Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам. Они оказались на грани развода, но Эйден понял, что не может позволить своему браку




АННОТАЦИЯ

Они оказались на грани развода, но Эйден понял, что не может позволить своему браку развалиться на Рождество. Успеет ли он вернуться домой к Вивиан и спасти их любовь?

Вивиан так гордилась своим мужем-пехотинцем, но его постоянное отсутствие наложило печать на их брак. Скрывая свою боль, она по некоторым причинам нуждалась в Эйдене больше, чем когда-либо прежде. Он сделал ей предложение в снегу, и Рождество всегда было для них волшебным временем. Однако в этом году праздники принесли Вивиан лишь мрак и одиночество. Если бы Эйден был рядом, она могла бы преподнести ему особый сюрприз.

 

Над переводом работали:

Перевод: Александра Йейл

Редактура: Александра Йейл

Вычитка: Александра Йейл

Русификация обложки: Poison_Princess

Переведено для: https://vk.com/alex_yale


 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. 4

Глава 2. 8

Глава 3. 11

Глава 4. 14

Глава 5. 17

Глава 6. 20

Глава 7. 23

Глава 8. 26

Глава 9. 29

Эпилог. 34

 


 

Глава 1

«Ты прав. Мы не можем найти общий язык, и искра между нами давно угасла. Я понимаю, почему ты хочешь сдаться. Думаю, нам нужно развестись. Вивиан»

У Эйдена чуть не остановилось сердце. И не просто запнулось. Нечто подобное он чувствовал, когда недалеко от Кабула взорвалась самодельная бомба и убила троих членов команды.

Вот только сейчас Эйден был не на миссии, где за каждым углом подстерегала опасность. Речь шла о его браке. У него защипало глаза, и он снова прочел электронное письмо. Первой его эмоцией был шок. Затем последовал гнев. Но под ними крылось нечто странное, чего Эйден никогда не испытывал прежде.

Впервые Вивиан закончила письмо иначе, нежели «люблю, навсегда». Разве Эйден говорил в послании, отправленном накануне в два часа ночи, что хочет опустить руки? Что именно он там понаписал? Вернувшись в раздел с отправленной корреспонденцией, Эйден открыл письмо своей жене.

«Вивиан, детка, мы только и делаем, что спорим. Ругаемся. Оно того не стоит. С меня хватит. И все из-за того, что мы хотим ребенка? Из-за твоего нежелания, чтобы я подвергал себя опасности и исполнял свой долг? Это моя работа. Она оплачивает счета. Когда мы поженились, ты знала, на что шла»

Ничего себе. Резко. Холодно. Грубо. И свое послание Эйден не подписал вообще. Семь лет вместе, три года в браке, и Вивиан захотела развестись? Они только отпраздновали третью годовщину. Неужели он обменял брак на профессию?

Эйден очень гордился своей военной карьерой. Он упорно добивался успеха и крайне серьезно относился к обязанностям главного старшины. Эйден был безоговорочно предан своему отряду из четырех человек. Группа только что выполнила очередное задание, и он был этому рад.

Даже гордясь проделанной работой и своей командой, Эйден сожалел, что миссия выпала на то время, когда ему нужно было спасать брак. Как раз перед праздниками.

Почему они заговорили о разводе теперь? На Рождество? Команда должна была вылететь в США через две недели, если бы не поступило иного приказа. Планы часто менялись. Такова уж жизнь военных. Тем не менее, они отсчитывали недели вместо месяцев и скоро начали бы отсчитывать дни вместо недель. Вернувшись в США, военные по обыкновению проходили трехдневную адаптацию. Так они после оперативного развертывания начинали привыкать к гражданской жизни. Что было особенно полезно для бойцов спецназа вроде Эйдена, страдавших от стресса и прочих проблем, вызванных участием в военных действиях. Затем солдат отпускали домой. Дом. Было больно даже мысленно произносить это слово.

Командир хотел устроить им отпуск на само Рождество, но задача оказалась невыполнимой. Более того, Эйден пытался купить билет, чтобы вылететь пораньше и увидеться с Вивиан праздничным утром. Безуспешно. Она была в Сан-Диего или же на Марсе, если измерять расстояние чувствами. В итоге Эйден сидел здесь, на другом конце света от своей жены и спорил с ней, хотя мечтал просто крепко ее обнять.

Он познакомился с Вивиан семь лет назад в баре под названием «Mc P’s» на полуострове Коронадо, где гулял со своими друзьями. В переполненном зале Эйден услышал смех — мелодичный и радостный, чистый и волшебный, выделявшийся среди разговоров и хохота. Эйден всматривался в лица посетителей бара, пока не заметил наипрекраснейшую женщину из всех им виденных. Длинные темно-рыжие волосы обрамляли нежное милое лицо, простое, но также и сексуальное. Как у непослушной библиотекарши. Карие глаза дерзко блестели, притягивая Эйдена. Вообще-то, Вивиан притягивала всех. Люди вокруг нее были сосредоточены лишь на ней и ловили каждое ее слово, ожидая очередной заразительной улыбки или смеха.

