Читайте так же у Грэга Киза 9 глава




— Ты злишься на меня за это?

— Сперва злилась. Но я приучила себя извлекать выгоду даже из неприятностей. Этому хорошо учат здесь, на Умбриэле. И я заняла довольно высокое положение за очень короткий срок.

— Да, это так, — согласился лорд. — Ты не попыталась отравить меня прошлой ночью, хотя могла сделать это несколькими разными способами. Получается, что у тебя нет желания причинить мне вред. Но, с другой стороны, я могу счесть, что ты слишком умна, чтобы пытаться.

— А может, и то, и другое? — спросила Аннаиг.

— Интересный ответ. Мне нравится.

— Мы с отцом не были особо близки, — пояснила девушка. — И Лилмот никогда не был моей любимой родиной. Я всегда мечтала попутешествовать, оказаться в какой-нибудь удивительной и любопытной стране.

— И теперь ты здесь, — сказал он, и легкая улыбка тронула его губы.

— Да, лорд Умбриэль.

Он наморщил лоб, губы опять вытянулись в ровную линию.

— Но вот что меня беспокоит. — Голос Умбриэля стал чуть жестче, что произвело впечатление плавника акулы, внезапно возникшего на спокойной глади залива. — Когда-то давно, часть меня была данмером. Из каких миров или иномирьев ты могла это узнать?

— Я не знала, лорд.

— Приготавливая несколько из своих блюд, ты явно черпала вдохновение в высокой кухне Морровинда. Почему, если ты утверждаешь, что не знала ничего о моем происхождении?

Тон его стал очень опасным, Аннаиг ощутила невольную дрожь.

— С того времени, как я оказалась на Умбриэле, лорд, — пояснила она, — с земли доставляется пища, произрастающая в Чернотопье, а потом и в Морровинде. Сами составляющие вдохновили меня на создание блюд. Маршмерроу так и просится, чтобы его превратили в хлуурн или эчар, а ургандил — в уэрм. Я внимательно изучила вкусы лорда Рхела, расспрашивая тех, кто его знает. Я не могла никого найти, чтобы расспросить о вас, но догадывалась, что лорд Рхел, ваш управляющий, будет стараться подражать вам. Больше мне нечего добавить.

— Точно? — казалось, Умбриэль немного успокоился.

— Точно, мой лорд.

— Ладно, — кивнул он и начал шагать подобно угодившему в клетку тигру. — Ладно, в таком случае у меня есть еще вопросы.

— Какие вопросы, лорд?

— В клоаке Сущности есть один аргонианин. Ты его знаешь? Вы явились сюда вместе?

Девушка на миг онемела, но быстро осознала, что врать нельзя. Если Умбриэль поймает ее на лжи, то все труды пойдут насмарку. Правда, большинство тех, кто видел, как они прилетели со Светло-Глазом, уже мертвы, но кто его знает...

— Да, — честно ответила Аннаиг. — Это мой друг.

— Ты подговорила его убить Тоэла?

— Мой лорд...

— О, это мне все равно, — отмахнулся он. — Повара всегда убивают друг друга. Твой друг аргонианин пошел немного дальше. Он устроил своего рода заговор среди скроу. Его нужно остановить.

— Вы хотите, чтобы я поговорила с ним, лорд?

— Нет. Я хочу, чтобы ты убила его.

Спазм сжал горло Аннаиг и она несколько мгновений не могла не вдохнуть, не выдохнуть.

— Л-лорд? — запинаясь переспросила она, наконец.

— Аргонианина очень трудно поймать. И скроу ему помогают. Но если даже я снизойду к этому дельцу, отыщу и убью его, он станет для всех мучеником. Мне это сейчас не нужно. Пока что я не могу позволить себе уничтожить всех скроу и создать их заново.

Девушка пыталась унять дрожь, но ничего не получалось.

— Тогда что вы хотите от меня?

— Он единственный аргонианин в Клоаке. Думаю, несложно ввести в воду какое-нибудь зелье, от которого он умрет, а другие даже не почувствуют. Мне хотелось бы, чтобы со стороны выглядело, будто он умер естественной смертью. Сделай это для меня.

