Глава 3. Поляна для двоих





НА КРАЮ

Моя жизнь – это замкнутое пространство. Выхода из которого нет.

Глава 1. Миг

Ещё не так давно я мог считать себя обычным человеком, но секундное дело всё перевернуло. Сшибло с пути настоящего, не давая шанс даже на самое банальное будущее. А что касается прошлого?! Оно лишь теперь витает в моих воспоминаниях. И если бы не тот день, то прошлое меня не так бы волновало, ведь кто задумывается всерьёз о взрослой жизни в подростковом возрасте?! Но не в моём случае. Если бы сейчас передо мной положили чистый лист бумаги и попросили нарисовать будущее, то я его просто-напросто закрасил бы чёрным цветом! Частички прошлого я вспоминаю с восхищением, хотя и ничего сверхсущественного не было, но именно тогда я жил, а сейчас я просто существую. Мне только пятнадцать, а жизнь моя уже не имеет никакого смысла. И с тех пор уже прошло два года, а где-то далеко в недрах моего сознания мельком прорисовываются события моей настоящей жизни, те самые времена, когда я мог ходить, двигаться, бегать. Для дворового парнишки – ведь самое то. Движение – основной закон природы! Пока ты двигаешься, ты живёшь, ты нужен всем, вокруг тебя суета. А что теперь?! Да, я дышу! Да, я живу! Да, я чувствую! Но этого чертовски мало! Следя за шагами людей, во мне просыпается чувство чуда иль некого волшебства, и я понимаю, что для обычных людей это не чудо, но для меня уж совсем иначе. Идущий человек для меня, как супер-герой в мультфильмах для детей, которые мечтают походить на него. Быть супер-героями мечтают дети, а я лишь хочу одного - вновь войти в калию движения. Я хочу бегать, прыгать, да чёрт возьми, просто ходить!

***

Мне было тогда тринадцать лет, когда произошёл этот случай, который отправил всю мою жизнь в тартарары. На дворе стояло лето, мы с другом Лёшкой шли по аллее на речку купаться. Ничего не предвещало беды. Как к нам подошёл мужчина бедноватой внешности, чтобы попросить два рубля, мол не хватало на хлеб. Обычно я даже не придавал этому никакого внимания, просто проходил мимо. Но в тот день я ненароком расщедрился, вспомнив, что у меня завалялась мелочишка, и непроизвольно начал искать пожертвования по карманам шорт. И в этот миг слышу внезапный крик друга, который глушит, пропуская порыв неразборчивых слов, как вдруг меня откидывает в сторону, на газон. Открыв глаза, я почувствовал траву и землю, а передо моими глазами виднелись неразборчивые оттенки зелёного и голубого, только будто их разбавили молоком. И мой разум смешал их в один единый цвет, придав ко всему этому бежевую тонну тумана. И хотелось поднять руки вверх и разогнать эту назойливую муть с глаз долой, но каждый миллиметр моего тела сопротивлялся, будто оно было разорвано в хлам на множество деталей для школьной аппликации на уроке технологии. И я отключился… Перед глазами свет поглотился тьмой.

Всё ужасное о чём я должен был узнать, поджидало меня в больнице. Пьяный мужик гнал на всей скорости на байке по аллее в ту минуту, когда мы шли по ней, а в то время, когда я хотел помочь мелочью – меня он сшиб, отправив в сторону клёна на газоне. И тут возникает много «если». Но самое главное и жуткое «если», если бы не клён, об который во время полёта я зацепился ногами, то всё бы обошлось, я так думаю. И зацепился – это мягко говоря, клён мне их переломал. После чего погрузился на землю, лишь она мне смягчила падение, именно поэтому все остальные последствия миновали. Но и того было достаточно. Более, чем достаточно. На всю жизнь.

Пьяный гад умчался, естественно, а Лёшка и тот мужик, который просил два рубля, не успели разглядеть ничего приметного, поэтому ему удалось удачно скрыть свой зад. Они говорили, что во время состояния ступора, даже не поняли, что и произошло. А придя в себя после тридцатисекундного застоя, они подбежали ко мне, а в это время этого гада и след простыл. Говорят, что он упал с него, возможно неплохо ушибся, но мне уж от это не легче. Да и легче теперь вряд ли станет, лишь смерть облегчит мои страдания!

Быть в инвалидной коляске – вот моё предназначение. Я уже прирос к ней, пустил корни. Хотя врачи говорили и не прекращают говорить, что есть шансы на то, что когда-нибудь я пойду – не верю. Нет. Я верил, естественно. Но все мои старания приводили лишь к большему разочарованию. А слова врачей превратились лишь в жалкое бла-бла. Я прекратил верить, надеяться в то, что когда-нибудь вновь пойду, как тогда в прошлом. Вот… И я снова ныряю в воспоминания прошлого, ибо больше никак. Лишь это помогает кое-как ещё дышать, поддерживать во мне частичку жизни. Настоящей жизни.