Она стояла посреди толпы поклонников и смотрела на Эйдена так, словно во всем мире не существовало никого другого. Медленно склонив голову набок, Вивиан заинтересованно улыбнулась, кокетливо изогнув губы, накрашенные к празднику красной блестящей помадой.

В то время Эйден только окончил BUD/S[1] на побережье Сан-Диего по программе морской пехоты. Он был отлично сложен, с точеными сильными мышцами. Тем вечером люди в баре расступались перед ним, когда он шел к Вивиан, не отводя от нее взгляда. Остановившись напротив нее, Эйден протянул руку.

— Эйден О'Райли.

— Вивиан Базиль, — представилась она. Французская фамилия, да и черты лица тоже намекали на происхождение.

Это была любовь с первого взгляда. Эйден не искал свою «единственную» и не планировал остепеняться, но в тот миг вся его жизнь переменилась. Вскоре он приглашал Вивиан на свидания вечерами и звонил ей днями. Месяц спустя они вместе отправились на Медвежью гору в поисках приключений. Вивиан постоянно говорила, что обожает снег, и Эйден порадовал ее поездкой на горнолыжный курорт.

Прибыв туда, они уже через час поспешили на склон, где выяснили, что оба любили доводить себя до предела. Вивиан упорно работала и училась на курсах для медсестер, поэтому ее целеустремленность не удивила Эйдена. Со зловредной усмешкой Вивиан пыталась превзойти его. И ему это нравилось.

Тем вечером они гуляли в обнимку, пока не начался снегопад. Вивиан смеялась и кружилась, раскинув руки в стороны.

Хлопья снега становились все больше и падали все быстрее. Схватив Эйдена, она потянула его танцевать. Вивиан посмотрела на него со снежинками на ресницах, и он хрипло прошептал ей:

— Я люблю тебя, Вивиан.

Она улыбнулась еще лучезарнее.

Любовь Эйдена была всепоглощающей и искренней, поэтому, когда он рассказал о ней друзьям, никто из них и не вспомнил, что Вивиан появилась в его жизни всего несколько месяцев назад. Он приглашал ее на ужины и в кино, на другие горнолыжные курорты, на серьезные или сумасшедшие свидания — куда угодно, лишь бы побыть вместе. Эйден не мог ею насытиться, и она была по уши в него влюблена.

Как они дошли от изобилия, счастья и безумной любви до обсуждения развода?

— Что стряслось, братишка? Почему такое лицо? — Дэниелс хлопнул его по плечу и вырвал из размышлений.

Эйден даже не пошевелился. Он не отводил глаз от телефона с все еще открытым электронным письмом на экране.

— Дружище?

— Ничего, — наконец покачал головой Эйден.

Но лучший друг не купился. Они слишком хорошо друг друга знали и понимали с полуслова. Познакомившись в Сан-Диего во время BUD/S, они вместе проходили строгую подготовку. За прошедшие годы их дружба окрепла. На миссиях они плечом к плечу сталкивались с опасностью и вместе переживали как взлеты, так и падения. Эйден уважал умения Дэниелса, равно как и его привычку открыто выражать свое мнение.

Сев на край койки, Дэниелс оперся локтями на колени. Эйден вздохнул и попробовал заговорить, но не смог. У него сдавило грудь и горло. Проведя ладонью по лицу, словно в попытке стереть боль, он протянул другу свой телефон.

Последовало несколько секунд тишины. Затем Дэниелс выругался и кинул телефон в Эйдена, попав ему в грудь.

— Какого черта? — одновременно воскликнули оба.

Потянувшись между койками, Дэниелс толкнул Эйдена в плечо.

— Я пришел к тебе, когда умерла моя мама. Пришел, когда Рики мне изменила. И ты все это время скрывал?

— Знаю, знаю, — Эйден был беззащитен.

В темных глазах друга плескались обида и беспокойство. Эйдену казалось, будто он сидит в глубокой яме, и на него бросают грязную землю, хоронят его. Несмотря на суровую внешность, он умел сострадать тем, о ком заботился.

— Ты сказал, что отпуск в сентябре помог. Но на деле с тех пор все летело под откос, и ты молчал?

Война и командировки стали тяжелым испытанием для брака. Эйден был готов к ним и не сомневался, что они с Вивиан справятся.

«Мы должны делать свое дело», — в конце концов, морских пехотинцев вызвали сюда не на воскресный ужин.

Вивиан должна была понимать, с каким физическим и умственным напряжением сталкивается ее муж изо дня в день. Что касается Дэниелса, в общем, Эйден не хотел рассказывать о кризисе в семейной жизни, тем более, на миссии малейшее отвлечение могло поставить под угрозу всю команду. Но чего ему стоило молчание?

