Законы физики как привычка и как реальность 2 глава





Уотсон вскочил из-за стола, но шоу на этом не кончилось. Внезапно из самой, казалось, середины столешницы раздался громкий стук, и стол стал раскачиваться. Семья также вскочила и с ужасом смотрела на стол, который «качался как ящик, в котором сидит дикий зверь» и с.174 наконец перевернулся набок. Уотсон и члены семьи выбежали из дома, но затем, придя в себя, Уотсон вернулся и обследовал комнату в попытке найти причину происшедшего. Он ничего не обнаружил [56].

События, имевшие место в индонезийской хижине, являются классическим примером полтергейста – то есть появления необъяснимых стуков и психокинетической активности, а не привидений, как обычно считают. Дело в том, что полтергейст обычно возникает вокруг людей – в данном случае это была Алин; многие парапсихологи считают, что в действительности полтергейст – бессознательное проявление психокинетической активности того, вокруг кого они действуют особенно энергично. У случаев материализации большая и богатая история, запечатленная в анналах исследования полтергейста. Например, в своей классической работе по данному вопросу «Можем ли мы объяснить полтергейст» А. Р. Оуэн, почетный преподаватель математики в Тринити Колледж (Кэмбридж), приводит многочисленные примеры материализации предметов в случаях полтергейста начиная с 530 года до н. э. и вплоть до нашего времени [57]. Чаще всего, впрочем, материализуются небольшие камешки, а не соль.

Во введении я упомянул о том, что на себе испытал паранормальные явления, о которых пойдет речь в книге. Сейчас я признаюсь читателю, что знаю, что должен был чувствовать Уотсон в маленькой индонезийской хижине, наблюдая за внезапным взрывом психокинетической активности. Дело в том, что, когда я еще был ребенком, дом, в который переехала моя семья, – новый дом, построенный самими родителями, – стал местом активного проявления полтергейста. Когда я уехал в колледж, полтергейст последовал за мной; поскольку же его активность определенно была связана с моим настроением – его выходки становились более злыми, когда я был рассержен или расстроен, и более шаловливыми и непредсказуемыми, когда мое настроение улучшалось, – я убедился в том, что полтергейст проявляется как бессознательные психокинетические способности личности.

Связь с моими эмоциями фиксировалась регулярно. Когда я был в хорошем настроении, я мог проснувшись обнаружить, что мои носки развешены по всем комнатным растениям. Если же настроение было скверное, полтергейст мог проявить себя швырнув какой-нибудь небольшой предмет или что-нибудь разбив. На протяжении многих лет я с.175 и мои близкие были свидетелями различнейших проявлений его психокинетической активности. По рассказам моей матери, когда я еще только учился ходить, посуда в кухне начинала необъяснимым образом падать на пол с самой середины кухонного стола. Этот опыт я описал в книге «За пределами кванта».

Я упоминаю об этом не без колебаний. Я знаю, насколько опыт такого рода чужд большинству людей и с каким недоверием они будут читать эти строки. Тем не менее я вынужден говорить о таких явлениях, поскольку, думаю, нам исключительно важно их понять, а не просто упрятать под ковер, как это обычно делается в традиционной науке.

Предвидя скептическую реакцию, скажу, однако, что порой, во время особой активности моего полтергейста, происходила материализация предметов. Материализация началась, когда мне было шесть лет, с необъяснимого падения гравия ночью на крышу нашего дома. Потом этот дождь начался уже внутри дома и представлял собой падение небольших полированных камешков и кусочков стекла со сглаженными, будто оплавленными краями, вроде тех, которые находят на морском берегу. Позже такой дождь приносил с собой другие предметы – например, монеты, бусинки и всякую мелочь. К сожалению, я не видел, как происходила материализация, а только наблюдал ее завершение, – к примеру, когда однажды ночью в нью-йоркской квартире меня разбудила гора холодных спагетти, упавшая мне на грудь. Учитывая, что я был один в комнате с закрытыми окнами и дверями, то есть в квартире больше никого не было, приходится допустить только одно: спагетти материализовались прямо из воздуха.

