Глава 4. Состояние амёбы




Пролог

Освещение было слишком ярким и било по глазам, дыхание ровное и спокойное, наконец-то я в своей тарелке. Музыка начинает медленно вырываться из колонок, кажется вот-вот будет взрыв. В зале очень шумно, слишком шумно! Я слышу, как парни говорят и что они говорят. Они обеспокоены тем, что музыку почти не слышно, и у одного мембера не работает микрофон.

Я стою в начальной позе, на меня никто не обращает внимания, да и не только на меня... Здесь, на заднике сцены стоят еще десять человек, мы называем себя "Звезды закулисья". Подтанцовка так же важна для звезд первой величины, мы тренируемся еще упорнее чем они, дабы не подвести их.

Наконец-то менеджеры разобрались с аппаратурой и музыка заиграла.

Я чувствовала напряжение в коленях, в который раз выхожу на сцену, а ощущение будто впервые. Эта была песня Sorry Sorry, первые ноты уже пробирают меня насквозь.

На самом деле я и моя подруга МинРи не должны были участвовать, так как это бойз-бенд, но СМ очень даже понравилось как мы танцуем, более того я чуть ли не главная в этой подгруппе. Возможно это было бы круто, если бы не ответственность, которая на меня возложена.

Мы начинаем танцевать. Из зала должно выглядеть эффектно, "Звезды" одеты в черно-красную расцветку, а "Звезды закулисья" просто в черный.

Я забываю про дрожь, как только начинаю танцевать, наслаждаться танцем во время выступления не так уж просто, но это помогает расслабиться. Я не помню движений, но помнит тело, будто на автомате я танцую с улыбкой. Всю сцену обволакивает туман, музыка постепенно стихает, это приводит меня в небольшой ступор. Я вижу как Хичоль бредет по заднику, совершенно наплевав на танец, я вижу что он что-то говорит в микрофон, но я не слышу.

Чувствуя басы, разрывающие зал, я пытаюсь продолжить танцевать, оглядываюсь по сторонам, пытаюсь подстроиться, но не могу... Я потеряна, я потеряла музыку, но самое страшное еще впереди.

Танец заканчивается, вряд ли кто-то заметил мой провал, ведь на сцене выступали Super Junior, мы уходим в гримерку, чтобы переодеться. Через несколько минут еще одно выступление.

Я иду очень медленно, а остальные торопятся, сейчас я просто озадачена своим слухом. За кулисами стало еще хуже, я не слышала даже басов, будто в уши затекла вода и не вытекает оттуда. Я напугана до смерти, сама не замечаю, но по щекам что-то бежит. Макияж испорчен.

Я не успеваю зайти в гримерную, как меня хватает за руку Итук и куда-то ведет.

Мы останавливаемся около белой двери, возможно она ведет в туалет, а возможно и нет, я не знаю, раньше я сюда не заходила. Туки пытается мне что-то сказать, он открывает рот и трясет меня руками, он злится и это заметно. Итук всегда заменял мне друга, особенно когда я впервые поднялась на сцену, сейчас он был зол на мой провал. Если заметил он, то в зале тоже заметили, наверняка.

Я пытаюсь прочесть по губам и плачу, по-моему, он говорит "Что произошло?", а может и нет. Все что сейчас могу я, это упасть на колени и извиниться. Я не должна была растеряться, это моя вина.

- Я больше не слышу! - лишь говорю я.

Я больше не слышу... Я больше... не... не слышу...

Это эхо беззвучного голоса, разрывает меня снаружи. Я будто атомная бомба начинаю кричать. Стенка становится мне опорой, я не вижу ничего, кроме своих слез. Я больше не слышу!!!

Глава 1. Игра слуха

Прошла неделя с моего провала на сцене, я больше не танцую. Наверно это даже к лучшему, хотя кого я обманываю... Это ужасно, хуже ничего быть не может. Однако мне повезло с друзьями. Туки стал для меня опорой в это ужасное время, он помог мне найти жилье, устроиться на работу. Конечно работа это было мое желание, Туки предлагал свою помощь, но это было бы слишком.

Итак, я работаю в магазине различный побрякушек, называемых сувенирами. Пока мы разговариваем с помощью писем, теперь всегда с собой ношу блокнот в сумочке.

Ничего не слышать, это тоже самое, что не видеть или не чувствовать, особенно если слух - твое все. Каждый вечер, оставаясь одна, я включаю музыку на своем телефоне, чтобы соседям не надоедать, и танцую. Я не знаю, правильно ли танцую, но МинРи и Тук говорят, что музыка в моей крови, я же в этом сомневаюсь и очень сильно.

 

 

Солнце нагревало мою левую ногу, под одеялом же лежать было жарко, да и сон уже ушёл. Я была вынуждена подняться с дивана-кровати и пойти на кухню. Завтрака не было, никто его мне не готовил, обычно все наоборот приходили сюда и ели.

