Культуры шнуровой керамики и боевых топоров.





Около четырех с половиной тысячелетий назад на территорию Брянского края, заселенную неолитическими племенами по долинам Ипути, Десны и Судости проникают с юго-запада и запада воинственные пришельцы, говорившие на диалекте древнего индоевропейского языка (предка германских, балтийских, славянских и ряда других языков). Они частично изгоняют и уничтожают, а частично поглощают неолитическое финно-угорское население региона – охотников, собирателей и рыболовов. Эти пришлые племена, благодаря одному из классиков русской археологии В.А. Городцову, впервые выявившему их следы на Днепре, получили название «Среднеднепровская культура».

Рис.3. В.А. Городцов Василий Алексеевич Городцов (1860-1945). Выдающийся русский археолог-энциклопедист. Вел полевые исследования памятников разных эпох от палеолита до средневековья. Учился в Рязанской духовной семинарии, затем в военном училище. Двадцать шесть лет служил офицером русской армии, а, уйдя в отставку в 1906 г., всецело отдался любимому занятию – археологии. Его дальнейшая судьба неразрывно связана с Государственным Историческим Музеем в Москве. В Брянском крае исследовал палеолитическую стоянку Тимоновка и несколько курганов под Брянском.

Сейчас уже понятно, что «среднеднепровцы» - это целая группа родственных племён. Они были выходцами из Центральной Европы. Прежде чем войти на территорию Брянского края, они прошли через территории современной Беларуси и Украины. Характерен для них особый орнамент на сосудах, нанесенный с помощью витой веревочки – отсюда и название «шнуровая керамика». Ученые выделяют так называемый «общеевропейский горизонт шнуровых культур» протянувшийся от Рейна до Волги, от Альп до Урала. Отпечатки шнурка составляют на горшках горизонтальные и диагональные ряды, елочные композиции и пояса из соприкасающихся штрихованных треугольников. Иногда они дополнялись прочерченными по сырой глине линиями. Все эти композиции носили магический характер и отражали представления об устройстве Вселенной. «Шнуровики» относились к группе древних этносов, которую порой называют «ариями». Слово это происходит от индоевропейского «ар» - «пахать».

Хозяйство.Действительно, «шнуровики» были относительно оседлыми земледельцами, (археологами по находкам обугленного зерна и отпечаткам зерен в глине, из которой лепили горшки, установлено, что они выращивали пшеницу, ячмень и другие злаки) и скотоводами со смешанным стадом – крупный и мелкий рогатый скот (коровы, овцы), лошади, свиньи. Зерно растирали в муку, из которой делали лепёшки, выпекая их на глиняной вымостке очагов. Об этом свидетельствуют найденные плиты-зернотёрки и терочные камни-куранты. Немалую роль в жизни «шнуровиков» играли охота на дикого зверя и рыболовство. На зверя и птицу охотились с помощью лука и стрел, копий и дротиков, ставили силки. Захват новых территорий мог быть связан с нехваткой земель под поля и пастбища и ростом численности населения. Дело еще и в том, что обрабатывать землю мотыгой и примитивным ралом, как мы уже знаем, можно было только в приречной зоне, где преобладали легкие песчанистые почвы. Потому полями становились только долины рек, а не всё окружающее пространство. Тяготы земледелия лежали в основном на женской части населения. Удел мужчин был иной – выпас скота, охота, оборона и вообще война.

Рис.4. Люди культуры шнуровой керамики. Бронзовый наконечник копья и кремнёвые наконечники стрел (Брянский краеведческий музей)

Оружие.Вероятно, у шнуровых племён имелась уже простейшая воинская организация. Без нее не были бы возможны их боевые походы и захват новых территорий. Это подтверждается наличием специализированного боевого оружия, которое было и символом родоплеменной власти того, в чьих руках находилось. Недаром «шнуровиков» называют еще и «культурами боевых топоров».

