Сны. Только сны. Только в снах его любили и жалели.




Предисловие.

 

Всё написанное ниже будет понятно, пожалуй, только тем, кто знаком с романами Орсона Карда «Игра Эндера», «Тень Эндера» и «Голос тех, кого нет». Кто не читал хотя бы «Игру…», воспримет описанные ниже события, как бессмысленный бред.

Дело в том, что дальнейшая писанина , просто описание сна автора этих строк, немного доработанного и интерпретированного под смысл исходного романа Карда и характер его героев, вероятно и послужившего причиной этого - настолько логичного, живого и похожего на реальность - видения, что какое-то время не мог отойти от жизни в том мире, привыкнуть к настоящей действительности и осознать, что это был всего лишь сон.

Как будто Орсон Кард создал и запустил к жизни некий параллельный мир, написав «Игру…», его ещё называют Вселенной Эндера, и он на самом деле существует и развивается вместе с последующими произведениями. Причём у некоторых героев, возможно появились новые черты, более глубокие мысли и чувства.

Так вот, готов поклясться, что у описывающего события ниже, был не просто сон – ему как-будто была дана возможность окунуться в жизнь человека в том, виртуальном мире, где было настолько интересно и великолепно, наполнено каким-то высшим светом и смыслом, несмотря на сложную судьбу его героя, что нынешняя реальная жизнь – за гранью пробуждения – выглядит теперь, как наискучнейший черно-белый сон.

Там он абсолютно слился со своим персонажем на всех уровнях сознания и бытия, как воплощенный аватар - буквально насквозь прочувствовал его сознание, мировоззрение, мироощущение, его мысли и стремления, его переживания и мечты - да пожалуй так и остался с ним, где-то глубоко в душе или в подсознании, на всю оставшуюся жизнь здесь. Даже актёр, играющий роль, наверняка не настолько сливается со своим героем, насколько пережил на себе написавший эти слова.

Надо же какие штуки иногда проделывает с нами подсознание, или как правильно назвать то, что происходит во время сна с разумом. Может быть, там была настоящая реальная жизнь, а сейчас, якобы пробудившись - уснул в том мире, и коротаешь дни в этом. Вот, можно было бы интересное сновидение поставить на паузу, чтоб потом посмотреть – а что же будет дальше? Да так и жить в двух мирах одновременно, по очереди.

Бывает же, иногда во сне проживаешь почти целую жизнь – там проходят дни, месяцы, годы, а может и столетия… как в этот раз.

Жизнь,… за Эндера Виггина, но другую, как бы альтернативно продолженную с определённого момента. Возможно ту, о которой он мечтал, как любой нормальный ребёнок - если бы мог себе это позволить - но которой был лишен с самого детства. Да и детства то у него толком не было. Представляю, что чувствовал этот малыш, зная с какой целью появился на свет, и какая судьба его ждёт впереди. Ведь всё что он мог себе позволить, как ребёнок - Это слёзы в подушку, после отбоя в Боевой школе.

Да уж, как часто мы делаем наших детей взрослыми слишком рано, втянув их в наши недетские игры, а ведь жизнь не игра, в ней нет кнопки «reset», и они не виноваты, что появились на свет, на нашей больной грехом планете. Извиняюсь за страшное сравнение, но… – приходят же к власти вот такие – Ахиллы (один психопат, знакомый Боба), а потом, обрекают наших детей на судьбу «Мальчика в полосатой пижаме».

 

Сразу прошу прощения у мистера Орсона Карда за несанкционированное вторжение в роман «Игра Эндера», на мой взгляд, настоящий шедевр в мире научной фантастики, оставляющий весьма глубокое впечатление у ценителя данного жанра. И это не просто впечатление – типа посмотрел, поудивлялся, а на завтра начисто забыл - автор заставляет насквозь прочувствовать внутренний мир главного героя и понять его самого, понять его поступки, задуматься о многих вещах в своей жизни, и даже стремиться в чём-то стать лучше. А после прочтения «Тень Эндера», становится понятным ещё более глубинный смысл всей темы, особенно после того, как во сне пережил это на себе.

Вот тут в голове родилась очень странная аллегория – уж не знаю, вкладывал ли этот образ сам Орсон Кард. Автор этих слов, как бы сквозь Эндера увидел того Человека, чьё существование по разным причинам не признаёт большая половина населения нашей планеты, но тем не менее, летоисчисление ведут от даты его рождения, как бы признавая тем самым Его величие и значимость для живущих на Земле людей - парадокс в людской логике. Увидел и понял другого - главного «ЭНДЕРА», который положил конец самой бестолковой, изначальной войне - человека со своим Творцом, из которой и проистекают все проблемы человеческого существования. Ведь именно это Он и пытался нам показать своей жертвенной жизнью, но мы в большинстве своём, так и не поняли, не приняли в свои сердца тот Мир, который Он нам принёс, и как Виггина - выкинули на свалку своей истории, после выполнения его нелёгкой миссии.

