Истоки художественного явления – течения Деревенской литературы





Общие черты и разновидности «деревенской прозы». Проза В. Белова, В. Распутина, В. Астафьева: поэтика, конфликты, герои, художественная философия (на примере одного из текстов по выбору студента).

В названии темы иллюстрируется мысль о проницаемости литературы. Деревенская литература складывается в убедительное явление уже в середине 60-х годов. 60-70 – расцвет художественного явления. В середине 80-х уже наблюдается кризис. Деревенская литература существует еще и в 90-е годы, но уже угасает. На смену художественной убедительности приходит политическая ангажированность. Прежние традиции воспринимаются устаревшими.

Истоки художественного явления – течения Деревенской литературы

Генезис Деревенской литературы – русская классическая литература 19 века, произведения о народе. Мир людской и его совокупность: от Некрасова до Толстого, Достоевского, почвенническая традиция конструировала миф об уникальности русского национального самосознания, самобытность русского национального мира. Творчество Кольцова – вариант русского Бёрнса, более поздние поэты-народники (суриковская школа). Это первая линия – зарождение почвеннической традиции.

2. Вторая традиция – 20 век(первое десятилетие) – новокрестьянская поэзия, начиная с Николая Клюева, Сергея Есенина (масштабнее, чем новокрестьянский поэт) – разрабатывает образ национального мира в своем творчестве. Есенин становится иконой для деревенской литературы. Новокрестьянские поэты – Клычков, Орешин и др. Проза орнаментальная 20-х годов, посвященная исконной, глубинной жизни национального народа (многие поэмы в прозе): Всеволод Иванов, Юрий Ивнев и др. писатели, которые изучали национальное народное самосознание.

Противоположность творческих индивидуальностей: Рубцов – Живулин, Абрамов – Белов, Распутин – разные писатели. Что их объединяет? Ведущие художественные черты деревенской литературы:

Художественный пафос ДЛ двунаправлен: основные художественные модели можно проследить через пафос. С одной стороны, это пафос критический (советская действительность критически осмысляется). Критический пафос не случаен: проблема исторически объективная. Россия в 10-20-е годы 20 века была страной по преимуществу деревенской, крестьянской, затем процессы: мировая война, коллективизации, вторая мировая война, революция – это наглядные приметы ощущения кризиса, распада, разрушения мира окружающего. Это то, что волновало писателей-деревенщиков, отсюда и острый критический пафос восприятия мира. Второй элемент пафоса, с другой стороны, идеологизирующий, конструирующий, связанный с созданием мифа о русской деревне. Миф не нужно понимать как оценочное суждение, это попытка из элементов истории, прежней культуры, основываясь на духовную, нравственную традицию, сконструировать идеал взаимодействия мира и человека, который видится писателям-деревенщикам. Миф о русской деревне обращался прежде всего к истории, ее традициям, устоям, должен был помочь отыскать новые пути. Вывод: Двунаправленный пафос создает законченную картину мира, где в центре деревенский мир, мир человеческий является частью большого окружающего живого мира, человек воспринимается как часть живого бытия. Гармоничное существование возможно, если человек понимает свое место в мире. Деревенский мир важен не сам по себе, а как место, точка встречи человека со вселенной, круговоротом бытия. Разные процессы: которые разрушают и обращются к устоям, попытка поиска, конструирования на основании этого общей модели ценностей.

Ученые-литературоведы выделяют два направления, более локальных по отношению к ДЛ. Они связаны с пафосом, который там присутствует.

 

а)Первое направление – социально-психологическое, второе – лирико-философское. Никакой жесткой границы между этими направлениями нет внутри ДЛ. К социально-психологическому направлению принадлежат авторы, работавшие больше с историческими событиями – осмысляли судьбу русской деревни, связанную с историческими катастрофами. Это такие авторы, как 1) Фёдор Абрамов (роман-эпопея «Пряслины», в составе которого 4 романа) [экранизация Абрамова - Иванов]. Федор Абрамов умер в начале 80-х годов. К нему хорошо относились деятели искусства. 2) Борис Можаев (роман-эпопея «Мужики и бабы», экранизированный, о трагедии российской деревни в эпоху коллективизации). 3) Иван Акулов, уральский писатель, роман «Касьян Остудный» (читать не нужно). Касьян Остудный – это святой, чье ДР падает на 29 февраля (високосный год). Год 28, год коллективизации был високосным годом. 4) Василий Белов – философская лирика, Василий Белов поздний, роман-эпопея о коллективизации, роман «Год великого перелома». Ключевое событие эпического масштаба осмысляется писателем. В основном, это романы, т.к. речь идет о глобальных эпических событиях, для которых более приемлема романная форма.