Глаза еле продрала, как остановилась в шоке. В раковине находилась огромнейшая гора не мытой посуды... Такое хорошее утро испортил маленький недочет вчерашнего вечера. Начала мыть тарелки, что-что, а мытье посуды, мое самое не любимое занятие, после чистки туалета.

Беру тарелку, включаю воду и начинаю вспоминать, что же было вчера. Воспоминания словно в дымке, я очень сильно устала. Беру следующую тарелку на которой вымазано слово "солнце", значит здесь точно был Реук. Так он оставляет мне послания к следующему дню. Из-за количества тарелок следует, что здесь были все, кроме Хичоля. Не известно по каким причинам, но у нас с ним напряженные отношения. Мы не можем молча находиться в одной комнате, всегда начинаем ругаться, хоть я и не слышу, но по его губам читать умею.

Наконец с посудой я покончила, странно, но сил не осталось даже на завтрак. Достаю коробку с "раменом" и быстренько делаю себе завтрак, но не могу его съесть. Качаюсь на стуле и смотрю вглубь своей комнаты, около дивана лежит огромный комок с розовым носком, под серым одеялом. Меня терзает чувство, что я тут не одна. Беру нож, мало ли, кто это, и медленно крадусь к "комку".

Замираю, как только этот "комок" начинает шевелиться. Нож медленно и уверенно лежит в руке, если что не так, то я успею защитить себя. Розовый носок двигается в сторону ножки кофейного столика, из-под пледа появляется рука, такая женственная, но в то же время мужская. Рука откидывает с себя одеяло, и я вижу лицо человека. К сожалению, он видит сначала нож, а не меня.

Это был Мин, парень был так напуган, что сразу же завопил, казалось, что я слышала его крик. Это было так звонко и громко, что я не удержалась и закрыла уши руками. Нож выпал и стукнулся об пол. Я плачу, но на этот раз от счастья, я вновь слышу... Или нет...

Мин говорит что-то, но я ничего не понимаю, даже не не понимаю, а не слышу, я не слышу, не слышу. Но мне казалось что я слышала его крик, что нож упал и стукнулся о пол. Кажется я схожу с ума!

Мое воображение стало слишком жестоко играть со мной. Я не знаю что должна сейчас делать, радоваться что могу вспомнить звук падающего ножа или крик СонМина, или же наоборот?

Я вижу, как Минни быстренько набирает чей-то номер телефона и бормочет, я спокойна, больше не плачу, лишь подавлена и кручу нож в руках. В паркете уже есть небольшая царапина от падения... Вопросы в моём мозгу меняются слишком быстро и сейчас меня уже не тревожит слух.

- СонМин-щи, почему ты здесь? - опять жестокие игры разума, я слышу свой голос, но не слышу что говорит Мин.

Парень лишь заканчивает свой, наверняка, важный телефонный звонок, берет ручку и листок и пишет. "Кто-то должен был остаться с тобой". Я понимаю, что сейчас не обдумываю его слова, а думаю о его почерке. Он такой красивый и понятный, будто Мин специально выводит для меня каждую букву.

- А кому ты звонил? - снова спрашиваю я, Тыковка опять же пишет на листке "Итуку, он скоро приедет" - Скажи что-нибудь!

Свой голос я наверняка слышу, потому что знаю, о чём говорю. Но сейчас я не знаю что сказал СонМин, я не слышу и я в этом уверена. Парень что-то спрашивает, а затем снова пишет на листке "Что случилось? Почему ты плачешь?"

Я плачу? Рука потянулась к щеке и стерла одну слезу, да я действительно еще плачу, но почему? Шок? Вероятно. Я выдавливаю из себя улыбку и отвечаю. Мой голос звучит так уверенно, будто я права, будто это было на самом деле.

- Я слышала как ты кричал

на лице Мина появилось некое недоумение, парень хотел еще что-то спросить, но как только он взял в руки ручку, то перевел взгляд на дверь и пошел открывать её.

В комнату вошли Итук и Йесон с большими спортивными сумками. Парни стали о чем-то говорить, это выгодно, когда у девушки нет слуха, они могут поговорить о чем угодно в моем присутствии. Но мне действительно интересно, о чем они говорят.

Глава 2. Вновь падение

Я, как ни в чем не бывало, встала с пола, оставив там нож и ушла в ванную. Зеркало - главный враг мой, особенно по утрам. Теперь я понимаю, почему Мин так кричал. Во-первых, я вчера не стерла макияж и тушь за ночь растеклась под глазами, во-вторых, мои волосы, метла и та отдыхает, ну а в-третьих, моя одежда. Я была в чьей-то рубашке, которая на два размера больше меня, следовательно кто-то вчера ушел раздетый.

Сейчас меня тревожит другое, совершенно не внешность и даже не мои слуховые галлюцинации, меня волнует вопрос почему я не помню вчерашних событий? Возможно я выпила слишком много соджу, а если нет? Спросить у Тука? А если его не было? Тогда у СонМина. Да, спрошу у СонМина, а сейчас приведу себя в порядок.