Несколько раз, впрочем, я видел, как именно материализуются предметы. Однажды в 1976 году, работая у себя в кабинете, я случайно взглянул вверх и увидел, как в нескольких дюймах под потолком появляется небольшой коричневый объект. После своего неожиданного появления объект полетел вниз под острым углом и приземлился у моих ног. Когда я его поднял, то оказалось, что это оплавленный осколок коричневого бутылочного стекла. Это было, может, не так живописно, как дождь из соли, но оно убедило меня в том, что такие вещи возможны.

Вероятно, наиболее известные случаи материализации в наше время связаны с именем Сатья Саи Бабы – 64-летнего святого из Индии, с.176 живущего в отдаленном уголке штате Андхра-Прадеш, на юге Индии. Согласно многим свидетельствам, он способен на гораздо большее, чем материализация соли или каких-то камешков. Он выхватывает из воздуха медальоны, кольца и драгоценности и раздает их как подарки. Он также материализует бесконечный поток индийских деликатесов и сладостей, из его рук исходит вубити, или священная зола. Эти события наблюдали буквально тысячи людей, включая ученых и фокусников, и никто не обнаружил ни следа обмана. Одним из очевидцев был психолог Эрлендур Харальдссон из Исландского университета.

Харальдссон более десяти лет изучал Саи Бабу и результаты своих наблюдений опубликовал в недавно вышедшей книге, озаглавленной «Современные чудеса: отчет о психических явлениях, связанных с Сатья Саи Бабой». Хотя, по признанию Харальдссона, нельзя исключить с полной достоверностью возможность каких-либо подтасовок, он приводит массу свидетельств того, что в самом деле имело место нечто сверхъестественное.

Для новичков Саи Баба может материализовать любой предмет по заявке. Однажды, когда Харальдссон вел с ним беседу на тему духовности и нравственности, Саи Баба заметил, что повседневная и духовная жизнь должны «расти вместе как двойная рудракша». Когда Харальдссон спросил, что такое двойная рудракша, ни Саи Баба, ни переводчик не могли подыскать английский эквивалент. Саи Баба хотел продолжить беседу, но Харальдссон не отступался: что имеется в виду? «Тогда Саи Баба вдруг сжал кулак и секунду-другую им помахал. Потом разжал пальцы и, сунув мне под нос, сказал: "Вот это". На ладони лежал предмет, напоминавший два сросшихся желудя. Это и была "двойная рудракша" – сросшийся плод, как срастаются два апельсина или два яблока».

Когда Харальдссон намекнул, что хотел бы взять себе сросшийся плод на память, Саи Баба согласился, но сначала попросил еще раз взглянуть на то, что извлек из воздуха. «Он сжал рудракшу в обеих ладонях, дунул в них и опять их раскрыл. Рудракша была теперь сверху и снизу заключена в два позолоченных колпачка, скрепленные золотой цепочкой. На верхнем колпачке был золотой крест с инкрустированным маленьким рубином и небольшим колечком, чтобы носить на шее как амулет» [58].

С.177 Позже Харальдссон выяснил, что в природе двойная рудракша – заведомая аномалия и вообще исключительная редкость. Несколько индийских ботаников, с которыми он общался, признались, что никогда не видели ничего подобного; когда же он случайно наткнулся на такой же, только куда более невзрачный образчик в одной мадрасской лавке, продавец запросил сумму, равную тремстам долларам. Исследовавший «амулет» лондонский ювелир подтвердил, что золото – исключительной чистоты.

Такие подарки от Саи Бабы не редкость. Он часто дарит дорогие кольца, ювелирные украшения и вообще золотые изделия людям из толпы, которая ежедневно посещает его и почитает как святого. Он также материализует в больших количествах разную снедь, и когда по его мановению появляются буквально из воздуха всякие яства, они еще настолько горячие, что их невозможно удержать в руках. Он может производить сладкие сиропы и ароматные масла, которые буквально изливаются у него из рук (и даже ног), и при этом на коже всякий раз по завершении материализации не остается никаких следов. Он может материализовать такие экзотические предметы, как зерна риса, на которых выгравированы миниатюрные изображения Кришны, или фрукты, не произрастающие в данной местности, или удивительные фрукты-гибриды, например яблоки, которые наполовину яблоки, а наполовину что-нибудь еще.