Аннаиг решительно отделила разум от своего слабого тела и кивнула под пристальным взглядом Умбриэля.

— Будет исполнено, лорд.

Вернувшись на кухню, она приготовила яд.

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

После двух дней путешествия — по большей части, молча — Аттребус почуял соленый воздух, склон перешел в скалистые уступы, а вскоре они выбрались на усыпанное черным песком побережье, в которое равнодушно ударяли серые волны. Чуть дальше, приблизительно на расстоянии мили, виднелись очертания зубчатой башни, торчащей на одиноком мысе.

— Думаешь, это где-то здесь? — спросил он.

— Думаю, что да, — ответил Сул. — Это где-то здесь.

Он развернулся и побрел по направлению к замку.

По дороге они видели лишь морских птиц да горбатых зверей с тремя бивнями, которые грелись на скалах в лучах солнца. Их покрывал гладкий белый мех, передние лапы напоминали ласты, но с тремя пальцами, а задних не было вообще — их заменял хвост, как у креветки. По суше они двигались неуклюже, но, оказавшись в воде, приобретали особое изящество и ловкость. Поскольку желудок Аттребуса давно слипся от голода, принц размышлял — а съедобны ли эти твари?

За несколько часов до заката они поравнялись с замком или, по крайней мере со скалой, на котором он стоял. Между ее подножьем и морем примостилась крохотная деревушка. Без причала — на песке обсыхали перевернутые лодки, причем некоторые из них могли похвастаться мощным килем. По всей видимости, они предназначались для путешествий далеко от берега, по глубокой воде. Неподалеку от лодок копошились несколько женщин, перебиравших рыбу в двух больших корытах. Большинство с льняными волосами и розовой кожей нордлингов, хотя принц разглядел среди них и девушку-данмера.

В деревне Аттребус насчитал около двадцати домов, а на одном из них заметил многообещающую вывеску без слов, но с рисунком котелка. Туда они с Сулом и пошли.

При ближайшем рассмотрении харчевня оказалась тесным каменным зданием с кривой крышей и без окон. Зато в ней было тепло и вполне пристойно пахло едой. Самый старый эльф из всех, кого принц когда-либо видел, наблюдал за ними с очевидным любопытством.

— Хотите поесть? — спросил он.

— Не откажусь, — ответил Сул.

— А деньги у вас есть?

Данмер молча бросил на стойку пару монет. Эльф кивнул и вышел через боковую дверь, чтобы вскоре вернуться с двумя полными тарелками и хлебом. Несмотря на некоторые незнакомые специи, похлебка на вкус показалась Аттребусу лучшей едой из тех, что он ел за последнее время. Возможно, потому, что он последнее время вообще ничего не ел.

А когда через несколько мгновений на столе появилось тушеное мясо и два кубка пряного меда, принц почувствовал себя почти счастливым.

Подняв глаза, он увидел, что старик не отходит от них.

— Вам понравилось? — поинтересовался хозяин.

— Просто восхитительно! — воскликнул принц. — Примите мои благодарности.

— Вы пришли с Олиир Мар?

— Спустились с гор, — ответил Сул. — Не надолго, чтобы оглядеться.

— А что это за место? — спросил Аттребус.

— Деревня? — пожал плечами старик. — Сатил, как и замок, я думаю. Но мы не называем ее никак.

— Сатил? — вмешался Сул. — Они, кажется, вассалы дома Индорил, не так ли?

— Но не Хлирин Сатил, — пояснил селянин. — Он тут недавно. Он заявил, что не служит никому, прибыв сюда лет шестнадцать назад.

— Почему? — удивился принц.

— А почему бы и нет? Если Великие Дома не смогли остановить разрушение Морровинда, то к чему им подчиняться?

— Понял тебя, — кивнул Аттребус, хотя, на самом деле, слова эльфа не слишком ему помогли. — Ты пришел сюда вместе с Сатилом?

