоре её корзинка была полностью заполнена чудесными цветами. Скарлет и этого было мало, и она продолжала свой путь в гущу леса.

Вдруг она услышала шум и тут же остановилась. Оглядевшись, она, наконец, обратила внимание на окружающие её густые деревья, дающие сильную тень. Скарлет поняла, что совершила большую ошибку, углубившись так далеко в лес и уйдя от мамы и остальных. Обернувшись и посмотрев во всех направлениях, она больше не была уверена в том, какое из них выбрать, чтобы вернуться на луг. Тропинки или другого выхода из леса не было видно. Единственное, что Скарлет видела отчётливо, были бесчисленные стволы деревьев.

Она вновь услышал тот же звука, который заставил её замереть от страха. Хрустнуло несколько веток, и девочка увидела какое-то движение среди кустарника примерно в пятнадцати метрах от себя.

За звуком последовал низкий, грудной рык.

Скарлет хотела развернуться и убежать, но, скованная страхом, она боялась даже пошевелиться, не зная, в каком направлении ей следует спасаться. Рык слышался всё отчётливее. Вдруг из-за кустов появилось несколько огромных животных. Сердце Скарлет едва билось от страха.

Это была стая волков.

Эти волки были совсем не похожи на Рут. Они были огромными, в два раза больше её волчонка, и размером больше походили на медведей. Эти волки были худы и явно голодны, а их морды исказились от злобного оскала. Глаза горели жёлтым светом и не сулили Скарлет ничего, кроме смерти. Перед ней стояло около дюжины волков, которые не сводили с девочки глаз.

Их взгляд её словно гипнотизировал, и она совершенно не знала, что делать дальше. Скарлет понимала, что убежать от них ей не удастся, и что решение о том, чтобы отправиться в лес, было одной сплошной ошибкой.

Рядом зарычала Рут. Это был громкий и грозный рык. Скарлет и не знала, что Рут была способна производить подобные звуки. Волчонок сделала несколько шагов вперёд и загородила собой девочку, грозно скалясь на стаю волков. Скарлет была очень благодарна ей за защиту, хотя от её присутствия ей не стало легче. Рут была одна, а волков было много, и каждый из них был в два раза её больше.

Как бы там ни было, Рут вела себя бесстрашно. После нескольких злобных предупреждающих рыков, когда стало ясно, что волков они не пугают, Рут бросилась в атаку. Она выбрала самого большого из волков, который явно был вожаком стаи, и набросилась прямо на него.

Сделав несколько прыжков, Рут взмыла в воздух и вонзила клыки глубоко в шею противника, который, казалось, совсем не ожидал подобного поворота и был удивлён смелостью и бесстрашием Рут. Клыки Рут глубоко засели в его горле, и волки начали кататься и бороться на земле.

Другой волк напал на Рут сбоку, вонзив клыки ей в спину, но даже это не отвлекло её, и она не разжала челюсти. Вожак стаи упал на спину, пытаясь достать Рут когтям и освободиться. Всё бесполезно. Рут была настроена смертельно серьёзно. Она наседала всё больше, и скоро вожак был мёртв.

Пришло время Рут платить по счетам. На неё набросились ещё два волка, и втроём им удалось сбить Рут на землю. Они насели на неё сверху, раздирая когтями и кусая. Рут, лёжа на спине, отчаянно пыталась отбиваться. На неё набросился четвёртый волк, и теперь силы были не в её пользу.

Скарлет была в отчаянии. Другой волк тоже набросился на неё.

Скарлет побежала им навстречу, зная, что усилия её были тщетны. Ей удалось сделать не более нескольких шагов, когда она почувствовала острые когти, вцепившиеся в её спину. Когти были не только острыми, как бритва, но и длинными. Скарлет почувствовала, как когти за долю секунды разорвали её кожу. Они прошли через одежду и вонзились в лопатку, заставив Скарлет упасть на землю лицом вниз.

