Рождественское настроение, или По сугробам в сказку




http://ficbook.net/readfic/3864611

Автор: _ЛиЛу_ (http://ficbook.net/authors/668715)
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: ЧенМины
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Флафф, Фэнтези, AU

Размер: Мини, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
- Как настроение? – внезапно рядом возник кудрявый парень, широко и по-доброму улыбаясь.
- Кажется, почти праздничное, - Минсок тоже улыбнулся незнакомцу.
- Только почти? – лукаво сощурил и без того узкие глаза. – Тогда могу поделиться настроением!


Примечания автора:
Фанфик написан на фест "Сhristmas masquerade" в группе ChenMin | XiuChen http://vk.com/xiuchen

Обложка от доброго человечка^^ (vk.com/id39890968): https://cs7064.vk.me/c610523/u39890968/docs/bc3a27ba5de0/Bez-imeni-1.jpg?extra=vV4M8OfRCk7wI_iI9hCGecos2oys4ivjs_tVXxUGgFSSdvEhwqvH8W51WK0mQIjv3FFiwOabMbuztaxrzFzEIQsQ2w5Xt8pS

Был обычный, ничем не отличающейся от множества других день, переваливший за полдень. Так считал кот Шрек, прохаживающийся по кухне взад-вперёд, в ожидании, когда же тот, кого кот звал про себя хозяином (так, чистые формальности), соизволит проснуться от своего послеобеденного сна и, дабы не вызвать праведный гнев Его Высочества Шрека, наполнит его миску доверху. Но хозяин видимо считал, что раз он спит, то и кот тоже непременно следует его примеру, а потому вовсе не голоден, нет что вы, даже ни капельки! Не нужно ни в коем случае торопиться! Такое пренебрежительное отношение раздражало Шрека до глубины души, просто-таки задевало все тонкие струнки котячьей гордости.

Хозяин же выше упомянутого кота, Ким Минсок, уже вовсе не спал, а стоял у окна, потягиваясь и широко зевая, и вглядывался в дома и улицы города, со вздохом разочарования отмечая, что снег так и не выпал. А ведь в такое время снег особенно важен, пожалуй, он даже главный атрибут, но, к сожалению, отсутствующий атрибут. Рождество без снега, что может быть хуже? Какая может быть речь о праздничном настроении, весельи и восторженном ожидании чуда в груди?

Минсок еще раз широко зевнул и направился на кухню. Проходя через гостиную, кинул раздраженный взгляд на небольшую ёлку, украшенную разноцветными шарами и блестящей мишурой, и скривился. Не было никакого желания вообще что-либо праздновать. Просто день. Точно такой же как и вчера, и позавчера, точно такой же будет и завтра. Что в нём особенного? Чтобы он стал особенным, нужно, пожалуй, хотя бы вернуться в детство.

— Утречко, Шрек! Проголодался? — Минсок потрепал по голове, недовольно пригнувшего уши дымчатого кота, и двинулся к холодильнику. – Или, может, ты не голоден?

В этот момент коту захотелось закатить глаза, как это делают люди в подобных ситуациях, дабы показать степень бредовости фразы, сказанной хозяином. Но он, к сожалению, так не умел, а потому лишь нервно забил хвостом по полу. Вот скажите, как можно думать, что он, Шрек, не голоден? Брошенный на произвол судьбы в одиночестве… Да хозяин должен был проснуться как можно скорее (а лучше и вовсе не спать) и мчаться кормить своего питомца со всех ног, а не шагать вразвалочку, неспешно потягиваясь.

Наполнив заждавшемуся коту миску кормом, Минсок сделал себе чашку кофе и сел посреди гостиной прямо на пол, гипнотизируя взглядом ёлку, в надежде хоть как-то поймать рождественский настрой, который по какой-то понятной лишь одному ему закономерности, настигает, когда угодно, но только не в канун Рождества.

Внезапно с грохотом отворилась входная дверь, глухо ударив о стену. От неожиданности кот Шрек едва не подавился своим долгожданным кормом, но, собрав всё своё мужество, не смотря на непонятности, происходящие в квартире, продолжил уплетать за обе щёки.
Минсок тоже не двинулся с места, быстро соображая, где можно поблизости найти что-нибудь потяжелее. Ибо он точно помнил, что дверь запер на замок, а ключа, кроме него, никто не имел.
Сквозь арку из коридора в гостиную подул сначала лёгкий ветерок, а потом и вовсе какой-то морозный и колючий. Сквозняк? Минсок поёжился, обхватывая руками плечи в тонком белом свитере.