— Я думал, что смогу все исправить!

Внезапно Эйден вспомнил глаза Вивиан, когда она провожала его в последний раз. Прежде во время прощаний она всегда храбрилась. Вивиан расправляла плечи и высоко поднимала голову, чтобы не отягощать Эйдена своими заботами. Но провожая его в эту командировку, она обхватывала себя руками, и в ее больших карих глазах стояли слезы. Она едва держалась. Эйден дважды обернулся, и напоследок одними губами произнес «я люблю тебя». В тот миг он больше ничего не мог ей дать.

Та последняя поездка домой была тяжелой, даже отчаянной. Вивиан умоляла Эйдена не отправляться на следующую миссию. Она хотела, чтобы муж всегда был рядом или, по крайней мере, чаще. Вивиан хотела семью. Он тоже хотел, но взял на себя обязательства перед родиной и командой.

— Мне нужно немного воздуха, — вскочив с койки, Эйден промчался мимо своего друга.

— О'Райли! — крикнул Дэниелс ему вслед. — Мы не сдаемся.

Хоть Эйден и слышал его слова, однако не остановился и выбежал на улицу.

Он и не хотел сдаваться. Но все испортил. Безвозвратно. Их брак распался. Эйден потерял Вивиан — лучшее, что было в его жизни.


 

Глава 2

Вивиан почти не спала, но не позволяла себе встать и проверить электронную почту. Она написала Эйдену вчера вечером, чтобы он получил письмо, когда в Афганистане наступит утро. Они были на разных концах света, жили разными жизнями и летели в разных направлениях, как летучие мыши из ада.

Близилось Рождество, и Вивиан снова была одна. Эйден с седьмой командой должны были прилететь домой в начале следующего года и застрять на адаптации.

Так ли она нужна, эта адаптация, если вместо нее можно побыть дома с семьей? Ладно, нужна, просто Вивиан не до конца понимала ее смысл. Даже зная, что ведет себя эгоистично и глупо, она ничего не могла с собой поделать. У нее зашкаливали гормоны, и она некоторое время боролась с депрессией. Праздники просто добили ее.

Наконец Вивиан поднялась с кровати и поплелась в гостиную. В затемненном углу стояла скромная елка — лишь маленькая тень с мерцающими гирляндами. Последние годы Вивиан с самого утра зажигала рождественские огни. Они создавали волшебную атмосферу и разгоняли рассветный сумрак, пока весь остальной мир только отходил ото сна.

По пробуждению Вивиан тянуло к Эйдену. Несмотря на споры и боль, она нуждалась в нем и скучала по нему. Честно говоря, Вивиан даже заползла на его половину кровати, прежде чем вспомнила, что он был на миссии. Обычно она так себя не вела, но сейчас скучала по Эйдену куда сильнее, вероятно, из-за своего положения. К тому же ей снились очень яркие сны. В них Эйден нежно будил ее, поглаживая спину, целуя плечи и шею. Ощущения были такими реалистичными, что Вивиан почти могла почувствовать его запах. На несколько блаженных секунд она позволила себе представить, что Эйден каким-то чудом вернулся домой пораньше и на самом деле лежал с ней в постели.

Было семь утра, и Вивиан, заварив свой любимый чай с лимоном и имбирем, села за ноутбук. У нее пульсировала голова. Желудок перекувыркнулся, угрожая избавиться от содержимого. Как бы Вивиан ни хотела найти утешение в чае, но отставила чашку, не в состоянии есть или пить.

Раньше она была сильнее, пока Эйден ее не разбаловал. Всякий раз, когда Вивиан болела, он гладил ее лоб, брал на себя все дела по дому и готовил ей куриный бульон с лапшой. При воспоминании о лучших временах она невольно улыбнулась и посмотрела вверх, на полку, где рядом с причудливым снежным шаром — подарком Эйдена на их первое Рождество — стояла фотография. На снимке были они, вдвоем, на Медвежьей горе. Вивиан обласкала взглядом ослепительную улыбку Эйдена и его глаза, лучащиеся радостью и удовлетворением.

Казалось, у них были все необходимые составляющие для счастливого брака. Они гордились друг другом, наслаждались долгими беседами и имели много общего. Вот только в прошлом году их отношения кардинально изменились. Вначале Эйден отмахнулся от проблем, списав их на легкий кризис семи лет. Вивиан тоже слышала и читала о периоде, когда супруги немного охладевали. Да, как раз семь лет, если считать свидания, помолвку, а затем и брак. Но кризис не был мимолетным. Он неуклонно усугублялся. И электронное письмо от мужа казалось последней точкой.

Потерев низ живота, Вивиан пожалела, что не зашла накануне в супермаркет и не купила крекеров. Судя по значку в углу экрана ноутбука, интернет был подключен. Лишь через минуту Вивиан решилась открыть электронную почту. Дюжина сообщений спама, письмо от подруги, но ни весточки от Эйдена.