Шлифованные боевые топоры, чаще всего сделанные из камня – гранита, диорита, диабаза – сопровождали воинов и их вождей не только в бою, но и после смерти – в могиле. Естественно, сверлёные топоры нередко использовали и для различных работ: для рубки дерева, в качестве молотков, клиньев для расщепления дерева. На изготовление такого топора – шлифовку, сверление отверстия для рукояти, нанесение орнамента – в среднем требовалось 18-35 часов. Для сверления применялся лучковый способ, при котором вращение сверла достигалось за счет поворотов надетого на него лука. Одной рукой мастер покачивал лук, а другой прижимал сверло сверху. Сверло делали из полой кости крупного диаметра, насаженной на деревянную ось. Внутрь кости засыпался кварцевый песок, игравший роль абразива. В ходе работы песок постепенно просыпался из полости сверла под края коронки и медленно истирал просверливаемый камень. Поскольку успех сверления зависел от силы нажима, часто применяли дополнительные искусственные утяжелители.

Рис.5. Сверление каменного топора: лучковое сверло и недосверленная заготовка.

Обух (часть топора, противоположная лезвию) чаще всего был оформлен в виде молота. По форме лезвия и обуха выделяют много типов каменных сверлёных топоров. Имеются похожие на топоры каменные булавы, у которых нет лезвия. Изучение распространения каждого типа позволяет ученым уточнять древние межплеменные границы, поэтому каждая случайная находка каменного топора для науки необычайно важна. Более ста экземпляров каменных топоров сохраняются в экспозициях и фондах государственных музеев Брянского края, есть такие находки и в некоторых школьных музеях. Иные сверлёные топоры – настоящие произведения искусства. К примеру, в Трубчевском музее хранится топор в форме медвежьей головы. Есть там и церемониальный топор (знак власти вождя, старейшины или жреца) из лосиного рога, также изготовленный в виде медведя. По-видимому, медведю поклонялись, как хозяину леса, а может быть и мифологическому тотемному предку. Иногда каменные топоры украшали орнаментом, в котором угадываются привязка к топорищу, а также литейные швы дорогих бронзовых топоров.

Редко – вероятно для главных воинов и вождей – вислообушные и втульчатые топоры, а также кинжалы и наконечники копий делали из бронзы, драгоценной для людей, живших вдали от медных месторождений. Бронза поступала на первых порах, по данным спектрального химического анализа, от южных соседей с Кавказа. Кроме оружия из нее делали инструмент (шилья и ножи) и украшения. Среди украшений диадемы, браслеты, шейные гривны, двуспиральные височные кольца (спираль - символ Солнца, которому «среднеднепровцы» поклонялись как источнику жизни).

Рис.6. Вооружение культуры шнуровой керамики (ранний бронзовый век). 1 – каменная булава, 2 – каменный топор в форме головы медведя. 3-7 – каменные топоры-молотки. 8 – бронзовый наконечник копья. 9 – бронзовый боевой топор. 10 – реконструкции бронзового и каменного топоров. Трубчевский и Брянский краеведческие музеи.  

Литые наконечник копья и проушной вислообушный топор раннего бронзового века были найдены в 1946 году на территории Брянского машиностроительного завода, вероятно, на месте древнего захоронения вождя, разрушенного при строительстве. Они экспонируются в Брянском краеведческом музее.

Поставки металла с Кавказа спустя некоторое время прекратились из-за смены населения, лежавшего к югу. С новыми обитателями степей договориться, видимо, бело непросто. Но спектральный анализ бронзовых изделий показал, что «шнуровики» вышли из этой ситуации, наладив новые экономические связи в другом направлении: они стали получать бронзовые слитки из Карпатского региона и с далекого Балканского полуострова. О торговых связях с Прибалтикой свидетельствуют украшения из янтаря.

Предметы быта, посуда. Бронзы было очень мало, она дорого стоила при обмене с соседними племенами, и потому большая часть повседневных орудий труда и охотничьего и боевого оружия – скребки, ножи, наконечники стрел и копий, рабочие клиновидные топорики-тёсла – изготавливалась из кремня. Клиновидный топорик привязывался в расщелине рукояти ремнями из сыромятной кожи или жилами, либо вставлялся в специально выдолбленное гнездо в рукояти. Для закрепления использовалась смола. На стоянке бронзового века Хотылево был найден клиновидный топорик из халцедона – полудрагоценной разновидности кремня.