Второе направление, лирико-философское: Авторы Василий Белов ранний. Повесть «Привычное делу», цикл рассказов «Плотницкие рассказы». Творчество Валентина Распутина (в координатах 60-80-х годов:«Деньги для Марии» до повести «Пожар»).

Повести в.Белова: поэтика, конфликты, герои, художественная философия (одна из повестей по выбору студента). Повесть василия белова «привычное дело» в контексте деревенской литературы

Цепь новелл отражают жизнь героя. У писателя не случайно выбрано имя героя, оно определяет логику существования героя в мире: 1) типичность героя Белова – деревенский житель средних лет, 2) некая экзотичность и необычность. Повесть не случайно называется «Привычное дело». Мотив привычности в названии подчеркнут. «Привычное дело» в значении «бывает», «проживем»– это любимая присказка Ивана Африкановича. Характеризует изначально особенности взаимоотношения героя и мира. Мир как привычное дело. Реалистически выписанный типаж характера. Герой, который стремится жить по честности, справедливости, но далеко не всегда ему получается быть опорой семьи, вытягивать семь детей (несмотря на то, что любит и семью, и детей). Отсюда ощущение недостатка его внимания, заботы в мире, в семье, помощи детям. Живет семья непросто, периодически находясь в нужде. Он не плохой, и не хороший, он – человек, который скользит по течению жизни, против жизни не идя, не нарушая законов нравственных. Он действительно – часть окружающего его мира, он знает и любит окрестности, знает односельчан. Моменты гармонии, созвучия в семье у героя присутствуют все-таки, когда все благополучно. Обычность сочетается с умением героя попадать в истории. Новелистичность мышления!

«Плотницкие рассказы» – цепочка новелл. События, происходящие с героем, передаются цепочкой историй, строящихся по одной схеме, ритму : «хотел как лучше, а получилось как всегда». Иван Африканович движим благими намерениями, но дальше всегда происходит какой-нибудь конфуз. «История о пошехонцах» - новелла, стилизация под народное придание, преломляется в повести. Эта новелла о людях, которые настолько несуразны и неудачливы: что бы ни начали делать, всегда попадают впросак. Четко проецируются на жизнь самого Ивана Африкановича. Стилизуется сам говор, народное слово, говор, без чрезмерных диалектизмов, это живой литературный в основе своей язык.

Иван Африканович в своей жизни реализует пошехонскую модель. 1 глава повести: персонаж возвращается на санях из города, везет товары в сельский магазин. По дороге вечером останавливается погреться, встречает приятеля Мишку, цепочка нагромождающихся несуразностей, абсурда (заключает пари). Герой пари принимает и побеждает, но с большим уроном для собственного здоровья и сознания, отчасти приходит в себя, выясняется, что у Мишки в селе есть зазноба, женщина, к которой Мишка неравнодушен. Иван Африканович для счастья друга предлагает Мишке пойти свататься (ночью два пьяных мужчины идут свататься). Сватовство заканчивается ухватом. Проснувшись утром, Иван Африканович понимает, что утеряно время, лошадь с телегой, понимает, что годами не расплатится за товар (гос. имущество, хищение в особо крупных размерах). Оказывается, что ночью умная лошадь дорогу до дома находит, только не смогла перебраться самостоятельно через узкие мостки, и сани упали в овраг (но убытки незначительные – помятый самовар, что-то разбито). Ситуация по принципу снежного кома разрастается. Белов четко выдерживает сюжетную конструкцию: по мере нарастания риска, угрозы для героя и его семьи. Впоследствии Иван Африканович умудряется попасть под суд за затопленный трактор. Достаточно большие убытки, но срок получает условный с учетом личности и того, что у него 7 детей, 8-го ждут. Но на этом он не останавливается, идет к кульминации.

