Глава 3. Действующие директивы ЕС и их роль в реализации положений о свободе перемещения компаний





_ 1. Полномочия органов компании представлять ее в отношениях

с третьими лицами

_ 2. Недействительность компаний

_ 3. Минимальный капитал акционерных обществ

_ 4. Слияние и разделение компаний

_ 5. Финансовая отчетность компаний

_ 6. Компании одного лица

_ 7. Значение гармонизации национального права

Учитывая связь корпоративно-правовых директив с реализацией свободы перемещения компаний, интересен вопрос о том, какой вклад в реализацию этой свободы внесли принятые на сегодняшний день директивы ЕС. В настоящей главе рассмотрены некоторые основные директивы ЕС, принятые на основании п. "g" абз. 2 ст. 44 Договора о ЕС, представляющие, с точки зрения автора, наибольший интерес в связи с перемещением компаний*(250). При этом внимание направлено на определенные группы вопросов, гармонизированные директивами, такие как недействительность компаний, слияния и присоединения, финансовая отчетность и т.д.

_ 1. Полномочия органов компании представлять ее в отношениях с третьими лицами

Представительские полномочия органов компании в Первой директиве ЕС

Трансформация Директивы в государствах-участниках

Значение гармонизации для свободы перемещения компаний

Полномочия органов компании представлять ее в отношениях с третьими лицами были гармонизированы в Первой директиве ЕС, которая была принята в 1968 г., когда ЕС насчитывало лишь шесть государств-участников*(251). Эта директива стала первым актом ЕС в сфере частного права вообще, если не считать принятые ранее акты в сфере конкурентного права*(252).

Директива распространилась только на акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью и коммандитные товарищества на акциях. Как поясняет преамбула директивы, для таких компаний гармонизация представляется наиболее неотложной, поскольку именно их деятельность часто выходит за границы одного государства. Однако истинный мотив заключался скорее в том, что правовое регулирование хозяйственных обществ в государствах ЕС схоже. Было очевидно, что гармонизация в данной сфере встретит меньшее сопротивление, чем, например, гармонизация норм о хозяйственных товариществах, поскольку последние более тесно связаны с национальным частным правом*(253). Надо отметить, что хозяйственные товарищества до сих пор не затронуты правом ЕС; все директивы ЕС касаются исключительно хозяйственных обществ или их отдельных видов, например акционерных обществ.

Первая директива (также называемая "Директива о публикации") регулирует три круга вопросов:

1) правила о публикации обществом определенной информации и юридической силе такой публикации для третьих лиц;

2) полномочия органов общества представлять его в отношениях с третьими лицами;

3) недействительность общества.

В данной работе внимание будет уделено последним двум вопросам, поскольку правила о публикации, несмотря на их важность, представляют скорее технический, нежели теоретический интерес.

Способность органов компании своими действиями создавать для нее права и обязанности - вопрос, чрезвычайно важный как для участников компании, так и для ее контрагентов. В интересах участников оказывать широкое влияние на лиц, представляющих компанию, иметь возможность ограничивать их полномочия так, чтобы компания не была связана сделками, заключенными за пределами предоставленных полномочий. Контрагенты компании, наоборот, заинтересованы в том, чтобы заключенные с компанией сделки были в любом случае действительны. Данный конфликт интересов может разрешаться по-разному: приоритет может отдаваться либо интересам участников компании, либо интересам третьих лиц. В первом случае участники получают широкое влияние на органы компании, в последнем случае эти органы практически независимы от участников. Причина различного оформления отношений между участниками компании и ее органами лежит в различном понимании сути компании: она может рассматриваться как договор между участниками или же как независимая от них организация.

Италия, Франция и Бельгия, то есть страны Сообщества, относящиеся к романской ветви континентального права, традиционно рассматривали общество как договор и следовали так называемой теории представительства. Такая позиция уходит своими корнями в римское право и известную ему форму совместной деятельности лиц "societas". Societas представляло собой не субъект права, а обязательственное правоотношение*(254).