Даже пришло понимание Его внутреннего мира, того что Он чувствовал, живя с нами, здесь на Земле, смысла его поступков, осознание, насколько Он уникален был на самом деле, насколько он настоящий Человек в полном смысле этого слова. Мало кто из живших на Земле людей, обладал такими редкими достоинствами одновременно. Если только… наш маленький герой.

Эта абсолютная бескорыстность во всех действиях Эндера (вспомнить хотя бы, как он тренировал малышей в Боевой школе), стремление, во что бы то ни стало понять врага, спасти человечество от гибели, несмотря на все лишения и испытания, несмотря на ненависть и зависть некоторых, мягко говоря - недалёких сверстников. Этот светлый, целеустремлённый сквозь пространство и время взгляд, и в тоже время какая-то вселенская грусть, обречённая на любовь и сострадание, причём даже к поверженным врагам. А ведь он, возможно, не желал для себя такой судьбы, и уж точно не хотел, кому-либо причинять боль. Даже сам факт того, что маленькому Эндеру пришлось улетать в Боевую школу из дому, был для него тяжелейшим испытанием. Он терпеть не мог казарму и всё, что она подразумевает. Но будучи рождённым специально для победы над врагом, Виггин - Третий исполнил своё предназначение – донёс свой крест - до конца. Далеко не каждый человек, тем более ребёнок, способен на такое.

 

Напомню: Эндер Виггин, став командующим Международного Космического Флота Земли, спас от гибели человечество, уничтожив целую расу врагов. По всем законам логики, он стал бы героем нашей цивилизации, но «благодарное человечество» обрекло его на вечное изгнание из своего самодовольного эгоистичного мира, а скорбь за загубленные жизни и потерянных друзей, теперь будет всегда лежать на нём тяжким грузом.

Дадим же ему второй шанс – новую (параллельную?) жизнь!

Чтобы гармонично вписаться в поток романа, с того места где начнутся описанные события, придётся использовать отрывки из главы 14 «Игры Эндера», выделенные жирным шрифтом, вперемешку с новым текстом.

Итак…

 

 

Сон о настоящем Человеке,

или

Мечта Эндера.

Будущее не предопределено…

Д.Коннор.

Каждый раз, когда вы заглядываете в будущее, оно меняется, потому что вы заглянули в него. И это меняет всё.

Ф.Кадиллак.

Когда всматриваешься в Вечность – сам становишься человечным, таким, каким тебя видит Вечность, если только ты сам - Человек.

Э. Виггин.

Сон Эндера.

 

…– Несколько дней, а он уже не держится на ногах.

– Не страшно. Сегодня он сражался лучше, чем вчера.

Призрачные голоса, похоже, принадлежали полковнику Граффу и Мэйзеру Ракхейму. Но сон есть сон, могут померещиться самые дикие вещи. Эндер окончательно уверился, что спит, когда услышал:

– Не могу этого вынести, не могу смотреть на то, что делается с ним.

А второй голос ответил:

– Я знаю. Я тоже люблю его.

А потом ему пригрезились Валентина и Алаи, которые похоронили его. Он стал холмом, высох изнутри, и жукеры построили в нем городок, как раньше это случилось с Великаном.

Сны. Только сны. Только в снах его любили и жалели.

Он проснулся, и снова сражался, и победил. И опять сон, и опять видения. Пробуждение, победа, сон… Границы между явью и сном стерлись. И это его не беспокоило…

…А беспокоил его главный вопрос - ЗАЧЕМ всё это?

Парень был не из тех людей, которые принимают за чистую монету всякий патриотический бред. Он хоть и выполнял всегда приказы старших военачальников и учителей, но не мог не думать, не искать причин и следствий. И ещё кое-что стучалось где-то в голове, наводя на разные мысли, - «А чего это жукеры последнее время не нападают? Как будто не хотят войны вообще». Ведь пытливый аналитический ум Эндера не мог это выпустить из виду - каждый бой последнее время начинался фактически одинаково: нападение начинала эскадра Международного флота, а флот врага только оборонялся. Конечно, можно было списать эту странность на тактику Мэйзера, ведь как бы он управлял программой флота врага, но он обещал усложнение операций, так почему - же тогда никогда не нападал? Просто парадокс какой-то. Да, оборона была очень мощной, хитрой, изощрённой, жестокой, постоянно меняющей тактику и используя все новые трюки Эндера и его команды, против них же самих - после. НО, это была только оборона изначально, жукеры будто не собирались нападать первыми, они как - бы ждали, давая понять, - «Может, вы уйдёте? Отстаньте от нас! Мы не хотим войны, не хотим причинять вам боль!» - Совсем как сам Эндер когда-то в драках со Стилсоном и Бонзо Мадридом. Они - жукеры стали напоминать ему - Себя.

