Внешняя политика Ивана IV: результаты и их оценки.





Внешняя политика Ивана Грозного, как и все его правление, неизменно притягивает к себе внимание исследователей. При этом, пожалуй, только деятельность Петра Великого и Сталина вызывает столь же противоречивые оценки и мнения. Далее рассмотрим взгляды и оценки ведущих российских историков на итоги и особенности внешней политики Ивана IV.

Н.М. Карамзин.

Постоянное вмешательство Ивана IV в дела Казанского ханства Карамзин явно оправдывает. Осуществление Иваном IV своего намерения «сразить главу Казани» историк называет «знаменитым подвигом», а взятие Казани и утверждение Ивана IV на тамошнем престоле — «торжеством победы». Завоевание Астраханского ханства Карамзин считает «менее трудным, но также славным завоеванием». При этом, завоевание Крымского ханства в конце 1550-х гг., по мнению Карамзина, было возможно, но не осуществилось потому, что Иван IV для этого еще не созрел. «Сия мысль казалась еще дерзкой».

Ливонская война, по мнению Карамзина, явилась результатом «недоброжелательства Ливонского ордена». Желание Ивана IV «выйти к Балтийскому морю» историк называет «благодеятельными для России намерениями». Поражение русских войск в противоборстве с наемной армией польско-литовского короля Стефана Батория историк называет «жестоким оборотом судьбы, злополучием отечества и стыдом царя». Карамзин оценивает Ливонскую войну в целом как «злосчастную, но не бесславную для России». Ответственность за поражение историк возлагает на царя, которого обвиняет в «малодушии», в «смятении духа».

Карамзин считает, что правление Ивана IV было неизбежным злом - страна должна была испытать кроме «бедствий» удельный системы и татаро-монгольского ига «грозу самодержца-мучителя». Светлую сторону этого периода историк видит в том, что русский народ своим долготерпением доказал, что он достоин иметь таких монархов, как Петр I, Екатерина II, Александр I.

Н.И. Костомаров.

Казань в конце 1540-х гг., по мнению Костомарова, «допекла Руси хуже Батыева разорения». Завоевание Казанского ханства «открыло путь дальнейшему движению русского племени» на восток. Присоединение к России Астраханского ханства, по мнению Костомарова, было выполнением решения Избранной рады продолжить подчинение России «татарских народов».

В 1558 г., перед началом Ливонской войны, перед Иваном IV, по мнению Костомарова, стояла альтернатива — либо «разделаться с Крымом», либо «овладеть Ливонией». Историк объясняет противоречившее здравому смыслу решение Ивана IV воевать на два фронта «рознью» между его советниками. Костомаров пишет, что Ливонская война истощала силы и труд русского народа. Историк объясняет неудачу русских войск в противоборстве со шведами и поляками полной деморализацией отечественных вооруженных сил в результате опричных «мучительств и развращения».

С.М.Соловьев.

Внешняя политика московского правительства в первые годы царствования Ивана IV, по мнению Соловьева, определялась тем, что «покончить с Казанью» было необходимо для успешного противостояния с Крымом. Историк считает главным итогом взятия Казани то, что это было первое завоевание, и завоевание «татарского ханства». Завоевание же Астраханского ханства было, по мнению Соловьева, следствием победы над более северным татарским государством.

С присоединением Казанского и Астраханского ханств, отмечает историк, русское население получило возможность распространяться в «богатые страны» по западным притокам Волги и восточным притокам Дона.

Ливонскую войну, начавшуюся в 1559 г., Соловьев объясняет потребностью России в «усвоении плодов европейской цивилизации», носителей которых на Русь якобы не пускали ливонцы, владевшие основными балтийскими портами. Потеря Иваном IV завоеванной, казалось бы, Ливонии была результатом одновременных действий против русских войск поляков и шведов, а также результатом превосходства регулярного (наемного) войска и европейского военного искусства над русским дворянским ополчением.

В.О. Ключевский.

Русско-крымские отношения во второй половине XVI в. Ключевский рассматривает как часть «изнурительной, непрерывной борьбы». Крым историк называет неприступной с суши «разбойничьей берлогой». Необходимость противостояния крымцам, подчеркивает Ключевский, требовала быстрой мобилизации, постоянной готовности встретить неприятеля на границе, что сделало основой «народной обороны» служилое землевладение и способствовало формированию поместной системы.

Ливонской войне Ключевский в своем «Курсе русской истории» уделяет очень мало места, так как рассматривает внешнее положение государства лишь с точки зрения его влияния на развитие социально-экономических отношений внутри страны. В связи с этим историк не выделяет Ливонскую войну из десяти войн, которые вела Россия на северо-западе в 1492—1595 гг. со Швецией, Польшей—Литвой и Ливонией.

М.Н. Покровский.

«Захват великого волжского пути - захват Казани и Астрахани», по мнению Покровского, был результатом временного совпадения интересов «командующих групп»: боярства, «московской буржуазии» и средних землевладельцев, заинтересованных в присоединении земель «черноземного Поволжья». Историк полагает, что набеги казанцев на Русь были лишь «отличным предлогом» для вторжения. Достигнутый компромисс между «правящими группами» оказался несостоятельным из-за ожесточенного многолетнего сопротивления населения бывшего ханства русским войскам.

Историк отмечает также, что первыми в Поволжье стали переселяться крестьяне, в результате чего крестьянин в середине XVI в. стал «редкой вещью», которую помещик пытался привязать к своей земле всеми возможными средствами и переманить с земли своего соседа.

А.А. Зимин.