— Нет, я очутился здесь несколько лет назад, когда мое судно разбилось о прибрежные скалы. Мне тут нравится. Тихо, не то что в городах. Изредка на нас нападают разбойники, но Сатилу все еще удается отгонять их.

— Все еще удается? С ним что-то не так?

— Нет, — покачал головой старик. — Не обращайте внимания. Просто я слишком много болтаю.

— А как ты думаешь, он не станет возражать, если мы заглянем в гости?

— Сатил? — эльф сперва удивился, затем задумался. — Значит, вы не знаете, примут ли вас? Нет, он может. Кто-то из вас обладает магическим знанием?

— Ну, немножко, — признался Сул.

— Он принимает у себя волшебников. Ну, по крайней мере, раньше принимал. В любом случае, его ворота на ночь закрываются, но вы могли бы подняться завтра утром. А пока суд да дело, как насчет двух теплых постелей?

— И горячая ванна... — поспешно добавил Аттребус.

— В наши дни это лишь безумные речи, — прохрипел их новый знакомый.

 

Постели, хотя и не отличались излишней мягкостью, показались Аттребусу гораздо лучше холодной земли. Завтрак тоже не был обильным — жидкая овсянка и немного хлеба. Но его хватило, чтобы подкрепиться, и они выдвинулись в сторону замка еще под пение петухов.

По достаточно широкой для проезда груженых подвод дороге — и не слишком крутой для их же удобства — Сул и принц поднялись на верхушку мыса. К тому времени деревня Сатил у его подножья стала совсем крошечной. От основания и на высоту тридцати футов стены замка представляли собой естественную скалу, отшлифованную до стеклянного блеска, а следующие десять футов — плотно подогнанные каменные блоки. В случае приступа эта твердыня могла бы стать крепким орешком. Осадные орудия, кроме как по дороге не подтащишь, а две башни барбакана, защищавшие ворота, выглядели весьма внушительно.

Створки ворот из толстых досок, окованных железом, были закрыты, но охранник, стоявший на стене, приветствовал подошедших гостей. Как и большинство поселян, он выглядел настоящим нордлингом.

— Не видел вас раньше, — заметил он.

— Мы — путешественники, — заявил Аттребус. — Ученые, изучаем естественную природу. Хотим описать растения и животных, обитающих в этих краях.

Он видел, как брови Сула поползли на лоб, но ничем иным своего удивления его спутник не проявил.

— Что сделать? — открыл рот нордлинг.

— Ты знаешь тех зверей, что живут у моря? Ну, которые с тремя бивнями...

— Хоркеры? Вы пришли посмотреть на хоркеров? Должно быть, в тех краях, откуда вы родом, ужасно скучно.

— Я из Имперского города, — принял важный вид Аттребус. — У меня есть поручение — написать свою часть нового «Путеводителя по Империи и окружающим землям».

— Ну, ты же знаешь, что здесь — не Империя.

— Верно. Следовательно, здесь — окружающие земли. Мне хотелось бы заручиться поддержкой лорда Сатила на то время, пока мы будем заниматься составлением путеводителя.

— Будете водить телят? Это еще зачем?

— Да нет же! Я хотел сказать — изучать животных и растения и записывать в книгу их особенности.

— Ты хочешь писать о хоркерах?

— О них, и о прочих зверях в округе, которые могут представлять интерес. Живая природа, география, культура, торговля, расположение мест силы и тому подобное.

— Места силы, говоришь? Ты что, колдун?

— Я нет. Но мой спутник обладает магическим даром.

— Никуда не уходите, — сказал стражник. — Я передам вашу просьбу его светлости.

С этими словами он ушел со стены.

— Ученый? — поинтересовался Сул.

— Меня всегда интересовали подобные занятия, — заверил его Аттребус.

— Недостаточно, чтобы серьезно заниматься, насколько я успел заметить.

— Ну и ладно. Зато теперь мне представилась прекрасная возможность.

Прошел час и второй истекал, когда ворота заскрипели и распахнулись. В проеме стоял стражник со стены и худая, можно даже сказать изможденная, женщина-данмер с длиной косой, одетая в ниспадающее свободными складками черное платье с вышитым изображением драугра. Она вперила в них неприязненный взгляд.