Я включаю воду, снова память восполняет тишину знакомыми звуками. Прохладная вода стекает по моему лицу, а на ногах появляются мурашки. Вытираюсь на сухо махровым полотенцем голубого цвета. Выходить в чьей-то рубашке, когда в твоей комнате сидят к-поп-звезды как-то странно и неудобно, но другого выхода нет.

Я робко пробегаю мимо дивана за вещами, но спотыкаюсь о нож. Он лезвием впивается мне между большим и указательным пальцами, не так глубоко как ожидалось, но больно. Я немного повизгиваю, себя я все еще слышу и чувствую как с кухни разносится топот. Это бежал Туки, он быстро толкнул меня на диван и вытащил нож, вытаскивать всегда больнее. Через пару минут прибежал Мин с перекисью, лишь Йесон вел себя как обычно, то есть по идиотски. Он встал рядом с диваном и что-то говорил, наверняка что-то смешное, по крайней мере Минни и Тук улыбались и я тоже, ради приличия.

Теперь нога немного в бинтах, но я все еще упорно прыгаю на своей целой левой ноге к одежде. Миссия выполнена, я быстро, лежа, натянула на себя джинсы, а вместо рубашки надела свою футболку. Стало немного скучно, на кухне Мин что-то готовил, а мой ужасный "рамен" валялся в урне.

"Ты ужасно выглядишь!" написал Туки на листочке и показал мне, как только я впрыгнула в кухню. И он прав, сегодня я действительно ужасно выгляжу, даже после утреннего умывания.

- Что вчера было? - говорю я. Такое ощущение, что я хриплю, в горле все першит. Даже Мин на меня посмотрел как-то странно, удивленно, сказала бы я. Тук быстро стал писать что-то, но вскоре я узнала что стало причиной их удивления "Твой голос садится. Как ты себя чувствуешь?"

- Абсолютно нормально - ощущение першения в горле не менялось, оно было постоянным и неприятным.

"Я сегодня вызвал врача" - это было следующей записью Тука, которая привела меня в некое замешательство. Сколько себя помню, я никогда не любила врачей, и не любила их только из-за запаха спирта.

- Зачем? Нет, он мне не нужен! - стала возражать я, но к нашему диалогу подключился и Мин. Только Йесону не было дела. Хотя нет, ему было дело до меня, но он никогда не разговаривал со мной при ком-то, потому что его я понимала без слов. парень всегда смешил меня, пытался поддержать именно своим присутствием, а не напоминать мне записками, что я глухая. Я до сих пор не смирилась с этим, но нужно жить дальше.

После того концерта, где в последний раз я слышала свою любимую группу и любимую песню, я совсем потеряла надежду на жизнь. В том коридоре, где Итук пытался докричаться до меня, я просто сползла по стене на пол и стала реветь. Его лицо так изменилось после моих слов, он был напуган. С одной стороны я благодарна этой трагедии, ведь теперь я центр внимания почти всех мемберов СуДжу, почти всех...

Парни так обо мне заботятся, приходят чуть ли не каждый день и всегда поддерживают связь, когда уезжают надолго, ведь птицы такого полета, не могут быть привязаны к глухой девочке. По началу я просто сидела в квартире и никуда не выходила, сидела у окна и смотрела на город. Три бессонные ночи прошли не зря, когда слезы кончились, я решила, что необходимо двигаться дальше. Двигаться вперед. Я изредка стала включать музыку и танцевать, Реук готовил мне завтрак с вечера, но сегодня видимо он был не в состоянии.

"Ты с каждым днем выглядишь всё хуже и хуже, доктор прибудет с минуты на минуту" Я снова посмотрела на листок, затем обвела злым взглядом всех троих. Йесон жестом показал, что он тут не причем. Мин готовил спиной ко мне, а Тук был просто ответственен за меня. Не понимаю почему он решил стать мамочкой и для меня.

- Хорошо - выдавливаю я из себя со злостью.

Мин приготовил вкусный завтрак, который улетел в несколько минут. Все разбрелись по разным углам, моей небольшой квартиры. Туки сел смотреть телевизор, Мин мыл посуду, похоже это ему тоже не доставляет радости, а Йесон вышел в коридор, чтобы поговорить по телефону.

Я же стала просто бродить по квартире в поисках чего-нибудь интересного. Сегодня у меня выходной, и у парней тоже выдался свободный день, но не у всех. Я решила почитать книгу, единственную которая у меня была, название которой "Числа". Я взяла эту небольшую книжку и пошла к дивану. Пока я шла, вдруг перед глазами все поплыло и все начало вспыхивать в моей голове, момент, когда я пошла в начальную школу, путешествия с родителями, первый раз, когда я выступила на сцене. Снова страх окутал меня полностью, как тогда на сцене, я почувствовала как оседаю, и в этот момент мой разум затеял жестокие игры вновь, я слышала как хлопнула дверь и голос Йесона "НиЧан?", я не могу сказать было ли это на самом деле, но это последнее, что я помню. Потом была лишь темнота...