Рис.7. Ритуальный роговой топор с изображением медвежьей морды. Трубчевский музей
Рис.8. Клиновидные топорики-тёсла. Вверху – экспонаты из Трубчевского краеведческого музея. Внизу – реконструкция.  
     

Посуда со шнуровым орнаментом изготавливалась мастерами вручную, без гончарного круга, из глины с примесью кварцевого песка. Посуда делилась на две группы – кухонную (ту в которой хранили запасы и готовили пищу), и столовую (ту, из которой кушали). Среди кухонной посуды наиболее распространены были горшки с плоским дном, округлым выпуклым «бомбовидным» туловом и прямым – вертикальным или воронковидным – венчиком. Имеются дуршлаги с дырочками, сделанные специально для отцеживания сыворотки с творога. Столовая посуда разнообразней: это не только более качественно изготовленные горшки, но и шаровидные амфоры, банки, чаши, кубки. Другие керамические изделия представлены пряслицами и ткацкими грузиками, что говорит о прядении шерсти и изготовлении тканей.

Рис.9. Горшки со шнуровым орнаментом, бронзовые ножи. Брянский краеведческий музей

Поселения и жилища.Поселения бронзового века в Брянской области располагались обычно на песчаных дюнах в заливных поймах рек, на бровках низких надпойменных террас, а иногда - и на высоком коренном берегу, на отделенных оврагами мысах. Площадь поселений достигает 4000 квадратных метров, хотя, как правило, они заметно меньше.

Археологи находят на поселениях следы домов столбовой конструкции с глиняными печами или очагами – как наземных, так и полуземляночных, углубленных в нижней части порой до полутора метров. Площадь домов могла быть разной – от 25 до 120 квадратных метров. Стены обкладывались деревянными плахами. Внутри располагались скамьи-нары для сна. Рядом с домами находились хозяйственные постройки и ямы-хранилища. Одно из жилищ было исследовано археологами К.Н. Гавриловым и А.А. Чубуром в Хотылево близ Брянска. Оно реконструировано, как просторное помещение с очагом и с двускатной крышей, опиравшейся на землю и на несущие столбы. В таком доме могли жить не только люди, но и некрупные домашние животные вроде коз или овец.

Рис.10. Так могли выглядеть дома бронзового века  

Погребальный обряд и религия.Умерших сородичей «шнуровики» хоронили по-разному: под курганом или в простой могиле, сжигая тело покойного или же закапывая его. Возможно, обряд зависел от положения умершего в племени.

Самая большая курганная группа «шнуровиков» в Брянском крае – Белынец – раскопана киевским археологом И.И. Артеменко прямо напротив села Вщиж Жуковского района, на низком левом берегу Десны. В могильнике было обнаружено 39 захоронений – три по обряду сожжения (кремации), остальные – по обряду трупоположения (ингумации). Курганы были весьма внушительными сооружениями: они достигали в диаметре от 6 до 20 м, современная их высота – до 4,5 м. Свежие, не оплывшие ещё насыпи были, конечно, ещё выше.

На месте будущего кургана сначала разводили очистительный костер. Затем рыли могильную яму. В ней покойников хоронили в скорченной на боку позе, как у ребенка в утробе женщины, вероятно символизировавшей возврат в утробу Матери-Земли для перерождения в новой жизни – реинкарнации. Прах (пережженные кости покойника, оставшиеся после кремации – сожжения), в случае кремации, просто ссыпали в ямку или в подготовленный горшок – погребальную урну. Посуда в захоронениях свидетельствует о вере в необходимость заупокойного питья и пищи. Возможно, в сосудах были также подношения богам и стражам царства мёртвых (один из таких мифических стражей дошел до нас в сказках в виде Бабы-Яги), необходимые для того, чтобы умершего беспрепятственно пропустили в потусторонний мир.