У неё даже не было шанса обернуться. Секундой позже волк свалил её, грозно рыча прямо в ухо и заполняя этим звуком всё её сознание. Горячее дыхание обжигало ей лицо, а грязные когти впивались девочке в спину. Перед глазами всё плыло, и Скарлет понимала, что жить ей оставалось совсем чуть-чуть.

Беспомощно лёжа на земле, краем глаза она увидела, как волк нагнулся ближе, метясь жёлтыми клыками ей в шею. Вдруг Скарлет почувствовала жуткую боль, когда три трёхсантиметровых клыка вонзились в её плоть. Боль была невыносимой, и чем больше крови она теряла, тем сильнее всё плыло перед глазами, и мир становился всё светлее.

Последнее, что она увидела прежде, чем потерять создание, была перевёрнутая корзина с цветами. Последней мыслью Скарлет была идея снова их собрать, чтобы иметь возможность показать эту красоту мамочке.

 


ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

 

 

Кейтлин быстро бежала по лугу, вне себя от горя и волнения. Как она могла упустить Скарлет из вида? Она винила себя за то, что была такой невнимательной. Нужно было следить за ребёнком каждую секунду. А теперь Скарлет пропала, и Кейтлин чувствовала, что вся вина за это лежит на ней.

Она бежала по лугу рядом с Полли и остальными. Все постоянно выкрикивали имя Скарлет, вглядываясь в траву. У всех на сердце было неспокойно. Кейтлин не могла избавиться от мысли, что все также винили её, ведь Скарлет была её дочерью, неважно родной или нет, а, значит, присматривать за ней должна была именно Кейтлин. Как эгоистично было с её стороны надолго закрывать глаза, чтобы загадать желание.

С другой стороны, рассуждала Кейтлин, она никак не могла предугадать подобный исход. Скарлет не была тем ребёнком, который мог запросто сорваться с места и убежать без предупреждения. Кейтлин до сих пор не могла понять, что вынудило девочку поступить именно так. Единственным утешением для Кейтлин был тот факт, что Рут тоже нигде не было, а это означало, что она была со Скарлет. Это Кейтлин слегка успокаивало. Рут никогда не позволит ничему плохому случиться с девочкой.

«Никто тебя не винит, – сказала Полли, быстро идя рядом с Кейтлин и осматривая поле. Должно быть, подруга прочитала её мысли. – Ты не сделала ничего плохого».

Кейтлин была слишком расстроена, даже чтобы отвечать. В глубине души она испытывала сильнейшую вину. Не меньше этого её расстраивало то, что Скарлет исчезла именно в тот момент, когда Кейтлин загадала желание о ребёнке, о своём биологическом ребёнке. Её предупреждали, что долина фей была сильным местом, которое могло исполнять желания, и Кейтлин сама это чувствовала. Неужели, думала она, её желание послужило причиной исчезновения Скарлет? Неужели, её желание о том, чтобы иметь ребёнка от Калеба, заставило силы забрать у неё Скарлет? Неужели, Скарлет оказалась в опасности из-за её желания?

Кейтлин была разбита и эмоционально угнетена. Почему этому суждено было случиться сейчас, за день до свадьбы? Сейчас она очень жалела, что вообще согласилась отправиться к озеру и загадала желание. Кейтлин отчаянно хотелось начать этот день заново, тогда бы она сделала всё по-другому. Она была настолько поглощена собой и приготовлениями к свадьбе, что совершенно потеряла бдительность. За это она себя никогда не простит.

«СКАРЛЕТ!» – в тысячный раз выкрикнула Кейтлин, внимательно разглядывая горизонт, поля и небо. Снег продолжал падать. Он усилился и уже запорошил землю под ногами.

Высоко в небе прокричал стервятник, будто передразнивая Кейтлин. Она подняла глаза вверх и увидела сгущающиеся на горизонте тёмные тучи. Казалось, что весь мир скорбел вместе с ней.