— Добро пожаловать в замок Сатил, — произнесла данмер. — Айсилр довольно сбивчиво объяснил мне цель вашего путешествия. Я размышляю, будет ли уместно просить вас повторить?

— Конечно! — ответил Аттребус. — Мне нисколечко не трудно повторить. В Сиродииле император решил составить новый путеводитель по землям Империи и прилегающим краям. Меня отправили сюда собирать сведения для готовящейся книги.

— Значит, вы намерены следить не только за хоркерами, но и за нами тоже?

— Следить? Об этом и речи не идет, моя госпожа.

— О, не волнуйтесь, — она мимолетно улыбнулась. — Я получила строгие указания, чтобы предоставить вам кров и помогать во всех начинаниях. В пределах разумного, само собой.

— Благодарю вас, моя госпожа. Вы очень гостеприимны.

— Я — Нирай Сатил, — кивнула она едва заметно. — Дочь Хлирина Сатила. С кем я имею часть беседовать?

— Меня зовут — Уриэль Трипитус, — на ходу придумал принц. — А моего спутника — Озул.

— Озул... — повторила она. — А из какого Дома?

— Я не принадлежу ни к какому дому, — ответил Сул.

— Как я вас понимаю. Мы так же вышли из подчинения Домов. Следуйте за мной. Добро пожаловать в наш замок.

Она повела их через пустой двор, замощенный камнем и окруженный, скорее всего, казармами, к донжону, который возвышался над всеми постройками, разделялась вверху на шесть тонких башенок. Замок оказался меньше, чем представлялся наблюдателю с побережья, но все же достаточно просторным, хотя, как заметил Аттребус, недостроенным. Кроме того в глаза бросалось малое число слуг и стражников.

Гости вошли в главный зал с длинным столом посредине. На стенах висели головы диких зверей — волки, медведи, туры и львы — вперемешку с разнообразным оружием и доспехами, отдельные образцы которых казались весьма необычными.

— Вынуждена оставить вас здесь, — сказала Нирай. — Но я пришлю к вам слуг. Сообщите им, чего бы вы хотели, и ваши желания будут исполнены.

Взмахнув подолом платья, она удалилась, оставив Аттребуса и Сула в зале.

Принца пошел вдоль стены, украшающие ее разглядывая мечи, копья, палицы и палаши.

— Как вы глядит Умбра? — спросил он.

— Длинный меч с черным лезвием, на котором выгравированы красные руны, — ответил данмер. — Ну, по крайней мере, так он выглядел последний раз.

— Что ты имеешь в виду?

— Согласно легендам — Умбра может менять внешний вид. Но он всегда — клинковое оружие.

Аттребус начал торопливо искать, но, поскольку ожидание растянулось больше чем на час, получил возможность окончательно убедиться, что в главном зале нет оружия, которое даже отдаленно подходило бы под описание Сула.

Когда он уже подумывал — а не отправиться ли поискать в оставшейся части замка, то вдруг услыхал едва различимый шепот, а потом хихиканье.

Обернувшись, он увидел, как нечто серое мелькнуло в дверях и исчезло. Раздался сердитый негромкий разговор, смысл которого ускользнул от принца, а через мгновение порог переступила полная женщина с короткими рыжими волосами. Мельком взглянув на гостей, она приветствовала их легким реверансом.

— Прошу прощения, господа, — проговорила она. — Мне не сразу сообщили о вашем прибытии. Чем могу быть полезна?

— Ну, не знаю... — пожал плечами Аттребус. — Леди Нирай проводила нас сюда и обещала, что нас обеспечат ночлегом... Ну, и так далее...

— Нирай, — вздохнула женщина, приподняв бровь. — И так далее...

— Я провожу здесь небольшое научное исследование, — заявил принц, повторяя в который раз вымышленный перечень обязанностей.

Женщина смотрела на него без всякого одобрения, но кивнула.

