Четвертый день репетиций




 

Я кусаю свои ногти. Я изгрызла их практически до самых корней и уже принялась за шершавую кожу заусениц. Это никак не успокаивает меня, но так я хотя бы не вышагиваю из угла в угол.

Марко беседует с Холтом. Наставляет как правильно отыграть сценку.

Мой желудок скручивается в трубочку со смесью чувства тошноты и неразумного предвкушения. От этого мне хочется срыгнуть весь свой обед.

Марко говорит негромко, но я слышу каждое его слово.

— Сара пришла сюда, чтобы выяснить с глазу на глаз, почему ты ее отталкиваешь. Ее мать рассказала тебе, что ее дочь не та провинциальная девочка, которой ты думал она является, и в процессе, у тебя появляется чувство, словно ты никогда не будешь достаточно хорош для нее. В глубине души ты всегда знал, что все было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой, и сейчас все твои сомнения подтвердились.

Итан кивает и сосредоточенно хмурится. Его руки скрещены поверх груди. Оборонительная поза.

Он косится на меня, потом смотрит обратно на Марко с каменным выражением лица.

Я перестаю кусать кутикулу. Мне надо закурить, но на это нет времени.

— Я хочу чувствовать, что ты думаешь, что ей будет лучше без тебя, но эта мысль тебя убивает. Понимаешь?

Он кивает и постукивает ногой по полу.

Нервничает.

Отлично.

— Кэсси?

Моя очередь.

Марко подходит ко мне и обнимает за плечи.

— Поведение Сэма ставит тебя в тупик. Ты любишь его, и тебе плевать, насколько разное у вас прошлое. Он готов все перечеркнуть, но ты хочешь, чтобы он боролся. Ясно?

Я киваю. Голова идет кругом. Мне нужно присесть.

— Именно в этот момент мы чувствуем твое отчаяние. Вы не виделись несколько дней. Все чего ты хочешь, это, чтобы он остался, понимаешь?

— Да. Конечно.

Мой голос звучит увереннее, чем я себя чувствую. Он доверяет мне эту работу. Я не хочу потерять его доверие.

— У вас несколько минут на подготовку, а потом мы начнем сцену с появления Сары.

На подготовку? Как, черт побери, можно к такому подготовиться? Почувствовать эти невероятно личностные переживания? Поцеловать его?

Я принимаюсь расхаживать по залу. Мне нужно найти мою героиню, потому что она является моим барьером между фантазией и реальностью. Но я чувствую только себя. Свою боль. Замешательство.

Я закрываю глаза и дышу. Делаю длинные, размеренные вдохи через нос и выдыхаю через рот. Пытаюсь представить себе белую простыню на бельевой веревке, развевающуюся на ветру. Так я сосредотачиваюсь.

Но сегодня у меня ничего не получается. Изображение размытое и переменчивое, как телеканал, который не получается настроить.

Мои глаза закрыты, когда я слышу приближающиеся шаги. Потом меня опаляет теплом, и я понимаю, что он смотрит на меня в упор.

— Что? — спрашиваю я, все также с закрытыми глазами. Я пытаюсь удержать в воображении фокус, но он мерцает как мираж.

— Хочешь что-нибудь обсудить?

— Вообще-то, да. У меня появляется странное ощущение жжения всякий раз, когда я писаю. Что это значит?

Я дышу ровно.

Он вздыхает.

— Я имел в виду сцену.

— Я знаю, что ты имел в виду.

— Конечно, знаешь.

— Давай просто разделаемся с этим и посмотрим, что произойдет.

Если я до сих пор не выбежала с визгом из зала, то я справлюсь и с этим.

— Ты в этом уверена?

Я еще никогда в жизни не была настолько в чем-то не уверена.

Открываю глаза.

— Ладно. О чем ты хочешь поговорить?

Он засовывает руки в карманы.

— И с чего мне, блин, начать?

Я жду. Я знаю, он раздумывает, потому что у него вид такой, будто его терзает боль. Некоторые вещи никогда не меняются.

— Кэсси, тебе не кажется полнейшим безумием, что мы так и не поговорили обо всем, что стряслось между нами, и всего через несколько минут я поцелую тебя?

— Нет, ты не поцелуешь меня, — говорю я.

— Поцелую. Это есть в сценарии.

— Я имею в виду, тупица, что это Сэм поцелует Сару. Мы будем где-то в другом месте, так ведь?

Он делает шаг вперед, и я сопротивляюсь рвению отступить назад. Я больше не буду этого делать.

Жар его тела прожигает меня сквозь одежду. Я не хочу смотреть ему в глаза, но он не оставляет мне выбора.

