Значение гармонизации для свободы перемещения компаний





Связь Двенадцатой директивы со свободой перемещения компаний представляется в высшей степени проблематичной. Тот факт, что в одних государствах-участниках общества одного лица запрещаются, в то время как в других они разрешены, не несет в условиях свободного перемещения компаний угрозы для интересов участников компаний и третьих лиц. Теоретически можно представить себе ситуацию, когда созданная в одном государстве компания одного лица не будет признаваться другим государством, в котором такие компании запрещены. Однако Двенадцатая директива не способна решить эту проблему, поскольку признание или непризнание иностранной компании зависит не от ее организационно-правовой формы или количества участников, а исключительно от коллизионного и связанного с ним материального права принимающего государства; иначе говоря, даже если принимающее государство разрешает компании одного лица, это вовсе не означает, что оно признает иностранные компании одного лица. Какие-либо иные опасности для участников и третьих лиц, вытекающие из того, что нормы о компании одного лица не гармонизированы, трудно себе представить.

Надо сказать, что преамбула Двенадцатой директивы отличается от преамбул других директив: обосновывая необходимость координации национальных норм, она говорит не о защите участников и третьих лиц, а о достижении "эквивалентности" (абз. 1 преамбулы). И это вполне справедливо: цель Директивы действительно заключается не в защите участников или кредиторов компаний, а в том, чтобы обеспечить на территории Сообщества равные условия для создания и деятельности обществ одного лица. Однако п. "g" абз. 2 ст. 44 не наделяет Сообщество правом принимать директивы, которые служат созданию равных условий. Поэтому в отношении Двенадцатой директивы можно с уверенностью сказать, что она не является необходимой в смысле п. "g" абз. 2 ст. 44 Договора о ЕС и ничего не привнесла в реализацию права компаний на свободное перемещение.

_ 7. Значение гармонизации национального права

Принятые в сфере корпоративного права директивы ЕС положительно повлияли на сближение национального права государств-участников. Правовые системы государств ЕС значительно отличаются друг от друга. В первую очередь, в ЕС друг другу противостоят англосаксонская и континентальная правовые системы. Кроме того, в рамках континентальной системы значительные расхождения наблюдаются между романской и германской ее ветвью. Практика ЕС показала, что посредством директивы могут быть координированы в принципе любые, даже самые глубокие, расхождения между правовыми системами государств-участников.

Устраняя различия в правопорядках государств-участников, которые в условиях свободного перемещения компаний способны негативно отразиться на интересах участников компаний и третьих лиц, директивы должны были подготовить эти правопорядки к "открытию национальных границ". Следует, однако, отметить, что такую "подготовительную" роль директивы могли играть лишь до тех пор, пока ст. 43, 48 Договора не приобрели прямого действия, т.е. до 1969 г. "Подготовительной" в этом смысле является одна только Первая директива. Все дальнейшие действия европейского законодателя в сфере корпоративного права следует, строго говоря, рассматривать как попытку наверстать то, что он должен был сделать и не успел до истечения переходного срока.

При этом сложилась ситуация, не предусмотренная в Договоре о ЕС: сближение права продолжалось, несмотря на истечение переходного срока и приобретение свободой перемещения прямого действия. Из этого наука и практика сделали вывод о том, что сближение корпоративного права направлено не только на реализацию свободы перемещения компаний, но и на создание однородного корпоративного права с целью поставить компании в одинаковые условия. Результатом явилась потеря гармонизацией четкого ориентира. Так, "необходимыми" в смысле п. "g" абз. 2 ст. 44 Договора можно без оговорок признать только Первую и Вторую директивы ЕС. Данные директивы, гармонизировавшие национальные нормы, регулирующие полномочия органов общества выступать от его имени в обороте, основания, порядок и последствия признания общества недействительным, а также нормы о капитале акционерных обществ, создали реальные предпосылки для свободного перемещения компаний (хозяйственных обществ) на территории Сообщества. При этом в отношении Первой директивы следует отметить, что она не во всех государствах-участниках трансформирована надлежащим образом. Право Франции до сих пор содержит не перечисленные в Первой директиве основания недействительности. Не отвечает требованиям директивы и право Великобритании, поскольку оно не гарантирует, что недействительность компании не имеет обратного действия.

Третья и Шестая директивы, посвященные внутринациональным слияниям и разделениям акционерных обществ, а также Двенадцатая директива, посвященная обществам одного лица, не были необходимы с точки зрения свободы перемещения компаний. То же можно сказать и о Четвертой директиве, направленной на координацию норм о годовой отчетности хозяйственных обществ. Кроме того, гармонизация, проведенная на основании Четвертой директивы, постепенно теряет свое значение, особенно для компаний, имеющих выход на биржу, в связи с переходом к IAS. В то же время остались негармонизированными национальные нормы о капитале обществ с ограниченной ответственностью. Между тем здесь гармонизация оказалась бы очень полезной и необходимой в смысле п. "g" абз. 2 ст. 44. Из-за ее отсутствия перемещение таких обществ может приводить к нарушению прав третьих лиц.

В итоге сближение права не выполнило свою первоначальную цель - создание условий для свободного перемещения компаний. После многих лет "плохо скоординированной как по своей сути, так и по своим результатам гармонизации"*(442) единообразная система защиты участников компаний и третьих лиц до сих пор не создана. Это приводит к тому, что при перемещении компаний интересы указанных лиц могут нарушаться. Действительно, британская private company, перенеся свое фактическое место нахождения в Германию, сможет уйти от английского контроля ex post, одновременно уклонившись и от германского предварительного контроля*(443). Таким образом, не будет работать ни один из национальных механизмов контроля за деятельностью компании. Следует, однако, отметить, что Европейский суд в своих последних решениях достаточно твердо, хотя, может быть, и не всегда последовательно проводит в жизнь принцип прямого действия свободы перемещения компаний, возлагая последствия неудавшейся гармонизации на государств-участников. Возможно, что это даст последним стимул для поиска единого европейского решения в рамках ЕС или же приведет к стихийной гармонизации в ходе конкуренции законодателей.





Читайте также:
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
Ограждение места работ сигналами на перегонах и станциях: Приступать к работам разрешается только после того, когда...
Основные факторы риска неинфекционных заболеваний: Основные факторы риска неинфекционных заболеваний, увеличивающие вероятность...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.01 с.