Блеск и нищета Владлена Сироткина.




Троицкий Н.А.

Король-то голый!

"Родина", 2003, 10.

Издательства «ЭКСМО» и «Алгоритм» выпустили в свет книгу Владлена Сироткина «Наполеон и Александр I»1. Автор безудержно хвалит себя: «я ученик Е. В. Тарле»2, «я друг Ж. Тюлара», «я последний бонапартист Советского Союза», «постоянно мелькаю на Центральном телевидении», других историков «лишаю доступа к телевидению», написал 8 книг и еще больше статей, вырастил «много учеников» — либо как научный руководитель, либо как официальный оппонент, «либо как минимум в виде написания письменного отзыва на автореферат» (С. 8-9, 22, 25, 38). Все это заставляет вспомнить короля из всем известной сказки Андерсена: тот, правда, любил наряжаться от портных, а г-н Сироткин принаряжается сам. Но таков ли он в действительности, каким изображает себя, любимого?

Об истинном весе Сироткина как ученого свидетельствует его главная книга «Отечественная война 1812 г.» (М. 1988). Сам автор о ней высокого мнения, включает ее поныне в рекомендательные списки литературы о Наполеоновских войнах3. Между тем она была буквально уничтожена в рецензии, занявшей целую полосу «Учительской газеты». Пожурив Сироткина за поверхностное освещение важной темы и насчитав в его книге больше 40 оценочных, фактических и прочих ошибок, рецензент — десятиклассник 284-й московской школы Иван Емельянов — заключил, что «читать такую книгу просто вредно». Факт уникальный: до Сироткина в отечественной историографии еще не было доктора наук, который выдал бы на-гора такой плод научного творчества, ущербность которого смог бы разоблачить даже школьник!4

Следующую книгу Сироткина «Наполеон и Россия» довелось рецензировать мне. Как ни старался я найти в ней хоть и немногие, но все-таки достоинства5, моя критика ее недостатков (кстати, в подчеркнуто корректной форме) разгневала самовлюбленного «ученика Тарле». Вот как теперь в новой книге он реагирует на мою рецензию: Троицкий «и на этот раз (то есть как всегда, хочет сказать Сироткин. — Н. Т.) не дотянул до «кандидатского уровня», «вся его рецензия» — это «ловля блох», «никаких возражений ни по одному из принципиальных положений книги рецензент не выдвинул», упрекнув автора лишь «в неправильном написании фамилии Барклая де Толли — с дефисами»6.

Здесь налицо мешанина правды, кривды и желчи, в которой надо разобраться.

Главное же, в моей рецензии оспорены почти все «принципиальные положения» Сироткина. Прежде всего, показано, что означенный господин не владеет, хотя бы на «кандидатском» уровне, ни литературой, ни источниками по избранной теме. Заявив, будто из «всемирной историографии», относящейся к Наполеону, «странным образом выпала (?! — Н. Т.) одна из ключевых тем — «Наполеон и Россия»7, Сироткин проигнорировал 7-томник «Отечественная война и русское общество» (М. 1911-1913), 3-томный труд А. Вандаля «Наполеон и Александр I» (рус. изд.: СПб. 1910-1913), десятки специальных монографий российских, французских, польских, англоязычных и прочих историков — от Ж. Шамбре и Д. П. Бутурлина до наших современников В. Н. Земцова и Д. Чандлера.

Что касается источников, показателен такой ляпсус Сироткина: он даже воспроизвел на с. 355-371 полный текст скандальной брошюры Ф. В. Ростопчина с ремаркой от себя «публикуется впервые», тогда как эта брошюра впервые была опубликована еще в 1813 году, затем переиздана в 1853-м, а в 1990-м прокомментирована8.

Не выдерживают критики «принципиальные положения» Сироткина о позициях Наполеона и Александра I в польском и восточном вопросах, о происхождении III антинаполеоновской коалиции, о русском торговом тарифе 1810 года, о причинах смерти Наполеона в истолковании современных историков Франции и России9. А неведение Сироткина о том, «кто все же поджег Москву в 1812 году» (С. 341), и вовсе по-детски наивно. Ведь не только в отечественной, но и в зарубежной историографии этот вопрос давно решен: сожгли Москву русские (по приказам М. И. Кутузова и Ф. В. Ростопчина и по доброй воле самих москвичей), что, собственно, признавали и герои 1812 года — тот же М. И. Кутузов, А. П. Ермолов, Д. В. Давыдов, Ф. Н. Глинка и др.10.

Относительно же «ловли блох» подчеркну, что «блохи» самого Сироткина непозволительно велики для историка с докторской степенью. Повторю лишь кое-что из того, что отмечено в моей рецензии. Так, по Сироткину, папа римский Пий VII был доставлен на коронацию Наполеона в Париж «под конвоем из Авиньона», а в действительности он прибыл с надлежащими почестями из Рима, в Авиньоне же пребывали (без конвоя) восемь кряду римских пап в XIV веке. Общеизвестный министр просвещения России граф С. С. Уваров у Сироткина — «однокашник А. С. Пушкина», тогда как он был на 13 лет старше поэта: в 1811 году, когда Пушкин только поступал в лицей, Уваров был избран почетным членом Российской академии наук. Шокирует специалистов клевета, возводимая Сироткиным на выдающегося историка и литературоведа П. Е. Щеголева как якобы «гнуснейшего» доносчика. К этим и другим «блохам» добавлю еще одну, не отмеченную в рецензии: знаменитое стихотворение Пушкина о Наполеоне под названием «Герой» Сироткин переадресовал Николаю I.