Эта мысль сверлила в уме Виггина и он никак не мог прогнать её прочь, но всё забывал спросить у учителя напрямую, толи от усталости из-за изматывающих тренировок, толи от подступающего безразличия ко всему происходящему здесь. Эх, знал бы он, что думает по этому поводу Боб. Но и с ним тоже никак не удавалось посоветоваться - они виделись только на тренировках, хотя малыш тоже много, чего заметил и знал.

Вообще, Эндер так измотался, что хотел только домой, обнять Валентину, прижаться к маме с папой, если они его ещё помнят и любят - ведь он же ещё ребёнок, а ребёнку нужен дом, а эта война – да кому она нужна? Может жукеры давным-давно забыли про людей, или наоборот помнят, какой получили отпор и никогда не сунутся больше? А в его ночных кошмарах, вообще складывалось впечатление, что они невиновны в той войне. - «Вот бы с ними связаться и поговорить. Я бы постарался понять их мысли. Может они телепаты?» - Только он понимал, что если бы это было возможно, военные и учёные придумали бы как это сделать за прошедшие десятилетия…

«Увези меня домой, Графф! - мысленно говорил Эндер - Ты же говорил во сне, что любишь меня! Увези! Я не хочу никого убивать. Вам нужен был Питер!!!»

Но нет, что это он несёт, ведь на него вся надежда, другого не успеть подготовить. Он должен победить, он - Третий, он - Эндер Виггин. И всё – таки, какая тяжесть взвалена на его детские плечи, или уже далеко не детские - он уже толком не помнил, сколько ему - одиннадцать, двенадцать или больше? Наверно только Валентина помнит, она никогда не забывала его день рождения. Лучше бы он не вспоминал про Валентину, про дом, а то как всегда подкатывает этот тугой комок к горлу и приходиться прятать горькие слёзы от окружающих, от «тюремщика Ракхейма».

 

* * *

 

Еще два командира эскадр сломались, как раньше Петра, поэтому остальным приходилось работать еще больше. Теперь у противника всегда было трехкратное или четырехкратное превосходство. Жукеры изменили тактику; когда дело оборачивалось худо для них, они быстро отступали, перегруппировывались, затягивали бой, надеясь выехать на численном превосходстве. Сражения тянулись все дольше и дольше. Иногда проходили часы, прежде чем ребятам удавалось распылить последний корабль противника. Эндер начал подменять усталых и задерганных командиров свежими и отдохнувшими прямо в ходе сражения.

– Знаешь, – сказал ему однажды Боб, перехватывая команду над оставшимися четырьмя истребителями Горячего Супчика, – эта игра уже не доставляет мне прежнего удовольствия.

В один прекрасный день, когда Эндер муштровал командиров, комната вдруг потемнела, и он очнулся на полу. Лицо было в крови: он ударился о подлокотник и панели управления…и снова потерял сознание.

Он не видел, как Мэйзер несёт его, чуть не бегом в санчасть, как обрабатывали раны на голове, кололи какие-то лекарства, не слышал плача Петры и тихой скорби Боба, над опять потерянным другом. Не видел он и спора Граффа с Мэйзером.

- « Как им быть, кто заменит Виггина, если он сляжет надолго, а ведь следующая эскадра на подходе, и там может будет решающая битва. Конечно, есть команда Эндера – его Драконы, они достаточно подготовлены, но ребята подавлены, да и сможет ли Боб заменить его, пусть он тот ещё умник. Ведь парень просто гений находить выход из любого тупика, причём совершенно нелепый и жестокий для врага. - Да если бы такой полководец был у русских во время Второй Мировой – война закончилась бы через неделю,- Он раздавил бы этих бешеных собак прямо в их чёртовом рейхе, если бы ему позволили, конечно. Кто знает, может та проклятая война была кому-то выгодна...»

Но Эндер этого не слышал, он спал без чувств, «без задних ног».

Его перенесли на кровать, и три дня он сильно болел. Ему виделись сны, но даже во сне он понимал: это все не настоящее…

В следующем бою на расчётчике, учителя устроили ему экзамен. «Он одержал просто сокрушительную победу», как сообщили бы в новостях. Он разбил, уничтожил жукеров, но очень дорогой ценой , ведь погибла фактически вся эскадра МКФ. Нет, он не то, что разбил врага – он испепелил их всех, стёр с лица галактики всю расу напрочь, применив «Маленького Доктора» против их планеты, ведь там были все Королевы улья вместе с детьми. А потом оказалось, что это был настоящий бой, и вообще игры давно уже кончились, все бои последние месяцы были реальными. Он управлял по ансиблю всем Международным Флотом, а его друзья отдельными флотилиями кораблей. И везде они одержали победу, очень тяжёлую победу, ведь на кораблях тоже были реальные люди. Может быть, даже кто-то из его Боевой школы, может даже он кого-то знал прежде. Его все поздравляли, ведь он стал героем спасшим Землю от гибели, но Эндеру была отвратительна победа такой ценой, он возненавидел себя, учителей и всю свою жизнь.