Шрек поднял голову от своей миски и удивленно замер: на нос ему приземлилась небольшая кружевная и явно холодная снежинка, превратившись в мокрую капельку. А следом за ней еще одна. Кот был потрясён, ведь он точно знал, что вот такие вот снежинки, созданы для того, чтобы он, кот Шрек, любовался ими через стекло, сидя на подоконнике. Они вовсе не должны сыпаться с потолка, это противоречило всем его убеждениям и мировоззрению в целом.
Однако это противоречило убеждениям не только Шрека, но и самого Ким Минсока, который в не меньшем изумлении стоял посреди комнаты, задрав голову вверх и наблюдая за танцующими снежинками, возникающими будто прямо из воздуха, из ниоткуда. Они сверкали своими боками, словно перемигиваясь друг с другом, будто у них тут свой праздник, ради которого они так принарядились, а он, Минсок, лишний, непосвященный.

Решив, что удивлённым хлопаньем ресниц ничего не решишь, Ким подхватил на руки кота Шрека (так, для страховки) и направился на цыпочках в коридор.
В коридоре никого не оказалось, лишь дверь была приглашающе отворена, а в дверном проёме… А в дверном проёме сиял белизной снег. Много снега, как в далёком детстве Минсока, когда он все зимние деньки напролёт пропадал на улице.

Ким сглотнул и, сильнее прижав к себе возмущенно муркающего кота, вышел за дверь, тут же провалившись в снег едва ли не по колено. От неожиданности он даже выпустил Шрека из рук, и тот тоже грохнулся в снег, однако удержался на поверхности сияющей на солнце хрустящей корочки, покрывающей сугробы словно молочная глазурь. Стоп. На солнце? Минсок, изумлённо округлив глаза, задрал голову к небу и сразу же зажмурился от ярких солнечных лучей. Затем посмотрел вперёд. Впереди и со всех сторон был самый настоящий лес. И это когда он вышел едва ли не на центральной улице города на лестничную площадку седьмого этажа?

Ким, развернувшись на сто восемьдесят градусов и с трудом сделав шаг, снова замер, не обнаружив позади себя двери, посредством которой собирался вернуться домой. И дома, в общем-то, тоже не оказалось. Лишь припорошенные снегом деревья и ели, кое-как всё ещё пытающиеся зеленеть. А солнце будто смеясь, подмигивало яркими лучами, отражающимися в обледенелых ветках деревьев, что звонко и мелодично звенели на ветру, ударяясь друг о друга.
Минсок тяжело вздохнул, осматриваясь. Что происходит? Как такое возможно? Может, сон? Он взглянул на свои ноги, утопающие в снегу. Точно сон, ему ведь даже не холодно, хоть на нём лишь тонкие носки. Он вытащил одну ногу из сугроба и уставился на высокие коричневые сапоги с вышитыми узорами сбоку. Наконец, Ким заметил и короткую синюю куртку, а схватившись за голову, обнаружил пушистую меховую шапку-ушанку.

Кот Шрек, внимательно наблюдая за манипуляциями хозяина, за его похлопываниями то по бокам, то по ушам, искренне недоумевал, чего не так-то? Лично ему, Шреку, всё безумно нравилось. Как кот, проживший всю свою долгую, аж восьмилетнюю жизнь в большом городе, он впервые видел столько всего сразу: столько деревьев, по которым можно без проблем лазать, столько снега, холодящего лапы и слепящего белизной, столько воздуха, от которого настроение подскакивало вверх и хотелось носиться туда-сюда подобно глупому котёнку. Что собственно он и сделал, плюнув на остолбеневшего хозяина.
Минсок лишь стоял и растеряно смотрел вслед умчавшемуся вперёд коту, то подпрыгивающему на месте, то вскарабкивающемуся на дерево, а то грызущему какие-то сухие ветки. Минсок не сдержал улыбку. Ну, хоть кто-то счастлив.