Кейтлин вновь оглядела горизонт, прося у вселенной помощи в поиске Скарлет. Куда она могла исчезнуть, да так быстро? Подруги склонились над землёй, осматривая каждый сантиметр травы, будто ожидая, что Скарлет могла упасть в обморок и была невидима в высоких зарослях. От этой мысли по телу Кейтлин прошла дрожь.

Вдруг она услышала шум шагов за спиной, молясь, что, развернувшись, она увидит перед собой Скарлет и сможет её обнять.

Эта была не она. Это был Калеб, он бежал им навстречу. Тейлор вернулась в замок, чтобы его найти и рассказать о случившемся, и вот они вернулись вместе. Калеб хмурился и выглядел более озабоченным, чем когда-либо прежде. Казалось, что он постарел за несколько часов.

Кейтлин лишь наделась, что он не винил во всём её.

«Где она?» – обеспокоенно спросил он.

Кейтлин отрицательно покачала головой, смахивая слезу.

Калеб её обнял. Как же хорошо было оказаться в его объятиях. Кейтлин казалось, что его сильные руки могли защитить её от всех горестей мира. Освободившись от них, Кейтлин знала, что в этот раз они её не спасут.

Калеб в отчаянии осмотрел горизонт. Лицо его исказила тревога. Кейтлин решила продолжить свой путь через луг, но потом передумала. Она остановилась. Интуиция подсказывала ей, что нужно идти совсем в другом направлении. Пришло время использовать все внутренние способности, все чувства, которые пытался открыть в ней Эйден.

Кейтлин закрыла глаза и попыталась сконцентрироваться. Развернув ладони вверх, она чувствовала влажный воздух и мокрую землю под ногами. Сделав глубокий вдох, она постаралась настроиться на одну волну с вселенной, с окружающей её природой. Она чувствовала, как лёгкий ветерок касается её лица, как снежинки падают на щёки, как пищат и бегают вокруг насекомые. Она хотела стать единым целым с вселенной, чтобы та помогла ей узнать, где найти Скарлет.

Кейтлин застыла на месте, потеряв чувство пространства и времени.

И тут она кое-что увидела.

Открыв глаза, она устремила взгляд на горизонт. Там вдали был лес.

«Туда!» – крикнула она, указывая направление.

Все остальные остановились, поднялись на ноги и посмотрели туда, куда указывала Кейтлин.

«Она в лесу», – крикнула она и побежала.

Через секунду её нагнали Калеб и остальные.

*

 

Кейтлин вбежала в лес. Зелень и кроны деревьев не давали свету приникать внутрь. Оказавшись внутри, она сразу почувствовала опасность. Об этом ей подсказал материнский инстинкт. Казалось, что она сама была ранена. По спине прошёл холод, и она бросилась дальше в лес, съедаемая плохими предчувствиями.

На ходу Кейтлин заметила след из разбросанных, сорванных цветов. Приглядевшись, она увидела, что они были выпачканы кровью. Внутри всё сжалось, а ощущение недоброго усилилось.

Ей даже не нужно было видеть то, что ждало её за поворотом. Всё её тело кричало и разрывалось от ощущения, что там её ждало что-то безоговорочно ужасное.

За поворотом Кейтлин упала на колени и издала громкий крик, похожий на вой раненного животного.

Там, на лесной тропинке лежало залитое кровью тело Скарлет. Это было тело её дочери.

Рядом с ним лежала израненная и залитая кровью Рут, которая едва дышала.

Повсюду была кровь, но Кейтлин видела её нечётко – всё плыло перед глазами. Мир кружился и вертелся, когда она опустилась коленями на снег, чувствуя под ногами мягкую лесную траву, и склонилась над маленьким телом. Она боялась это делать, но всё-таки перевернула её лицом вверх.

Горю Кейтлин не было предела. Скарлет смотрела на неё широко открытым, не моргающим, безжизненным взглядом. Кейтлин постаралась нащупать пульс, но у неё ничего не вышло. Скарлет была мертва.

