Otaku world. Save the monster




https://ficbook.net/readfic/3562409

Направленность: Слэш
Автор: lottama (https://ficbook.net/authors/284766)
Фэндом: EXO - K/M
Основные персонажи: О Cехун, До Кёнсу (ДиО), Ким Чондэ (Чен), Ким Чонин (Кай), Пак Чанёль
Пейринг или персонажи: sekai; chansoo;
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика, Ангст, Даркфик, Hurt/comfort
Предупреждения: Инцест
Размер: Драббл, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
И в такой момент можно усомниться в том, чему учат людей с младенчества; что гули - убийцы, что они ужасны, что их нужно истребить за их жестокость.

Примечания автора:
Короче, сборник.

Написано по мотивам "Токийского Гуля" для аниме-сборника группы Write Drunk.

Остальные работы сборника: https://vk.com/wall-60266368_19464 - наслаждайтесь!

Этот кричит до невозможного громко, как никто другой в этом месяце, и его высокий пронзительный голос врывается в голову уже привычной мигренью. Он кричит до последнего, долго, надрываясь, будучи изначально неспособным что-либо изменить. Сехун, вытирая рукавом кровь со рта, думает, что это невероятно - так долго отказываться принимать очевидное, просто смириться было бы проще для них обоих - он бы умер быстрее, Сехун не запачкал бы чистые джинсы.

Последний крик тонет в предрассветном тумане, и Сехун облегченно вздыхает. Он сидит на корточках перед мертвым искусанным телом своей жертвы, голод внутри него все еще бесится, бьется, словно в клетке, но сейчас не время пировать. На прошлой неделе все прошло плохо, очень плохо - они забрали Кенсу, а Чанель лежит на заброшенном заводе едва живой.

За все эти годы официальной охоты Департамент научился многому - они знают, куда бить, знают, где больнее, знают, какие когане сильнее других, и поэтому они забрали Кенсу.

Кенсу всегда был рядом, все 14 лет жизни Сехуна; и они всегда были вдвоем, Кенсу научил его охотиться и любить. Кенсу был его семьей. А потом пришел Чанель и тоже стал частью их семьи. И это было прекрасно - видеть их улыбки, чувствовать защиту, любовь.

А теперь они забрали Кенсу, и Чанель выжил только чудом.

Я убью их, в сотый раз решает Сехун. Он думает об этом, пробираясь сквозь клочки серого тумана по узким улицам.

Этот слишком много кричал, и его пришлось убить. Нужен другой. Слабее. Чтобы отключился быстро, и Сехун смог бы принести Чанелю свежей еды. Только действовать нужно очень быстро - предательски наступает утро.

Но ему везет, как и всегда, его даже не ранили серьезно на прошлой неделе, он смог убежать.

И он позволил им забрать Кенсу.

Сехун думает об этом, и только злиться больше. Царапает короткими ногтями собственные ладони, длинные белые волосы скрывают от мира отчаянную ярость его взгляда.

Люди. Абсолютно нелогичные создания. Парадоксы сами по себе. Самоуверенные и наглые.

Сехун видит одного перед собой: высокого мужчину в полупьяном состоянии, в грязном черном костюме, так ошибочно решившего после работы не идти домой.

Все происходит мгновенно, как и должно, серый тонкий когане вырастает бесшумно, больше похожий на огромное крыло, лепесток, чем на оружие, но это тоже работает, и оно толкает человека на землю, сливаясь серым с плотным городским туманом.

На этот раз человек сразу теряет сознание, и Сехун довольно скалится, он подходит ближе, чтобы взвалить того на спину и отнести к заводу.

Но не успевает. Его откидывает так сильно, что он слышит, как трещит стена какого-то убогого дома под ним.
Он знает, что это было, конечно. 20-й район - дерьмо. И здесь гули отбирают добычу друг у друга.

На но заводе Чанель уже должен был проснуться, беспомощно лежа на животе, потому что они знают, куда бить, и спина Чанеля изуродована навсегда, Сехун не может отдать эту жертву, и еще потому что близится утро.

Он взмахивает своим когане, разгоняя клочки тумана, и видит противника сразу, любовно склонившегося над его, Сехуна, едой.
Когане врага - длинная красная спираль, мощная даже на вид, только вот Сехун стоит позади и смотрит на спину незнакомца - абсолютно обычную, а когане как будто рядом, как будто - чужое…

Осознание заставляет замереть, прерывисто дыша, страх, ставший таким привычным, почти родным, разгорается с новой силой. Сехун пятится назад, прикрывая себя своим когане, когда следователь ДПГ поднимается с колен, убедившись, что человек на земле - жив.

Так близко Сехун никогда этого не видел - когане пойманного или уже убитого гуля в руке человека - офицер держит его, словно свое, и Сехун с трудом сглатывает, представляя на месте кровяной спирали огромные черные, как ночь, двойные крылья Кенсу - пойманного или уже убитого.

