Сocktail Fest: Во всем виноват алкоголь?




http://ficbook.net/readfic/3544342

Автор: LoonyBin (http://ficbook.net/authors/1089240)
Беты (редакторы): dimicandum (http://ficbook.net/authors/94108)
Фэндом: EXO - K/M
Персонажи: Чанёль/Сехун
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), PWP, AU
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Бухло оно и в Африке бухло!

Посвящение:
моей бурной молодости!

Публикация на других ресурсах:
только с разрешения автора!

Примечания автора:
Написано на Сocktail P.A.R.T.Y Fest для паблика Daddy×Decides.

Я пьяный без вина одним тобою
И этот хмель опаснее огня!
Добавим же немного алкоголя
В коктейль из похоти и сладкого "нельзя"...

 

***

 

Неразборчивый шепот на самое ухо. По телу разливается жар. Это пьянит похлеще любого алкоголя. Вокруг слишком шумно. И слишком людно. Музыка грохочет, заглушая голоса. Пальцы сжимаются в кулаки, и ногти впиваются в ладони. Чанёль смотрит на изгиб шеи и сглатывает. Хочется протянуть руку и до боли вцепиться в выбеленные пряди. Запрокинуть голову и сжать зубы на белоснежной коже. А потом смотреть, как наливаются кровью яркие отметины…
Но вместо этого приходится прокладывать себе путь сквозь толпу к барной стойке, едва протискиваясь среди потных тел. А все потому, что Сехун захотел пить, мать его! Сначала он делает недвусмысленные намеки, распуская ручонки и вжимаясь всем телом, а потом строит невинное выражение лица и, как ни в чем не бывало, шагает к бару за выпивкой, таща несчастного Ёля за собой сквозь туеву хучу народа. И Чанёль, как последний кретин, послушно идет. Ведь это же Сехун! И этим все сказано…
Они заказывают непонятную хрень. Точнее, Сехун заказывает. Бармен полчаса подбрасывает бутылки, грозя перебить весь запас алкоголя и под конец еще и поджигает разноцветную бурду, гордо именуемую коктейлем!
Сехун не спеша подносит бокал. Губы смыкаются вокруг тонкого пластика дурацкой ядовито-зеленой трубочки, и Чанёль чувствует, как тесно становится в штанах.
- Попробуй, это вкусно! ─ Орет в ухо Сехун, пытаясь перекричать рев музыки. Чанёль смотрит на довольную рожу Се, на гребанную трубочку и матерится сквозь зубы. Это кажется ему так по-бабски, все эти коктейли с зонтиками и прочая ерунда. Ему хочется заменить трубочку собственным членом и смотреть, как эти пухлые розовые губы будут скользить вдоль ствола. Хочется разодрать тонкую рубашку и облизать каждый сантиметр молочно-белой кожи. Стянуть прочь слишком тесные брюки, и сжать ладонями упругие ягодицы. Расцарапать до красных полос гибкую спину. Оставить синяки на бедрах и тонких запястьях. Разложить чертового мальчишку прямо здесь на глазах у толпы. Перегнуть через высокую стойку бара и оттрахать до потери сознания.
─ Давай, Ёль, пей, не ломайся, как целка на выданье! ─ Снова горланит в ухо Сехун. Чанёль вздрагивает и сглатывает готовую сорваться фразу о том, что кто еще тут ломается, но благоразумно сдерживается, больно сжимая зубами внутреннюю сторону щеки.
Коктейль слишком сладкий, хоть и имеются приятные терпкие нотки, и Чанёль залпом опрокидывает в себя весь бокал и тут же закуривает, забивая приторный вкус привычной горечью никотина.
Мельтешение ярких неоновых ламп, дергающихся, словно в эпилептическом припадке, только добавляет общей картине долю безумия. Чанёль раскуривает еще одну сигарету и сквозь сизое облако дыма пялится на сехуновский зад. Голову начинает вести то ли от выпитого коктейля, то ли от созерцания прелестей Сехуна, все еще склонившегося над бокалом с зажатой во рту трубочкой. Все звуки сливаются в одну сплошную какофонию. Глаза болят от слишком резкого освещения. Рубашка неприятно липнет к влажной спине, а штаны давят на самое ценное, причиняя дискомфорт. И хочется просто уйти отсюда. Схватить это мелкое недоразумение в охапку, дотащить до ближайшей горизонтальной поверхности и…
─ Ну что, пошли еще потанцуем? ─ Сехун не дает завершить мысль, разрушая столь притягательные образы в голове своими воплями. Чанёль смотрит на чуть приоткрытые влажные губы и думает насколько велика вероятность получить по морде, если он сейчас сократит разделяющее их расстояние и засунет язык в этот поганый, но такой соблазнительный рот, чтобы отбить все дебильные порывы и, наконец, удовлетворить хоть одно собственное желание, прекратив подрабатывать крестной феей для мелкого чудовища.
Зубы снова сжимают несчастную щеку изнутри.
Нельзя.