«Он даже не потрудился мне ответить»

Душевная боль породила новую волну тошноты, и Вивиан согнулась в своем кресле. Спотыкаясь, она поковыляла по коридору, сдерживая слезы и рвотный позыв. Вивиан добралась до ванной и рухнула на пол. Хоть желудок и успокоился, она все равно разрыдалась, уткнувшись в зеленое полотенце для рук. Вивиан ненавидела слушать собственный плач — звук слабости. Последние годы она была сильной ради Эйдена. Он должен был оставаться сосредоточенным на своей работе, особенно когда отправлялся на миссии. Вивиан не могла отвлекать его бытовыми проблемами. Должна была сама справляться со сложностями. Так вначале говорили ей другие жены морских пехотинцев, поэтому она стала стойкой, смелой и молчаливой, даже если нуждалась в муже.

Теперь, хватаясь за живот и думая о ребенке, Вивиан до смерти боялась, что потеряла их будущее.

Кто-то постучал в дверь.

«Только не сейчас…», — вздохнула она и, заставив себя подняться с пола, поплелась в прихожую. Не успев открыть дверь, Вивиан уже чувствовала, что пришла мама.

— Привет, мама, — сказала она, натянув на лицо улыбку.

Марта склонила голову набок и изогнула губы в классическом проявлении материнского беспокойства.

— Виви, я проезжала мимо, увидела твою машину и решила зайти. Разве тебе не нужно на работу? Милая, ты выглядишь не очень.

— Спасибо, мама, — Вивиан пригласила ее войти, прежде чем холодный воздух хлынул в дом. — Я поеду на работу чуть позже.

Она не стала объяснять, почему. Босс знал о ее токсикозе и разрешил ей приезжать к десяти. Чтобы мама не успела сказать что-нибудь еще, Вивиан продолжила:

— Ты выглядишь фантастически, как всегда.

И она не соврала. Марте было почти шестьдесят, но выглядела она на сорок. Мама просияла и поцеловала дочь в щеку. Отстранившись, Марта сжала ее плечи и пару секунд смотрела ей в лицо. После чего шумно вздохнула и взглянула на живот Вивиан.

— Боже. Черт возьми! Ты беременна?

Вивиан попятилась, стараясь не заплакать и не упасть в объятия матери. Отвернувшись, она взяла себя в руки и попыталась казаться радостной.

— Да, почти четыре месяца.

Мама закивала, шепотом подсчитывая месяцы, прошедшие с последнего отпуска Эйдена.

— Почему ты мне не рассказала?

— Если честно, вначале я не знала, — слава Богу, мама не спрашивала, чей ребенок. Никто не сомневался в верности Вивиан, но вопрос времени был непростым. — То есть, Эйден приезжал всего на неделю перед этой своей бесконечной командировкой, и я переживала. Потом наступили праздники, а затем…меня начало тошнить по утрам.

Найдя в себе силы скрыть истинные эмоции за притворной радостью, Вивиан повернулась к маме лицом. Но было непросто, когда Марта погладила ее по щекам и широко улыбнулась.

— О, готова поспорить, Эйден вне себя от счастья! — взяв Вивиан за руку, мама провела ее к дивану в гостиной. — Какой прекрасный рождественский сюрприз! — к счастью, она не ждала ответа и не смотрела Вивиан в глаза, иначе бы точно заподозрила неладное.

Больше всего на свете Вивиан хотела рассказать Эйдену о ребенке. Но с тех пор как она узнала о беременности, каждый их разговор превращался в спор.

— Сколько вы пытались? Два года? — Марта села на диван.

Вивиан кивнула, боясь говорить. И почему она не доверилась маме раньше? Вивиан всегда была слишком гордой, никогда не проявляла слабость и не просила о помощи. Обучаясь на курсах медсестер, она продолжала работать и все равно получила почти четыре балла. После выпуска Вивиан устроилась на работу в ближайшее отделение неотложной помощи и вскоре нашла себе место в медицинском центре. Мало того что у нее на руках были прекрасные рекомендации от начальства и коллег, так она еще и со всеми находила общий язык, будь то мужчина или женщина. Недавно Вивиан назначили старшей медсестрой в филиале возле дома.

Карьера пошла в гору, но брак с Эйденом налетел на невидимую стену и дал трещину. Вивиан покачала головой, избавляясь от скверных мыслей. Мама внимательно наблюдала за ней с сомнениями в ясных голубых глазах. Тех самых, цвет которых Вивиан всегда хотела унаследовать вместо карего от своего отца.

— Почему ты не радуешься? — наконец спросила Марта.

— Я так по нему скучаю, — слезы пролились и обожгли глаза. Не сумев объясниться, Вивиан просто упала в объятия матери и разрыдалась.