Кейтлин увидела глубокие раны от укуса на шее девочки, увидела залитое кровью платье и поняла, что смерть её дочери была ужасной, и выжить в подобной атаке не удалось бы никому. Кейтлин отклонилась назад и закричала, посылая своё горе небесам. В этот момент к ней, запыхавшись, подбежали Калеб, Полли, Тейлор и остальные.

«Скарлет!» – рыдая, говорила Кейтлин, понимая, что вместе с девочкой она потеряла смысл жизнь.

Кейтлин взяла тело Скарлет на руки, крепко прижав его к груди. Чувствуя его близость, она была готова отдать что угодно – всё, что угодно – чтобы вернуть девочку к жизни.

«Я готова на всё! – кричала она небесам. – Ты меня слышишь? – кричала она, словно обезумев. – Всё, что хочешь. Я готова на всё, чтобы вернуть Скарлет. Я КЛЯНУСЬ! ВСЁ, ЧТО УГОДНО!»

Вдруг между деревьев пронёсся порыв сильнейшего ветра, разметая снег и рассеивая облака. В небе появился луч солнца, который озарил темноту леса. Вдали на лесной тропинке они увидели одинокую фигуру, направляющуюся прямо к ним.

Кейтлин подняла глаза вверх, едва различая силуэты сквозь льющиеся единым потоком слёзы.

Эйден.

Он медленно и серьёзно подошёл ближе, окутанный в длинную мантию с капюшоном и опираясь при ходьбе на посох. Уже через несколько мгновений он был рядом.

Кейтлин посмотрела на него сквозь слёзы, всем сердцем надеясь, что он мог хоть как-то помочь.

Судя по его серьёзному выражению лица, надежды не было.

«Вы должны нам помочь, – взмолилась Кейтлин. – Прошу вас. Вы должны. Вы должны вернуть её. Вы просто обязаны

Вдруг Кейтлин почувствовала какое-то движение. Она опустила глаза, и сердце её замерло. Скарлет закрыла глаза и слегка вздрогнула. Кейтлин затаила дыхание, надеясь, что девочка вновь пошевелится.

И так оно и случилось. Скарлет начала двигать руками. Кейтлин была так удивлена, что боялась тешить себя надеждой.

Как это было возможно?

Секундой спустя Скарлет открыла глаза и посмотрела на собравшихся вокруг неё людей. Она посмотрела прямо на Кейтлин.

«Мамочка, – сказала она мягко, – у меня болит шея».

Кейтлин крепко прижала к себе Скарлет, вне себя от радости, что та была жива, могла двигаться, дышать и разговаривать. Слёзы продолжали всё так же течь по щекам Кейтлин. Всё происходящее было похоже на сон.

Кейтлин не знала, что и думать. Она не понимала, как такое чудо могло произойти. Секундой до этого Скарлет была мертва. Кейтлин была в этом уверена.

Ка только Скарлет обняла её в ответ, обхватив Кейтлин своими маленькими ручками, Кейтлин вдруг стало неважно, как это могло произойти. Ей не нужно было это знать. Единственное, что её волновало, так это то, что Скарлет была жива.

«Прости меня, – сквозь слёзы повторяла Кейтлин. – Прости меня. Я тебя больше никогда не оставлю».

Кейтлин медленно подняла глаза вверх и увидела стоящего над ней Эйдена. Он внимательно смотрел на неё. Кейтлин была ему очень благодарна.

«Как вы это сделали? – удивилась она. – Как вы её оживили?»

Эйден медленно покачал головой, и все посмотрели в его сторону.

«Ты так ничего и не поняла, – мягко сказал он. – Я её не возрождал. Скарлет никогда не умирала. Только смертные могут умирать, – добавил он, развернувшись ко всем спиной и произнеся слова, которые Кейтлин никогда не забудет, – а Скарлет бессмертна. Она – вампир. И она – твоя дочь».