Пока Чанёль пытается проглотить вставший в горле ком и взять себя в руки, его снова куда-то тащат, заставляя передвигать ногами. И Чанёль даже готов начать возмущаться, но его все равно не услышат, плюс, Сехун уже вошел в раж и во всю вытанцовывает, заставляя толпу расступаться.
«Позер», - думает Чанёль.
Сехун изгибается в такт музыке, словно заправская блядь, и Ёль физически ощущает, как его начинает сносить. Крыша радостно машет ему ручкой и благоразумно сваливает, оставляя несчастного Пака один на один с его собственным безумием и чертовым О Сехуном. Пьяный мозг во всех красках рисует себе, как бы красиво Сехун извивался сидя на его члене, а мелкий засранец только подливает масла в огонь, виляя своим задом перед самым носом и расстегивая тонкими ловкими пальцами рубашку. Жарко ему, видите ли!
Чанёль зол.
Точнее не так. Он пьян, возбужден и чертовски зол! На этот пакостный клуб, в который Сех его притащил, на дурацкий коктейль, смешанный из хер пойми чего, а главное – на Сехуна! За эту недопрелюдию, за полунамеки, за двусмысленные касания, а главное за то, что у него стоит, да так, что скоро ширинка лопнет! А этому хоть бы что! Танцует он, видите ли! Да трубочки облизывает!
Злость будоражит и так разгоряченную кровь. Мысли путаются. Чанёль с трудом фокусирует взгляд, и все, что он видит в неровном мигающем свете - это как выскальзывает из узкой петельки последняя пуговичка. Полы рубашки расходятся, где-то совсем рядом раздается восхищенный свист, кто-то в толпе улюлюкает, надеясь на продолжение стриптиза. Сехун убирает со лба влажные пряди и немного смущенно оглядывается, словно только теперь осознавая, где он и что происходит. Его взгляд полный какой-то почти детской растерянности впивается в самые внутренности, становясь той самой гранью, из-за которой уже нет возврата.
Чанёль пьян. Взбешен. Он устал. Его заебали эти ритуальные танцы с бубном! Сколько времени уже они играют в эту дурацкую игру «догони меня кирпич»? И этот взгляд – последняя капля в океане терпения Чанёля.
Сехун брыкается и матерится так, что заглушает долбящую по ушным перепонкам музыку. Он продолжает что-то говорить, когда Ёль впечатывает его лопатками в холодную твердь кафельной плитки, покрывающей пол и стены уборной. Когда руки скользят по горячей коже живота, чувствуя, как рефлекторно сокращаются мышцы. Сехун бурчит что-то неразборчивое в самое ухо, когда сухие губы касаются шеи в том месте, где бешено колотится пульс. Какое-то невнятное мычание раздается в тесной кабинке под звяканье пряжки ремня. Пальцы нагло пробираются внутрь, сжимая ягодицы. И только когда зубы прикусывают нежную чувствительную кожу губ, а язык проникает в рот, Сехун наконец затыкается.
Чанёля уносит. Окончательно и бесповоротно. Он дуреет от запаха кожи, слизывая соленые капельки пота. Сходит с ума, прикасаясь подушечками пальцев к выпирающим тазовым косточкам. Растворяется в этом крышесносном помешательстве, стягивая мешающее белье, вдыхая мускусный запах и с наслаждением смыкая губы на гордо вздымающемся члене. Его колотит от возбуждения, отдающегося болью в пояснице. А раздающиеся над головой низкие стоны только распаляют еще больше! Колени ноют, но Чанёлю уже плевать. Сейчас он не чувствует ничего, кроме пальцев, изо всей силы вцепившихся в его волосы, горячего твердого члена во рту и дикого неконтролируемого желания.
Чанёль счастлив. И видимо безумен. Но это не важно. Куда важнее выгибающееся на встречу податливое тело. И поцелуи с привкусом сехуновской спермы. Руки, пробравшиеся за пояс брюк, туда, где так жарко и влажно. Наслаждение тягучим клубком сворачивается внизу живота. Покалывает кончики пальцев. Разливается искорками удовольствия по всему телу, сводя судорогой мышцы. И выплескивается наружу, оставаясь белесыми каплями на нежно-голубом кафеле и мокрой от пота светлой коже.
Сехун размазывает пальцами чужое семя и задумчиво смотрит в выбеленный потолок сортира, покрытый мелкими трещинами. На его лице отражается такая одухотворенность, словно не он минуту назад трахнулся в туалете дешевого клуба с собственным другом.
- Блять, только ты можешь развозить сперму по животу с таким высокомерным ебалом, – говорит Чанёль хриплым голосом и прокашливается. Сехун фыркает на такое заявление и усмехается, глядя на чанёлевские губы.
- Что, горлышко болит? – Спрашивает Сехун, делая самое невинное и сочувствующее выражение лица, на какое только способен.
- Вот скотина, – все еще хрипит в ответ Пак.
- Ага, – радостно соглашается Сехун и поддергивает брюки.