Взрослые как всегда его обманули.

Парень прекрасно понимал, что его сочтут палачем, уничтожившим целую расу разумных существ, когда узнают правду об этой войне. А ведь этого можно было избежать, зная, что жукеры не хотели войны, не собирались нападать. После победы над ними Мэйзера Ракхейма - во время Второго Вторжения - они свалили в свои миры и больше не сунулись бы. Пусть это звучит нелепо и дико, но жукеры не люди, они оказались куда человечней, потому-что знали высшие законы вселенной. Они очень раскаивались в чудовищных убийствах, совершённых по не знанию человеческой природы, и ожидали возмездия. Эндер узнал всё это от последней королевы улья. Оказалось, что та странная компьютерная игра - Выпивка Великана, была не просто игра, через неё королева показала Виггину путь к кокону с будущей королевой, спрятанном на одной из их планет…

Королева знала Эндера, поняла насколько он гениален и непобедим, как враг. Королева знала, что Третий уничтожит их, но простила его и верила, что он найдёт для её дитя новый мир. И он пообещал ей, и отправился от планеты к планете вместе со своей сестрой - Валентиной.

В это же время, он написал книгу о жукерах, о бессмысленной войне и о победе Эндера Виггина над ними. Книгу - своё искупление, назвав её «Королева Улья”, а подписал другим именем – Голос тех, Кого Нет. Его же имя, стало нарицательным по всему миру. Теперь Эндер Виггин - синоним палача, теперь он - Эндер Ксеноцид, а причиной этому стала его же собственная книга, положившая начало новой религии по всей галактике…

 

Однажды, Голос Тех, Кого Нет увидел очень странный сон. Начинался он, как обычно в тех кошмарах, когда он убивал великана, а затем сражался с детьми-оборотнями, но когда Эндер-мышенок запрыгнул на пень – Великана не было, а вместо двух бокалов с ядом стоял один, толи с вином, толи с чьей-то кровью. Малыш почему-то был уверен, что ему обязательно надо это попробовать. Когда мышенок глотнул солоноватой жидкости, он вдруг стал превращаться в себя. Но в другого себя, которым он был ещё не став «Голосом…». В того себя, которым он был ещё до рокового боя с жукерами – в Эндера Виггина. Затем он очутился за Концом Мира, в том месте, где когда-то играли дети.

Дети были здесь, как и раньше, но они не нападали на него, с ними не надо было сражаться – там оказались его друзья ещё с Боевой школы. Динк с Алаи, Петра и Боб, Горячий Супчик и Муха Моло, и даже живой Бонзо Мадрид, причём он совсем не злился на него. Они все весело играли, а завидев Эндера, подбежали, схватили за руки и потащили кататься на карусели. Самое интересное, что он нисколько не был удивлён такому повороту событий - поиграл с ними, покачался на качелях - но потом кое-что вспомнил, пообещал вернуться, и пошел к развалинам замка.

Подойдя поближе, он увидел, что замок стоит на месте, цел и невредим, а вокруг очень светло и тепло, и ещё мальчик заметил, что всё окружающее пространство насквозь пропитано каким-то необъяснимым ощущением мира, радости и покоя, чем здесь никогда и не пахло, и даже трудно было бы представить раньше. Эндер даже вспомнил где-то прочитанное, что так же люди описывали иной, лучший мир.

У входа в замок его ждал какой-то человек в яркой, светлой одежде. Сначала малыш подумал, что это наверно учитель в новом комбинезоне, когда же незнакомец подошел к нему, Эндер понял что ошибался. Парень вполне мог сойти за его старшего брата, но только не Питера, а за доброго и справедливого, каким кажется, был и сам Эндер. Пожалуй, скорее за ангела – так Он был великолепен, но и прост одновременно, как обычный пацан. Хотя мальчик и не мог по-хорошему разглядеть лицо незнакомца, быть может из-за яркого света, но заметил, что тот улыбается и источает, буквально осязаемый, покой, любовь и доброту. Молодой Человек взял его за руку и обратился по имени. Эндер немного удивился, заметив зажившую рану на его руке, но его успокоил сильный, уверенный, и в то же время, приятный бархатный голос незнакомца. А больше всего удивило Виггина то, что его новый знакомый, не только знает, как его зовут, но ещё и знает его правильное имя, которым малыш всегда себя называл, причём в обращении этого парня, не было и нотки какой-нибудь снисходительности, а наоборот уважение и такое чувство, что Он считает Эндера даже не то, что равным себе, а будто почитает за честь познакомиться с ним. Мальчик почувствовал, как от Его крепкой, хоть и раненой руки передалось ощущение какой-то невообразимой любви и заботы, а ещё совершенной уверенности, надежды и радости, как он ощущал мир в далёком детстве, когда его брал на руки папа.