— Я прикажу подготовить для вас комнаты. А тем временем, прошу последовать за мной на кухню. Не знаю, что там решила Нирай, но сегодня вечером никто не собирается накрывать столы в большом зале.

— Мы хотели бы встретиться с лордом Сатилом, — заметил Аттребус.

— Хотели? — невозмутимо ответила она. — Ладно, может, и встретитесь...

Но слова ее звучали не слишком убедительно.

 

Женщина привела их на кухню — задымленную комнату с низким потолком, огромным очагом и двумя тяжелыми дубовыми столами. К великому удивлению Аттребуса, там сидели человек тридцать. Ни одного эльфа — все нордлинги, за исключением двух каджитов. Обряженные в безыскусную рабочую одежду. Когда гости вошли, все встали.

Скрюченная старуха во главе стола подняла голову.

— Ну, и кто это такие, Ингфри?

— Лорды Уриэль и Озул, — сообщила провожатая. — Из Империи. Их привела Нирай. Они хотят осмотреть наши земли.

— Ладно, — кивнула старуха. — Вы похожи на благородных господ. Не желаете ли присоединиться к нам?

— Почтем за честь, — улыбнулся Аттребус.

Неподалеку вновь раздалось знакомое хихиканье. Покосившись, принц заметил девушку с волосами цвета меди и озорными зелеными глазами.

— Иринья! — сурово окликнула ее старуха.

— Простите, Бабуля, — ответила девчонка. — Да только он изъясняется так прекрасно, будто в суде.

— Тем больше для тебя причин не забывать хорошие манеры! Лорды, прошу вас присаживаться.

Работники потеснились и Сул с Аттребусом оказались за столом, прямо перед толстыми ломтями черного хлеба, блюдом с вареной олениной (ну, по крайней мере, хотелось верить, что это — оленина) под винным и медовым соусом, рыбой, вымоченной в масле и уксусе, и жареной уткой. Под всеобщее молчание гости приступили к трапезе.

— Надеюсь, вашим милостям, нравится? — спросила Бабуля.

— О! Еда восхитительная! — воскликнул Аттребус.

— Очень хорошая, — добавил Сул. — Разнообразная.

— Нам знакома кухня Морровинда, — старуха откинулась на спинку стула. — Если бы меня заранее предупредили в вашем появлении, я бы приготовила пищу, как там было принято.

— Вы неправильно меня поняли, — пояснил данмер. — Я похвалил вашу еду. Мне вовсе не хочется лишних напоминаний о Морровинде.

— Да! — тонким голосом согласился лысый мужчина. — Лорд Сатил тоже предпочитает наши яства. А вот госпожа, та верна вкусам своего племени. Особенно любит хлуурн, и другие блюда, которые делаются из маршмерроу.

— Вэл, — негромко проговорила Бабуля. — Разве благородный господин не сказал нам, что неприятны воспоминания?

— О, да! — охнул лысый. — Прошу простить меня.

— Ничего страшного, — вмешался Аттребус. — Мы очень благодарны за гостеприимство. — Принц поднял кружку подогретого эля. — За ваше здоровье!

Все выпили, но поскольку гости больше не провозглашали здравицы, разговор хозяев перекинулся на свои собственные заботы. Они обсуждали работу, которую предстоит сделать после обеда, и вспоминали сделанную с утра, подтверждая первоначальное предположение, что они — простые слуги, а не люди, приближенные к хозяевам. Аттребус жевал и прислушивался к нордлингам, рассчитывая уловить что-либо интересное, но, несмотря на все усилия, по окончании обеда он знал не больше, чем до его начала.

Потом Ингфри провела их через три лестничных пролета и показала отведенные для гостей комнаты — смежные, довольно просторные, с заранее разведенным огнем в каминах. Когда она ушла, Сул зашел в покои Аттребуса.

— Что ты намерен предпринять? — спросил принц.

— Я почти ничего не знаю о Сатиле, — потер подбородок данмер. — Разве что имя где-то слыхал.

— Тебе не кажется странным, что он до сих пор не встретился с нами? Отправил обедать со слугами...