В соответствии с представительской теорией юридическое лицо, подобно римскому societas, является недееспособным субъектом, который, так же как, например, недееспособное физическое лицо, выступает в обороте через своих представителей - физических лиц. Их действия, совершенные в пределах полномочий, создают права и обязанности для юридического лица, хотя сами действиями этого лица не являются*(255). Ибо, как считал Савиньи, "действия может совершать думающее и желающее существо, конкретный человек..."*(256)

К государствам, исторически следовавшим представительской теории, относится, например, Франция. Прежняя французская доктрина считала общество неправоспособным и действующим через своих представителей (mandataires). Полномочия mandataires вытекали из договорных отношений с обществом, из полученного от общества mandat. В качестве представителей общества рассматривались члены его исполнительного органа. Свои полномочия они получали от общего собрания участников. Объединенные в этом собрании участники как стороны договора о создании общества являлись высшим органом, формирующим волю общества. Отсюда подчиненное положение исполнительного органа по отношению к собранию, которое могло по своему усмотрению ограничивать его полномочия.

Из правовой природы представительства вытекает, что в отношениях с третьими лицами управляющий орган может создавать для общества права и обязанности, только если он действует в пределах своих полномочий. При их превышении общество не считается связанным, что сказывается на положении его контрагентов, не защищенных от злоупотреблений со стороны управляющего органа*(257).

В чистом виде теория представительства, однако, перестала применяться в романских странах еще до принятия директивы, в частности во Франции в результате реформы корпоративного права в 1966 г. После реформы общество стало рассматриваться в первую очередь как организация, т.е. наметился переход к органической теории*(258). Французская реформа повлияла и на другие страны романской системы.

Сходное с представительской теорией понимание отношений между исполнительным органом и участниками общества существует в Англии и Ирландии. Они также строятся по типу отношений "представляемый и представитель". "Board of directors" компании как представитель (agent) обладает только теми полномочиями, которые ему предоставлены представляемым (principal) - собранием участников.

В немецкой судебной практике уже в XIX в. признавалось, что юридическое лицо должно отвечать за противоречащие закону действия своих представителей*(259). В доктрине обосновал эту позицию Отто фон Гирке, который, в отличие от Савиньи, признавал юридическое лицо дееспособным. Он считал, что юридическое лицо, как и физическое, действует и выражает свою волю через органы, только юридическое лицо обладает органами "в юридическом смысле"*(260). Органы юридического лица принимают решения и действуют не за юридическое лицо, их воля и действия есть воля и действия самого юридического лица*(261). Действия юридического лица через его органы следует отличать от действий каких-либо третьих лиц от имени юридического лица как представителей*(262).

Эта теория получила название органической теории. Договорный элемент в ней отступает на задний план. Полномочия органов представлять общество вытекает не из договорных отношений с последним, а из самого статуса органов. Собрание участников хотя и является высшим органом, формирующим волю общества, но его полномочия ограниченны. Управляющий орган и собрание рассматриваются как независимые друг от друга органы общества, каждый из которых наделен собственной компетенцией*(263).

Из органической теории вытекает и принцип неограниченных полномочий: участники общества могут ограничивать полномочия исполнительного органа во внутренних отношениях, однако вовне его полномочия являются "неограниченными и не подлежащими ограничению"*(264). Различие между полномочиями органа во внутренних и во внешних отношениях проводится очень строго*(265). Положение третьих лиц не зависит от внутреннего конфликта интересов между органами общества. Злоупотребления со стороны управляющих полностью ложатся на плечи участников компании, в то время как третьи лица защищены от них*(266).





Читайте также:
Роль языка в формировании личности: Это происходит потому, что любой современный язык – это сложное ...
Методы цитологических исследований: Одним из первых создателей микроскопа был...
Отчет по производственной практике по экономической безопасности: К основным функциональным целям на предприятии ООО «ХХХХ» относятся...
Как оформить тьютора для ребенка законодательно: Условием успешного процесса адаптации ребенка может стать...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.013 с.