The Legal Heritage of Greece and Rome





Law and Society

Mr. Jones, having murdered his wife, was burying her in the garden one night, when his neighbour, hearing the noise, asked him what he was doing.

“Just burying the cat,” said Mr. Jones.

“Funny sort of time to bury a cat,” said the neighbour.

“Funny sort of cat,” said Mr. Jones.

Now it is obvious to everyone that, in a community such as the one in which we live, some kind of law is necessary to try to prevent people like Mr. Jones from killing their wives. When the world was at a very primitive stage, there was no such law, and, if a man chose to kill his wife or if a woman succeeded in killing her husband, that was their own business and no one interfered officially.

But, for a very long time now, members of every community have made laws for themselves in self-protection. Otherwise it would have meant that the stronger man could have done what he liked with the weaker, and bad men could have joined together and terrorized the whole neighbourhood.

If it were not for the law, you could not go out in broad daylight without the fear of being kidnapped, robbed or murdered. There are far, far more good people in the world than bad, but there are enough of the bad to make law necessary in the interests of everyone.

There is no difficulty in understanding this but it is just as important to understand that law is not necessary just because there are bad people in the world. If we were all as good as we ought to be, laws would still be necessary. If we never told lies, never took anything that didn’t belong to us, never omitted to do anything that we ought to do and never did anything that we ought not to do, we should still require a set of rules of behaviour, in other words laws, to enable us to live in any kind of satisfactory state.

How is one good man in a motor-car to pass another good man also in a motor-car coming in the opposite direction, unless there is some rule of the road? People sometimes hover in front of one another when they are walking on the pavement before they can pass, and they may even collide. Not much harm is done then, but, if two good men in motor-cars going in the opposite directions hover in front of one another, not knowing which side to pass, the result will probably be that there will be two good men less in the world.

So you can see that there must be laws, however good we may be. Unfortunately, however, we are none of us always good and some of us are bad, or at any rate have our bad moments, and so the law has to provide for all kinds of possibilities. Suppose you went to a greengrocer and bought some potatoes and found on your return home that they were mouldy or even that some of them were stones. What could you do if there were no laws on the subject? In the absence of law you could only rely upon the law of the jungle. You could go back to the shop, demand proper potatoes and hit the shopkeeper on the nose if he refused to give them to you. You might then look round the shop to try to find some decent potatoes. While you were doing this, the shopkeeper might hit you on the back of the neck with a pound weight. Altogether not a very satisfactory morning shopping.

Or you might pay your money to go to see a film at a cinema. You might go inside, sit down and wait. When the cinema was full, there might be flashed on the screen: “You’ve had it, Chums”. And that might be the whole of the entertainment. If there were no law, the manager could safely remain on the premises and, as you went out, smile at you and say: “Hope you’ve enjoyed the show, sir.” That is to say, he could do this safely if he were bigger than you or had a well-armed bodyguard.

Every country tries, therefore, to provide laws which will help its people to live safely and as comfortably as possible. This is not at all an easy thing to do, and no country has been successful in producing laws which are entirely satisfactory. But we are far better off with the imperfect laws which we have, than if we had none at all.

 

Перевод:

Право и общество

Мистер Джонс, убив свою жену, однажды ночью хоронил ее в саду, когда его сосед, услышав шум, спросил его, что он делает.

«Просто хороню кошку», - сказал мистер Джонс.

«Интересное время, чтобы хоронить кошку», - сказал сосед.

«Интересный вид кошки», - сказал мистер Джонс.

Теперь всем очевидно, что в сообществе, в таком как то, в котором мы живем, необходим какой-то закон, чтобы попытаться помешать людям, таким как мистер Джонс, убивать своих жен. Когда мир был на очень примитивной стадии, такого закона не было, и, если человек решил убить свою жену или если женщине удалось убить своего мужа, это было их собственным делом, и никто не вмешивался официально.

Но в течение очень долгого времени члены каждой общины делали законы для самозащиты. В противном случае это означало бы, что более сильный человек мог бы делать то, что ему нравилось, с более слабыми, и плохие люди могли бы объединиться и терроризировать всю округу.