Темнота... пленка, окутавшая мои уши... забытие.... правда ли это творится со мной?

Глава 3. Воспоминания

 

Победить страх труднее всего. Как раз его мы запоминаем особенно крепко - из чувства самосохранения.©

 

На моих ногах красовались белоснежные кроссовки с идеально выглаженными шнурками, что меня крайне удивляет. Солнце светит слишком ярко, кажется оно искусственное. Делаю шаг, второй, третий, так легко. Все эти чувства: невесомости, парения, даже искусственности, - дают мне понять, что я сплю.

Я стою на площади перед зданием СМ, на плече спортивная сумка с одеждой и документами. Все в точности как в день моего приезда в Сеул. Уверенно парю к главному входу, открываю дверь и застываю. Вместо вида на ресепшн и стаффов, как это было, я уже стою и разговариваю с Итуком и Хичолем. Я случайно столкнулась с "Вселенской звездой", но это не было причиной разлома почвы между нами.

- Простите - робко отозвалась я и стала поправлять сумку после удара.

- Смотреть надо, куда идешь! - кинул мне парень, только при этих словах я поняла, что столкнулась с айдолом.

Тогда, голос Ким Хичоля мне показался знакомым, ведь я еще не подняла на него глаз. Это был мягкий басистый тенор и недолгий смех кашляющей кошки. Когда я увидела его, то посчитала за девушку, аккуратно уложенные волосы, пухлые губы и ямочки на щеках - все это способствовало моим рассуждениям.

- А куда идешь? Фанатам здесь делать нечего! - так же резко отозвалась "звезда"

- Я устраиваюсь на работу - за этим последовал недовольный стон.

- Опять эти идиоты набирают бездарность! Глаза мои б не видели их! - фыркнул айдол.

Правила поведения, которым меня с детства натаскивали, говорят "Не отзывайся грубостью на грубость", поэтому я просто молчала, иначе...А что иначе? Без понятия! Знаю, что нашу мирную и недовольную с одной стороны дискуссию, прервал Итук, который подозвал к себе мембера.

Сейчас я иду по коридорам, которые ведут к танцевальному залу. Уже чувствую как трясутся поджилки, потому что это последнее, что мне предстоит, так как анкета уже прошла отбор.

Вижу впереди бежевую и потертую дверь, открываю её...

Небольшая зеркальная комната предстает перед моим взором, я глубоко вдыхаю и шагаю прямо туда. Справа стоит стол, за которым сидят три человека, из них я узнаю только ХекДже. Я здороваюсь и включаю музыку. Зал не слишком большой, мало место для того, что я придумала, но сейчас главное ничего не испортить. Я знаю, что это уже со мой произошло, но почему-то чувствую снова как все внутри трясется, будто моя жизнь зависит от этого танца. И она зависит.

Музыка медленно наполняет зал своим плавным течением, и я чувствую, как дышу, слышу свое сердцебиение. Рука медленно, но верно поднимается наверх, изящно выворачивая кисть, я снова отключаюсь, не помню ничего, но помнит тело. Я смотрю куда-то вперед, сквозь "жюри" и представляю, как буду выступать на сцене. Как люди будут кричать и аплодировать мне, я наслаждаюсь этой мечтой, но музыка кончается и я уже стою в конечной позе.

- Это было - начала девушка, сидящая около окна. У неё были рыжие длинные волосы и широко распахнутые глаза, по выражению её лица я могу сказать то же самое, что и в первый раз "стерва до мозга костей", но именно эта стерва сказала мне - сногсшибательно

Да, это было великолепно! Хотя у нас еще шестьдесят участников, мы вас утверждаем - сказал парень, который, по-видимому, является менеджером.

 

Я почувствовала холод, который стал окутывать меня, будто туман. Где-то далеко слышались голоса, можно даже сказать, предсмертные вопли. Они кричали "мы её теряем". Они кого-то теряли, постепенно до меня доходит смысл этой фразы. Кто-то умирает...Кто-то женского пола... кто-то кто лежит сейчас без сознания и видит моменты своей жизни... кто-то - это я.

Но я не могу умереть! Не сейчас! Я чувствую, как начинаю падать, куда-то вниз, где можно спокойно подумать, спокойно находиться...Никакой мирской суеты, только ты и покой....

НЕТ! - кричу я - Я должна жить! Должна! даже если буду слепа и глуха, я все равно должна жить!

- А будет ли это жизнью? - раздался откуда-то голос.

Этот голос был каким-то странным, он был женским и мужским одновременно, так же он был детским, но и старческим. Он совмещал в себе разные частоты и был такой невыносимый, что трудно было различить слова. Голос был как свет, он шел ниоткуда.

- Кто ты? - спрашиваю я.