 


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

 

 

Кайл шёл с Райндом и его людьми вверх по скалистому склону одного из холмов острова Льюис. Им пришлось долго лететь, чтобы сюда добраться, и, пролетая над островом Скай, Кайл не мог не признать дальновидность плана Райнда. Кайл хотел спуститься на остров и напасть на Скай в открытую. Райнд же убедил его в том, что это был не лучший план. Он утверждал, что Скай защищён от нападения вампиров невидимым щитом. Райнд предложил другой, более коварный план действий.

Они шли уже несколько часов, в течение которых Райнд поделился с ним некоторыми деталями этого плана. Кайл не привык следовать за лидером или подчиняться приказам, поэтому его терпение было на исходе. Более того, только он собрался подойти к Райнду и поговорить с ним, как тот его опередил.

«Сегодня ночь празднования Самайн, – начал Райнд. – Сюда слетятся вампиры со всего света. Это праздник нашей власти, ночь, когда царит зло. Мы воспользуемся этим праздником, чтобы собрать достаточное войско из вампиров со всех стран мира. Кто бы ни был рядом, они слетятся на наш зов, как мотыльки на свет пламени. А завтра мы вместе нападём на Скай».

Кайл удивлённо на него посмотрел.

«Ты же говорил, что Скай защищён силами невидимого щита…»

«Мы не может напасть на них в открытой схватке, но я могу воспользоваться своей способностью к перевоплощению, чтобы заставить их пригласить меня войти. Получив официальное приглашение, ворота острова будут для нас открыты, и тогда мы сможем атаковать».

Кайл посмотрел на Райнда с нескрываемым восхищением. Ну конечно. Приглашение вампира – это же святое в их мире. Один клан не мог пересечь водную преграду, чтобы атаковать другой клан, если только у них не было приглашения. Способности Райнда к перевоплощению позволят им обмануть любого и с лёгкостью получить приглашение.

Кайл широко улыбнулся. Не зря он решил прибегнуть к помощи своего бывшего ученика. Он знал, он был уверен, что Райнд станет ключом к его победе.

Кайлу нравился его план. Конечно. Самайн. Нет более подходящего дня в году, чтобы собрать всё зло в одном месте. Кайл вспомнил молодость, когда целыми днями перед праздником и после они приносили людей в жертву, пили их кровь и устраивали ночные оргии из смеси секса, колдовства и кровопролития. Когда-то это был его любимый день в году. При помощи людей Райнда они могли совершать церемонии и проводить ритуалы жертвоприношения, которые смогут пробудить самые дьявольские силы мира. Кайл был настроен оптимистично. Всё шло как нельзя лучше.

Однако Кайл до сих пор не мог понять, почему Райнд выбрал именно остров Льюис для сегодняшнего празднования Самайна.

Они обогнули холм, и Кайл увидел их, камни Калланиша. Конечно, как он мог про них забыть. Сейчас же, когда он их увидел, всё встало на свои места. Лучшего места для празднования Райнд не мог и найти.

Камни Калланиша простояли здесь многие тысячелетия и были одним из мест, из которых вампиры черпали свои силы. Выставленные в форме круга, они были чем-то похожи на камни Стоунхендж, с той лишь разницей, что они были более узкими и стояли в случайном порядке. Находясь на вершине холма на отдалённом острове и стоя рядом с камнями, можно было видеть скалы и океан. Камни выглядели жутковато и источали мистическую энергию.

Когда они подошли ближе, им в лицо подул сильный порыв ветра. Энергетика этого места была буквально осязаема. Большего ему и нельзя было просить: фестиваль Самайн, камни Калланиш, Райнд и его клан… Лучший рецепта для победы сложно было придумать. На этот раз Кейтлин не уйдёт.

Последовав за остальными и войдя в каменный круг, Кайл услышал отдалённые крики. Оглядевшись, он увидел, как воины Райнда волокут человека – женщину с длинными светлыми волосами. Лица их исказили гримасы садистской радости. Разорвав её одежду, они вывели голую женщину на середину круга и припёрли к камню. Пока они держали её за руки и за ноги, Райнд подошёл ближе. Он достал нож и одним точным ударом рассёк ей горло.