— Мы оба знаем, что это так не работает, — говорит он так тихо, что его слышу только я. — Как бы сильно мы не стремились полностью отдаться эмоциям наших героев, это не отменит того, что именно мои руки будут тебя обнимать, и мои губы будут к тебе прикасаться. И теперь, я чувствую себя довольно странно, принимая во внимание весь наш багаж, которым можно заполнить гребаный универмаг, но, если тебе все нипочем, и ты не хочешь ничего обсуждать, давай сделаем это и посмотрим, что из этого выйдет.

Его способность заставить меня вскипеть гневом за тридцать секунд поразительна. Он хочет поговорить сейчас, потому что ему видите ли удобно?

Единственное, что у него получается хуже, чем принимать решения касательно отношений, это умение выбирать время.

— У тебя было три года, чтобы поговорить, — говорю я. — Но единственный раз, когда ты связался со мной, был тогда, когда ты был пьян и не мог связать и двух слов.

— Неправда. Е-мейлы…

— Были полны манипуляций и жалких попыток заставить меня бегать за тобой… снова. В них была только неопределенность и жалость к себе, и ты даже ни разу не извинился, заносчивый ублюдок.

— Все в порядке? — кричит нам Марко. Мы приклеиваем фальшивые улыбки на лица и киваем.

— Все нормально, — говорит Холт натянутым голосом. — Просто прорабатываем несколько идей.

— Отлично. Тогда за работу.

Холт поворачивается ко мне, но я уже сыта по горло этим разговором.

— Давай просто покончим с этим, — говорю я. У меня нет настроения находиться с ним в одном помещение, не говоря уже о том, чтобы сыграть любовную сцену. — Бери свой сценарий и пошли.

Он смеется, но звук смеха отдает пустым гулом.

— Мне не нужен сценарий для этой сцены.

— Кто бы мог подумать.

Мы занимаем исходные позиции на противоположных концах площадки.

Марко хлопает руками, призывая всех к тишине.

— Хорошо. Начинай, когда будешь готова, Кэсси.

Я захожу на площадку разгневанная сильнее, чем того требует сценарий, но черт с ним. Я направлю гнев в нужное русло и все сработает.

Мы играем свои роли, отражая выпады друг друга резкими выражениями и обидными эмоциями. Я хожу вокруг него. Он держится на расстоянии. Задетый и отстраненный.

Сегодня он в ударе.

— Ты правда думаешь, что у нас еще есть шанс? — спрашивает он. Я чувствую его напряжение на противоположной стороне площадки. — У нас нет шансов. Ты знаешь это. Я знаю. Твоя мать, шлюшка из придорожного клуба, знает, и только у нее хватило духу сказать это вслух. Прекрати бороться с неизбежностью. Неизбежность всегда побеждает.

Мой голос тих, но дрожит от ярости. Гнев захлестывает меня. Он неправ. Как обычно.

Я заползаю под кожу Сары, и делаю ее реакцию своей.

— Когда ты стал таким трусом?

— Примерно в тот самый момент, когда понял, что ничего о тебе не знаю.

— Ты знаешь меня! Ты знаешь обо мне все самое важное.

— Не морочь мне голову! Я знал лишь то, кем ты прикидывалась, и из тебя, милочка, получилась чертовски хорошая актриса. Ты с легкостью обвела меня вокруг пальца.

Комната гудит от напряжения. Он ищет выход. Я не собираюсь давать ему это.

— Сэм, я знаю, ты любишь меня. Мне известно это так же, как и то, что небо голубое, а земля круглая. Если ты уйдешь сейчас, то, проснувшись однажды утром, через пять лет, задашься вопросом, какого черта ты натворил, ведь люди всю свою жизнь проводят в поисках того, что у нас уже есть, а ты так просто от всего отказываешься. Неужели ты не видишь это?

Мой гнев заполняет воздух вокруг и сгущает его, отчего становится трудно дышать.

Он даже не может взглянуть на меня. Словно раненный зверь, который намеревается удрать.

— Я не могу быть твоим проектом, Сара. Меня уже не изменить. — Он поворачивается, собираясь уйти.

— Постой! — Мучительная боль в моем голосе останавливает его. — Ты никогда не был для меня проектом. И ты не уйдешь, пока не скажешь, что не любишь меня.

Его плечи опускаются, и он бормочет бранные слова.

— Скажи это!

Он поворачивается. Выражение его лица наполнено противоречием. Преисполнено боли.

— Если ты хочешь положить конец нашим отношениям, — говорю я дрожащим голосом, — тогда хотя бы сделай это правильно.