- Важнее, кто ты! - я чувствую, как подкашиваются ноги и глаза становятся мокрыми, чувствую, что-то светлое и теплое рядом, но это светлое и теплое причиняет мне боль. Оно обжигает своим гневом, оно слишком злое. - Ты слишком безалаберно относилась к своей жизни и тебя наказали - голос снова стал меняться, а мне было больнее. Я чувствовала как внутри меня что-то горит, что заставило меня упасть на колени и сложиться пополам. - но ты слишком чиста

Боль резко исчезла вместе с темнотой. Сейчас я смотрю на пару, стоявшую в коридоре. Девушка поворачивает голову на меня, её лицо мне кого-то напоминает, кого-то слишком знакомого. Она просит глазами, чтобы всё закончилось, но это только начинается. Память проворачивает всю эту картинку от первого лица, и я вспоминаю, что это я.

Это было мое первое выступление, когда Хичоль увел меня со сцены. Он был чем-то недоволен и искал в чем забыться, и я стала его игрушкой. Именно тогда раскололась земля между нами. Он хотел того, чего не могла сделать я.

- Подожди - тихо шепчу я, меня выворачивает, когда я смотрю на это со стороны - Я так не могу - Хичоль удивленно посмотрел девушке в глаза, ничего не сказав - У меня это первый раз - робко добавила я.

- Так тебе повезло, твой первый раз будет со звездой, которую хотят миллионы - парень снова прильнул к шеё девушки. Я вспомнила тот поцелуй, он и сейчас сжигал мне шею. В тот день Ким Хичоль слишком горел, он был слишком зол на кого-то, слишком жесток. рука девушки отстранила его, что вызвало удивление на лице айдола.

- Нет! Я не буду еще одной перчаткой в твоем гардеробе - я застегнула блузу и ушла.

Всё снова померкло, а в мыслях крутилось "слишком чиста" Разве это плохо? Слишком чиста... рано уходить...слишком рано я вижу свет, яркий и искусственный! Слишком рано...

 

Глава 4. Состояние амёбы

- Мы здесь не одни, - сквозь сон я слышу чьи-то голоса.

Веки слишком тяжелые, не могу открыть глаза. Пытаюсь пошевелить пальцами, но это очень трудно. Последнее что я помню это… это…

Бог мой! Я слышу! Я снова слышу! Я начинаю судорожно шевелить рукой, но это очень тяжело. Я слышу, как что-то пищит под ухом, шорохи, передвижения, скрипы – всё это я снова могу слышать.

-Анестезия еще не должна была кончиться, так что мы здесь одни – промурлыкала девушка. Это был женский голос, я уверена, а самое странное, что я знала, кому принадлежит этот голос.

-Итук сказал, что НиЧан очнулась посреди операции.

Второй голос был мужской, очень приятный и тоже знакомый. Он будто бы шептал, боясь потревожить меня. Любопытство – это мой враг, мне до жути захотелось посмотреть на этих людей, и поборов свою слабость все-таки открыла глаза. Сначала увидела расплывшийся потолок, а когда все вокруг перестало танцевать вальс в непонятных направлениях, я стала искать говоривших. Я лежала в палате, которая была скудно обставлена несколькими сидениями, и кучей пищащих приборов. Потом я всё-таки нашла парочку, стоящую у окна, прижавшись, друг к другу. Это были МинРи и ДонХэ. Увидев, что я открыла глаза, ДонХэ как ошпаренный отскочил от Минни. Им просто повезло, что я не болтаю лишнего, и на моем месте не лежит кто-нибудь другой.

-Доброе утро – улыбнулась МинРи и подошла ко мне.

ДонХэ же стоял около окна и прятал от меня свой взгляд, он боится быть пойманным, а я именно это сейчас и сделала.

- Сколько… - прошипела я, в горле пересохло, будто я неделю не пила воду. Я протянула руку к стакану, стоявшему рядом с графином с водой, и Минни помогла мне утолить жажду.

- Тебе сегодня сделали операцию .– ответил ДонХэ. Лицо парня покрылось розоватым оттенком от смущения, что заставляло меня умиляться.

-Где… - я снова не смогла договорить фразу, чувствую себя слишком уставшей.

-В госпитале – ответила МинРи.

-Где Итук? – переспросила я, после этого мне стало немного легче говорить. Возможно, вся проблема была в том, что я долго молчала – Что случилось? – уже более спокойно спросила я.

МинРи взяла меня за руку, чем напугала меня. Обычно близкие люди держат за руку умирающего или тяжелобольного человека, поэтому я испугалась. Перевожу взгляд на ДонХэ, но не нахожу утешения, парень слишком озадачен собственными проблемами, которые решает по телефону.

- Врачи обнаружили у тебя отосклероз и сделали операцию, – она грустно вздохнула – Как ты себя чувствуешь?

- Слабо, - прошептала я и попыталась улыбнуться, но эта была не удачная идея – Почему меня не спросили про операцию?

- Ты была на грани смерти, НиЧан - включился в разговор ДонХэ, убрав телефон – никому не нужно было твое согласие!