Присоединение Казанского и Астраханского ханств, по мнению Зимина, было вызвано потребностями русской экономики. Эти государства были помехой для русской восточной торговли, а плодородные земли Поволжья были предметом интереса для служилого дворянства. Взятие Казани в 1552 г. Зимин называет «делом нелегким» и отмечает превосходство русских в «передовой военной технике». Присоединение «всего волжского пути», по мнению Зимина, предотвратило для народов Поволжья «гнет татарских феодалов» и «новое порабощение» со стороны «султанской Турции», а также создало условия для развития региона.

Зимин связывает решение московского правительства «поставить вопрос о присоединении Прибалтики» с «укреплением Русского государства в XVI в.». Среди мотивов, побудивших к этому решению, он выделяет необходимость приобретения выхода России в Балтийское море для расширения культурных и экономических связей с Европой. В войне было, таким образом, заинтересовано русское купечество; дворянство же рассчитывало приобрести новые земли. Зимин считает втягивание в Ливонскую войну «ряда крупных западных держав» результатом «близорукой политики Избранной рады». С этим, а также с разорением страны, с деморализацией служилых людей, с гибелью в годы опричнины искусных военачальников историк связывает поражение России в войне.

Период 1572—1575 гг. Зимин считает временем внутренней стабилизации. Однако в эти годы обострилась «борьба угнетенных классов с новыми господами» (бывшими опричниками).

«Кровавыми вехами пути Грозного» Зимин называет разгром реформаторского движения в Церкви, опричнину, новгородский поход. Историк, однако, отмечает также вехи другого пути Ивана IV — пути становления России как огромной державы, включавшей земли от Ледовитого океана до Каспийского моря. Для осуществления этой задачи были необходимы реформы управления страной, «упрочение международного престижа России», расширение культурных связей со странами Европы и Азии. Историк отмечает, что во время правления Ивана IV началось закрепощение крестьянства и «угнетение народов Поволжья и Сибири». На такой основе «зиждилось процветание Российского царства».

Р.Г. Скрынников.

«Покорение Казани» Скрынников называет «центральным пунктом» активной восточной политики «кружка Адашева». После того как турки покорили Крымское ханство, возникла реальная опасность соединения татарских государств «под эгидой Османской империи». Поход русских войск на Казань в 1552 г. Скрынников называет «последним решительным наступлением». Присоединение же Астраханского ханства он вообще не комментирует.

Начало «войны за Ливонию» Скрынников связывает с «первым успехом» России - победой в войне со шведами (1554—1557), под влиянием которой и были выдвинуты «планы покорения Ливонии и утверждения в Прибалтике». Историк указывает на «особые цели» России в войне, главной из которых было создание условий для русской торговли. Ведь Ливонский орден и немецкие купцы препятствовали коммерческой деятельности московитов, а попытки Ивана IV организовать собственное «пристанище» в устье Наровы провалились.


Заключение.

Эпоха Ивана IV стала во многом переломной в истории России. Не считая короткого правления его Сына Федора (1584 – 1598), это последний этап в развитии Московского царства. Разразившаяся в 1598 – 1612 гг. Смута разрушила его почти до основания и лишь необычайное мужество русского народа позволило устоять на краю бездны. Внешнеполитическая деятельность Ивана Грозного во многом подготовила такое трагическое развитие событий, хотя с другой стороны способствовала укреплению России, расширению ее территории. Ликвидация Казанского, Астраханского и Сибирского ханств снимала угрозу для России с востока. Народы России вошли в состав Руси, русские переселенцы начали осваивать новые регионы, туда устремились крестьяне, казаки, посадские и торговые люди.

Ливонскую войну Россия проиграла, потеряв крепости Нарва, Ям, Копорье, Иван-город, сохранив лишь участок Балтийского берега с устьем Невы. Война, длившаяся 25 лет, стоившая огромных жертв, разорившая страну, закончилась безрезультатно. Первая попытка России прочно утвердиться на берегах Балтийского моря не удалась, а поражение в войне поставило государство в исключительно трудное положение.

Таким образом, следует признать, что внешнюю политику Ивана IV нельзя оценивать однозначно. Успешная на востоке, на западе она оказалась если не провальной, то по меньшей мере безрезультатной.

Также важно подчеркнуть, что именно со времени Ивана IV наша страна стала превращаться в огромную многонациональную евразийскую империю.

 

 


Список литературы.

1. Государственность Руси. Словарь-справочник. Кн. 5. М., 2005.

2. Зимин А.А. О политических предпосылках возникновения русского абсолютизма. // Абсолютизм в России. (XVII – XVIII вв.). М., 1964.

3. Историки России. Биографии. М., 2003.

4. История государственного управления России. Учебник. Ред. В.Г. Игнатов. Ростов н/Д, 2002.

5. История России от древнейших времен до начала XX в. под ред. И.Я. Фроянова.

6. История России. С древнейших времен до конца XVII в. Под ред. А.И. Сахарова. М., 2000.

7. Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1999.

8. Ключевский В.О. Русская история. Кн.2. М., 1993.

9. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 1993.

10. Личман Б.В. История России. Ростов-на-Дону, 2004.

11. Мунчаев Ш.М., Устинов В.В. История России. Учебник для ВУЗов. М., 2000.

12. Орлова А.С., Георгиев В.А., и др. История Отечества с древнейших времен до наших дней. М., 2000.

13. Пресняков А. Российские самодержцы. М., 1990.

14. Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. СПб., 1999.





Читайте также:
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...
Своеобразие родной литературы: Толстой Л.Н. «Два товарища». Приёмы создания характеров и ситуаций...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-27 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.065 с.