«Надо же, какой удивительный этот парень».

Эндер будто знал, что незнакомец всегда был его настоящим близким Другом, и вообще-то всегда находился рядом, а он Его просто не замечал по какой-то причине, но теперь всё будет по другому - прошлая жизнь кончилась, как давно забытый кошмарный сон.

Они шли по дорожке, взявшись за руки, как родные братишки или как старые близкие друзья, и о чём-то долго болтали, даже не вспоминая, что один из них является адмиралом космического флота Земли, а другой Верховным Главнокомандующим всей Небесной армии, и Эндер был так безмерно счастлив, что - конечно же, помечтал остаться здесь со всеми своими друзьями - навсегда.

Их разговора Виггин толком не запомнил, и даже почему-то забыл спросить его имя, хотя где-то глубоко в подсознании, как-будто догадывался - кто перед ним, но у него осталось очень четкое ощущение того, что этот парень прекрасно понимает Эндера, и гордится тем, что он исполнил всё доверенное ему, и полностью оправдал своё, много значимое, истинное имя. Он знает, насколько трудно было пацану пройти через все испытания, уготованные ему судьбой, потому что и сам пережил нечто подобное. Или даже ему было ещё тяжелее, так как Он знал практически в точности, с самого рождения на Земле, через что ему придётся пройти, из разговора с Отцом, но Он согласился, потому что только Он – чистый невинный ребёнок мог справиться с возложенной на него задачей. И хотя далеко не всё человечество оценило Его поступок, он также, как и Эндер ни на кого не был в обиде, и между прочим, если бы потребовалось, Он прошел бы весь свой путь снова, от начала - до конца. И Эндер был с ним согласен, а как же иначе, ведь кто-то же должен был помочь людям. Да вообще, взрослые зачастую даже не представляют, на что способны именно дети. Ведь дети бывают гораздо умнее и искреннее некоторых взрослых.

Ещё мальчик помнил смысл их последнего диалога. Его новый Друг поинтересовался, не было ли у него желания изменить свою прошедшую жизнь, или вернее сказать – как бы перезагрузить её с какого-нибудь момента, где была совершена роковая ошибка, и начать всё сначала. Эндер ещё задумался в тот момент, что обычно на такие вопросы, великие известные личности, с очень важным видом отвечали, что – «нет, они не о чём не жалеют, и прожили бы свою жизнь точно так же - от начала и до конца». Но Эндер никогда не считал себя кем-то великим, хотя и был уникален на самом деле, и сделал нечто весьма значительное для всего человечества в целом. Он просто знал, что рождён специально для победы в той страшной войне, для спасения человечества – знал это с пелёнок, и он почти без колебаний положил свою жизнь ради этой цели, исполнил свой долг до конца, пусть и заплатив очень высокую цену. А ещё, паренёк совершенно ненавидел ложь, тем более он почему-то не мог слукавить своему новому Другу. Конечно же, он сказал, что с радостью изменил бы свою жизнь, с одного очень тяжёлого момента - в той далёкой войне, исправил бы фатальную ошибку, но он даже не знает как это сделать, даже если - чисто гипотетически представить, что такая возможность вдруг представилась бы. Каким это образом, он победил бы в той войне иначе? Ведь скорей всего, что ему пришлось бы поступить точно также, даже теперь, зная всю правду.

Однако, каким-то образом Эндер понял, что его новый Друг тоже очень хочет повернуть время вспять и изменить судьбу мальчугана. Словно для Него, это тоже имеет очень большое значение, и… В какой-то момент Он повернулся, присел на колено, крепко обнял мальчика и сказал ему прямо в глаза – Эндер, я знаю ты сильный, ты настоящий Человек, ты мой маленький Герой и имеешь право на свою победу, но если сможешь, постарайся быть человечным всегда. – И Виггину показалось, что в глазах доброго незнакомца, или теперь уже настоящего Друга, блеснули слёзы любви и надежды…

 

Когда он вернулся к качелям - они были пусты, там не было вообще никого. Царило вековое запустение. Мальчик побегал, поискал вокруг, он был бы рад встретить хотя бы даже Бонзо,… и тут Эндер понял, что все его настоящие друзья давным-давно покинули этот мир.