- От отосклероза не умирают, я знаю – сказала я. Моя мать была медиком, поэтому вместо сказок я читала книги о медицине, которых у нас было больше чем нужно.

- Не в твоем случае – протянула Минни, - этот нарост почти проткнул кору мозга, врачи еле тебя спасли.

«Слишком рано» всплыло в моей голове, я поняла, что сон был знаком свыше, «слишком рано, слишком чиста».

Пытаюсь поднять руку, но капельница впивается мне в вену, от чего становится больно.

- Как долго я еще пролежу здесь?

ДонХэ и МинРи переглянулись, безмолвно спросив друг друга «Говорить или нет?». Парень кивнул.

- Неделю – с выдохом сказала Минни.

- Нет, я себя прекрасно чувствую – и на самом деле я почувствовала некий прилив сил, будто ничего и не произошло и я не лежу сейчас под капельницей. Но, попытавшись подняться, голова снова напомнила о своем существовании, и пришлось вернуться в исходное положение.

-Нет, ты просто не в себе – усмехнулась МинРи, поглаживая меня по руке, а ДонХэ вышел из палаты, чтобы ответить на звонок.

- И что это было? – я не удержалась от улыбки. Мне, правда, было интересно, что произошло между Минни и Фиши.

- О чем ты? – смущенно улыбаясь, спросила подруга, по её глазам уже видно, что она хочет мне рассказать всё.

- О тебе и ДонХэ – МинРи спрятала глаза в пол и нервно наглаживала мою руку.

- Ну, в этом виновата только ты, - шепотом начала тараторить Минни - Я очень переживала из-за операции. Врачи чуть не потеряли тебя, но ты живучая – улыбнулась девушка – А ДонХэ поддержал меня, понимаешь? – в этом «понимаешь» скрывался намёк на что-то слишком экстравагантное и МинРи зарделась.

-Да ладно? Серьезно? Вы с ним – я прервалась, так как дверь в палату открылась, и к нам вошли пятеро мемберов.

Среди ребят были: ЫнХек, Шивон, Йесон, Кюхен и ДонХэ. ЫнХек с улыбкой на все тридцать два зуба протянул мне белый пакет с чем-то внутри, который перехватила МинРи. Кюхен же достал свой мобильный телефон и начал везде всё фотографировать. Естественно центром его «фотосета» стала я. Эвил, есть эвил!

-Выдай мне страсть – с коварной улыбкой начал издеваться надо мной макне, что заставило меня слабо улыбнуться.

- Я тоже рада вас видеть.

- Как себя чувствуешь, черепашка? – спросил Йесон, подставив стул поближе к моей койке. Он снова назвал меня черепашкой, скорее всего опять переобщался со своим домашним животным.

- Как черепаха – усмехнулась я – а где остальные?

- У Итука съемки в Гонконге, СонМин и Реук на записи радио, а Хичоль… - говорил ДонХэ, но тут его перебил Шивон.

- Я так боялся, так боялся! Хорошо, что все в порядке. Все ведь в порядке? – я кивнула с улыбкой на лице.

- Так вот что ты делал в гостиной всю ночь на коленях – прыснул Кю – молился?

Все засмеялись. По-моему ребята за все это время, которое они провели вместе, могли уже научиться игнорировать макне и привыкнуть к Шивону, но в этом и есть смысл их группы.

-А что в пакете? – перевела я тему из тупика в другое русло, и Хек сразу стал доставать сок и фрукты.

-Видишь, какие мы заботливые – протяжно завыл Кю, а всё засмеялись.

-Ага, если бы ДонХэ не позвонил, то мы бы… - но Шивону не дала договорить маленькая ручка Йесона, которая закрыла его рот.

В общем, всю эту неделю я вела амёбообразный стиль жизни. Парни приходили не так часто и поодиночке, каждый рассказывал что-то интересное, что происходило с ними сейчас. Особенно весело было с Йесоном, ведь с ним мы понимали друг друга без слов.

ДонХэ и МинРи все также скрывались от чужих глаз и чаще всего в моей палате, пока я спала. Но иногда я просто не спала, а давала им время побыть одним.

 

Глава 5. Адаптация

После недели, которую я провела в госпитале, меня перевезли в общежитие. Квартиру уже продали, да и СМ снова взяли меня на работу. Я живу с МинРи, как и жила раньше.

Мы разделили комнату на две равные части и договорились не бывать на чужой половине без разрешения и нужды выйти. Естественно я заняла половину с окном, а Минни с дверью. На стороне подруги всегда был идеальный порядок, кроме стола, шкафа и кровати… Хотя это все что было на её половине.

У меня же всё было немного не просто, иногда бардак, иногда беспорядок и редко идеальная чистота, но когда я решалась навести порядок, то меня лучше было не трогать. На голубых обоях, что у меня, что у подруги были расклеены фотографии.

И это было единственное уютное место, где я чувствовала себя как дома.

- Идем на завтрак – позвала меня Минни.