— Не кажется. Ведь я ничего о нем не знаю. Может, ему не до нас. Или он любит уединение. Или, наоборот, у него столько дел, что некогда.

— Что у него могут быть за дела?

— Вот ты опять... Мы же ничего не знаем ни об этом замке, ни о его хозяине.

— Ну, ладно. А если мы так никогда его и не увидим? Как мы тогда отыщем меч?

— Так вот какой у тебя был замысел? — моргнул данмер. — Ты просто хотел прийти к Сатилу и спросить его?

— Ну, я думал, что это сработает.

— Тогда зачем ты выдумал эту безумную историю с учеными и путеводителем? — возмутился Сул.

— Не знаю... А надо было так? Привет! Я — наследный принц Аттребус, только что пришел из Обливиона, где меня выпотрошила какая-то тварь, а потом принц-дейдра излечил меня. Мне очень нужно найти волшебный меч, при помощи которого можно разрушить летающий остров Умбриэль и победить его армию восставших мертвецов... Мне показалось, что такой рассказ больше похож на вымысел.

— Точно! — Сул фыркнул. — Ты действуешь, хоть и вслепую, но верно. Но если ты начнешь спрашивать напрямую о мече, это будет противоречить твоей выдуманной истории, не находишь?

— Я мог бы просто поинтересоваться — нет ли у него каких-нибудь необычных образцов оружия, о которых можно было бы написать в книге. У нас не так много времени в запасе.

— Он впустил нас к себе, — рассуждал вслух Сул. — Кажется, наш хозяин интересуется волшебниками. Давай следовать твоему первоначальному побуждению. Посмотрим, что из этого получится. Хотя бы пару дней мы подождать можем.

Аттребус посмотрел на собеседника, пытаясь догадаться, уже не глумится ли данмер над ним. Но ничего не смог определить.

— Ладно, подождем, — кивнул принц.

— Тогда советую вздремнуть.

Молодой человек улегся в постель, но всякий раз, едва сомкнув глаза, ощущал, как разрывается его живот и на ладони вываливаются мокрые, скользкие внутренности. Сон казался предвестником смерти. Поэтому проворочавшись с боку набок полчаса, глядя на угасающий жар в камине, принц поднялся, натянул брюки и рубашку и собрался спуститься в главный зал. Выйдя в коридор, он замер, ощущая полную беспомощность в непроглядной тьме. Вот если бы удалось найти свечу или факел, он смог бы продолжить поиски, а так... Сделав несколько шагов вдоль стены, Аттребус замер, сперва и сам не поняв почему.

И только потом почувствовал на своей щеке чужое дыхание.

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Чем я могу помочь вам, инспектор?

Колин поднял взгляд от толстой книги, которую изучал, и увидел сутулого и сухопарого мужчину в накидке цвета жженой умбры, которую покрывали не меньше сотни карманов. Нос занимал большую часть его лица, но живые синие глаза привлекали внимание любого собеседника.

— Профессор Аронил, — поднялся из-за стола парень.

— Не стоит вставать, дружище, — улыбнулся волшебник. — Ты обнаружил то, что искал?

— Да я и сам не знаю, что именно ищу, — вздохнул Колин.

— Ну, это может быть как хорошо, так и плохо, не правда ли? — проговорил Аронил. — Но я помню, ты всегда отличался тягой к знаниям. Ты всегда пытался дойти до сути, найти ответ на вопрос. Не думаю, чтобы ты сильно изменился.

— Я тоже так думаю.

Ученый быстро взглянул на обложку книги.

— Учение о духах? Это всегда было твоим коньком.

— Я и сам так полагал.

— Это летающий город подвиг тебя на поиски? Я слышал, у Колледжа Ворожбы есть самые свежие сведения об этой мерзости. Я мельком видел последние донесении. Нет, в самом деле, это удивительно интересно. Мертвые твари — не обычные ходячие трупы. Они похожи скорее на атронахов, хотя и не поддаются тем же самым заклинаниям.

— Нет, я не это ищу, — ответил Колин. — У меня собственный интерес.