Рис.11. И.И. Артёменко Иван Иванович Артёменко (1924-1989) - советский археолог, член-корреспондент Академии наук Украины. Ветеран войны. С 1948 по 1955 гг. работал в Днепропетровском историческом музее, затем в Институте археологии Академии наук Украины, став с 1973 года его директором. Исследовал поселения и могильники эпохи бронзы, в том числе множество памятников на территории Брянской области.

Над ямами часто сооружали деревянные навесы, дно могил устилали золой, деревом, камышом или берестой. Перекрытие засыпали остатками горевшего вначале обряда очистительного костра. Вокруг накрытой могилы выкапывали ровик, одновременно насыпая с помощью этого грунта курган над нею. Наконец, насыпанный «дом мёртвого» - курган – окружали деревянной столбовой оградкой-частоколом. Вокруг могил археологи обнаруживают остатки костров, битую посуду, кости животных, наконечники стрел – остатки поминального пира и заупокойные дары.

Обычай хоронить под курганами, «шнуровики», по-видимому, переняли у скотоводов ямной культуры, жителей Приднепровских степей. При кочевом или пастушеском скотоводстве, когда долговременные поселения отсутствуют, найти в бескрайней степи при постоянных кочёвках места захоронений предков можно только по издалека видным курганным насыпям. Однако «шнуровики», в отличие «ямников», были не только скотоводами, но и земледельцами, и вели оседлый образ жизни. Наличие в их погребениях охры и золы – символов огня и жизненной силы, как и предание мертвых тел погребальному костру, говорят, что они поклонялись огню и Солнцу, что было характерной чертой индоевропейцев.

Курганные могильники «шнуровиков» известны на территории Брянска (Куракин бор), Брасовского района (хутор Александровский) и во многих других местах. Грунтовый (бескурганный) могильник со следами кремации был исследован экспедицией А.С. Смирнова у села Партизанское (Святое) на реке Навля. Остатки семи сожжений были ссыпаны на дно овальных ям. Вещи в таких захоронениях беднее, чем в курганных. Не исключено, что без кургана хоронили простолюдинов, не связанных с военной и вождеской элитой. Возможно, что курганов над головой не удостаивались и поглощенные «шнуровиками» представители местных неолитических племён.

Рис.12. Курган бронзового века. Сверху – вниз: вид в древности, вид в современности и скорченное погребение  

Могильники рассказывают нам не только о погребальном обряде, структуре общества и древних верованиях. Они доносят до нас информацию о том, чем болели и сколько жили наши далекие предки. Мы теперь знаем, что средняя продолжительность жизни «среднеднепровцев» составляла всего около 30 лет.

Сосницкая культура. Около трех с половиной тысяч лет назад днепро-деснинские племена «шнуровой культуры» постепенно превращаются в более развитую культуру, которую ученые назвали сосницкой – по городу Сосница в Черниговской области Украины. Говорили «соснинцы» уже на языке, отчасти напоминающем язык современных латышей и литовцев – балтских народов, а отчасти – будущий древнеславянский язык.

Орнаментация посуды «соснинцев» все так же представляла собой отпечатки шнура, палочки с навитой верёвочкой, прочерченные линии. Они образуют на поверхности сосудов горизонтальные и елочные композиции и треугольники. Постепенно сосуды становятся всё более толстостенными, грубыми, а в орнаменте появляются ряды «жемчужин» - наколов, сделанных изнутри, оставляющих на наружной поверхности сосуда ряд выпуклостей. Начинают делать и сосуды со сделанными щепкой наколами (они идут рядами или группируются в треугольники), а так же с насечками по венчику.

Рис.13. Изделия сосницкой культуры с территории Брянского края. Слева – направо: наконечник коптя, бронзовый топор, каменный шлифованный топор и способ его крепления на рукоять

Из редкой и ценной бронзы отливали ножи, топоры-кельты, булавки, браслеты, тёсла, наконечники копий, спиралевидные украшения, связанные с солнечным культом. Одним из основных материалов для орудий остаётся камень. Из него делали не только ножи, скребки, наконечники, зернотерки, но и молоты, которыми ковали бронзу, а также последние в истории шлифованные топоры. Они уже не так разнообразны, как раньше. Для крепления к рукояти вместо сверлёного отверстия стали делать просто поперечную канавку, которую охватывал расщепленный верх топорища и кожаные ремешки.