 

Глава 3

— Мы не сдаемся. Ты. Не. Откажешься от своего брака. Понял, солдат? — Дэниелс стоял позади Эйдена и, чеканя каждое слово, разговаривал с ним командирским тоном. Такой приказ Эйден хотел бы исполнить. — О'Райли, я знаю, что ты ее любишь. Два года, пока вы встречались, ты говорил только о ней. И после свадьбы был самым счастливым человеком из всех, кого я видел. Ты даже произносишь ее имя особым голосом. Ты знал? Между вами что-то невероятное.

«Было что-то невероятное», — и Эйден как идиот позволил чуду увянуть.

— Винни, ты не понимаешь, — он нечасто называл друга по имени, но теперь был тот самый случай. Возможно, имя заставило бы Дэниелса прислушаться. — Вивиан поставила точку. Мы уже год не можем разобраться с проблемами. Больше не за что бороться.

Схватив Эйдена за плечи, Дэниелс развернул его так резко, что тот чуть не упал.

— О'Райли! Конечно же, есть за что бороться — за твою жену! Сбежать не вариант.

В течение минуты они смотрели друг другу в глаза. Дэниелс сам прошел через развод, горький и уродливый. Придавший веса его словам.

Запрокинув голову, Эйден вздохнул. Расстройство накалялось, готовое вскипеть и выйти из-под контроля.

— Возможно, у меня уже нет выбора. Вивиан нужен тот, кто будет рядом. Она хочет семью. А я…а я ее предал.

Да, он все испортил. Дело было кое в чем серьезнее его постоянного отсутствия. Гораздо серьезнее. Он растоптал доверие Вивиан, ее любовь и уверенность в себе. И все одной короткой беспощадной исповедью десять месяцев назад.

Проступок был не таким уж кошмарным, но не в том суть. Легкое увлечение другой женщиной нанесло тот же ущерб, что и измена.

Невинная дружба, зашедшая чуть дальше…ну, возможно, дружба мужчины и женщины не может быть абсолютно невинной. Синди была рядом. Вивиан нет. Они часто спорили, в то время как Синди хотела лишь шутить и веселиться. Эйден скучал по жене и был настолько глуп, что не подумал, какие чувства вызовут его заигрывания с другой женщиной. В любом случае, он лишь пытался ослабить тоску по Вивиан. Вскоре Эйден осознал свою ошибку, но задним числом ничего не изменишь. Что за бардак.

— Кто она?

Эйден пожал плечами. На самом деле, не было никакой разницы. На месте Синди могла оказаться любая.

— Помнишь Синди?

— И оно того стоило? — скривился Дэниелс.

— Нет, все не совсем так… — Эйден пытался оправдаться тем, что шутки и флирт помогали ему забыть о проблемах в браке. Что-то свежее, якобы никак не связанное с Вивиан. Но он был неправ. Теперь Эйден понял. Он сам заварил эту кашу и повел себя как дурак.

Дэниелс попятился и окинул его долгим взглядом. Возможно, его мнение о друге изменилось. Что причиняло боль, ведь они дружили больше трех лет и были братьями по оружию. Пехотинцы в команде сроднились. Прикрывали друг друга, и их семьи тоже сблизились. Отчасти Эйден боялся, что братья — особенно Дэниелс — осудят его, рассердятся или даже отвернутся. С другой стороны, возможно, Дэниелс лишь хотел, чтобы друг преуспел в том, в чем сам он потерпел неудачу — в браке.

Эйден ждал, но упрека так и не последовало.

— Тогда все исправь, — спокойно сказал Дэниелс. — Заведи семью. Через несколько недель ты будешь дома. Не позволь своему браку пасть жертвой этой войны.

Удивившись словам Винни, Эйден покачал головой и отвел взгляд.

— Не выйдет. У нас не получилось забеременеть. Это угнетает Вивиан, а меня нет рядом, чтобы поддержать ее. Я ее подвел. И потерял. Понимаешь?

Он хотел на кого-нибудь накричать, но только не на своего друга. Тем не менее, Дэниелс по-прежнему стоял на месте и слушал. Теперь, когда оба замолчали, тишину нарушало лишь тяжелое прерывистое дыхание Эйдена.

Вдалеке слышались и другие звуки, отошедшие на второй план.

С самого начала Вивиан всегда верила Эйдену. В первый раз, когда они оказались в постели, она посмотрела на него широко распахнутыми глазами и попросила:

— Будь нежен, хорошо? — Вивиан попыталась рассмеяться и обратить все в шутку, но Эйден чувствовал ее дрожь. Скорее всего, она боялась его силы и размера тела, пока он не показал ей, каким нежным и любящим может быть.

Эйден не хотел потерять Вивиан. Они ссорились не из-за того, что она ему разонравилась. Он не устал от нее, не разлюбил, ничего подобного. Просто Эйден очень не хотел быть вдали от нее и сердился на самого себя за причиненную ей боль.