И Лёшке я нужен был с ногами. А теперь нет. Уже год, как не видел его. Я смирился с тем, что и его потерял. По началу он, конечно, приходил, и даже в больницу. Но теперь его и след простыл. Не знаю, стал бы я с ним снова дружить, если бы снова пошёл. В принципе, мне и не суждено об этом узнать.

Несмотря на то, что у меня уйма свободного времени, я не знаю, чем себя занять. А что, что можно делать, когда ноги вроде и есть, но и в то же время их нет?! Рисую иногда, пишу стишки, слушаю музыку и прочей ерундой занимаюсь, но это не то, что мне нужно. Подбадривало чтение книг, но за книгами нужно опять же ходить в библиотеку, раньше Лёшку просил, но сейчас некого, маму или папу просить идти за ужастиками не хочется, да и некогда им, работают… Да и я им помощь оказать не могу, поэтому просить идти мне за книгами в библиотеку не удобно, спасибо вообще за то, что кормят меня, одевают, а не выкинули в детский приют. Уже за это им благодарен.

Глава 2. Она

Кроме всего, я учусь на домашнем обучении. Ко мне учителя приходят домой, кроме одного учителя – русского и литературы, он наш сосед и меня забирает к себе домой. Занимается в одно время нас пять человек. Трое пацанов: Марк, Витька и я, и две девчонки: Юлька и София. Мы все в восьмом классе учимся, поэтому Николай Александрович, так зовут учителя русского и литературы, проводит уроки в одно время. Подача знаний Николая Александровича не заключалась в стандартной бессмысленной зубрёжке, как на уроках химии в среднестатистической школе, не понимаешь – выучи параграф, а я поставлю хотя бы тройку. Нет! Каждый урок обыгрывался, и мы выгружались из атмосферы урочных стен, погружаясь, например, в литературный кружок, читальный зал, будто мы на публичных чтениях перед большой аудиторией. А главное, после его уроков открывалось второе дыхание и хотелось жить, несмотря ни на что. Поэтому во время уроков я не чувствовал себя другим, хотя и один лишён самостоятельно передвигаться, а у других… Чёрт побери, не приходилось шанса узнать об этом. Да и зачем? В любом случае, все мы были подбиты жизнью в той или иной мере. Но и есть тайна, которая заключена лишь в моей голове. Я симпатизировал одной девчонке из нашего небольшого класса, и когда Николай Александрович произносил имя София, то возникало чувство тепла, которое пронзало мой живот, я ловил каждый её запах, он был настолько редким, но чёрт возьми, я узнал бы его из миллиона. Да что там?! Из семи миллиардов всего человечества! На уроках я неловко поглядывал в её сторону, и всегда был на чеку отвернуть голову, дабы не заметила. Чувство тяги тела к ней рвало меня, но не причиняло боль, лишь горячим потом обливало каждый сантиметр кожного покрова. А поймать взгляд Софии, словно раствориться в чистом небесном пространстве, где волосы – кучевые облака на этом голубом природном фоне. Но рассказать о своих чувствах ей не мог. Я ж инвалид, кому я нужен. Я даже не хожу. Хотя любить в тайне уже было этаким волшебством для меня. Поэтому уроки русского и литературы для меня были долгожданными, хотя и по расписанию каждый день, кроме выходных. Выходные для меня особенно страшны, ведь два дня не видеть Софию было ужасным чувством, всё время будто чего-то не хватает. И тогда я пытаюсь отыскать хоть что-то похожее из присутствующих запахов, но ни что не могло и близко передать тот самый единственный любимый аромат. Но сегодня пятница, а значит впереди два последних часа на этой неделе, когда я могу насладиться обществом Софии, а это многого стоит.

 

***

Мои мысли нарушил стук в дверь. Наверное, Николай Александрович пришёл. На вопрос кто там, в ответ слышу добрый басистый голос:

- Русский язык и литература, - ответил Николай Александрович и засмеялся.

Это было в его жанре оригинально отвечать на вопрос кто там. (Да и правда, кто ещё может прийти ко мне?!) Но не переставал задавать «кто там?» изо дня в день, хотя точно был уверен в том, кто пришёл, но скорей всего это выработалось на автомате, как у кошачьих наших любимцев – узнаваемый шелест упаковкой китикета, стоит его зацепить, а они уже тут как тут, так и у нас на стук в дверь свой словесный ритуал, да и всё же в целях безопасности срабатывает инстинкт самосохранения, поэтому хоть и ждёшь в это время родителей всё равно вырывается из уст рта «кто там?».

- Входите, Николай Александрович! И вот он уже передо мной улыбчивый, спрашивает:

- Готов к труду и обороне?

- Конечно! Я всегда готов.

Николай Александрович взял за ручки моего кресла и повёз меня в свою домашнюю школу. Ура, я сейчас увижу Софию.

Когда меня он ввёз в дом, то я сразу заострил своё внимание на ней. София, да… Она уже здесь. Меня подвозит Николай Александрович к моей парте, и я со всеми здороваюсь. Рукопожатиями с пацанами, а с девчонками словесно, но только Софии я подарил лёгкую улыбку, хотя Юлька её тоже увидела, но она не для неё, как бы она там не подумала.