Сосницкие некрополи похожи на погребальные памятники их предков: курганные – с трупосожжениями и трупоположениями, и грунтовые – только по обряду кремации. К концу бронзового века «соснинцы» уже практиковали только кремацию. Археологи исследовали на Брянщине курганные могильники Бесец 1 и Бесец 2 (Жуковский район), Белые Берега на реке Снежеть под Брянском, грунтовые могильники у поселка Малиновка (Выгоничский район) и у села Лутовиновка (Рогнединский район).

Восточные соседи.

Cейминско-турбинский феномен. Не раз из-за Уральских гор в Европу приходили племена, менявшие ход истории. Впервые Азия преподнесла Европе такой «сюрприз» на рубеже раннего и позднего бронзового века 3600 лет назад. Археологи по местам самых ярких находок на Оке и в Сибири назвали следы древних пришельцев памятниками Сейминско-Турбинского типа. Происхождение и быт этих пришельцев из Азии остаются одной из загадок археологии бронзового века. Поселений «сейминцев» мы не знаем: это были кочевники. Но археология говорит о необычайном погребальном обряде пришельцев. Как правило, в могилах отсутствуют человеческие останки и сосуды с «загробной пищей». Зато по уложенному в могильную яму инвентарю – доспехам, наконечникам копий и дротиков, кинжалам, кельтам, скупым украшениям – можно безошибочно определить, что умершие были воинами. Кельт - особый вид боевого топора с отверстием с торца обуха, надевавшийся на коленчатую, в виде буквы "Г" рукоять.

Рис.14. Воин сейминско-турбинской культуры в доспехе и боевой раскраске. Наконечник сейминского копья с реки Ипуть

Эти отряды воинов, коневодов и металлургов, опередивших время по уровню боевого искусства и технологий, были малочисленны и просуществовали менее 200 лет. Известно лишь несколько сотен находок их уникальных металлических изделий на огромных пространствах от Монгольских степей до Финских болот. Однако оружие «сейминцев» и их военная организация оказались настолько совершенны, что в короткий срок эти люди прошли тысячи километров от Саян и Алтая по лесостепям и западносибирской тайге, перевалили через Уральские горы, и выбралась на лесные просторы Европы. Ненадолго завоеватели видимо даже установили политическое господство над племенами лесной и лесостепной зон Восточной Европы. Влияние их на местные народы в области знаний о металле, его свойствах, получении, обработке было революционным. До их прихода никто в Европе не знал, например, секрета тонкостенного литья. К семинско-турбинским изделиям можно отнести и великолепно выполненный бронзовый наконечник копья, найденный на реке Ипуть в Брянской области.

Конец завоевателей оказался бесславным. Их было немного. Они внушали страх и уважение, но постепенно старились, умирали и в течение столетия почти бесследно растворились среди местного населения. Однако, их знания, боевой опыт, ремесленное мастерство перешли на вооружение к новым хозяевам – носителям абашевской археологической культуры, с которыми сейминцы успели наладить добрые отношения.

Абашевская культура. Во второй четверти II тысячелетия до нашей эры по огромной территории – от левого берега Десны до Урала расселились сформировавшиеся на Среднем Дону племена. Их следы получили название «абашевская культура» по селу Абашево в Чувашии, где раскопан один из курганных могильников. У «абашевцев», как и у известных нам «среднеднепровцев» были общие предки – древнейшие индоевропейцы.

Поселки абашевской культуры, стоявшие по берегам рек, состояли из столбовых полуземлянок с двух- и четырехскатными крышами, крытыми камышом. В каждом жилище было по нескольку помещений, вполне возможно, что каждое предназначалось для отдельной семьи. Таким было, например поселение, раскопанное археологом В.Н. Гурьяновым у села Хизовка (Дятьковский район) и поселения на Неруссе.

Рис.15. Абашевские костяные псалии и колесница. На карте показана (красным цветом) территория изобретения колесницы и далее разными цветами с проставленными датами (годы до нашей эры) – её распространение по территории Старого Света.