— Что для этого нужно? — спросил Дэниелс, окончательно сбивая с толку.

Эйден смотрел на него еще минуту, пытаясь осознать простые слова. Что нужно? Реально ли вообще убедить Вивиан, что у них есть шанс? Что им стоит попытаться спасти брак? Эйден вздохнул, и ему захотелось расплакаться. Он никогда не плакал.

— Она очень хотела, чтобы я вернулся домой к Рождеству.

Дэниелс хлопнул в ладоши, словно только что нашел решение.

— Значит, мы доставим тебя домой! — развернувшись, он зашел в казарму, крича по пути: — Общий сбор. Нам нужно все распланировать. Все сюда, быстро! Нас ждет миссия.

— Дэниелс? — Эйден медленно последовал за ним.

— Мы доставим тебя домой к Рождеству, и ты спасешь свой брак. Устроим особую тайную операцию.


 

Глава 4

Внезапный звонок испугал Вивиан. Взяв телефон, она посмотрела на экран и случайно уронила сотовый.

— Эйден!

Вивиан подняла телефон с пола, проклиная себя за участившееся сердцебиение. В первую секунду она обрадовалась, пока не напомнила себе, что между ними все кончено. Они попытались. И потерпели неудачу.

— Привет, — все, что сумела сказать Вивиан, заставив себя говорить ровно.

После его последнего письма ей хотелось просто повесить трубку.

— Детка…я знаю, что тебе больно, и меня нет рядом, но можешь дать мне еще немного времени? — сказал Эйден спешно и хрипло, будто переволновался. Иногда он говорил точно так же, когда возвращался с миссии. Вивиан могла представить себе его ясно, как день, словно он стоял прямо перед ней. Закрыв глаза, она на мгновение насладилась его обликом.

Но затем откашлялась.

— Еще немного времени перед чем? — вслух задалась вопросом Вивиан.

В ее груди зародилась паника. Эйден узнал о ребенке? Возможно, он был в курсе и боялся, что она решит прервать беременность. Снова почувствовав тошноту, Вивиан направилась в ванную, но ходьба и несколько глубоких вдохов помогли. Конечно же, Эйден не мог знать. Никто не знал, кроме ее босса, который никому не рассказал бы, и мамы…мама! Она ведь не позвонила Эйдену?

— Все…все хорошо? — спросил он после долгой паузы. — Ты не…ничего не сделала? — в его голосе было столько вопросов и оттенков, что Вивиан окончательно запуталась.

Скорее всего, речь шла о разводе.

— Не сделала чего? И зачем тебе нужно время? — возможно, Эйден спрашивал об официальном расторжении брака. И все же Вивиан хотела заставить его сказать прямо.

Ведь это он сбежал от проблем. И разве не Эйден поднял вопрос о расставании? Она не знала, как ей дальше выносить эту боль. Любовь смешалась с ненавистью, разрывая сердце.

— Мне просто нужно немного времени. Не хочу, чтобы ты принимала решение до окончания праздников и до моего возвращения. Детка, пожалуйста, подари нам еще одно Рождество. Это ведь наш сезон, помнишь? Дай немного времени, чтобы вспомнить, как хорошо нам может быть вместе. Я тебя люблю.

Эмоции нахлынули на Вивиан с такой силой, что лишили дара речи. Зажмурившись, она старалась взять себя в руки, в то время как внутри нее разливался океан желаний, боли и тоски.

— Вивиан? Я люблю тебя.

Она попыталась вдохнуть и ответить, но из ее рта вырвалось лишь нечто похожее на всхлип. Сейчас Эйден ничем не напоминал того, с кем она переписывалась последние три месяца. Тот мужчина воздвиг вокруг себя стены, отправлял короткие электронные письма и не любил звонить жене, чтобы не спорить с ней. Короче говоря, он просто сбегал от проблем. И как после этого Вивиан могла снова ему поверить?

— Помнишь наше первое Рождество, когда мы еще только встречались? Мы отправились в парк, и после полуночи пошел снег. Как и в ночь нашей встречи. Ты сказала, что так Бог благословляет нас, и мы танцевали в свете фонаря.

Вивиан действительно помнила. Будто наяву она видела, как снежинки искрились, словно белые алмазы в темноте. Видела облачка пара, вырывавшиеся изо рта, когда они с Эйденом смеялись и разговаривали.

— Да, — ответила Вивиан сквозь смех и слезы, — и к утру снег растаял.

Волшебство для них двоих.

Точно так же они танцевали в снегу в их первые совместные выходные на Медвежьей горе. Счастливые воспоминания напоминали снежинки — тысячи волшебных моментов. Но теперь они таяли и исчезали точно так же как снег.

Или нет?