Если бы не закон, вы бы не смогли выходить средь бела дня, не опасаясь быть похищенным, ограбленным или убитым. В мире гораздо больше хороших людей, чем плохих, но достаточно плохого, чтобы сделать закон необходимым в интересах всех.

Тут нет никаких трудностей в понимании этого, но необходимо понимать, что закон не нужен только потому, что есть плохие люди в мире. Если бы мы были все так хороши, как мы должны были быть, законы все равно были бы необходимы. Если мы никогда бы не лгали, никогда бы не брали то, что не принадлежало нам, никогда бы не пропускали делать что-либо, что мы должны делать, и никогда бы не делали того, что мы не должны делать, нам все равно требуется набор правил поведения, Другими словами, законы, позволяющие нам жить в любом удовлетворённом состоянии.

Как один хороший человек в машине сможет проехать мимо другого хорошего человека также в автомобиле, идущем в противоположном ему направлении, если не будет какого-то правила дороги? Люди иногда зависают друг перед другом, когда они идут по тротуару, прежде чем они смогут пройти, и даже они могут столкнуться. Здесь не так много вреда, но если два хороших человека в автомобилях, идущих в противоположных направлениях, столкнуться лоб в лоб, не зная, с какой стороны им проехать, результат вероятно, будет состоять в том, что в этом мире станет на два хороших человека меньше.

Итак, вы можете видеть, что должны быть законы, какими бы хорошими они ни были. К сожалению, однако, мы не бываем всегда хорошими, или плохими, во всяком случае, все имеют свои плохие моменты, и поэтому закон должен предусматривать все возможные случаи. Предположим, вы пошли к овощнику и купили картошку и нашли, по возвращении домой, что они заплесневели или даже что некоторые из них были камнями. Что вы могли бы сделать, если бы не было законов по этому вопросу? В отсутствие закона вы можете полагаться только на закон джунглей. Вы могли бы вернуться в магазин, потребовать надлежащего картофеля и ударить лавочника в нос, если он откажется отдать их вам. Тогда вы сможете осмотреть магазин, чтобы попытаться найти приличный картофель. Пока вы делали это, лавочник мог ударить вас по задней части шеи чем-нибудь тяжелым. В целом не очень удовлетворительные утренние покупки получатся.

Или вы можете заплатить деньги за просмотр фильма в кинотеатре. Вы можете зайти внутрь, сесть и подождать. Когда зал кинотеатра будет заполнен, на экране может появиться вспышка: «У вас это было, Чумс». И это может быть есть всё развлечение. Если бы не было закона, менеджер мог бы спокойно оставаться в помещении и, когда вы выходили, улыбнулся бы вам и сказал: «Надеюсь, вам понравилось шоу, сэр». То есть он мог бы сделать это безопасно для себя, если Он был бы больше вас или имел хорошо вооруженного телохранителя.

Поэтому каждая страна пытается обеспечить законы, которые помогут своим людям жить безопасно и максимально комфортно. Это совсем нелегко, и ни одна страна не добилась успеха в производстве законов, которые вполне удовлетворительны. Но нам намного лучше с несовершенными законами, которые у нас есть, чем если бы у нас их вообще не было.


 

Laws of Babylon

One of the most detailed ancient legal codes was drawn up in about 1758 B.C. by Hammurabi, a king of Babylonia. The entire code, consisting of 282 paragraphs, was carved into a great stone pillar, which was set up in a temple to the Babylonian god Marduk so that it could be read by every citizen.

The pillar, lost for centuries after the fall of Babylon in the 16th century B.C., was rediscovered by a French archaeologist in 1901 amid the ruins of the Persian city of Susa. Hammurabi’s words were still legible. The pillar is now in the Louvre museum in Paris.

The laws laid down by Hammurabi were more extensive than any that had gone before. They covered crime, divorce and marriage, the rights of slave owners and slaves, the settlement of debts, inheritance and property contracts; there were even regulations about taxes and the prices of goods.