Хозяйство основывалось на коневодстве и разведении крупного рогатого скота. Земледелие носило подчиненный характер, так же, как охота и рыболовство. Наличие костяных псалиев (деталей конской упряжи, крепившихся к удилам, располагавшимся во рту лошади и служивших для управления) свидетельствует о том, что «абашевцы» первыми в Восточной Европе использовали колесницы запряженные лошадьми. Сейчас известно, что колесница была изобретена в южном Приуралье около четырёх тысячелетий назад. Оттуда техническое новшество распространялось по всему Старому Свету, вплоть до Египта, Китая и Британских островов. Колесницы были не только транспортом, но и грозными боевыми машинами. При этом «абашевцы» не умели ездить верхом.

«Абашевцы», получив знания от «сейминцев», создали высокоразвитую для своего времени металлургию и металлообработку. Поскольку им стали известны источники меди на Урале, появилась возможность не зависеть от соседей, торговавших медью и бронзой с Кавказа, Карпат и Балкан. Собственное производство привело к созданию вещей, похожих на «сейминские». Это, во-первых, оружие: вислообушные топоры, применявшиеся как в бою, так и для корчевки леса, наконечники копий, кинжалы. Во-вторых – орудия производства: плоские топоры-тёсла, серпы, ножи, шилья. Встречаются рыболовные крючки. Велись на поселениях обработка камня, кости, рога, выделка кож.

Самый многочисленный материал, получаемый при раскопках – керамика. Из теста с добавлением толченой ракушки делали глиняные ленты, из них лепили сосуд. Слабый обжиг производился прямо в костре. Стенки горшков, банок, мисок, чаш были грубые, толщиной в сантиметр и более. Горшки имели форму перевернутого колокола. Основной орнамент – прочерченные линии: параллельные либо образующие ёлочки, паркет, зигзаг.

Рис.16. Люди абашевской культуры. Реконструкция антрополога Г. Э. Лебединской по черепам из погребений

Погребальный обряд предусматривал захоронение под курганом, в могильной яме с деревянными конструкциями и перекрытием. Умерший лежал на спине, вытянув ноги. Голова обычно была обращена на северо-восток – в сторону земель, ставших прародиной племени. В последний путь его сопровождали посуда с пищей, орудия труда, оружие. Сосуды часто помещали не только с покойным в могиле, но и на перекрытии или рядом с ней. Погребальный инвентарь деснинских абашевцев – а их могильники найдены у сёл Салтановка на Навле и Дятьковичи и Немеричи в Жуковском районах – не позволяет говорить о расслоении на богатых и бедных. Это была окраина «абашевского мира». Лишь на Дону – в центре племенной территории – обнаружены захоронения военной и жреческой элиты, в которых находят знаки власти (каменные булавы и жезлы с костяными навершиями), оружие, остатки колесниц и принесенных в жертву животных.

Судьбу «абашевцев», пытавшихся «вклиниться» в Брянские леса, решила их малочисленность и малая пригодность лесов для привычного для них пастушеского скотоводства и передвижения на колесницах. Пришлые скотоводы были поглощены местным населением. А судьба «абашевцев» на остальной их территории связана с ираноязычными создателями так называемой срубной культуры, также постепенно их поглотившей. «Срубники» стали истоком многих народов Евразии. Нам известно имя народа, материальные следы которого археологам известны как поздний этап срубной общности: киммерийцы – воинственный народ, уже упомянутый в древних письменных источниках, включая «Историю» Геродота.

Поздняковская культура. Исчезновение воинственных, но неприспособленных к жизни в лесах «абашевцев» открыло путь в Подесенье с востока, из Поочья оттесненным в начале бронзового века в леса финно-уграм – создателям поздняковской археологической культуры, названной археологами по селу Поздняково возле города Мурома.