После того как они стали встречаться с ДонХэ, подруга будто бы летала, даже походка девушки изменилась на воздушную, а на лице сияла улыбка. И сейчас её призыв звучал так, будто она зовет не меня, а Хэ.

Я быстренько собралась и побежала вслед за ней. Сегодня завтрак был вместе с СуДжу, а это значит, что будет слишком шумно. В блоке парней мы заметили Хичоля, который постоянно что-то собирал, но его кандидатуру скрыл полуголый Шивон, который почему-то сегодня ночевал в общежитии. Шивон что-то искал, пока не заметил нас. Странно, он столько раз выходил на сцену в одних штанах, а здесь, смущаясь, убежал в комнату к ЫнХеку.

Это выглядело очень смешно, особенно коварный смех, появившегося Кюхена с одеждой Шивона в руках.

- Я думал, выйдет как всегда, а вы… - заливаясь, проговорил Кю – пришли вовремя.

- Так вот как начинается утро у СуДжу? Ты заботливый макне – с издевкой проговорила я.

- Еще бы! – улыбнулся парень и повел нас на кухню.

Завтрак уже был готов, не зря же Реук с шести утра простоял у плиты. Запах стоит прекрасный, аж слюнки текут. Мы с Минни садимся за стол, а Кю начинает заботливо накрывать, чего явно не ожидал Реук. Постепенно за столом собрались все, кроме Итука, который всё ещё находился в Гонконге.

-Очень вкусно – промычала я от удовольствия.

-Спасибо, НиЧан – с улыбкой проговорил Реук, - Итак, какое расписание на сегодня?

- Подготовка к Инкигайо, - злорадно выдавил Шивон – тем более нужно помочь хёну с вещами – он указал на Хичоля – Он ведь у нас в армию уходит, - пояснил парень, заметив мой крайне удивленный взгляд.

Конечно, каждый мужчина обязан отслужить в армии до наступления тридцати лет, но Хичоль и армия – вещи несопоставимые. Уверена, что мы его увидим намного раньше, чем он успеет сказать «соджу».

-Что смешного? – спросил Хичоль. Я даже не заметила, как начала смеяться по этому поводу.

- Просто, ты и – я снова захохотала – в армию? – со стороны это должно было выглядеть немного эпично. Хичоль сидит напротив меня, а по сторонам еще десять человек, которые почему-то молчат.

-Не могу себе этого представить – закончила я.

- И по-твоему это смешно? – вспылил парень, вскочив из-за стола.

-А разве нет?

Наступила тишина, глаза Хичоля прожигали меня насквозь, я видела, сколько смертей он уже мне придумал, по его глазам, казалось, что Хи сейчас набросится на меня. Но тишину нарушил звон упавшей ложки. Спасибо Йесону за это.

-Сегодня тренировка в три, все должны быть вовремя! – подал голос Шиндон – без исключения, хён!

-Я буду – резко ответил Хичоль и ушел в комнату, походкой победителя.

Все взгляды обратились ко мне, а как только мы услышали хлопок двери, то начали смеяться. Действительно, представить Хичоля в армии, то же самое, что представить его кота бритым. Глупо.

После завтрака, я решила помочь с уборкой Кюхену. Правда, макне совсем обнаглел, он, вместо того, чтобы мыть тарелки, просто намылил руки и держал одну кружку, делая вид, что занят.

- И какие у тебя планы на отпуск? – спросила я, домывая последнюю тарелку.

- Хочу съездить в Италию. Представляешь, как это здорово, ты и Колизей – я прыснула от смеха – Что?

- Я думала, что ты туда на винодельню едешь, а не в Колизей.

- Тебе СонМин рассказал? – смущенно проговорил эвил, что снова заставило меня засмеяться.

-Нет, это лично моё предположение – я выключила воду и вытерла руки – я закончила!

Кюхен посмотрел на кружку в своих руках и засмеялся, но все-таки он помыл эту кружку и поставил на место.

-А ты куда собираешься?

- А я собираюсь работать, - выдохнула я – не уверена, что вообще смогу восстановиться.

- Сможешь, я в тебя верю – он положил свою руку на мое плечо, от чего мне стало как-то спокойно и тепло.

-Спасибо – я слабо улыбнулась – Кстати, сколько я должна?

-За что?

- За операцию – я была серьезна, как никогда раньше – я знаю, что это очень дорогая операция и не хочу остаться в долгу.

-Ты не должна была об этом узнать – протестовал он.

-Но узнала, так сколько?

- Давай, ты забудешь об этом, как о страшном сне? – глаза Кюхена засветились ярким огоньком, будто он придумал что-то грандиозное.

-Я так не могу… - Кю закатил глаза – Пойми, я не могу так!

-Неважно можешь или нет, тебе придется принять это. Твоя жизнь зависела от этих денег. Всё что ты можешь это смириться – в моей голове начали всплывать разные мысли, но всё складывалось в одну «неужели это Кю?» - или спасти нам жизни – улыбнулся он, - так что закроем эту тему и бежим на тренировку.