Столь же невероятна его способность продуцировать священную золу – вубити. Каждый раз, когда он идет среди толпы, из его рук сыплется значительное количество этой золы, обращенной в пепел. Он разбрасывает этот пепел вокруг, в протянутые к нему коробочки и раскрытые ладони, посыпает им головы и тропинку перед собой. За один обход вокруг своего ашрама Саи Баба может произвести столько вубити, что хватило бы наполнить несколько корзин. Однажды Харальдссон, а с ним присутствовавший при этом д-р Карлис Осис, директор Американского Общества Исследования психики, своими глазами видели процесс материализации вубити. Как пишет Харальдссон: «Ладонь Саи Бабы была открыта и повернута вниз, и он быстро описал ею несколько небольших кругов. Тут же в воздухе под ладонью появилось серое вещество. Д-р Осис, сидевший несколько ближе, видел, что оно с.178 появилось именно из воздуха; какая-либо "ловкость рук" исключалась самой механикой появления этого вещества» [59].

СХаральдссон подчеркивает, что устраиваемые Саи Бабой демонстрации не являются массовым гипнозом, поскольку он свободно разрешает снимать их на пленку, и все, что он делает, можно потом показывать вновь и вновь. Сходным образом «извлечение из воздуха» особых, редких предметов или только что изготовленной горячей пищи, а главное – сам объем материализованных предметов свидетельствуют о том, что здесь вряд ли возможен обман. Вообще пока никто еще не мог представить доказательств того, что Саи Баба жульничает. Кроме того, Саи Баба продуцирует непрерывный поток предметов вот уже полвека, с тех пор как ему исполнилось четырнадцать, – факт, который в данном случае подтверждает достоверность феномена материализации и саму незапятнанную репутацию ее исполнителя. Продуцирует ли Саи Баба предметы из ничего? В настоящий момент вопрос до конца не выяснен, но Харальдссон излагает свою точку зрения достаточно ясно. Он полагает, что демонстрации Саи Бабы напоминают нам о «громадном потенциале, спящем в каждом человеческом существе» [60].

Люди, которые могут материализовать предметы, не такая уж редкость в Индии. В своей книге «Автобиография Йога» Парамахамса Йогананда (1893-1952), первый индийский святой, поселившийся на Западе, описывает свои встречи с несколькими аскетами, которые могли материализовать внесезонные фрукты, золотые тарелки и другие объекты. При этом Йогананда предостерегает: такие необычные способности, или сиддхи, не всегда свидетельствует о том, что их обладатель – человек духовно развитый. «Мир – не что иное, как объективизированный сон, – говорит Йогананда, – и если ваше сознание сильно верит во что-то, это что-то непременно сбывается» [61]. Быть может, эти люди попросту нашли способ подключаться к огромному океану космической энергии, которая, согласно Бому, пронизывает каждый кубический сантиметр пространства?

Еще один автор удивительных материализаций, документированных еще более тщательно, чем Харальдссоном чудеса Саи Бабы, – знаменитая Тереза Нейман. В дополнение к своим стигматам Нейман также демонстрировала инедию, то есть сверхъестественную способность жить без пищи. Инедия началась в 1923 году, когда она «перевела» с.179 болезнь горла у одного молодого священника в свое тело и с тех пор несколько лет жила на одной только жидкости, а с 1927 года стала обходиться даже без питья.

Когда местный епископ узнал о посте Нейман, он послал к ней комиссию для расследования. С 14 по 29 июля 1927 года, под руководством доктора Зайдля, четыре францисканских монахини регистрировали каждое ее движение. Они наблюдали за ней круглосуточно; вода, которую она использовала для умывания и полоскания рта, тщательно измерялась и взвешивалась. Монахини обнаружили в отношении Нейман несколько необычных вещей. Она не посещала ванную (за все шесть недель наблюдения она лишь однажды сходила в туалет, причем ее экскременты, исследованные помощником Зайдля д-ром Рейсманом, содержали лишь небольшое количество слизи и желчи, но никаких следов пищи). У нее также не было никаких признаков обезвоживания, хотя средний человек выделяет ежедневно около 400 граммов жидкости с дыханием и приблизительно столько же через поры. При этом ее вес оставался неизменным; хотя в течение одной недели, когда открылись стигматы, она потеряла почти девять фунтов крови, всего через пару дней вес вернулся к норме.