***


Пальцы погружаются в уже остывший песок. Ноги по самую щиколотку утопают в зыбкой почве. Чанёль смотрит на тронутый первыми, еще далекими лучами горизонт и глубже закапывает ступни в прохладные песчинки. Зной летних дней наконец спал, и предрассветная прохлада приятно остужает разгоряченное тело.
В голове лениво и полусонно копошатся какие-то отголоски мыслей и размытые образы. Горизонт становится еще на полтона светлее, звезды отступают к западу, сбегая от света.
В теле все еще чувствуется легкий хмель, и Чанёль пытается понять от алкоголя это или от Сехуна.
Из пресловутого клуба, оставшегося где-то позади за широкой полосой песчаного пляжа, все еще слышится приглушенная музыка. Океан плещется совсем рядом, и размеренный шелест накатывающих на берег волн заглушает отголоски далеких нот.
- Чем ты меня напоил, ирод? – Полушепотом спрашивает Ёль.
- Не знаю… кажется, в названии было что-то про небо… – шепчет в ответ Сехун, всматриваясь куда-то ввысь.
- Ты заказал, даже не зная что? – В голосе слышится фальшивое возмущение. Сехун лениво поворачивает голову и одаривает Чанёля взглядом «ты совсем дебил или прикидываешься?» и демонстративно отворачивается, продолжая созерцать бескрайность небесного свода.
- А какая разница? Бухло оно и в Африке бухло! И мне понравился список ингредиентов! – Все же снисходит до ответа Сехун и пожимает плечами, оставляя вмятины на песке.
- Понравился ему список… ну и что там было?
- Да не помню я уже! Сдался тебе этот коктейль! Сначала вроде что-то красное, потом неведомая хрень, еще вроде абсент был, синее нечто и еще… не знаю… не помню… надо оно тебе? – Сехун бурчит что-то про доебистых зануд и поворачивается на бок, прижимаясь костлявой спиной к теплому чанёлевскому боку.
Пак перебирает в голове разноцветный набор и думает о том, что назвать странную смесь надо было не каким-то там небом, а Сехуном! А что, полный комплект же! Такая же каша из всего и сразу. Сладкое и дурманящее с терпким послевкусием и дурацкой трубочкой в придачу!

Не забудьте оставить свой отзыв: http://ficbook.net/readfic/3544342

...





Читайте также:
Основные научные достижения Средневековья: Ситуация в средневековой науке стала меняться к лучшему с...
Пример оформления методической разработки: Методическая разработка - разновидность учебно-методического издания в помощь...
Обряды и обрядовый фольклор: составляли словесно-музыкальные, дра­матические, игровые, хореографические жанры, которые...
Основные понятия туризма: Это специалист в отрасли туризма, который занимается...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-11-19 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.013 с.