Юродствование как стиль жизнетворчества

 

На одном из занятий практикума году в 1993-94 кто-то спросил профессора Б.С. Братуся :

«Правда ли, что академик Х был юродивым?»

«Юродивым он не был, а юродствовать любил», - ответил Б.С. Братусь

 

В современной нам филологии и культурологии достаточно хорошо осмыслен феномен юродства, шутовства, дурачества в истории общества (Лихачев, Лотман и другие). Однако, нет приемлемых ответов на вопрос, сохранился ли, и если да, то в каком виде феномен юродства в настоящее время. С ходу, на него можно ответить таким образом, сохранился в виде тех нищих на улицах, которые иногда пристают к прохожим и выдают им реплики, иногда даже ценные мысли или пророчества. Ничего удивительного, если знать, что у многих этих «нищих», бомжей есть высшее образование и они завсегдатаи ленинской библиотеки. Однако, проблема «Юродивых» или «юродствующих» этого типа - это, скорее, проблема исследования ( и исправления) социального и государственного. Психологической же является проблема юродствования как сознательно применяемого стиля поведения. Самые яркие примеры такого юродствования - Г.П. Щедровицкий в преподавании методологии, В..В. Жириновский и В. Новодворская в политике, М. Леонтьев на телевидении - то есть люди вполне социально адаптированные, достаточно успешные и реализующие свой талант в общественно приемлемых формах.

 

Отличие юродствования от юродства. Юродствование - артистично, сознательно, целенаправленно, осмысленно и управляемо самим юродствующим, адекватно, ограничено ситуацией, вызвавшей необходимость юродствующего стиля поведения).

Неоднозначность и, или вариативность, эвристичность, многоплановость понимания и интерпретации поведения и речей юродствующего закладывается самим «юродствующим». Смысл такого поведения - самозащита от возможного общественного или государственного порицания (то, что было бы осуждаемым или непонятым, будучи высказано серьезно, может быть понято и принято, будучи высказанным юмористически или шутовски).

Смысл и в расшатывании социальных стереотипов, норм поведения и мышления, в порождении или актуализации диалогического понимания наблюдателями юродствующих. Юродствующий ориентирован в своем юродствовании на воспринимающую его аудиторию, провоцирует реплики и даже негодование, откликается на них.

Показательно, что исследования средневекового института юродства в России активно велись в период так называемого застоя, то есть тогда, когда стал культивироваться юродствующий стиль среди влиятельных или приобретающих влияние своим юродствованием людей (диссиденты, тот же Щедровицкий в науке, в меньшей степени официальные «сатирики») . Юродивым, а потом и юродствующим, разрешалось говорить, то что они думают, о том, что они видят, и этим выступать в роли неких полезных обществу «неадаптивных, но прогрессивных элементов» общества. Власть их не очень угнетала, так как в случае чего их можно было бы назвать людьми ненормальными и неспособными к соблюдению общественных норм и законов. Чтобы не угодить в тюрьму, в психбольницу или в заграницу, им самим нужно было научиться говорить так, чтобы в случае чего, можно было иметь возможность отказаться от своих слов или по-другому их проинтерпретировать. Настоящим юродивым, юродство и неадаптивность которых обусловлены природно или социально, вряд ли удавалось избежать социальной изоляции или лечения. Юродство природно обусловленное - инстинктивно и не может быть отрефлексировано самим юродивым (особенно в процессе юродства). Оно приобретает смысл только в масштабе социума и культуры, только тогда, когда его замечают и когда ему приписывают социо-культурную значимость. В этом ракурсе, так называемое «юмористическое молчание маленького человечка» (от Ж.Делеза), выражающееся в уходе от открытого сопротивления социальной несправедливости, в молчаливом «подвешивании» неблагоприятных ему смыслов, в замалчивании истинных стремлений, гораздо ближе к юродству, чем к юродствованию, поскольку оно приобретает смысл тоже только тогда, когда замечено, отрефлексировано и обозначено как таковое другими.

Юродствование же не является ситуацией ухода от высказывания, выражения своего мнения, оно сознательно и осмысленно самим юродствующим, оно подчинено какой-либо внешней цели, и является творческим движением к ней, при котором творится и внешняя реальность, то есть юродствование вполне заслуженно можно назвать особым стилем именно жизнетворчества.

Юродствование - не самоцель, а именно особый индивидуальный стиль поведения в ситуации личной небезопасности (как минимум психологической), в котором кроются те или иные сознательные цели (благородные или неблагородные другой вопрос). Юродствующий способен легко прекратить свое юродствование в ситуации, когда от него требуется открытое и однозначное выражение его целей и мнения и, тогда, когда нет необходимости в «самозащитном» поведении для выражения своего мнения, когда нет необходимости в расшатывании социальных устоев, а есть необходимость в конструктивной деятельности. Когда юродствующие перестают юродствовать - это симптом благополучия общества.

Так, мы все реже наблюдаем юродствующий стиль у Жириновского, зато мы видели его артистический талант в театральных постановках. Даже Шендерович с Леонтьевым в своих однако итого становятся все легче для однозначного понимания. В социальном масштабе заметна смена юродствования артистизмом.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!