Под конец исследования Зайдль и сестры-францисканки были совершенно убеждены, что Нейман не только ничего не ела, но и не пила в течение всего наблюдения над нею. Исследование, таким образом, подтверждало уникальность феномена Нейман, поскольку если человек еще способен как-то прожить без пищи две недели, то без воды он вряд ли протянет хотя бы неделю. Между тем для самой Нейман это испытание ничего не значило: она ничего не пила и не ела в течение последующих тридцати пяти лет. Таким образом, по-видимому, она не только вырабатывала в огромном количестве кровь, потребляемую стигмами, но и постоянно, помимо воды, продуцировала «из ничего» те питательные вещества, которые необходимы организму, чтобы оставаться в добром здравии. Причем случай Нейман не исключение. В книге Терстона приведены несколько примеров стигматиков, которые годами обходились без пищи и воды.

Феномен материализации распространен шире, чем мы думаем. В литературе о паранормальных явлениях существует множество записей о кровоточащих статуях, картинах, иконах и даже камнях, которым с.180 приписывают историческое или религиозное значение. Есть десятки историй, когда иконы и статуи святых проливают слезы. В 1953 году по Италии прокатился настоящий бум по поводу «плачущих мадонн» [62]. Индийские поклонники Саи Бабы показывали Харальдссону фотографии аскета, на которых постоянно проступал пепел вубити.

 

Изменяя всю картину

В некотором смысле материализация – вызов общепринятому представлению о реальности: если такие явления, как ПК, еще можно как-то согласовать с нашим современным мировоззрением, то извлечение предметов «из воздуха» сотрясает сами его основы. И однако даже это еще не все, на что способно сознание. До сих пор мы рассматривали только те чудеса, в которых реальность задействована лишь частично, – например, истории о людях, которые вопреки известным законам физики перемещают предметы или трансформируют их структуру, если не самих себя, когда, скажем, становятся нечувствительны к огню или материализуют что угодно – кровь, соль, камни, драгоценности, пепел, питательные вещества и т. п. Но если в самом деле реальность представляет собой неделимое целое, почему чудеса происходят только с теми или иными ее «частями» – ее элементами?

Если чудеса – скрытые способности сознания, ответ, конечно, состоит в том, что мы сами запрограммированы воспринимать мир фрагментарно. Это означает, что если бы наше мышление не было столь привязано к частностям, мы видели бы мир по-другому и, может быть, другими были бы чудеса. Тогда вместо того, чтобы находить столько примеров чудесного в отдельных элементах реальности, мы бы находили больше примеров преобразования ее самой. И такие примеры в самом деле имеются, хотя они крайне редки и подвергают наше представление о реальности проверке еще более серьезной, чем эффект материализации.

Один из таких примеров приводит тот же Уотсон. В Индонезии он познакомился с еще одной молодой женщиной, по имени Тиа, которая тоже обладала необычными психическими способностями, только в отличие от Алин проявления этих способностей не были бессознательными. Напротив, она вполне владела своим даром, и этот контроль проистекал из естественной связи Тии с силами, которые дремлют в с.181 каждом. Короче, Тиа была шаманом от рождения, и Уотсону довелось быть очевидцем творимых ею чудес – например, нескольких почти моментальных исцелений, или того, как после жестокой стычки с местным мусульманским лидером Тиа на расстоянии, одним лишь усилием воли подожгла минарет.

Наиболее же поразил Уотсона следующий случай. Однажды он видел, как в тенистой роще деревьев, именуемых индонезийцами кенари, Тиа о чем-то разговаривает с маленькой девочкой. Самого разговора Уотсон не слышал, но по жестам Тии можно было понять, что она хочет сказать ребенку что-то важное, только вот, судя по огорченному выражению на лице Тии, ей это никак не удается. Наконец ее осенило, и Тиа начала какой-то странный танец.

Уотсон стоял как завороженный, глядя, как Тиа что-то показывает в сторону деревьев, и хотя сама она почти не двигалась, в ее жестах чувствовалось нечто гипнотическое. И тут случилось нечто, от чего Уотсон едва не упал: вся роща исчезла. Как он это описывает: «Вот Тиа танцует в роще под тенистыми деревьями кенари; в следующий момент она стоит одна, на слепящем солнце» [63].