Но Сехун никогда не сражался раньше и поэтому делает единственное, что умеет - бежит, по известному лишь одному маршруту - к заводу, к его единственному дому на этой земле. Он прыгает на крыши старых невысоких складов, неловко карабкаясь пальцами, протискивается в дыру проволочного забора, бежит изо всех своих сил, чувствуя, как пылает его лицо от страха, от смятения, от слабости. Он слышит шаги за собой, слышит тонущие в расстоянии слова - меня зовут… Чонин… арестованы… на месте… умрете. Он перепрыгивает с одного здания на другое, когда что-то мажет его по плечу, раскаленное, сильное, и Сехун видит на руке кровь. Он бежит быстрее по своей природе, старается петлять, запутать человека позади, защищается своим когане от пуль; но возможно - возможно - Кенсу был не прав. Он должен был научить защищаться, а не только защищать самому. Он делал это всегда, при любой опасности, заворачивал Сехуна в свои крылья, словно в кокон, и ничего даже видеть не позволял. Сехун умел охотиться, убивать безболезненно, чтобы самому не умереть с голода, но не умел убивать ради защиты, убивать, чтобы спастись.

Видя впереди знакомые ворота старого завода, Сехун спотыкается, падает, царапая ладони о куски прозрачных стекол, и еще одна пуля мажет ему по руке, но гораздо глубже, чем предыдущая, - боль застилает глаза черным, добираясь до ворот, Сехун, почти теряя сознание, позволяет себе обмануться, что сейчас, уже сейчас, выйдет Кенсу и Чанель, и они спасут его, как делали это раньше.

Сехун слышит, как замедляются шаги позади, когда он держится за перила, поднимаясь на второй этаж, и как этот следователь снова произносит свои официальные слова угрозы. Сехун не хочет умирать - ни с голоду, ни от пуль.

Боль в руке примешивает в кровь адреналин, и Сехун вдруг думает, что может самого Кенсу защищаться никто не учил, что может это приходит именно в такие моменты, когда другого выхода нет.

Сехун не успевает заметить лежащего в углу, на старых матрасах Чанеля, - поворачивается стремительно, убирая седые волосы с лица. И это действует.

Старший следователь ДПГ, Ким Чонин, останавливается, медленно пряча пистолет и крепче перехватывая серый чемодан в правой руке. Ему не нужно убивать этого гуля - всего лишь поймать - доставить в экспериментальный отдел, но даже если здесь, на его территории, гуль будет биться - эта смерть не станет ошибкой.

Но Чонин откровенен перед собой - ему бы не хотелось, не хотелось бы убивать этого гуля, этого - ребенка. Он худой и бледный, стоит с красными глазами, полными истеричных слез, истекая кровью, и в этот момент не похож на жестокого хищника, скорее наоборот - на жертву, на его - Чонина - жертву.

И в такой момент можно усомниться в том, чему учат людей с младенчества; что гули - убийцы, что они ужасны, что их нужно истребить за их жестокость.
Но есть ли хоть капля жестокости в стеклянных от страха глазах напротив?

Они не двигаются, и Чонин решает повторить - заученные холодные слова, но так нестерпимо хочется добавить - не бойся, малыш, там, в экспериментальном отделе, тебя накормят мясом самоубийц, ты согреешься там, поверь мне.

Но вместо этого Чонин наконец реагирует на запах, навязчивый, но неплотный, серый, холодный, гнилой. Он поворачивает голову, видя в одном из темных углов старого здания еще одного гуля, высокого и невозможно бледного, мертвого уже несколько часов.

Ребенок перед ним вдруг осекается, как будто тоже почувствовал только сейчас, неловко переступает, хлюпая старыми кроссовками в луже собственной крови, и тоже видит это - труп в другом конце этажа.


Чонин подрывается с постели в холодном поту и слышит этот крик снова и снова - дикий вопль, сорвавшийся с бледных губ, непохожий ни на что раньше слышанное, ужасный и ужасающий.

Тихая ночь светится неоном за полузакрытыми белыми жалюзи окнами, на кухне неплотно закрыт кран, и вода стекает булькающим громким в тишине звуком.

Чонин сбрасывает простыни на пол, закрывая в отчаянии руками лицо, чувствуя, как болит его горло - значит, он опять кричал. И этой ночью тоже. Снова и снова, один и тот же сон.

И уже чуть позже, стоя полуголым на балконе, выкуривая последнюю в пачке сигарету, Чонин принимает решение твердо, неоспоримо, осознавая, что возможно - это самое правильное, что он когда-либо сделает в своей жизни; и его окурок еще тлеет в старом горшке с завялым кактусом, когда машина Чонина выезжает со стоянки и газует резко в сторону ДПГ, в сторону закрытого экспериментального отдела.

Не забудьте оставить свой отзыв: https://ficbook.net/readfic/3562409

...





Читайте также:
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Продление сроков использования СИЗ: Согласно пункта 22 приказа Минздравсоцразвития России от...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-06-17 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.019 с.