Все начинается как анекдот, а заканчивается плохо для Ивана Африкановича. Его друг Митька подбивает его отправиться в город – торговать луком (в деревне стоит копейки, а городским жителям нужны витамины, продается дорого, как кажется Митьке). Самые лучшие побуждения движут Иваном Африкановичем. Есть возможность заработать и решить множество проблем семьи. Набивают багаж луком, нужно как-то провести в поезде, в итоге их ссаживают. Они остаются без денег, без лука. Возвращается домой, а дома его поджидает настоящая беда. Екатерина, испытывавшая проблемы со здоровьем не один год, умирает от инсульта в 47 лет, оставив Ивана Африкановича, своих детей.

Повесть заканчивается настоящей трагедией в жизни героя. Он часто не задумывался над тем, что и для чего делает. Единственный человек, который любил его по-настоящему (как и он ее), умирает. Страшный груз ответственности, о котором он не задумывался, сейчас ложится на героя (судьбы, жизни, воспитание 7-ых детей). Он чуть не сходит с ума. Его удерживает ощущение, что будет с детьми.

Первые дни после похорон находится в прострации. Белов представляет нам сознание героя под влиянием горя, как начинает постепенно пробуждаться сознание Ивана Африкановича: нужно понять, в чем заключается суть жизни, как выжить, выбраться из ситуации и детей не погубить. То, о чем он раньше вообще не задумывался (сознание, рефлексия практически не включается у героя, действует автоматически), теперь показан сложный процесс, как сознание начинает включаться, задумываясь над простейшими и в то же время универсальными вопросами. Это начинается с разговоров с Катериной, хотя ее и нет на свете, но для него становится традицией заглядывать на могилку Катерину, сидит, грустит часами (ему не с кем делиться, дети маленькие, не очень его понимают), он просто рассказывает, что произошло за день с ним, детьми, самые обычные, простые, повседневные дела. Постепенно механизм сознания через речь, попытки формулирования смыслов, начинает появляться. Мысленно советуясь с женой и самим собой, просыпается сознание. Он никак не религиозен, но с женой беседует, в тайне надеясь, что она его слышит и понимает, он получает поддержку.

Цепочка мысли у героя – необходимость принимать решения. Этот процесс длится в сознании героя неделями-месяцами. Символическая ситуация, в которой мы героя встречаем, символизирует сдвиг сознания, элементы бытийного мышления, попытки осмыслить жизнь в контексте мироздания, мышления. Как-то раз Иван Африканович заблудился в лесу(реалистическая мотивировка и символический ее смысл), хорошо ему знакомом, удаляясь от шума, треска с целью нарубить колышки, замечает, как оказывается в незнакомом для него месте. Он пугается, что заблудился, начинает метаться, тогда уже действительно заблуждается, ложится спать в лесу, чтобы с утра по солнцу сориентироваться. Время года – осень, еще не очень холодно. Неискусственность символики: человек ложится на телогрейку, на спину, но мысли тревожные о детях его беспокоят. Смотрит на открытое небо, загадочное, темное, звездное, как в детстве, такое небо пробуждает в нем мысли о бытие, о времени. Формулирует вопросы: зачем он живет, в чем смысл жизни? (у Толстого Безухов тоже об этом думает). Иван Африканович также вопрошает себя, происходит диалог с самим собой (в силу своих языковых способностей). Один из ответов – ради детей, осмысляет это не сразу, а в течение жизни. Задает вечные вопросы себе, на которые должен отвечать каждый человек. То, что происходит с Иваном Африкановичем, архитипично. Сцена точная, достоверная, но с символическим оттенком. На уровне аллюзий: соотнести с Данте «земную жизнь пройдя до середины, а очутился в призрачном лесу» - все соотносится, середина жизни, буквально заблудился, страхи и угрозы окружают его. Затем появляется путеводная звезда (Данте – также, символизирует Беатриче). Здесь – ассоциации с Катериной. На уровне образов – эмблем соотносится с Данте. Прагматично планирует все: старших детей отдает в интернат, кого-то - на воспитание ближним родственникам, с кем-то сам остается. Хронотоп повести: от зимы до зимы. Свое место герой пытается найти в круговороте жизни. Близость героя миру, он – часть его.

60-е годы – самый плодотворный период в его жизни. Начинает писаться роман «Кануны», дружба с Рубцовым, Шукшиным. Коллективизация воспринимается как дьявольщина, бесовщина не только им, но и многими деревенскими авторами (ассоциации с Ремезовым «Слово о погибели земли русской»).





Рекомендуемые страницы:


©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-06-11 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!