Спустя несколько секунд она снова вызвала рощу, и по тому, как маленькая девочка встрепенулась и побежала к деревьям, Уотсон понял, что ему не привиделось: девочка видела то же самое. Но Тиа еще не закончила. Она заставила рощу то появляться, то исчезать, взяла девочку за руки, и они закружились в танце, смеясь и наслаждаясь чудом. Когда Уотсон уходил, у него кружилась голова и подкашивались ноги.

В 1975 году, когда я занимался на последнем курсе Мичиганского университета, у меня было подобное переживание смены реальности. Я был приглашен на обед одним из моих преподавателей в местный ресторан, где мы обсуждали философские аспекты опыта Карлоса Кастанеды. Беседа, в частности, велась вокруг одного эпизода, описанного в книге «Путешествие в Икстлан». Дон Хуан и Кастанеда находятся ночью в пустыне, «в поисках духа», когда наталкиваются на существо, напоминающее теленка, но с ушами волка и птичьим клювом. Существо корчится и кричит, словно в предсмертной агонии.

Сначала Кастанеда испуган, но затем, убедив себя в том, что это не может быть реальностью, видит, что на самом деле перед ними с.182 высохшее дерево, которое дрожит и стонет под ударами ветра. Гордый собою Кастанеда указывает дону Хуану истинную природу увиденного, но старый шаман племени яки, как всегда, преподносит очередной урок. Он говорит Кастанеде, что высохшее дерево и в самом деле было умирающим духом, пока он сохранял в себе силы, но этот дух трансформировался в дерево, едва лишь Кастанеда усомнился в его существовании. Истинны, подчеркнул дон Хуан, обе реальности.

В разговоре с профессором я упомянул, что весьма заинтригован именно этим утверждением об истинности обеих взаимоисключающих реальностей, потому что чувствую, что с помощью этой идеи можно объяснить многие паранормальные явления. Вскоре мы покинули ресторан и, поскольку была ясная летняя ночь, решили пройтись. Продолжая разговор, я увидел впереди нас небольшую группу людей. Они говорили на незнакомом мне языке, а по их оживленному поведению можно было понять, что они весьма навеселе. Кроме того, одна из женщин несла зеленый зонтик, и уже одно это было достаточно странным, поскольку небо было ясным, а по прогнозу не ожидалось никакого дождя.

Не желая столкнуться с этой группой, мы замедлили шаг, когда женщина вдруг начала кружиться, описывая зонтиком большие круги в воздухе, так что нас чуть не задел его кончик. Мы почти остановились – стало ясно, что ее эксцентричное поведение как раз и рассчитано на то, чтобы привлечь наше внимание. Наконец, остановившись и послав в нашу сторону многозначительный взгляд, незнакомка подняла зонтик обеими руками над головой и резко бросила его к нашим ногам.

Мы немо уставились на нее, недоумевая, зачем она это делает, когда начало происходить нечто необъяснимое. Зонтик стал «мерцать», если можно так выразиться, словно фонарик. При этом он издавал странный шуршащий звук, как от мятого целлофана, его искрящийся цвет менялся, края деформировались, и в конце концов он превратился в кривую серо-коричневую палку. Я был настолько поражен, что несколько секунд не мог произнести ни слова. Первым нарушил тишину профессор, в оторопи пробормотавший что-то вроде того, что, по всей видимости, сама женщина воспринимала этот объект как зонтик. Тогда я спросил саму женщину, видела ли она что-нибудь необычное, и она кивнула. После мы с профессором по возможности детально описали друг другу с.183 то, что видели: наши версии полностью совпали, за исключением лишь того, что профессор утверждал, будто зонтик, превращаясь в палку, «зашипел» – звук, который, согласитесь, не слишком отличается от шороха мятого целлофана.

 

Что же все это значит?