Эта скорбь, эта тоска наверно так и останется с ним навсегда…

 

Он проснулся в каюте корабля, несущем его к далёкой Лузитании. Сел и расплакался как маленький ребёнок - во всё горло, навзрыд – это в свои-то двадцать с лишним, изливая свои горячие слёзы, своё непоправимое горе прямо сквозь вселенную, направляя свою невыносимую боль через пространство и время, в самое сердце Великого Бога, который только и мог его сейчас услышать и понять.

Эндер Виггин, как и раньше, как и всегда, был один во всём бескрайнем мире.

Ему было бы ещё тяжелее, если бы он знал, как относились к нему, его далёкие друзья из бывшей команды Драконов, оставшиеся на Земле. Они через всю свою жизнь пронесли эту честь, которую им предоставила судьба - служить когда-то с их великим другом. Ведь такого настоящего пацана, настоящего друга и Человека, они больше не встречали никогда во всём мире. Он научил их стать лучше и человечней во всём. И когда у них в жизни создавалась какая-нибудь сложная ситуация, требующая трудного решения, они всегда задумывались, ощущая этот тугой комок в горле от тоски по своему любимому далёкому другу – «А как бы поступил здесь и сейчас Эндер?» И затем делали правильный выбор, который всегда изменял их жизнь, и жизнь окружающих людей - к лучшему.

 

… На Земле прошли тысячелетия, ведь он с Валентиной путешествовал на кораблях, из одной галактики в другую, почти со скоростью света. Голос Тех, Кого Нет нашёл планету для Королевы, названную колонистами Лузитания. Он опять спасал от гибели целый мир. У него и у Валентины уже была своя семья, свои дети. Ещё с ним была Джейн, его виртуальная помощница, живущая в филотических сетях ансиблей, но, несмотря на окружавших его людей, Эндер всё также ощущал одиночество, а тяжесть ответственности за миллиарды загубленных жизней, скорбь по потерянным друзьям, будет всегда лежать на нём свинцовым грузом. Никто и ничто не сможет снять эту вечную боль…

Чтоб описать жизнь Голоса понадобилась бы целая книга…

 

 

… И вдруг, в дверь их комнаты тихонько постучал Боб.

 

Reset

 

 

Эндера уже перенесли в комнату, которую тот делил со своим учителем. Ребята как раз проходили мимо, а из дверей только что вышел врач, и у них затеплилась надежда, что их командир поправляется.

- Сэр, простите учитель, мы просто хотели узнать - как Эндер, - в дверях показались ещё ребята.

- Пока в коме, врачи говорят, что к сильнейшему переутомлению добавилось сотрясение мозга и ...как бы он не остался таким вот овощем навсегда. - Мэйзер беспомощно махнул руками, похоже, он не был расположен к долгим объяснениям.

Виггин лежал на спине, весь бледный, лицо в синяках и кое-где виднелись раны, заклеенные пластырями. По почти отсутствующему движению грудной клетки складывалось впечатление, что перед вами бездыханное тело. Бедняга Боб опять чуть не заплакал, от такого безнадёжного вида своего друга.

- Но учитель, что нам-то делать теперь? – Настаивал Боб, взяв себя в руки. – У нас же на носу следующий…, - тут он чуть не проговорился, для конспирации сделал вид, что подавился воздухом и откашлялся, а Мэйзер успел подумать, что «проваливается сквозь землю», - На носу следующая тренировка, мне опять брать командование на себя или нет,… подождём командора?

- Да, в-возможно,… не знаю Боб, мы сейчас это будем решать с полковником.

- Если бы они с нами могли поговорить… я бы постарался понять их мысли…я убил невинных детей, - простонал Эндер где-то в бреду. Все в комнате переглянулись, а ошарашенный Мэйзер, вскочил и выбежал из комнаты. - Я лишил их будущего, теперь я должен всё исправить…

- Командир? Эндер, ты как? - Боб осторожно потряс Виггина за ногу. Тот дёрнулся, попытался встать, но сил не было, и он только чуть приподнялся на локтях. В глазах ещё был туман от видения, он упал на подушку, отвернулся и уснул дальше, свернувшись калачиком, а ребята замерли в ожидании.

В его сознании проносились неведомо далёкие образы: Лузитании; старой, в очках уже Валентины; голографическая Джейн что-то ему только-что пыталась доказать, а что - он уже не помнил; ребята из его команды восхищенно прикалываются над своим командиром – Да Эндер, ты плохой, ты злой, от тебя пахнет серой! – А Боб громогласно твердит – Помните, командир - ворота врага внизу!

« Да, а где Новинья? - Почему он не может вспомнить свою жену. Он кто? – Голос Тех, Кого Нет, или опять Эндер Виггин?»