— Я все понял, — кивнул маг. — Не буду больше любопытствовать.

Он зашагал прочь, но тут инспектор решился.

— Я был бы рад вашей помощи. Правда, — произнес он в спину профессору. — Иначе я провожусь не меньше недели.

— Ну, ладно. Тогда опиши поставленную задачу.

— Задача моя заключается в том, что на днях нечто едва не убило меня, а я так и не понял, что это было.

— Меня, во всяком случае, радует слово «едва».

— Я не уверен в своих силах, если повстречаю еще одну такую тварь, — честно ответил Колин. — Я не знаю, возможен ли такой случай, но предпочитаю быть готовым.

— Расскажи мне подробнее, — попросил Аронил, присаживаясь рядом.

— Я обыскивал дом. Вначале я подумал, что это — призрак...

— Просто думал или готовился к встрече?

— Я ожидал там встретить дух покойного.

— И эту тварь необученный человек вряд ли разглядел бы?

— Даже не сомневайтесь. В доме есть жилец. Я проверял его — никогда и нигде он не упоминал о сверхъестественных созданиях, поселившихся с ним.

— И он — не маг?

— Нисколько.

— Отлично! Что дальше?

Колин вкратце пересказал подробности столкновения, и старый альтмер слушал не перебивая, только кивал рассеяно.

— А потом ты нашел духа, которого разыскивал?

— Да, она была там. Не слишком много от нее осталось, но все-таки...

Аронил поднялся и сделал пару шагов.

— Ты ступил на опасную тропу, Колин. Я задаюсь вопросом, а знаешь ли ты наверняка, во что ввязался?

— Это моя работа, — ответил парень.

— Я могу проверить, ты же знаешь, — заявил старик. — Я имею тайный доступ к любым расследованиям, которые проводит наша контора. Одна из моих обязанностей — следить, чтобы библиотекой «Зрящих-в-корень» не злоупотребляли ни для каких личных целей.

— Мне известно это, сэр, — кивнул Колин, чувствуя, как ледяной комок возникает в желудке. — Я не думаю, что злоупотребляю книгохранилищем.

— Проверяя тебя в последний раз, я узнал, что тебе поручено искать какие угодно связи Талмора с нашей общей бедой. Как мне кажется, ты роешь несколько не в той стороне. Как твой поиск связан с летающим городом? Что ты хотел выяснить?

Инспектор вздохнул. Он не мог обманывать Аронила. Не имел права.

— Ваши выводы совершенно верны, — согласился парень. — Я решил, что Талмор — это тупик. Мне удалось потянуть за другую ниточку.

— Здесь, кроме нас, никого, — заверил его Аронил. — Расскажи мне.

— Я полагаю, что следы ведут в Чернотопье. Дух, которого я искал, принадлежал женщине, которая, вполне возможно, стала свидетельницей ритуала вызова Умбриэля в наш мир.

Ученый сложил руки на груди.

— Мне довелось слыхать предположение, что город должны были вызвать сюда волшебством. Ну, или хотя бы пригласить. Появился он над морем у Чернотопья, следовательно, связь их лежит на поверхности. Тут ты прав. А есть ли у тебя доказательства?

— Только сильное убеждение.

— И усилило его, возможно, знание о том, что свидетель события убит. Не исключено, что смерть — расплата за увиденное. Так ведь?

— Да.

— Ты докладывал Мараллу?

— Нет, — признался Колин.

— Почему?

— Честно говоря, я не уверен. Больше того, я не уверен, что могу раскрыть свои догадки перед кем бы то ни было.

— И все же ты раскрылся передо мной. — Произнес Аронил. — Слегка. — Его прежде доброжелательный тон изменился на жесткий, как рашпиль.

— Да ладно, — ответил парень. — Я и не собирался. Просто так неожиданно...

— Нет, это просто восхитительно! — фыркнул альтмер. — Ты что, слабоумный?

Он пересек зал, поднялся по лестнице и, казалось, не глядя, вытащил с полки книгу. Когда ученый вернулся, Колин увидел, что томик, обтянутый багровой кожей с почерневшими железными скрепами, совсем небольшой — размером с ладонь.