Описанный случай вызывает много вопросов, на которые у меня нет ответов. Я не знаю, кто были люди, кинувшие нам под ноги зонтик, и видели ли они то же, что мы с профессором, – хотя целенаправленное столь же, сколь эксцентричное поведение женщины склоняет к предположению, что эти люди были вполне вменяемы. Мы были настолько заворожены магическим преображением зонтика, что когда пришли в себя, ни женщины, ни ее спутников уже не было. Я могу лишь гадать об истинных причинах и сути того, что случилось, но предполагаю, что оно каким-то образом было связано с предшествовавшим разговором о Кастанеде.

Не знаю, почему именно я обладаю такой привилегией – так часто попадать в паранормальные ситуации. Должно быть, это как-то связано с моими врожденными необычными психическими способностями. Когда я был еще подростком, мне то и дело снились вещие сны. Я часто видел людей «насквозь». Когда мне было семнадцать, во мне спонтанно открылась способность видеть энергетическое поле, или «ауру», вокруг живых существ, и по сей день я часто могу определить состояние человека по характеру и окраске его ауры. Но прежде всего я должен отметить, что все мы одарены теми или иными способностями. Некоторые из нас, например, природные артисты. Другие умеют здорово танцевать. Так и я, похоже, родился со способностью преображать реальность, привлекая каким-то образом силы, вызывающие паранормальные события. Я благодарен этой способности, открывшей мне многое во вселенной, но не знаю, почему ею наделен.

Но я знаю, что «инцидент с зонтиком», как я его назвал позже, привел к радикальным изменениям в моем мировоззрении. В этой главе мы рассматривали чудеса в определенной последовательности – в зависимости от глубины и серьезности отмечаемых ими сдвигов в нашем восприятии, или фактуре реальности. ПК нам легче представить, чем способность выхватывать объект из воздуха, а в материализацию объекта с.184 легче поверить, чем в появление и исчезновение целой рощи или в паранормальное появление целой группы людей, которые могут чудесным образом превращать материю из одного вида в другой. Эти случаи со все большей очевидностью свидетельствуют о том, что реальность, по сути, не что иное, как голографический конструкт.

Возникает вопрос: в самом ли деле, как полагает Бом, эта голограмма сравнительно устойчива и подвержена лишь незначительным изменениям со стороны сознания? Или же она только кажется устойчивой, но при определенных условиях ее можно изменить и придать ей практически любую форму, о чем свидетельствуют многочисленные чудесные превращения? Некоторые исследователи из числа сторонников голографической теории полагают, что верно последнее. Например, Гроф не только серьезно относится к материализации и другим паранормальным явлениям, но считает, что реальность на самом деле построена «на песке» и подвластна тонкому влиянию сознания. «Мир отнюдь не такой прочный, как мы привыкли считать», – говорит он [64].

Среди упомянутых исследователей – физик Вильям Тиллер, заведующий отделом материаловедения при Стэнфордском университете. Тиллер считает, что реальность подобна тому, что под названием «голодек» (holodeck) впервые появилось в известном телешоу «Звездный переход: грядущее поколение». В этой серии передач голодек представляет собой среду, находясь в которой можно симулировать практически любую реальность по желанию: непроходимый лес, шумный город и т. п., – своего рода «скатерть-самобранка». С ее помощью можно также изменять по желанию предметы, например материализовать лампу или избавиться от опостылевшего письменного стола. По мнению Тиллера, вся вселенная – тоже своего рода «голодек», созданный «интегральным сознанием» всех живых существ. «Вселенная – не что иное, как место для нашего опыта, и мы сами создали законы, которые ею управляют». «И когда мы дойдем до границ нашего понимания, то тем самым создадим новую физику и изменим законы вселенной» [65].

Если Тиллер прав и вселенная представляет собою огромный голодек, тогда способность материализовать двойную рудракшу или «включать и выключать» целую рощу не должна показаться такой уж с.185 невероятной. Даже «инцидент с зонтиком» можно рассматривать как временную аберрацию того, что мы называем обычной реальностью.

Эмоциональный накал беседы о Кастанеде привел к изменению голограммы реальности в нашем подсознании в сторону того, что мы в тот момент считали возможным. По утверждению Ульмана, поскольку наша психика постоянно пытается научить нас вещам, не вписывающимся в опыт обычной реальности, наше подсознание может быть запрограммировано на случайное выявление таких чудес. Это приоткрывает занавес над истинной природой реальности и показывает, что мир, который мы создаем сами, бесконечно разнообразен.