Ким аккуратно ущипнул себя за краснеющую на морозе щеку. Больно. Не сон, что ли?
Еще раз глубоко вдохнув и выдохнув белое облачко пара, Минсок уверенно направился вперёд. Лес, он ведь тоже не бесконечен, если просто идти прямо, то он, Минсок, обязательно рано или поздно куда-нибудь да выйдет. Однако в лесу, к великому сожалению Кима, не оказалось ни намёка на тропинку, так что ему приходилось по-прежнему утопать в сугробах чуть ли не по пояс.

Откуда-то сверху слышалось негромкое щебетание птиц, а вокруг всё было настолько белым и пушистым, будто весь мир был сделан из сахарной ваты и лишь небо — большая голубая лужа. А может это голубое блюдо, на котором и находится вся эта белоснежная сладость?
Минсок улыбнулся своим мыслям и зачерпнул рукой в белой варежке горсть снега и, сделав из него небольшой снежок, сунул в рот, тут же поморщившись — холодно. Но всё же мужественно проглотив ледяную воду, оставшуюся от снежка, снова улыбнулся. Несмотря на то, что он совершенно не знал, где находится, настроение уверенно ползло вверх. Наверно, он просто слишком долго ждал снег. А теперь вот он, и так много, что в нём можно запросто утонуть.

Вспомнив о Шреке, Минсок остановился и закрутил головой.
Кот же наслаждался жизнью, поражаясь до чего же прекрасно и продуманно устроен этот мир. У всего есть свой смысл. Вот, например, эта ель, смысл её в том, чтобы он, кот Шрек, бил лапой по веткам, а она сыпала на него снегом. А смысл этого высокого пенька, чтобы он, кот Шрек, немного посидел на нём, когда совсем уж отмерзают лапы. Всё просто и в то же время гениально. А эти милые снегири? Они топчутся на снегу, но стоит ему подобраться к ним поближе, как тот час же взлетают. Поразительно!
Минсок, улыбнувшись, не обращающему на него никакого внимания коту, направился дальше. В какой-то момент, ему уже стало казаться, что он вовсе не прямо идёт, и вполне может тут и кругами запетлять по этому дивному лесу. Ким остановился чуток передохнуть, опёршись спиной на ближайшее дерево и вглядываясь вперёд.

Кот Шрек же уже набегался и теперь находился в абсолютном недоумении, почему это хозяин стоит и смотрит совсем не в ту сторону, в которую надо. Неужели он собрался туда идти? Серьёзно? Но ведь и коту понятно, что идти нужно в совершенно другом направлении. Шрек был твёрдо уверен в этом, так ему подсказывала его котячья чуйка. А потому, когда хозяин уже было сделал шаг в ту, а точнее совсем не в ту сторону, кот Шрек сделал то, что делал в редких, даже исключительных случаях, а именно: протяжно и громко замяукал.

Минсок удивлённо уставился на своего хвостатого друга.
— Шрек, ты чего? Проголодался?
Кот встал и, демонстративно сделав несколько шагов в нужную сторону, снова уселся на снег, указывая носом в нужном направлении.
— Пошли, нам нужно выйти из леса, — Минсок провёл ладонью по спине Шрека.
Кот снова встал, сделал шаг и сел.
— Ты обиделся?
Коту Шреку впервые за свою долгую жизнь захотелось смачно выругаться. Но он же кот, ему не положено. Поэтому он просто встал и пошёл, не останавливаясь, в нужном направлении.
— Ты куда? — Ким растерялся. — Нам же в другую сторону. Постой, ты ведь потеряешься…
Минсоку ничего не оставалось, пришлось последовать за котом.

Через минут пятнадцать ходьбы по сугробам послышалась еле различимая музыка, витающая в воздухе, а еще через пятнадцать уже была отчётливо слышна до боли знакомая Last Christmas, а между стволами деревьев замелькали яркие цветные пятна. Как выяснилось еще через пять минут, цветные пятна оказались людьми, а точнее яркими куртками людей, скользящих на коньках по гладкой поверхности небольшого озера, по среди которого возвышалась большая стройная ёлка, украшенная шарами и гирляндами.