Он сопротивляется, но я не собираюсь отступать.

— Скажи это.

Он делает вдох.

— Я не люблю тебя.

Мне практически слышно, как его сердце раскалывается сквозь боль в его голосе.

Я требую сказать это снова. Он повторяет, но уже тише. Я пытаюсь сломить его, чтобы он не смог уйти. Он должен остаться и пасть вместе со мной.

Я прошу повторить его еще один раз, и едва дыша, он выдавливает:

— Я… не… люблю тебя.

Его взгляд сосредоточен на полу. Он сломлен.

— И ты веришь в это? — спрашиваю я.

Когда он смотрит на меня глазами, полными агонии и слез, я словно начинаю тонуть.

— Нет, — отвечает он, и не успеваю я подумать, подготовиться или просто сорваться с места, как он возникает передо мной и заключает мое лицо в свои ладони. От его прикосновения мое дыхание сбивается. И только воздух устремляется в легкие, как он накрывает мой рот своим.

Все вокруг взрывается. Мое тело и разум цепенеют. Чувства переполняют, и три года разлуки исчезают в свете ослепительной миллисекунды.

Его губы такие же, какими я их помню. Теплые и мягкие. Восхитительные, что не описать словами. Он шумно вдыхает, и хватка его рук усиливается: одна на моей щеке, другая – на затылке. Он издает тихий, гортанный стон, и жар затопляет меня. Мое тело прижато к нему, руки путаются в волосах, и каждая причина, по которой мне нужно держаться подальше от него, тает, когда наши рты раскрываются навстречу друг другу.

Поцелуй груб и безрассуден, полный страсти, которую я не хочу чувствовать. Но это… именно в таких моментах и живут лучшие воспоминания о нем.

Это то, какими мы должны были быть. Всегда. Касаться друг друга губами и руками, вдыхая воздух друг друга. Упиваться нашей глубинной душевной связью, а не бежать от нее.

Его руки скользят по моему дрожащему телу, которое не испытывало этого огня уже слишком долго.

Вот почему у меня не было длительных отношений последние три года. Вот почему я сплю с мужчинами только один раз и никогда не перезваниваю. Потому что они не вызывали во мне подобных чувств.

Я отчаянно хочу, чтобы кто-нибудь другой сломил меня так, как сломил он, но никто даже близко не подобрался. Это впервые, когда я по-настоящему чувствую возбуждение с тех пор, как он меня оставил, и я ненавижу себя за это.

Я отстраняюсь и мне удается выдохнуть:

— Итан.

— Боже… Кэсси, — шепчет он, и целует меня снова.

Мое тело не может насытиться им, хоть разумом я и знаю, что это неправильно. Каждая частичка меня жаждет его.

Звуки, которые он издает, жалобны и полны отчаяния. Он притягивает меня ближе. Обнимает крепче.

Не могу поверить, что в этом неправильном мире, который мы создали вместе, это все еще ощущается так правильно.

— Хорошо, этого достаточно, — говорит Марком и откашливается. — Лучше закончим на этом, пока нам не пришлось снять вам двоим комнату. Хорошая работа. Идеальная химия.

Чары рассеиваются, и как только я отрываюсь от его губ, глаза Холта открываются.

— Кэсси…

Я отталкиваю его. Он не может целовать меня вот так и произносить мое имя таким тоном, овладев мною всецело без моего гребаного позволения. Он подается вперед, но я не могу больше с этим справляться. Прежде чем он успевает коснуться меня снова, я даю ему пощечину.

Он отступает назад, выражение его лица так сконфуженно, что меня затопляет чувством вины.

Я не должна этого чувствовать. Это его вина. Он знает, какой властью обладает надо мной. Он рассчитывал на это, и воспользовался этим. Теперь мое тело пробирает дрожь, и оно изнывает от желания. Нуждается в нем так, как я не могу себе позволить.

Мне ненавистно, что он до сих пор вызывает во мне подобные чувства. Что лишь одним поцелуем он способен разрушить каждый защитный механизм, что я воздвигла против него.

Я ненавижу его за это, но себя я ненавижу больше за то, что хочу, чтобы он все повторил.

 

Шесть лет назад

Вестчестер, Нью-Йорк

...





Читайте также:
Основные научные достижения Средневековья: Ситуация в средневековой науке стала меняться к лучшему с...
Новые русские слова в современном русском языке и их значения: Менсплейнинг – это когда мужчина что-то объясняет...
Зачем изучать экономику?: Большинство людей работают, чтобы заработать себе на жизнь...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.02 с.