Punishments under the code were often harsh. The cruel principle of revenge was observed: an eye for an eye and a tooth for a tooth, which meant that criminals had to receive as punishment precisely those injuries and damages they had inflicted upon their victims. Not only murderers but also thieves and false accusers faced the death penalty. And a child who hit his father could expect to lose the hand that struck the blow. The code outlawed private blood feuds and banned the tradition by which a man could kidnap and keep the woman he wanted for his bride. In addition, the new laws took account of the circumstances of the offender as well as of the offence. So a lower-ranking citizen who lost a civil case would be fined less than an aristocrat in the same position — though he would also be awarded less if he won.

Nevertheless, Hammurabi’s laws represented an advance on earlier tribal customs, because the penalty could not be harder than the crime.

 

Перевод:

Законы Вавилона

Один из самых подробных древних правовых кодексов был составлен примерно в 1758 году до Р.Х. Хаммурапи, царем Вавилона. Весь свод законов, состоящий из 282 параграфов, был вырезан на большом каменном столбе, который был установлен в храме вавилонскому богу Мардуку, чтобы его мог прочитать каждый гражданин.

Столб, потерянный столетиями после падения Вавилона в XVI веке, был вновь открыт французским археологом в 1901 году среди руин персидского города Сузы. Слова Хаммурапи все еще были разборчивы. Столб теперь находится в музее Лувра в Париже.

Законы, установленные Хаммурапи, были более обширными, чем всё, что было до этого. Они охватывали преступления, развод и брак, права рабовладельцев и рабов, урегулирование долгов, договоров наследования и собственности; Были даже положения о налогах и ценах на товары.

Наказания по своду законов часто были суровыми. Наблюдался жестокий принцип мести: глаз за глаз и зуб за зуб, что означало, что преступники должны были получить в качестве наказания именно те травмы и повреждения, которые они нанесли своим жертвам. Не только убийцы, но и воры и ложные обвинители могли столкнуться со смертной казнью. И ребенок, который ударил отца, мог ожидать потери руки, которая нанесла удар. Свод законов запретил частную кровавую вражду и запретил традицию, с помощью которой мужчина мог похитить и держать женщину, которую он хотел сделать своей невестой. Кроме того, в новых законах учитывались обстоятельства правонарушителя, а также правонарушения. Таким образом, гражданин более низкого ранга, который проиграл гражданское дело, был бы оштрафован меньше, чем аристократ в том же положении, - хотя он выиграл бы и меньше, если бы выиграл.

Тем не менее, законы Хаммурапи представляют собой более совершенные ранние племенные обычаи, поскольку здесь наказание не может быть тяжелее преступления.


 

The Legal Heritage of Greece and Rome

The ancient Greeks were among the first to develop a concept of law that separated everyday law from religious beliefs. Before the Greeks most civilizations attributed their laws to their gods or goddesses. Instead, the Greeks believed that laws were made by the people for the people.

In the seventh century B.C., Draco drew up Greece’s first comprenensive written code of laws. Under Draco’s code death was the punishment for most offences. Thus, the term draconian usually applies to extremely harsh measures.

Several decades passed before Solon — poet, military hero, and ultimately Athens’ lawgiver — devised a new code of laws. Trial by jury, an ancient Greek tradition was retained, but enslaving debtors was prohibited as were most of the harsh punishments of Draco’s code. Under Solon’s law citizens of Athens were eligible to serve in the assembly and courts were established in which they could appeal government decisions.

What the Greeks may have contributed to the Romans was the concept of “natural law.” In essence, natural law was based on the belief that certain basic principles are above the laws of a nation. These principles arise from the nature of people. The concept of natural law and the development of the first true legal system had a profound effect on the modem world.

 

Перевод:





Читайте также:
Основные признаки растений: В современном мире насчитывают более 550 тыс. видов растений. Они составляют около...
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Продление сроков использования СИЗ: Согласно пункта 22 приказа Минздравсоцразвития России от...
Обучение и проверка знаний по охране труда на ЖД предприятии: Вредный производственный фактор – воздействие, которого...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-07-03 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.056 с.