Утверждение о том, что реальность создается интеграцией сознания всех живых существ, равнозначно утверждению, что вселенная состоит из полей реальности. Если это так, то понятно, почему реальность некоторых элементарных частиц, таких как электроны, кажется относительно устойчивой, в то время как реальность других частиц, скажем, аномалонов, кажется более пластичной. Возможно, что поля реальности, воспринимаемые нами как электроны, стали частью космической голограммы давным-давно – может быть, даже раньше, чем человеческие существа стали составляющей этой голограммы. Тогда электроны могут быть настолько глубоко укоренены в голограмме, что оказываются невосприимчивыми как к воздействию человеческого сознания, так и к другим, новым полям реальности. Напротив, аномалоны могут изменять свои свойства от лаборатории к лаборатории, потому как они являются лишь недавними полями реальности, которые находятся еще в зачаточном состоянии, все еще блуждают, так сказать, в поисках идентичности. В некотором роде они напоминают искрящийся шампанским берег, сконструированный перципиентами гипнотизера Тарта и только-только вышедший из импликативного порядка.

Это может среди прочего объяснить, к примеру, почему аспирин помогает предотвратить инфаркт американцам, но не британцам. Возможно, здесь опять-таки мы имеем дело с недавним полем реальности, только начавшим приобретать форму. Есть даже подтверждение того, что способность материализовать кровь – тоже сравнительно недавнее поле реальности. Парапсихолог Рого замечает, что записи чудес, связанных с кровью, начали появляться лишь после случая с кровью Сан Дженаро, в четырнадцатом веке впервые отказавшейся разжижаться.с.186 Тот факт, что другие чудеса с кровью ранее были неизвестны, указывает, по-видимому, на то, что лишь к тому времени открылась такая способность. Как только она материализовалась, другим событиям стало легче подключиться к этому полю реальности, что объясняет появление значительного числа чудес, подобных чудесам с Сан Дженаро.

Действительно, если вселенная – голодек, тогда все, что кажется стабильным и нерушимым, от законов физики до вещества галактик, должно рассматриваться как поля реальности, напоминающие коллективный сон. Все кажущееся постоянство вселенной – иллюзорно; напротив, вечно лишь сознание живой вселенной.

Конечно, есть и другое объяснение. Возможно, что поля реальности – исключительно аномальные события (как, например, «инцидент с зонтиком»), а мир в целом остается таким же стабильным и неподвластным безотчетному воздействию сознания, как нас учили раньше. Проблема с этим допущением лишь в том, что его тоже нельзя обосновать. Единственный критерий, с помощью которого мы можем определить нечто как реально существующее, – скажем, входящего в гостиную красного слона, – это выяснить, видят ли его другие люди. Как только мы допустим, что несколько людей могут создавать реальность – будь то зонтик-хамелеон или мелькающая роща, – у нас больше нет доказательств, что мир не является продуктом воображения. Все остальные аргументы остаются на усмотрение личных мировосприятий и мировоззрений. А личные мировосприятия и мировоззрения разнятся. Джан предпочитает думать, что только реальность, созданная сознанием, подлинна. Он говорит, что «вопрос о том, существует ли "внешнее" снаружи, – вопрос абстрактный. Если нет способа проверить эту абстракцию, то нет смысла ее моделировать» [66]. Глобус, с готовностью принимая то, что реальность – это конструкт сознания, предпочитает считать, что за пределами нашего восприятия существует реальный мир. «Меня интересуют разные необычные теории, – говорит он, – а одна из них постулирует существование реального мира, независимого от его восприятия» [67]. Однако он признает, что это лишь его личное допущение, которое нет никакой возможности проверить опытным путем.

Что касается меня, то мой собственный опыт подсказывает: я должен согласиться со следующим описанием реальности доном Хуаном: с.187 «Мы – не объекты, а чистое осознание, не имеющее ни плотности, ни границ. Представление о плотном мире лишь облегчает наше путешествие на земле, это описание, созданное нами для удобства, но не более. Однако наш разум забывает об этом, и мы сами себя заключаем в заколдованный круг, из которого редко вырываемся в течение жизни» [68].





Рекомендуемые страницы:


©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-04-15 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!