Минсок замер, изумлённо приоткрыв рот. Тут и там слышался детский смех, разговоры влюблённых парочек и просто поздравления и пожелания. Компания подростков, объезжая вокруг ёлки, громко подпевали песне, две девочки лет пяти кружились, взявшись за руки и, падая, снова поднимались, звонко хохоча, стройная девушка с длинными светлыми волосами, струящимися по голубой курточке, держала за талию парня, у которого вечно разъезжались ноги в стороны, и он не мог сохранить равновесие.
Казалось, даже воздух искрился счастьем и весельем. Здесь всё было очень. Очень ярко, очень радостно, очень дружно, и главное, очень празднично.
Минсоку вдруг тоже захотелось стать частью этой рождественской сказки, где все вместе и все так искренне счастливы. Но как назло, коньков у него не было, да и кататься он совершенно не умел.

— Как настроение? — внезапно рядом возник кудрявый парень, широко и по-доброму улыбаясь.
— Кажется, почти праздничное, — Минсок тоже улыбнулся незнакомцу.
— Только почти? — лукаво сощурил и без того узкие глаза. — Тогда могу поделиться настроением! — и он, схватив Кима за руку, потащил того на лёд.
Минсок хотел было возразить, сказать, что у него и коньков-то нет, но шагнув на скользкую поверхность обнаружил на ногах эти самые, что ни на есть настоящие белые коньки.
— Как? — изумлённо прошептал, взглянув в лицо кудрявому парню.
— Смотри! — восторженно воскликнул тот и подул на свою ладонь вверх, заставив разлететься в стороны мелкие серебристые блёстки, невесть откуда взявшиеся.
И буквально в тоже мгновение с неба стали падать, неспешно кружась, крупные снежные хлопья.
— Красиво? — спросил парень, заглядывая Минсоку в глаза в ожидании ответа.
— Завораживает…
— А вот так? — и он подул на этот раз в сторону ёлки, тут же заискрившейся разноцветными огнями. — Настроение появляется?

Минсок молчал. Просто стоял, улыбался и молчал, смотря снизу-вверх на огромную сверкающую ёлку и на снежинки, пляшущие в воздухе. Вдруг в груди стало так тепло-тепло, будто он выпил целую кружку маминого какао, и даже слёзы проступили в уголках глаз. Наверное, вот такое оно, счастье.
Радостно улыбаясь как маленький ребёнок, Ким хотел было сделать шаг, чтобы подойти ближе к ёлке, но совсем неожиданно для самого себя приземлился на мягкое место. Растеряно взглянул сначала вверх на залившегося смехом парня, потом вниз на свои ноги, на которых были коньки, и тоже расхохотался. Он смеялся долго и звонко, словно беззаботный ребёнок.
Наконец, отсмеявшись и чуток подморозив на льду пятую точку, Ким попытался подняться, выходило плохо. Из-за неудачных попыток из-за рта вновь вырывались булькающие звуки, норовящие снова перерасти в громкий смех.

Кудрявый парень, всё с той же доброй улыбкой на губах, протянул Минсоку руку, а затем приобнял за талию, держа рядом с собой.
— Вперёд?
— Вперёд? — растеряно вторил парню Ким, а тот уже потянул его по льду к ёлке, туда, где галдела детвора, пытаясь построить хоровод.

Кот Шрек тоже заинтересовался всей этой непонятной человеческой радостью и быстрым скольжением двуногих по белой поверхности. Это казалось коту весёлым. Но стоило ему ступить на лёд, как лапы тут же отказались его слушаться и разъехались в стороны, вынуждая его плюхнуться на брюхо. Шрек недовольно муркнул и поднялся, настойчиво делая новый шаг, но и тут его ожидал тот же итог. Кот искренне недоумевал, что с этим льдом не так. Если у всего есть смысл, то какой смысл у этого дурака-льда? Чтобы он, Шрек, падал? Какой-то у него неправильный смысл, даже можно сказать, бессмысленный смысл.
Приземлившись на брюхо в пятый раз, кот Шрек понял, что попытки скользить подобно людям на лапах бесполезны, а потому лёжа на пузе стал перебирать лапками, приближая свою тушку как можно ближе к ёлке, у которой, по-видимому, было самое веселье.