— Тварь, о которой ты говорил, на самом деле — особая разновидность дейдра. Их часто вызывали нибенийские боевые маги, из Алессианского Ордена. Но по окончании Войны Справедливости их взаимопонимание сильно ухудшилось и, с течением времени, окончательно испортились. Знание, как вызывать этих дейдра, было потеряно. Или, что почти то же самое, существенно ограничивалось могуществом заклинателя. Ты меня понимаешь?

— Не вполне, — ответил Колин. — Тварь была очень сильной. Признаю, мне не хотелось бы повстречать ее снова. Но сейчас с успехом вызываются и более опасные чудовища, насколько мне известно.

— Само собой. Только ты должен волноваться не о самих вызываемых тварях. Вот поэтому я и спросил — знаешь ли ты, во что ввязался?

— Сэр?

— Мною настроены в библиотеке особого рода волшебные маячки. Мало кто о них знает. Но если кто-то брал в руки книгу, я могу сказать, кто именно. До сих пор к этой книжице никто не прикасался почти двадцать лет, а потом взял один человек. Один из немногих не из нашей службы, кому разрешен доступ к подобного рода знанию. Ну, что, догадаешься, кто это был, или подсказать?

— Я почти уверен, что знаю. Но вы очень меня обяжете, если назовете имя.

— Министр Хьерем, — сообщил Аронил, понижая голос до шепота. — Его интересуют утерянные знания из той эпохи. Итак, Колин, скажи мне, каким образом ты начал подозревать второго человека в Империи?

— Потому... — замялся парень. — Потому, что у меня не было никакого выбора.

— Ты всегда стремишься дойти до сути, найти ответ на вопрос. Не правда ли?

— Наверное.

Маг мельком взглянул на книгу, а потом вручил ее Колину.

— Она не должна здесь оставаться. Может, еще что-то?

— Карты, — ответил инспектор. — Но я знаю, где их искать.

— Ты должен рассказать все, что знаешь, Мараллу. Он — добрый малый. Ты можешь ему доверять. Но, если мыслить более приземленно, ты можешь потерять жизнь, столкнувшись с этими тварями.

— Мне это известно, профессор. И огромное вам спасибо за помощь.

— Колин, ты всегда мне нравился, — ответил Аронил. — Мысль о том, что меня могут пригласить на твои похороны, мне отвратительна.

— Если дела пойдут не так, как я рассчитываю, я здорово сомневаюсь, что будет что хоронить. Так что похороны состоятся, но без покойника.

 

Ниже по коридору, вдалеке, появился оранжевый дрожащий свет. В нем промелькнула и исчезла тень.

— Что это было? — спросила Арес почти неразличимым шепотом. Ее дыхание щекотало Колину ухо.

— Это — один из главных туннелей. Я знаю, что их вырыли и поддерживают на случай осады. А в тот проход они не сунутся, поскольку он никуда не ведет. Ну, по крайней мере, так кажется.

Они, пригибаясь, прошагали еще сотню футов, прежде, чем парень нашел нишу в стене и в ней — потайной механизм, открывший вход в помещение, где можно было выпрямиться в полный рост. Колин вернул обратно двери, а потом вытащил тускло светящийся камень, который все же давал достаточно света, чтобы оглядеться. Просторная комната поражала омерзительной роскошью — мебель украшала инкрустация в виде скалящиеся золотых черепов и костей, бархатную обивку покрывала вышитые фигурки людей, непристойно совокупляющихся и убивающих друг друга.

...





Читайте также:
Своеобразие романтизма К. Н. Батюшкова: Его творчество очень противоречиво и сложно. До сих пор...
Термины по теме «Социальная сфера»: Общество — сумма связей, система отношений, возникающая...
Тест Тулуз-Пьерон (корректурная проба): получение информации о более общих характеристиках работоспособности, таких как...
Отчет по производственной практике по экономической безопасности: К основным функциональным целям на предприятии ООО «ХХХХ» относятся...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-11-19 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.062 с.