СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ОБМЕН





...Взаимодействие между людьми представляет собой обмен ценностями - как материальными, так и нематериальными. Это одна из самых старых теорий социального поведения, которую мы все еще используем повседневно для объяснения нашего собст-

Хоманс Джорж К* (1910) - американский психолог и социолог, про­фессор Гарвардского университета, один из авторов теории социального обмена.

венного поведения, когда мы, например' говорим: «Этот человек показался мне стоящим», или «Я многого от Heгo добился», или даже «Разговор с ним мне многого стоил». Однако, по-видимому, из-за того. что эта точка зрения очевидна, ученые, часто пренебре­гают ею...

Важным преимуществом теории обмена является то, что она могла бы приблизить социологию к экономической науке. Экономи­ческая наука изучает обмен, имеющий место при определенных условиях, и широко использует при этом внутреннюю количествен­ную меру стоимости.

...Обратимся к ситуации, в которой обмен является реально существующим, т. е. в которой детерминация поведения является взаимной. Предположим, что мы имеем дело с двумя людьми. Kaждый из них демонстрирует поведение, до некоторой степени за­крепляемое поведением другого. Нас не интересует, как получи­лось в прошлом, что каждый из них научился считать, что поведе­ние другого закрепляет модель поведения. Достаточно того, что каждый считает, что поведение другого закрепляет его собствен­ную модель поведения, и я буду называть факторы закрепления ... величинами, поскольку, как 'мне кажется, это самый подходящий термин для обозначения того, что мы под ним понимаем. Каждый человек, демонстрируя то или иное поведение, может нести из­держки, и у каждого человека есть более, чем один доступный ему способ поведения.

В этом мне видится парадигма элементарного социального по­ведения, и задача социолога, изучающего это явление, состоит в том, чтобы сформулировать утверждения, соотносящие вариации величин и издержек каждого человека с его частотным распреде­лением моделей поведения на множестве альтернатив, причем величины (в математическом смысле), принимаемые этими пере­менными для одного человека, отчасти определяют величины для другого человека.

...Мы должны предположить, что при усилении тенденции к по­степенному исчезновению проявления одной модели поведения, насыщения или аверсивного стимулирования поведения любой модели поведения увеличится вероятность проявления другой мо­дели поведения. Проблема состоит не просто в том, как часто она формулируется, каковы качества человека и что в прошлом он нау­чился считать закрепляющим его модель поведения, а в том, какие качества он приобретает благодаря своему поведению в данный момент. Чем больше он приобретает, тем менее ценна для него каждая дополнительная единица этого качества и тем менее часто он будет демонстрировать поведение, закрепляемое ею.

...Я думаю, что мы не располагаем работами по взаимодейст­вию двух лиц, которые либо подтвердили бы эти утверждения, либо нет. Но у нас есть работы, относящиеся к большому числу лю­дей, которые могут быть использованы. Речь идет о работах Фестингера, Шахтера, Бека и их коллег по исследованию динамики влияния. Одну из переменных, которую они изучают, они назвали сплоченностью и определили ее как нечто, привлекающее людей к участию в деятельности группы. Сплоченность - это качественная переменная; она имеет отношение к степени закрепления, которой подвергаются отдельные лица в деятельности группы. Фестингер и его коллеги рассматривают два типа закрепления: символическое поведение, которое мы называем «социальным одобрением» (чувством), и деятельность, оцениваемую в других отношениях, как, например, выполнение каких-нибудь интересных дел.

Другую переменную, с которой они работают, они называют коммуникацией, а некоторые другие исследователи- взаимо­действием. Это частотная переменная; она представляет собой меру частоты проявления вербального поведения, связанного с выгодами и затратами. Мы должны помнить о том, что, вообще го­воря, переменная одного типа является функцией от другой.

Фестингер и его сотрудники показали, что чем более сплочен­ной является группа, т. е. чем более ценными являются чувства или действия, которыми члены группы обмениваются друг с другом, тем выше средняя частота их взаимодействия ... Чем сильнее под­крепление, тем чаще проявляется закрепленная модель поведе­ния. Кроме того, чем сплоченнее является группа, тем более силь­ные изменения члены группы могут вызывать в поведении других членов в направлении повышения качества ее деятельности. Дру­гими словами, чем более ценными являются действия, направлен­ные на членов группы, тем более ценны действия, которые они должны совершить. В самом деле, если человек демонстрирует поведение определенного рода, а другие люди не обнаруживают в нем достаточных для них стимулов, то окажется, что со временем их собственный отклик на изъявление чувств и выполнение дейст­вий будет угасать. Но, возможно, тот человек сочтет их чувства и действия достаточно стимулирующими для себя, и, если ему захо­чется считаться с ними, он должен сделать свое поведение более ценным для других. Короче говоря, утверждения психологии поведения означают, что существует определенная пропорциональ­ность между ценностью поведения человека для других лиц и цен­ностью для него их поведения...