Из раны хлынула кровь. Десятки вампиров клана подбежали ближе, упали на колени и стали её пить. Райнд поднял окровавленное лезвие и начисто его вылизал. Кайл ощущал жар в груди. Он знал, что это было началом отличной ночи.

 


ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

 

 

Кейтлин шла рядом с Калебом по лесной тропе, не выпуская из рук спящую Скарлет и следуя за Эйденом. Калеб нёс Рут, которая была серьёзно ранена, но всё ещё жива. Оставался шанс, что она выкарабкается, и лишь большой шрам через всю голову будет напоминать ей об этом нападении.

Они молча шли за Эйденом по извилистой лесной тропе, углубляясь всё дальше в лес. Остальные вернулись в замок. Так попросил Эйден, он хотел, чтобы они втроём остались наедине. Он что-то хотел с ними обсудить и не хотел делать этого на людях.

Пока они шли, Кейтлин не могла избавиться от всеобъемлющего чувства благодарности, которую испытывала за то, что Скарлет оказалась жива. Сознание её до сих пор не могло принять последнюю новость. Скарлет была вампиром и её дочерью. Она хотела задать Эйдену уйму вопросов, но это подождёт, сейчас Кейтлин наслаждалась осознанием того, что Скарлет была жива.

И тем, что та была её дочерью.

Это был самый радостный момент в жизни Кейтлин. В глубине души она всегда подозревала что-то подобное, что Скарлет и её связывали узы родства. Их связь была настолько крепкой и сформировалась так быстро, что Кейтлин часто замечала в девочке собственные черты. Однако услышать подобную новость всё равно оказалось для неё большим шоком. Калеб был поражён не меньше Кейтлин: он смотрел на Скарлет с такой любовью, так нежно гладил её по волосам, что, казалось, никак не мог свыкнуться с мыслью, что у него была дочь. Его дочь.

Кейтлин вдруг подумала, что её желание, загаданное в Долине фей, уже исполнилось.

Когда они вышли из леса, солнце эффектно появилось из-за туч, освещая край скалы. На горизонте синел океан.

Эйден подошёл к ним, оперевшись на свой древний посох и глядя в небо.

Он вздохнул, устремив взгляд в океан. В этот момент он выглядел ещё старее, чем обычно. Наступило несколько минут тишины. Кейтлин начала сомневаться, что он вообще собирается начинать этот разговор. Наконец, Эйден заговорил.

«Скарлет – ваша дочь, продукт вашего союза. Она родилась у вас в будущем. Она отправилась в прошлое, чтобы вас найти. Сама она этого не помнит и никогда не вспомнит, но Скарлет – эта ваша дочь, которую вам так и не удалось увидеть в будущем.

На Поллепеле ты, Кейтлин, приняла решение и отказалась от всего, чтобы вернуться в прошлое и сделать всё, что можешь, чтобы вернуть Калеба к жизни. Ты отказалась даже от своего не рождённого ребёнка. Сейчас ты получила свою награду за то сложное решение. Здесь и сейчас ты можешь получить то, что когда-то потеряла.

Скарлет – не обычное дитя и вампир с уникальными способностями. Она более развита и может видеть и чувствовать вещи глубже, чем мы с вами. С возрастом у неё разовьются новые способности, и они будут невероятны. Вы должны внимательно за ней присматривать и защищать всеми силами».

«Обещаю», – серьёзно ответила Кейтлин. Она чувствовала, что этими словами Эйден пытается корить её за то, что тогда она потеряла Скарлет из вида.

«Когда ты нашла Скарлет в лесу, ты поклялась. Клятва вампира священна. Все клятвы должны исполняться. Ты поклялась, что готова на всё и готова отказаться от чего угодно, лишь бы вернуть её. Да, она бессмертна, но при этом у неё своя судьба. Её возродила к жизни твоя любовь. Она же изменила её судьбу. И твою тоже».