Всё перемешалось. Комната в Командной школе, которой давным-давно уж нет и корабль, несущий его – Голоса, к Лузитании. Кокон с зародышем королевы роя и маленький плот на озере, в Гринзборо. А ещё он кричит в обручь наушников – Давай! Сейчас! - Планета жукеров вскипает, взрывается, и остаётся только грязь в холодном космосе, а Питер злорадно усмехается в зеркале – Молодец, Третий, Ты убийца!

Какие-то странные голоса внутри него, засуетившись и наскоро наводя порядок, говорят – Эй, внимание, все по местам – Хозяин возвращается!

- Нет, я не палач, Питер! Ублюдки поганые! Ненавижу вас! Я бы мог попробовать связаться с ними, – выпалил Виггин в бреду. И вдруг, вздрогнул, повернулся и с удивлением уставился на ребят.

– Кто там? Бобёныш, Петра, Муха? М-м-м, ну и бред, их же тысячу лет как нет, – и снова отвернулся спать, как будто увидел ребят во сне.

И вот тут уже пришла очередь удивляться им.

- Эндер, ты нас не рано похоронил? Мне и десяти то нет ещё. Да и ты не очень-то на старого зануду похож, - ляпнул Боб, и тут все грохнули со смеху.

Виггин всё-таки нашел в себе силы, сел, попытался протереть, не желающие открываться глаза, и с ошалевшим видом оглядел присутствующих.

- М-м-м, да что же это такое, где я? Я что, спал? А-а-а приснится же, - простонал он, обхватив голову. Она страшно болела, осознание реальности очень медленно втекало в его мозг, в его разум, будто постепенно перезагружая систему и возвращая ощущение себя, ощущение собственного - Я здесь. Он никак не мог поверить, что всё произошедшее с ним, было лишь сном, совершенно не отличимым от действительности. И только теперь, до него стало доходить значение всего происходящего, смысл сна длинною в жизнь, а может и не сна вовсе, но видения показанного ему для чего-то, кем-то, может королевой улья, а может…самим Богом? Но даже в таком состоянии он умудрился задуматься и провести анализ – а где на самом деле сон, и где реальность. Может сейчас он заснул, где-то там, якобы во сне, и там была его настоящая жизнь, а может быть наоборот, сейчас он просыпается в своём реальном мире. Но самое странное в том, что он помнил свой «сон» до мельчайших деталей, что крайне редко бывает со сновидениями. Как будто это видение было прописано у него в памяти, как фильм на жесткий диск. И ещё он четко помнил, что во сне он видел - или на самом деле он был в том, очень добром и светлом мире, и мальчик даже не удивился бы сейчас, если вдруг услышал бы голос своего Друга оттуда: «Ты же мечтал об этом…»

И в том мире, он с радостью остался бы навсегда.

Хотя, пожалуй – Нет. Тех, кого он сейчас видел перед собой, он не предаст, и не променяет ни на какие блага во вселенной.

- Ребята!?... Муха, Петра!?... Боб!?... Выходит - ничего не было!? – Ошалевший Виггин всматривался в лица ребят, с какой-то непередаваемой надеждой и радостью в глазах, каким его сто лет не видели.

- Значит… я не Ксеноцид, я не Палач!? – Он зачем-то внимательно оглядел себя, не смог удержать переполнявшие его чувства, вскочил, обнял удивлённую Петру - кто ближе оказался – и даже чуть не поцеловал её. Потом присел, чтоб обнять Боба, да сдавил малыша так, что у того аж кости затрещали, и разревелся навзрыд прямо в плечо своего друга - толи от счастья, толи от облегчения – он бы и сам не смог сейчас объяснить. Вот таким его точно, ещё никто из Драконов никогда не видел, но Эндеру сейчас было всё равно, ему нечего было от них скрывать.

– Ребята, как же мне вас не хватало все эти годы.

Эти слёзы будто вымыли из него всю боль, всю скорбь прожитой жизни. Вместе со слезами вытекла тоска размером с целую вселенную. Её сменил Свет далёкой надежды, пронзивший пространство и время, и проникший прямо в сердце мальчика. Как будто с его плеч сняли гигантскую, свинцовую гору тяжкого неподъёмного бремени. Парень был так благодарен этому Свету, так радовался пробуждению, своим друзьям, что принял это как дар от самого Бога, как шанс к новой жизни.

- Да Эндер, какой же ты всё-таки настоящий. Только ты был достоин возглавлять нашу маленькую армию в этой взрослой войне. – Говорил мысленно Боб. – Ты настолько настоящий, что имеешь право не сдерживать свои чувства, какие бы они не были. Только ты имеешь право не сдерживать свои жгучие слёзы, отпускать их на волю, когда они просто ломятся, когда они достойны, чтобы вырваться на свободу. И далеко не каждый из нас может похвастаться этим. Я вот, например, не всегда могу себе это позволить, а ты можешь друг, и даже никто не посмеет посмеяться над тобой,… потому что ты - Настоящий.