Представив себе любовь в глазах Эйдена, когда он смотрел на нее, танцевавшую в снегу, Вивиан вспомнила обо всех замечательных чертах характера своего мужа. Она знала, что у морских пехотинцев грязные рты, но с ней он разговаривал исключительно как джентльмен. Сквернословие Эйден оставлял для компании друзей.

Также он был чрезвычайно опрятен и всегда помогал Вивиан делать уборку, однако иногда мог с радостью провести всю субботу дома в пижаме. В такие дни они спали, смотрели кино и сидели вечерами перед камином, попивая чай и обсуждая совместное будущее.

Молчание затянулось, пока оба думали о потерянном счастье.

— Помнишь, как я сделал тебе предложение?

Эйден пустил в ход тяжелую артиллерию, но Вивиан не хотела отгораживаться от воспоминаний. Светлых, радостных. Вытащив из коробки на столике салфетку, Вивиан вытерла нос.

— В снегу, — напряженно выдавила она.

Эйден застал ее врасплох. На их первую годовщину он отвез Вивиан к историческому руднику. Они погуляли по лесу, заглянули в шахту и поиграли. Она пошла обратно к машине и обернулась посмотреть, почему задержался Эйден. Он стоял на коленях и протягивал ей маленькую красную бархатную коробочку.

«Выходи за меня замуж, Вивиан. Сделай меня самым счастливым мужчиной на свете»

Падая на кольцо, солнечный свет отражался от него миллионом лучей, отчего оно казалось блестящим, словно чистейший редкий бриллиант. Отведя глаза от кольца, Вивиан увидела на лице Эйдена любовь и серьезность. Он не был обычным мужчиной. Высокий, красивый, сильный, заботливый, Эйден обладал глубиной мысли и на все имел свое мнение. Вивиан нравилось, что он был активным, но притом мог до двух утра говорить с ней на любую тему. Идеальная пара.

Предложение было неожиданным, но Вивиан не раздумывала. Ее сердце уже знало ответ.

«Да!»

— Конечно, помню, — прошептала она.

Вивиан запоздало поняла, что из-за вечных споров о работе они не вспоминали свои особые моменты.

— Значит ли это, что ты меня дождешься?

На этот раз она не стала делать вид, будто не поняла вопроса.

— Да, я могу подождать до окончания праздников, — даже если не удастся наладить отношения, можно было, по крайней мере, не разводиться на Рождество. — Вот только зачем? Мы говорим, говорим и говорим, но проблемы-то никуда не делись.

— Давай отложим разговор до личной встречи. Просто дождись меня, хорошо?

Вивиан хмыкнула, как и всегда, когда соглашалась вопреки недовольству.

— Детка, мне нужно идти, но я хочу как можно скорее снова поговорить с тобой. Люблю тебя, — и Эйден, похоже, надеялся услышать ответное признание.

— До свидания, Эйден, — Вивиан повесила трубку, гадая, почему не смогла сказать мужу, что любит его.


 

Глава 5

Закончив разговор, Эйден вернулся в тихую комнату, где его ждали друзья. Он посмотрел на Дэниелса, выражение чьего лица было убийственно серьезным, затем на Танка, еще одного члена команды. Как Эйден, так и Дэниелс доверили бы старшине первого ранга Чарльзу «Танку» Эдвардсу свои жизни. Прозвище ему дали из-за огромного тела и силы. У Танка всегда была наготове какая-нибудь глупая шутка, но даже он задержал дыхание в ожидании вестей о том, как прошел разговор с Вивиан.

Эйден кивнул, и вопреки всем усилиям выглядеть сдержанным по его лицу расплылась улыбка. Танк издал победный возглас. Дэниелс вскочил на ноги и похлопал Эйдена по спине.

— Говорил же я тебе, ты, труса кусок! Мы никогда не сдаемся, если речь идет о чем-то важном.

И Вивиан действительно была важна. Важнее всего на свете. Если бы она только знала.

— Ладно, — Дэниелс повернулся, и Эйден заметил на доске буквы. Красные и витые, они складывались в надпись «Операция: Рождество особого назначения». И ниже небрежным курсивом: «Как нам доставить жалкую задницу О'Райли домой к Рождеству?»

— И как мы это сделаем? — спросил Эйден, сожалея, что говорил не с такой радостью и благодарностью, с какими следовало бы.

— Как-нибудь, — Дэниелс расставил ноги на ширину плеч и засунул руки в карманы. Он смотрел слишком много фильмов и всегда действовал, как сильные герои-командиры, например Лесли Сандей в исполнении Роберта Де Ниро из «Военного ныряльщика».

Почувствовав в груди разгорающееся пламя, Эйден внимательно осмотрел всех присутствующих. Он служил с этими людьми, доверял им свою жизнь и охотно умер бы за любого из них.