Last Christmas уже давно сменилась другой рождественской песней, а её сменила следующая, а Минсок с Ченом (как выяснилось в ходе беседы, состоящей в общем-то побольшей части из смеха) всё кружили вокруг ёлки, изредка врезаясь в других людей, которые свою очередь лишь мило улыбались, желая счастливого Рождества.
Чен держал Кима то за одну руку, скользя вперёд, то поворачивался к нему лицом, хватая за обе руки и пятясь задом, виляя бёдрами и заливаясь при этом смехом, а то и вовсе обхватывал Минсока сзади за талию, шепча на ухо какие-то пожелания, отчего Ким только еще больше терял равновесие и неловко взмахивал руками, едва не падая, а иногда и падая, прямо на примостившегося сзади Чена.

Уже совсем стемнело и сияния ёлки было явно недостаточно, но после того как Чен снова подул на свои чудо-блёстки, по периметру озера один за другим стали загораться жёлтые фонари, а ёлка засияла ещё ярче. Людей на льду к этому времени стало в два раза больше, все знакомились между собой, стараясь завести как можно больше друзей. А Минсоку… Единственное, что хотелось Минсоку, это не отпускать никуда этого парня, в кудряшках которого запутались крупные снежные хлопья, а в глазах сияли рождественские огоньки. Что-то было в этом парне. Что-то ужасно тёплое, даже теплее любого какао, и уютное, словно запах выпечки разносящийся по дому. Хотелось всегда держать его тёплую ладонь в своей… А ведь он, Минсок, так давно не держал никого за руку…

— Хочешь полетать? — внезапно спросил Чен, остановившись.
— Что? — Ким решил, что ему послышалось.
— Говорю, полетать хочешь? Да чего я спрашиваю?! — он схватил покрепче Минсока за руку. — Конечно же хочешь!
И с этими словами он легко оттолкнулся от скользкого льда, взмывая в небо и утягивая за собой Минсока, изумленно хлопающего глазами и придерживающего одной рукой слетающую с головы шапку.
На ногах Кима вновь оказались сапоги вместо коньков, как собственно и на ногах Чена. Однако это были совсем незначительные мелочи, которые Минсок просто отметил краем глаза. Гораздо важнее было то, что они летели. Летели. Действительно летели! Впереди, сбоку, снизу был лишь воздух, пусто, никакой опоры, и лишь рука Чена еще кое-как удерживала Кима от паники и позволяла наслаждаться побежавшим по венам адреналином.
— Смотри! — Чен указал вниз, и Минсок не сдержал восторженного возгласа.
У озера на снегу стояли огромные сани с оленьей упряжкой, украшенные мишурой и сияющими гирляндами. Возле нее уже толпилась ребятня, восторженно повизгивая, спеша занять себе местечко.
— Прости за, возможно, глупый вопрос… — Минсок замялся. — Но они летают?
— Конечно же!
И в подтверждение его слов олени вместе с первыми пассажирами взмыли в воздух, нарезая круги над ёлкой, звеня колокольчиками на шеях и детскими писками из саней.
— А мы с тобой и сами можем полетать, — Чен потрепал свободной рукой Минсока по шапке. – Или, может, ты хочешь к ним?
— Нет, — Ким поспешно замахал головой. — С тобой хочу.

— Осталось три минуты! Три минуты! — воскликнул вдруг Чен, когда они уже отлетели в сторону от шумного празднества и теперь сидели на толстой ветви, припорошенного снегом дуба. — Три минуты! Вставай! — потянул Минсока за собой снова к небу, с которого продолжали сыпаться снежинки, будто звёздочки, стремящиеся исполнить все людские желания.
— Три минуты до чего?
— До полночи, естественно!

— А теперь мы будем загадывать желания! — восторженно произнёс Чен, когда они уже вновь стояли на льду, и приблизился к Киму почти вплотную, сжимая в своих ладонях его руки и, прижимая их к груди, зажмурился.
— Почему сейчас? Я думал, желания на Новый год загадывают, — щёки Минсока покрылись румянцем, то ли от смущения от близости, то ли от всей этой радости, а может просто от щиплющего мороза.
— Глупости! На Рождество надо загадывать, тогда точно исполнятся! — он приоткрыл один глаз. — А ты не хочешь?
— Хочу! — Ким тоже зажмурился, судорожно соображая, что же он должен загадать. Может здоровья? Удачи? Или успеха? Минсок приоткрыл глаза, и желание пришло само…
— Загадал? — Чен потянул его за руку вперёд. — А теперь тебе пора.
— Пора? Куда?
— Как куда? — он обернулся. — Конечно, домой!
— Но… — Ким замялся. — Разве я не могу остаться здесь?
— Нет, ты что! Разве не знаешь? Нужно ложиться спать, а утром тебя будет ждать подарок от Санты!
— Меня — не будет… — пробормотал Ким себе под нос.
— Смотри, — развёл руки в стороны. — После полночи все расходятся по своим тёплым кроваткам.
И действительно, людей вокруг стало гораздо меньше.
— Но мой кот… — Минсок закрутил головой. — Шрек! Шрек!