Ребятам оставалось только поддержать его в этом излиянии таких ещё детских чувств. Даже Боб, сейчас не был против таких «соплей». Прикосновение руки Виггина, его объятие – этого Боб выдержать не смог, он отпустил себя на волю и тоже расплакался – ведь они опять вместе - Эндер и он - снова рядом, а ещё из-за того, что он один знал, какая доля ждёт его друга впереди. А сказать правду он не имел права… и тут малыш вспомнил.

- Слушай Эндер, а я ведь не один оказывается, сестра Карлотта нашла мою семью. Помнишь Николая? Он мой брат, - Боб заулыбался с мокрыми от счастья глазами, а все присутствующие повторили немую сцену.

Эндер тоже был рад за своего друга. Он вспомнил родителей, Валентину, Питера, и обратил внимание на свои чувства к нему – он больше не боялся своего старшего брата, а даже немного жалел и любил его. На память зачем-то пришли строки, прочитанные мамой, ещё в раннем детстве – «Блаженны миротворцы…» - И он понял, что теперь нужно делать, только не знал, как это осуществить.

 

* * *

 

В дверях показались, обеспокоенные Графф с Ракхэймом, но смутившись увиденным, тихонько закрыли за собой дверь и тормознули спешившего врача.

– Ладно, давайте дадим им немного времени. Он кажется в порядке. Пусть побудут одни, никто не должен видеть наших маленьких героев в таком виде, - и пошли в кабинет полковника, испытав облегчение от того, что Виггин так быстро оклемался.

- Ну и крепкий же всё-таки твой парень Хайрам – ну-ка, уже на ногах. Вполне возможно, он оправдает наши ожидания.

- Я же всегда говорил – он уникален. Как думаешь, он поправиться за пару дней? Флот уже на подходе к главной планете, да ещё адмирал завтра прилетает.

- Неужели тебе его нисколько не жаль, Графф? Дай ему отдохнуть, да и команда Виггина уже на пределе. Жукеры всё равно первыми не нападают.

- У нас нет права на такую роскошь Ракхейм, - психанул полковник. – Сколько раз вам всем повторять: будет гораздо хуже, если некому и некого будет жалеть! У тебя самого – то судьба очень радостная? И не вздумай разводить этих «соплей», с ним. Нам нужен адмирал флота, а не папенькин сыночек. Всё остальное будет потом, после разгрома врага. Я устал не меньше…да что я тебе объясняю.

- Но не забывай, Хайрам, что я уже был не ребёнок и имел возможность решать свою судьбу сам, а они ведь ещё только дети. Виггин вообще не имел детства, появившись на свет специально для войны, – вступился за ребят Мэйзер.

- Вот оно Ракхейм, именно так, он оружие, причём массового поражения, - Графф чуть не улыбнулся от своих слов, - А у оружия не спрашивают, как его использовать. Да если бы не эта проклятая война, я бы их первый обнял, пожалел как отец и отправил домой. И с чего это ты взял, что у меня нет сердца!? Но я про него пока забыл, нет, спрятал в самый дальний ящик, – и тут до него дошёл смысл, вскользь брошенной фразы. - Ты что, тоже заметил это?

- Что, это?

- Что эти, теперь первыми не нападают.

- Иначе, я не был бы Мэйзером Ракхеймом, - отшутился тот.

- Вот странно, а почему? А вдруг парень прав, и они не собираются нападать вообще? Если они, что-то поняли и больше не сунутся?

- Пойди и скажи это людям на Земле, а ещё Гегемону и Стратегу. И посмотрим, оставят ли тебя хотя бы в рядовых или вообще обвинят в измене.

- Кстати, Хайрам, если пацан это заметил, а я удивлюсь если это не так, до сих пор, то у него возникнут вопросы насчёт имитатора и наших тренировок. Он ведь знает про возможности ансибля и может догадаться, что это давно уже не игра.

- А если он сейчас поговорит с Бобом? Наш проныра давно обо всём догадался. Не дай Бог! Так вся программа полетит к чертям. Остальные не должны узнать правду, пока.

 

* * *

 

Динк и Алаи залетели в комнату Эндера, оглядели происходящее, подумали, что они наверно что-то пропустили, либо все присутствующие наконец-то спятили – что не удивительно, учитывая нынешнюю напряженку. Алаи первым решил разрядить обстановку, пока все не утонули здесь в слезах.

- Шалом, недомерок! Ну и крепкая же у тебя башка, Эндер. Разбитую панель твоего имитатора до сих пор ремонтируют. Я теперь не





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!