«Ученик Тарле» и «друг Тюлара» уважительно судит лишь о таких историках, которые разделяют его позицию. Тех же исследователей, взгляды которых ему не нравятся, он бранит самыми вульгарными эпитетами.

«Главное в его творческом наследии, — продолжает «разоблачать» меня Сироткин, — народовольцы-террористы, духовные предтечи Бен Ладена и «Аль-Каиды» (С. 24). В подтверждение этого фальшивого тезиса мой «разоблачитель» называет 2 (две!) из моих 25 книг. А ведь террористы составляли ничтожно малый отряд народовольцев (из 10 тысяч репрессированных за участие в делах «Народной воли» — меньше 20 человек)11. Бен Ладен и «Аль-Каида» — явления принципиально иного порядка, чем «Народная воля». Поскольку Сироткин не знает, что террор для народовольцев не был главным делом ни в идеологии, ни на практике, он не понимает и кричащего различия между индивидуальным, строго персонифицированным террором «Народной воли»13 и современными взрывателями рынков и жилых домов, не говоря даже о масштабах террора.

Справедливости ради отмечу, что есть у г. Сироткина хорошая монография — первая его книга: «Дуэль двух дипломатий» (М. 1966), под редакцией А. Л. Нарочницкого. Можно представить, сколько труда вложил покойный академик в ту книгу Сироткина, чтобы она оказалась на должном уровне. Понимает это и сам Сироткин. «Новое» его сочинение 2003 года «Наполеон и Александр I» — это не более чем воспроизведение всех шести глав той, первой, книги с добавлением одной (кстати, очень слабой) седьмой.

В заключение стоит привести поражающий воображение букет эпитетов Сироткина по адресу тех историков, которые мало ценят его, а точнее сказать, знают его истинную цену: «графоман», «мелкий бес», «зарвавшийся юнец», «платный наемник олигархов», «мелкий тщеславец», «интеллектуальное убожество», «научное ничтожество» (С. 17, 19, 26, 27, 29-31); их труды в оценке Сироткина — «разухабистые», «халтурные», «пасквильные» (С. 16, 19, 30). Всматриваюсь в эти характеристики и ловлю себя на мысли, что все они совокупно, составят точный автопортрет самого Сироткина.

Николай ТРОИЦКИЙ, доктор исторических наук

Примечания:

1. Сироткин В. Наполеон и Александр I: Дипломатия и разведка Наполеона и Александра I в 1801-1812 гг. М. 2003.

2. «Тарле и я, его ученик», — рисуется Сироткин перед читателями (С. 361).

3. См.: Сироткин В. Наполеон и Россия. М. 2000. С. 375; Он же. Наполеон и Александр I. С. 414.

4. См.: Емельянов И. Как знаем мы войну 1812 г.//Учительская газета. 1991. № 19.

5. См.: Отечественная история. 2001. № 4. С. 182,184.

6. В бумагах самого Барклая (исходящих и входящих) его фамилия значилась без дефисов.См.: Троицкий Н. А. Как правильно писать фамилию М. Б. Барклая де Толли?//История СССР. 1988. № 2. Кстати, Е. В. Тарле в отличие от своего «ученика» Сироткина знал, как пишется фамилия Барклая.

7. Здесь и далее в тексте цитируется книга В. Сироткина «Наполеон и Александр I».

8. См. об этом: Троицкий Н. А. Первоисточник русских данных о потерях Наполеона при Бородине//Вопросы истории. 1990. № 9.

9. Подробно об этом см. в моей рецензии на с. 182-183.

10. См., напр.: Холодковский В. М. Наполеон ли поджег Москву?//Вопросы истории. 1966.№ 4; Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. М. 1988. С. 189-192; Он же. Фельдмаршал Кутузов: мифы и факты. С. 217-224.

11. Подробно об этом см.: Троицкий Н. А. Крестоносцы социализма. Саратов. 2002. Гл. X. § 2.

13. За 9 лет своей деятельности (1879-1887) «Народная воля» казнила б человек: царя, шефа тайной полиции, военного прокурора и трех шпионов.

 

...





Читайте также:
Методы исследования в анатомии и физиологии: Гиппократ около 460- около 370гг. до н.э. ученый изучал...
Функции, которые должен выполнять администратор стоматологической клиники: На администратора стоматологического учреждения возлагается серьезная ...
Зачем изучать экономику?: Большинство людей работают, чтобы заработать себе на жизнь...
Теория по геометрии 7-9 класс: Смежные углы – два угла, у которых одна...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-12-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.018 с.