Эйден повернулся и посмотрел на Кейтлин.

«Ты поклялась, что готова отдать всё, и твоя клятва будет исполнена. Тебе, в самом деле, придётся от всего отказаться, отказаться от того, что тебе очень дорого».

Сердце Кейтлин бешено билось. «От чего?» – спросила она, боясь услышать ответ.

Эйден ничего не ответил, а лишь отвернулся и посмотрел на океан.

«Это тебе придётся узнать самой. Колесо судьбы».

Кейтлин была в ужасе. Что она наделала?

«Но это ведь не Калеб, да? Мне не придётся отказываться от него, ведь правда?»

Эйден покачал головой.

«Нет, это не он. Но жертва будет значить для тебя так же много».

Со страхом Кейтлин пыталась представить, что имелось в виду. В любом случае, она готова была пойти на всё, чтобы вернуть Скарлет, и сейчас пришло время платить по счетам.

«Завтра день твоей свадьбы, – сказал Эйден. – Священное время в жизни вампира. Вам двоим было суждено узнать о Скарлет до того, как вы обменяетесь клятвами верности. Когда свадьба закончится, на следующее утро ты должна вернуться к исполнению своей миссии. Ты должна найти четвёртый ключ как можно скорее. В мире вампиров происходит что-то опасное. Времени мало. Не теряй его».

Кейтлин смотрела на старца, который закрыл глаза с видом тревоги. Он явно чувствовал опасность и видел ужасы, которые готовит им будущее.

«Что случится?» – шёпотом спросила Кейтлин, хотя ответа слышать ей совсем не хотелось.

Эйден покачал головой и ничего не сказал.

Кейтлин посмотрела на Калеба. Оба выглядели обеспокоено. Кейтлин вновь посмотрела на Эйдена. К её огромному удивлению, он исчез.

Испарился.

Кейтлин и Калеб ошарашено переглянулись.

В голове Кейтлин роились сотни мыслей. Размышления обо всём произошедшем сводили её с ума. Скарлет была их дочерью, вернувшейся к ним из будущего. Кейтлин дала клятву и теперь должна была потерять того, кто был ей очень дорог. Завтра был день её свадьбы. Она должна была выполнить миссию. Проблемы в мире вампиров. Мозг отказывался соображать.

И вдруг, как будто ей и без того было недостаточно, Калеб посмотрел на Кейтлин очень серьёзно, и она поняла, что было что-то, что он хотел ей рассказать, но боялся начать. Сердце её вновь забилось быстрее. Кейтлин не знала, сможет ли выдержать его откровения.

«Ко мне сегодня кое-кто приходил, – сказал Калеб, прокашлявшись, – прямо перед тем, как я прибежал на луг. Сэра. Она вернулась во времени, чтобы меня найти».

Сердце Кейтлин бешено билось в груди, и во рту пересохло.

Нет, подумала она. Только не сейчас. Нам осталось переждать всего лишь один день.

Калеб покачал головой: «Я прогнал её. Я говорю правду. Ты должна мне верить. Я решил, что тебе следует знать. Я также решил, что тебе следует знать, что она прокляла нас, поклявшись в конечном итоге нас развести. Я её не боюсь, но боюсь за Скарлет. Мы должны внимательно следить за её безопасностью».

Кейтлин нужно было пройтись, чтобы переварить всю свалившуюся на неё информацию, от которой кровь стыла в жилах. Теперь ещё это. Калеб и Сэра. Почему она пришла к нему? Неужели, он до сих пор испытывал к ней чувства?

Сама того не желая, Кейтлин вспомнила свой сон, в котором она видела Блейка, и вспомнила, что он никак не выходил у неё из головы. Может, и Сэра так же не выходила из головы у Калеба?