С одной стороны, он был прав. Все что я могу это сказать спасибо, тем более я не смогу вернуть все деньги сразу, но с другой я слишком упряма для того чтобы так легко сдаться. Раз не удалось выяснить сумму у Кю, то удастся у других.

Мы прошли к танцевальному залу, где, к моему великому огорчению, были девушки из SNSD. Не знаю, по какой причине, но один вид Джессики меня заставляет нервно содрогаться. С виду она слишком пропитана пафосом, но я с ней не общалась, поэтому не могу судить.

-КюХен-а – позвала девушка, как только мы вошли в зал.

Кюхен натянуто улыбнулся и, схватив меня за запястье, потащил прямо к Сике.

-Аааа… ты НиЧан! Ты очень хорошо показала себя на просмотре – сказала девушка и перевела взгляд на Кю – Кюхен, а как ты собираешься провести отпуск?

- В Италии, а НиЧан собирается работать – быстренько перевел тему на меня эвил.

-Работать? – засмеялась Сика, - ты трудяга, что ли? – девушка продолжила смеяться, а её смех подхватили остальные.

-Это была шутка? – удивленно спросила я – Потому что если это шутка, то с чувством юмора у тебя явно рамсы!

В это время Хек и Шиндон начали тренировку, и Кю вынужден был отпустить мою руку и уйти. Я тоже собиралась присоединиться, как почувствовала, что меня кто-то схватил за запястье.

- Ты здесь никто и не думай, что из-за этой трагедии ты можешь ухлестывать за парнями – пригрозила она мне.

Джессика оправдала мои ожидания, она и правда была стервой.

-По себе людей не судят – прошипела я, выдернув руку из её цепкой хватки – Ты такая же как и я, с разницей только, что свет софитов упал не в ту сторону…

 

Глава 6. Армия - враг мой

По моей щеке побежала струйка липкой красной жижи, которую оставила Джессика на моем лице. Девушка просто не сдержалась и прошлась своим ногтем по моему лицу, за этим она извинилась и убежала.

Все были в шоке, а я просто присоединилась к группе танцоров, которые провожали Сику взглядом. Никто не сказал ни слова насчет произошедшего только что. Естественно Хек поставил меня в конец, потому что даже я сомневалась в своих возможностях. Как бы то ни было, сегодня мне надо стараться изо всех сил, ведь завтра шоу. Но даже мое стремление не помогает, я постоянно встаю раньше, чем надо, поворачиваюсь не в ту сторону, мои руки опускаются.

-НиЧан, ты рано начинаешь! – проныл ЫнХек.

Мы действительно уже очень долго тренируемся, и все из-за моих ошибок. Парни очень терпеливо относятся ко мне, но я чувствую их гнев, хоть они его и не показывают. Хичоль единственный кто позволяет себе срываться на меня, а я пропускаю все мимо ушей.

-Простите! – я отошла от группы и села на подоконник.

Музыка вновь заиграла, все начали танцевать, кроме Йесона, который, почему-то решил посидеть со мной.

-Что случилось, черепашка? – с улыбкой спросил Йесон, помахав рукой Хеку, мол «я тут и не танцую»

-Просто чувствую себя последней тварью – слабо сказала я.

- Брось, ты просто еще не восстановилась – мягко намекнул Йесон, что все наладится – У тебя тут кровь – парень вытер мою щеку ладонью – Так-то лучше.

-Я не выйду на сцену завтра – тихо сказала я, - Слишком рано!

-Прекрати, - Йесон взял меня за руку и потащил в центр зала, кто-кто, а он точно знал, что со мной нужно делать, чтобы поднять настроение – НиЧан, которую я знаю, не откажется от своей мечты, даже на один день! Да ты танцевала, будучи глухой – протестовал он – Закрой глаза и слушай музыку – я делала именно то, что он говорит. Музыка стала окутывать меня, проникать внутрь, она управляла мной, а не я танцевала под неё.

-Ты прав, я смогу – мое лицо озарила улыбка.

 

***

После тренировки МинРи побежала в ванную, а если она побежала туда, значит надолго. Поэтому мне пришлось напрашиваться в душ к парням. Никто не был против, наверное, потому что Хичоль куда-то ушел.

Я зашла в ванную, включила воду, проверила, заперта ли дверь и залезла в душ. Теплая вода струилась по моей спине от макушки до пяток, незабываемое ощущение расслабления. Намыливаю голову и слышу щелчок дверного замка. Дверь открывается и кто-то входит в ванную, я не вижу из-за шторки, но этот кто-то раскрывает себя, когда начинает говорить.

...





Читайте также:
Социальное обеспечение и социальная защита в РФ: Понятие социального обеспечения тесно увязывается с понятием ...
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...
Как оформить тьютора для ребенка законодательно: Условием успешного процесса адаптации ребенка может стать...
Общие формулы органических соединений основных классов: Алгоритм составления формул изомеров алканов...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.07 с.