«Поздняковцы» жили в лесах, в небольших родовых поселениях, расположенных на низких речных террасах. Дома с плетеными стенами, двускатной крышей и несколькими очагами (по очагу на семью) были большие - до 18 метров в длину, с. Пол был немного углублен в землю. Хозяйство держалось на скотоводстве и земледелии, развиты были охота и рыболовство. Орудия в основном делались из кремня. Собственных месторождений меди у поздняковцев, в отличие от абашевцев, не было. Медь они привозили в слитках с южного Приуралья, однако, бронзовые изделия – серпы, наконечники копий, топоры, кинжалы и ножи, украшения – изготавливали. Посуда поздняковцев – плоскодонные широкие горшки, покрытые сложным орнаментом, в котором угадывается разнообразная солнечная символика. Курганы поздняковцев были не только могилами, но, одновременно, и святилищами, где приносились в жертву духам и богам животные.

Рис.17. В.А. Падин Василий Андреевич Падин (1908-2003) – археолог, краевед, театральный режиссер, родился и большую часть своей жизни провёл в Трубчевске, свыше 40 лет проработал директором Трубчевского краеведческого музея. Им открыты несколько десятков памятников археологии, раскопаны курганные могильники эпохи бронзы и эпохи средневековья, несколько городищ и древних поселений в округе Трубчевска.

Археолог В.А. Падин раскопал у села Радутино (Трубчевский район) курганный могильник поздняковской культуры. В курганах он обнаружил следы ритуальных костров, заполненные золой ямы, ямки от столбов, а также остатки похожего на конический шалаш сооружения. Еще один курганный могильник, сочетавший признаки захоронений и святилищ, раскопан В.А. Падиным в урочище Панщина близ села Кветунь (Трубчевский район). Под насыпью самого большого кургана, состоявшей из земли, золы и угля, открылось огромное кострище, окруженное круглой канавой, символизировавшей Солнце. В ней веерообразно стояли толстые дубовые обрубки. Костяк лежал в могильной яме. Умершего сопровождали копьё с бронзовым наконечником и спрятанный в деревянные ножны кинжал с прорезной фигурной рукоятью, на лезвии которого было отчеканено изображение змеи. В финно-угорской мифологии змеи связаны с царством мертвых – подземным миром. Интересно и дошедшее до наших дней название «Панщина». На финно-угорских языках «паннен» значит «класть, полагать», а «пангед» - «могила», а мы помним, что «поздняковцы» были финно-уграми.

Рис.18. Наконечник копья, кинжал и горшок из кургана поздняковской культуры в Панщине

На реке Судость в селе Юдиново (Погарский район) К.М. Поликаропович исследовал более поздний могильник – уже грунтовый, бескурганный. Скелеты погребённых «поздняковцев» лежали в неглубоких ямах, на спине, головой на северо-восток. В погребениях были найдены глиняные сосуды, кремнёвые наконечники стрел и дротиков и даже бронзовый наконечник копья.

Лесных финно-угров, решивших вернуться в Подесенье, постигла судьба «абашевцев» - их постепенно поглотили местные племена.

Бондарихинская культура.Следы одного из племён конца бронзового века, обитавших на Днепровском левобережье получили название «бондарихинская культура» по урочищу Бондариха близ города Изюм. «Бондарихинцы», скорее всего, были ираноязычным племенем, потомками одной из групп срубного населения. Поселения бондарихинской культуры встречаются на юге Брянской области на высоких участках заливных лугов – пойм и на уступах низких речных террас (например, Курово 6 в Погарском районе). Археологи полагают, что здесь происходило смешение пришлого бондарихинского и местного сосницкого населения. Обнаруживаемые на поселениях жилища напоминают среднеднепровские – они велики по площади (часто больше 100 квадратных метров) и имели столбовую конструкцию стен и двускатную крышу. Иногда это наземные дома, иногда - углубленные полуземлянки.