Кот «выехал» на брюхе из-под ёлки в сопровождении пушистой рыжей кошки, которая в отличие от отъевшегося Шрека, грациозно ступала по льду.
— Шрек! Пора домой!
Кот, кинув печальный взгляд на свою спутницу и муркнув ей что-то на прощанье, заспешил, на сколько мог, за хозяином.
— Куда мне теперь? — Минсок стоял у озера, опустив голову и переминаясь с ноги на ноги.
Рядом сидел вылизывая лапы Шрек.
— Кот знает, — Чен улыбнулся и щёлкнул пальцами Минсока по носу. — Не теряй настрой!
— Кто ты? — Ким заглянул парню в глаза.
— А это так важно?
— Очень.
— Я тот, кто сделал для тебя этот день счастливым, не так ли? — он рассмеялся.
— Да, — Минсок улыбнулся. — Но всё-таки…
— Я, — Чен гордо постучал себя по груди. — Я Рождественское настроение!
— И как же я буду дальше без Рождественского настроения? — Ким грустно улыбнулся.
— Прощай! — помахав, он просто умчался по льду к ёлке.
Вот так просто, взял и оставил его одного.
— Ну что, Шрек? Этот парень сказал, что ты знаешь, куда идти. Веди давай, — Минсок погладил кота по спине.

Шрек уверенным шагом шёл по ночному лесу, освещаемому серебристыми огнями гирлянд, которыми были украшены деревья, пока не привёл к небольшой деревянной избушке. Минсок неуверенно приоткрыл дверь — темно. Запустил кота, а потом и сам шагнул внутрь, захлопнув дверь за собой. Тихо. После той громкой музыки и людского гула слишком тихо. Ким вздохнул, улыбнулся и нащупал на стене выключатель. Загорелся свет, освещая такой привычный коридор. Минсок схватился за ручку двери, снова её отворив, но там оказалась лишь лестничная площадка и никакого снега.

***

 

Снова три минуты до Рождества, но в этом году почему-то не в сказке… Как назло, и гирлянда на ёлке перегорела, совсем лишая всякого ощущения праздника.
Минсок накрыл для себя мини-праздничный стол, положил побольше корма Шреку и включил телевизор, где как раз начинался его любимый фильм детства «Один дома». Еще бы немного снежка за окном…
Ким подошёл к подоконнику, на котором сидел кот Шрек, и с изумлением обнаружил, что за окном в воздухе кружат крупные белые хлопья, такие же, как тогда, в том лесу.
Даже кот Шрек радостно муркнул пролетающим мимо снежинкам и упёрся лапой в стекло, восторженно вглядываясь в тёмное небо.

Внезапно в дверь постучали, и Минсок со Шреком переглянулись, ждать в такой час им было некого. Ким подхватил кота на руки и направился в коридор.

— Не ждал? — через порог шагнул Чен, стряхивая с кудрявой головы снежные хлопья. — А я пришёл! — он широко улыбнулся. — Пришёл исполнить твоё желание! — и он, накрыв вмиг заалевшие щёки Минсока своими тёплыми ладонями, прильнул к его губам.
Сердце Кима загрохотало, а потом, казалось, и вовсе остановилось, замерев от восторга и неизмеримого счастья. Вот оно, его Рождественское настроение, наконец вовремя.

И лишь кот Шрек, зажатый между двумя телами, не понимал, что происходит и почему эти двуногие желают лишить его свободы, пространства и наконец воздуха. Он задыхался и кажется у него начинала развиваться клаустрофобия. В чём дело? Где свет? Где снег? Разве такое оно, Рождественское настроение?

Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/3864611





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!