Кейтлин нужно было побыть одной, чтобы всё обдумать. Она не хотела пока ничего говорить, чтобы не сказать то, о чём потом пожалеет. Кейтлин крепче обняла Скарлет, которая по-прежнему спала у неё на руках, и развернулась к Калебу.

«Мне нужно побыть одной», – сказала она.

Произнеся эти слова, Кейтлин разбежалась и взмыла в небо, улетая с острова в сторону горизонта и как можно дальше от Калеба.

 


ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

 

 

Кейтлин шла по песчаному берегу, держа Скарлет за руку. У их ног разбивались волны. Они шли вдоль длинной, мрачной и пустынной береговой линии, которая вдалеке сливалась с горизонтом, превращаясь в серые облака. Серый цвет отлично подходил для описания настроения Кейтлин. Как это часто бывает в её жизни, как только показалось, что жизнь стала налаживаться, всё резко изменилось к худшему.

Кейтлин думала, что она должна быть благодарна. Как бы там ни было, Скарлет была жива, и это было самое главное. Благодарности Кейтлин не было предела. Она крепко сжимала ручку девочки, боясь выпустить её даже на секунду.

Кейтлин до сих пор не оправилась от всего произошедшего со Скарлет, а также от слов
Эйдена о предстоящей потере, не говоря уже о том, что Сэра вновь вернулась. Калеб не мог найти более неподходящего времени, чтобы сообщить ей эту новость, хотя при этом она была благодарна ему за то, что он не стал ничего скрывать. Кейтлин сумела заставить себя мудро промолчать и дать себе время всё обдумать прежде, чем принимать решения. Она гордилась тем, что не сказала того, о чём бы в последующем пожалела, не стала действовать сгоряча и не начала обвинять Калеба во всех смертных грехах.

Сейчас, будучи вдали от него, вдыхая солёный морской воздух и прогуливаясь по пляжу вместе с дочерью, она, наконец, могла рассуждать разумно. Кейтлин поняла, что Калеб был ни в чём не виноват, и обвинения в его адрес были беспочвенны. При этом она не могла не злиться на Сэру, которая настойчиво вмешивалась в их личную жизнь. Она поклялась разлучить их. Не сложно догадаться, что не совсем такие слова невеста хочет слышать за день до собственной свадьбы.

В любом случае, Калеб был рядом, по крайней мере, Кейтлин ощущала их связь. Она носила подаренное им кольцо, и вне зависимости от того, состоится их свадьба или нет, в душе она знала, что их жизни были связаны навек. Сейчас она держала за руку Скарлет, держала за руку их ребёнка. Какие ещё ей нужны были доказательства?

Идя по пляжу и проваливаясь голыми ногами в песок, Кейтлин поняла, что не должна злиться или обижаться на Калеба. Во всём нужно винить только Сэру. Она должна быть благодарна Калебу за то, что он всегда пресекает попытки Сэры с ним сблизиться и не боится открыто говорить об этом с Кейтлин.

Более того, Кейтлин поняла, что ей нечего бояться: Сэре никогда не удастся их развести. Калеб любил Кейтлин, и Кейтлин это знала. Никто и ничто не могло разрушить это чувство. Чем больше она об этом думала, тем меньше злилась на Сэру, ведь та была лишь бессильной, жалкой и потерянной женщиной, не способной оставить прошлое в прошлом.

Кейтлин подумала о Скарлет. Посмотрев на девочку, она поражалась тому, какой спокойной и довольной она казалась, прыгая по песку, наблюдая за волнами и гоняясь за чайками вдоль берега. Кейтлин чувствовала между ними нерушимую связь, до сих пор не в полной мере осознавая, что Скарлет была её дочерью. Её дочерью. Её родной дочерью. Сейчас, зная, что она была её настоящей матерью, Кейтлин чувствовала на себе ещё больший груз ответственности за девочку. Ей предстояло вести её по жизни и научить быть вампиром. Кейтлин вспомнила момент, когда сама узнала о том, что не была обычным человеком; тогда она была в глубоком шоке.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!