Рис.19. Втульчатый топор-кельт позднего бронзового века с юга Брянской области и способ его крепления на рукояти Рис.20. Воин бронзового века. С картины художника Вильгельма Петерсена

Следы деятельности людей на поселениях свидетельствуют о земледельческо-скотоводческом образе жизни «бондарихинцев». Специализировались они на разведении крупного рогатого скота, хотя на поселениях есть также кости коз, свиней, овец, лошадей. О земледелии свидетельствуют кремневые жатвенные серпы и кварцитовые зернотерки. Выращивали бондарихинцы просо, пшеницу, ячмень, бобовые культуры. Занимались литьем из бронзы (топоры-кельты, наконечники копий), обработкой камня, плетением, прядением, ткачеством. Излюбленная форма посуды – хорошо обожженные горшки с маленьким плоским дном, резко расширяющимся от него до середины высоты туловом и слегка отогнутым или прямым венчиком. В их глиняном тесте наблюдается примесь песка и слюды. На стенках был нанесен орнамент в виде ямок, символизировавших зёрна (магическое пожелание изобилия, чтобы горшок всегда был полон). Одними из первых на территории центра Восточной Европы эти племена освоили получение железа.

Известные археологам погребения говорят о кремации умерших. Прах хоронили в ямке, без вещей или с обломками горшков. На месте погребения устанавливался деревянный столбик - прообраз современных надгробий.

Рис.21. Поселение позднего бронзового века. Рассмотрите внимательно картину. Составьте рассказ о том, чем заняты изображенные на ней люди

Контрольные вопросы и задания:

1. Перечисли известные археологические культуры бронзового века, существовавшие на территории Брянского края.

2. Попробуй объяснить термины: кельт, псалий, курганный могильник, грунтовый могильник, кремация, ингумация

3. Чьей принадлежностью являются костяные псалии бронзового века?

а) культур шнуровой керамики;

б) абашевской культуры;

в) поздняковской культуры;

г) бондарихинской культуры;

4. Выясни, какие предметы эпохи бронзы есть в ближайшем краеведческом, школьном музее. Где они были найдены? К какой культуре могут принадлежать?

 


Глава 4. Железный век

Со времени, когда люди научились получать более прочный, чем бронза и более доступный металл – железо, археология начинает отсчитывать ранний железный век.

Железо в древности производили сыродутным способом. Лимонит (болотную руду) промывали, обжигали, а затем засыпали в горн. Туда же добавляли «флюс» - мел, мергель, известняк. Топливом служил дубовый уголь. Для получения тонны железа требовалось примерно 30 тонн угля. Его можно было добыть, вырубив участок дубового леса 500 х 500 метров. Не удивительно, что железные вещи очень ценились. Температура в горне доводилась до 1800 градусов. В процессе выплавки через глиняные сопла, вставленные в специальные отверстия, вдувался мехами холодный («сырой») воздух – отсюда и название процесса - «сыродутный». Конусообразный горн высотой около метра давал пористую двухкилограммовую железную лепешку-крицу. Она проковывалась тяжелыми каменными молотами, после чего полученное железо шло на изделия. На древних поселениях железного века часто встречаются куски металлургических шлаков.

Рис.1. Выплавка железа сыродутным способом. Изучите рисунок и расскажите, как строилась домница, чем заняты древние металлурги, как выглядело полученное железо

С началом железного века совпадает приход в Европейские степи скифских племён, говоривших на языке сходном с иранским, осетинским, таджикским. Воинственные кочевники-скифы объединили под своей властью множество племён в Великую Скифию. Древнегреческий историк Геродот писал, что сторона подчиненной скифам почти квадратной территории равнялась 4000 стадий (греческий стадий по легенде равен 600 ступням Геракла – около 200 метров). Иначе говоря, Скифия с севера на юг тянулась как раз от Черноморского побережья до южных границ Брянского края.

Соседи скифов – родственные им сарматы. В их обществе почетное место занимали женщины. Наверное благодаря им возникли легенды о воительницах-амазонках. Геродот пишет, что по обычаю девушка-сарматка не могла выйти замуж, пока не убьет врага. К IV в. до н.э. сарматы захватывают большую часть Скифии. На территории Брянской области сарматские древности редки. Это единичные находки черешковых трехлопастных бронзовых и железных наконечников стрел в южных районах.





Читайте также:
Роль языка в формировании личности: Это происходит потому, что любой современный язык – это сложное ...
Основные направления социальной политики: В Конституции Российской Федерации (ст. 7) характеризуется как...
Определение понятия «общество: Понятие «общество» употребляется в узком и широком...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-06-11 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.032 с.