Многие работы Фестингера и Шахтера являются эксперимен­тальными, и их утверждения относительно процесса влияния, как мне кажется, содержат в себе утверждение, которое эмпирически оказывается справедливым для реально существующих групп в состоянии практического равновесия. Например, Фестингер и др. обнаружили, что чем более сплоченной является группа, тем силь­нее то изменение, которое члены группы могут произвести в пове­дении других членов. Если влияние оказывается в направлении обеспечения соблюдения групповых норм, то, когда в результате процесса влияния произведены все изменения, на которые он спо­собен, должно было бы бить справедливым утверждение о том, что чем более сплоченной является группа, тем большее число ее членов соблюдает ее нормы. И такое утверждение действительно является справедливым...

Как бы там ни было, я допускаю, что из лабораторных экспе­риментов по исследованию влияния следуют утверждения относи­тельно поведения членов малых групп в условиях угасания процес­са влияния, которые идентичны утверждениям, справедливым для реально существующих групп, находящихся в состоянии равнове­сия. Едва ли следует удивляться тому, что мы понимаем под рав­новесием то, что все изменения, на которые система способна при данных условиях, произошли и не предвидится никаких дальней­ших изменений. И это не самый первый пример того, как статика оказывается частным случаем динамики.

/ ^..Хотя я рассматривал равновесие как наблюдаемый факт, тем не менее этот факт требует объяснения ... Я буду рассматри­вать практическое равновесие как нечто, что должно быть объяс­нено с помощью других свойств системы.

Если каждый член группы демонстрирует в конце и на протя­жении некоторого, промежутка времени одни и те же модели пове­дения и с теми же самыми частотами, что и в начале, то группа в течение этого периода находится в равновесии. Давайте затем за­дадим вопрос: почему поведение любого члена группы остается устойчивым? Предположим, что он демонстрирует поведение, вы­ражаемое величиной Ai. Почему он не позволяет своему поведе­нию ухудшаться (становиться менее ценным или стимулирующим для других) до уровня Ai-A? Верно, что чувства, выражаемые дру­гими по отношению к нему, будут уменьшаться по величине (станут менее стимулирующими для него). Однако вполне возможно, что поскольку всякая деятельность требует платы, уменьшение вели­чины того, что он демонстрирует, будет означать для него такое снижение платы, которое вполне компенсирует его потери в отно­шении чувств. Чём же в таком случае стабилизируется его поведе­ние? Это является проблемой социального управления...

...Если мы определим выгоду как разницу между вознагражде­нием и стоимостью и если стоимость заранее предопределена ценностью, то я полагаю, что мы располагаем некоторыми данны­ми в пользу следующего утверждения: изменение поведения явля­ется наибольшим, когда воспринимаемая выгода является наи­меньшей. Из этого непосредственно не следует, что изменение по­ведения является наименьшим, когда выгода является наиболь­шей. Однако, если всякий раз, когда поведение человека обеспе­чивало ему баланс между вознаграждением и стоимостью, он из­менял свое поведение в другую сторону от того, что при данных обстоятельствах привело его к меньшей выгоде, то может насту­пить время, когда его поведение более не будет изменяться. Дру­гими словами, его поведение стабилизировалось бы, по крайней мере, на время. И поскольку это относится к каждому члену группы, ее социальная организация оказалась бы в состоянии равновесия.

....Практическое равновесие наблюдается часто, и некоторое дополнительное условие при определенных обстоятельствах мо­жет сделать его достижение более вероятным, чем при индивиду­альном стремлении к выгоде каждого члена группы, предоставлен­ного самому себе. Я могу найти свидетельства в пользу существо­вания этого дополнительного условия лишь в поведении подгрупп, а не отдельно взятых лиц. Предположим, что на фабрике имеются две подгруппы, работающие по соседству друг с другом, но слегка отличающиеся по роду деятельности. Предположим также, что члены первой подгруппы выражают некоторое недовольство, заяв­ляя: «Мы получаем столько же, сколько и они. Нам следовало бы получать хотя бы на пару долларов в неделю больше, чтобы все видели, что наша работа более ответственна». Когда вы спраши­ваете их, что значит «более ответственна», то они отвечают, что если они сделают свою работу не так, как нужно, то это повлечет за собой большие убытки, и потому они ощущают особую необходи­мость быть тщательными. Что-то в этом роде - характерная черта индустриального поведения. Это «что-то» всегда находится в цен­тре споров, касающихся не абсолютных размеров заработной пла­ты, а их различий, т. е. вознаграждений.