У него в голове прозвучала клятва морского пехотинца:

«Мой народ ожидает, что я буду физически и морально сильнее, чем мои враги. Если я упаду, то поднимусь снова и снова, я приложу все свои силы, чтобы защитить моих товарищей и выполнить миссию. Моя битва никогда не кончится. Мы соблюдаем дисциплину. Мы открыты новому. Жизнь моих товарищей и успех нашей миссии зависит от меня. Нашей тренировке нет конца. Мы тренируемся для войны, сражаемся за победу. Я готов использовать все силы и средства ради выполнения своей миссии и достижения цели, поставленной моей страной. Исполнение моих обязанностей будет быстрым и жестким при необходимости, но основанным на принципах, которые я защищаю. Отважные мужчины сражались и погибали, создавая гордую традицию и репутацию, которой я должен соответствовать. В худших условиях наследие товарищей моих укрепляет мою решимость и безмолвно направляет мою руку. Я не подведу»

Но также Эйден поклялся любить и защищать Вивиан, жить для нее. И принял обе клятвы близко к сердцу. Временами он сомневался, сможет ли исполнить их одновременно, даже если и хотел этого каждой фиброй души.

В комнате повисла тишина.

— Спасибо вам всем. Но, ребята, мы полетим в Штаты не раньше, чем через пару недель, и я не смогу уклониться от адаптации. Я уже отправлял запрос. Все мы подчиняемся приказам.

— О'Райли, мы — морпехи, — поднялся Танк. — И ты должен добраться до Вивиан.

Распахнулась дверь, и все развернулись. На пороге стоял главный старшина Ки Арора, уважаемый, но требовательный руководитель подразделения.

— Дэниелс, что происходит?

Тот встал перед доской и пожал плечами. В этом был весь он. Эйден ценил старания своих товарищей, но знал, что их идея далеко не уйдет.

— Дэниелс! — рявкнул Арора.

Продолжая смотреть на командира, Дэниелс указал на доску за своей спиной.

— Нам нужно немедленно отправить О'Райли домой.

Сделав три шага вперед, Арора прочитал кривую надпись на доске и сосредоточился на Эйдене.

— В чем дело, О'Райли? Приспичило отметить Рождество? — сорвался он. — Все мы хотим домой.

— Это мой единственный шанс спасти свой брак.

Арора прищурился. В воцарившейся тишине он опустил взгляд и, что-то обдумав, снова посмотрел на Эйдена.

— Я договорюсь о перелете.

Как только Арора вышел из комнаты, Дэниелс повернулся к доске.

— Стоп, похоже, первый этап нашей спецоперации только что был организован! Теперь разберемся с остальными.

— Постой, — Эйден вышел вперед и загородил собой доску. Ему нравилось наблюдать, как Дэниелс брал на себя командование. Винни совсем недавно поднялся до звания главного старшины, но чувствовал себя как рыба в воде. По крайней мере, Эйден знал, что без него с командой все будет в порядке. — Прежде чем мы начнем, каждый из вас должен подумать о последствиях.

Он мог бы и не напоминать о наказании за сознательное нарушение военного регламента. Несмотря на то, что их всех могли уволить за недостойное поведение с вычетом оклада или даже взять под стражу, люди, смотревшие сейчас на Эйдена, были преисполнены решимости помочь брату по оружию.

Глава 6

Вызов поступил гораздо раньше, чем рассчитывал Эйден.

— О'Райли, быстро ноги в руки! Сию же секунду тащи сюда свой зад!

После этих слов операция «Рождество особого назначения» началась.

Дэниелс посмотрел Эйдену в глаза.

— Счастливого Рождества, брат, и это приказ.

— О'Райли? — Арора вручил Эйдену запечатанный белый конверт. — Тебя никто не отпускал со службы, поэтому могут возникнуть проблемы с документами. Здесь твой новый паспорт и билеты до Западного побережья. Официально я не знаю о твоей самоволке, поэтому если тебя поймают, ничем не смогу помочь.

— Все ясно, сэр, — Арора итак сделал больше, чем Эйден надеялся.

На новом паспорте была его фотография, но совершенно другое имя. То, какими качественными были поддельные документы, вызвало у Эйдена улыбку. Но ничего удивительного, ведь на особых миссиях солдатам частенько приходилось скрываться, а морской флот поставлял своим бойцам только лучшее.

Дэниелс похлопал Эйдена по спине. Позади него стоял Танк с идиотской ухмылкой на лице.

— О'Райли, все готово. Засовывай свой зад в машину.

Внезапно Эйден понял, что у него дрожат руки. Странно для пехотинца, но объяснимо, ведь эта миссия была самой важной в его жизни.

— Будет сделано.

Он небрежно отсалютовал двумя пальцами — незначительное движение, которым у него в команде было принято выражать любовь и уважение, когда недостаточно простого «спасибо».

 

***

 



Поделиться:





Поиск по сайту

©2015-2023 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-06-26 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!