В какого рода утверждениях можно выразить наблюдения, по­добные этим? Мы можем сказать, что заработная плата и ответст­венность определяют статус члена .группы в том смысле, что че­ловека, принявшего на себя большую ответственность и получаю­щего высокую заработную плату, почитают более всего (при прочих равных условиях). Далее, если для членов одной группы характе­рен высокий уровень ответственности по сравнению с членами другой группы, то со стороны первых ощущается также и потреб­ность в получении более высокой заработной платы. Существует ярко выраженная необходимость, проявляющаяся в виде недо­вольства, привести в соответствие друг другустатусные факторы,как я их называю. Если они соответствуют друг другу, то говорят, что существуетстатусная конгруэнтность. В этом состоянии ра­бочие могут считать свою работу скучной или утомительной, но они не будут высказывать недовольства относительным положением их групп.

Однако может существовать и более доходчивый способ рас­смотрения сути дела. В моем примере я рассматривал в качестве факторов лишь ответственность и заработную плату, но их может оказаться достаточно, поскольку они представляют собой две сто­роны одной и той же модели. Заработная плата - это, ясно, возна­граждение; ответственность можно рассматривать, хотя это и ме­нее очевидно, как стоимость. Она связана с ограничениями и забо­тами или утратой спокойствия духа. Таким образом, утверждение, касающееся статусной конгруэнтности, становится таким: если за-' траты членов одной группы выше затрат членов другой группы, то справедливость требует, чтобы и вознаграждения первых также были выше. Однако это правило «работает» и в другую сторону:

если вознаграждения выше;' то и затраты также должны быть вы­ше. Это последнее утверждение отражает теорию, суть которой выражается поговоркой «положение обязывает», под которой все мы подписываемся, хотя и посмеиваемся над нею, вероятно, пото­му, что положение бывает таково, что ни к чему не обязывает. Можно высказаться иначе, используя термин «выгода»: хотя возна­граждения и затраты двух лиц или членов двух групп -могут быть различными, тем не менее должна существовать тенденция к вы­равниванию их выгод, т. е. превышения вознаграждений над стои­мостями. И даже более чем «должна». Группа, находящаяся в ме­нее благоприятном положении, будет, по крайней мере, пытаться добиться более равноправных условий. Так, в приведенном мной примере первая группа пыталась увеличить свою выгоду путем по­вышения своей заработной платы.

Я говорил о справедливости распределения. Очевидно, что это не единственное условие, определяющее фактическое распреде­ление вознаграждений и стоимостей. В то же время нельзя утвер­ждать, что принципы справедливости не оказывают сильного влия­ния. на поведение, хотя мы, социологи, часто пренебрегаем ими. Принцип справедливости распределения может быть одним из ус­ловий равновесия группы.

...Актуальная теоретическая задача в исследовании малых групп состоит в том, чтобы соединить экспериментальные и «натурные» исследования, окончательно проверить утверждения, которые эмпирически оказываются справедливыми в этих облас­тях, и показать, каким образом эти утверждения могли бы быть вы­ведены из более общего комплекса положений. Один из путей ре­шения этой задачи заключается в том, чтобы возродить и придать большую обоснованность старейшей теории социального поведе­ния - теории социального поведения как обмена.

Некоторые из утверждений такой теории могут быть сформу­лированы 'следующим образом. Социальное поведение представ­ляет собой обмен ценностями, как материальными, так и немате­риальными, например знаками одобрения или престижа. Люди, ко­торые многое дают другим, стараются получить многое и от них, и люди, которые получают многое от других, испытывают с их сторо­ны воздействие, направленное на то, чтобы они могли получить многое от первых. Такой процесс оказания влияния имеет тенден­цию к обеспечению равновесия или баланса между обменами. То, что отдает человек, участвующий в обмене, может быть для него стоимостью, так же как то, что он получает, может быть для него вознаграждением, и его поведение меняется в меньшей сте­пени, если выгода, т. е. вознаграждение за вычетом стоимости, со­храняет максимальное значение. Он не только стремится к дости­жению этого максимального значения, но и старается следить за тем, чтобы никто из его группы не получал большей выгоды. Стои­мость и ценность того, что он отдает и получает, меняются в зави­симости от количества того, что он отдает и что получает. Порази­тельно, насколько привычными являются эти утверждения; порази­тельно также, каким образом утверждения, касающиеся динамики обмена, могут порождать некие статические конструкции, которые мы называем «структурой группы», и наряду с ними также и некоторые утверждения относительно .структуры группы, которые были сформулированы исследователями реально существующих групп.

Когда мы, социологи, иной раз становимся неосторожными, то обнаруживаем, что слова вроде «вознаграждение» и «стоимость» незаметно входят в нашу речь. Человеческая природа будет про­ступать наружу даже в наших самых сложных теориях. Мы редко осознаем это, но сами систематически имеем дело с тем, что эти слова обозначают^ Из всех многочисленных подходов к изучению социального поведения чаще всего игнорируется тот, который рас­сматривает его с экономических позиций. Тем не менее это именно тот подход, которым мы повседневно пользуемся в нашей жизни -за исключением тех случаев, когда мы пишем труды по социологии.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-04-03 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!