Во время короткой перемены, между русским и литературой, мы с ребятами просто общались. Делились впечатлениями о том, как прошёл тот или иной день, то или иное событие, но кроме меня, ибо мне нечего рассказывать, поэтому я был обычным слушателем.

И как вдруг, София обращается ко мне:

- Саша, а расскажи ты о чём-нибудь, ты много чего уже знаешь о нас, а мы о тебе почти ничего. Мы хотим послушать тебя. Ребята её поддержали бурными: «Да! Да! Расскажи что-нибудь».

- Ребята, я целыми днями дома, я не могу ходить, поэтому мне нечего вам рассказать…
Неловкая пауза. А София неуклюже опустила голову, будто извиняясь.

- Но зато у меня есть истории из прошлого, до этого случая. - Добавляю я, чтобы нарушить тишину, возникшую в комнате.

- Да, давай! – бурно завопили ребята, оставив тишину в прошлом. Но Николай Александрович заходит в комнату, оповещает об окончании перерыва, и предлагает начать второй урок. Я быстро обещаю одноклассникам рассказать свои истории в стиле нуар в понедельник. На что ребята охотно кивнули головой.

Во время урока скрытно поглядывал на Софию и вспоминал её реакцию на мои слова. Она словно невинный ребёнок раскаивался перед родителями о случившимся проступке. Хотя это мне, чёрт побери, стыдно! Мне нечего рассказать и правда. Ну а что мне рассказать?! О том, как я зависаю, поглядывая в потолок, взаперти своей комнаты?! Может о том, что эти стены мои друзья?! Я смотрелся бы полным идиотом, а так пускай знают обо мне – я инвалид! Но всё же меня не оставляет мысль о том, что это была просьба Софии. Никого-то там. А девчонки, которая мне нравится… Вернувшись назад, покинув мир мыслей, я встретился взглядом с Софией. И самое неловкое чувство возникло, когда понял – Я ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ ПЯЛИЛСЯ НА НЕЁ! Словно рак в кипятке краснею, пряча свой лик. Блин! Что делать?! Ну… может она не заметила?! Ага, не заметила! Минуты три смотрел, не отрывая глаз, в её сторону. Только слепой или невнимательный мог не заметить, но, конечно же, надеюсь, что она была погружена с головой в урок… Стоп, а о чём вообще ведётся речь на уроке. Я пропустил мимо ушей. Сколько же я прослушал…

- ... итак, ваше домашнее задание на понедельник…, - слышу я, когда вновь возвращаюсь на урок. Только уже поздно возвращаться. Теперь я с большой уверенностью мог себе ответить – я прослушал всё.

После окончания урока к Николаю Александровичу подошла София, и только она начала что-то ему говорить, как они не спеша ринулись в мою сторону.

- Что ж, Александр! Сегодня вашим сопровождающим будет новичок. Знакомься, это София! – игриво промолвил Николай Александрович.

- Мм…, - промычал я, потеряв дар речи.

- ... нет, но если Вы не против, конечно..., продолжил учитель.

На что я вновь проронил неловкое мычание, но всё ж подарив улыбку этому миру, я кивнул в знак согласия. И тогда в наш диалог, словно утренний лучик солнца простучал в окошко, подключается София:

- Тогда, Саша, поднимай паруса и указывай курс направления!

Я теряюсь поначалу, но включив воображение, подыгрываю ей, словно в детстве. Да, я и в самом деле мельком вспомнил кадры из детства.

***

 

Мы прощаемся с Николаем Александровичем, и она меня выкатывает во двор. Признаться, мне неловко, что меня везёт девчонка. Я беспомощный инвалид, а сейчас и вовсе ощущаю камнем на дне моря. Но новое чувство, ещё непонятное для меня, побеждает, и я расплываюсь, словно жидкий кисель по всему креслу.

- А теперь вперёд по волнам!

И со скоростью света София покатила меня по двору Николая Александровича до самой калитки, благо двор у него ровный и позволял мчаться на всех парусах. София гнала коляску со мной, сопровождая бурными криками, типа э-хэ-хэй, полный вперёд! А на половине пути я и вовсе вжился в роль. Чёрт! Чёрт! Чёрт! Но не суждено мне быть с ней. Не суждено. Я не хочу! Выбираясь из игры, я понимаю, что не стоит привязываться к девчонке, я ж всю жизнь превращу в ад! Стоп! Откуда такие мысли? Какое быть вместе?! Какая жизнь?! О чём это я? Она просто решила с жалости помочь мне, а я уже планы на всю жизнь построил. Идиот!

София подвезла меня к моему дома и только решив что-то спросить, как ко двору подъезжает машина моих родителей, что странно, ведь только шесть часов, а они как минимум до восьми работают. Первая из машины выходит мама, задержав всё внимание на нас, дарит свою добрую улыбку и говорит:

- О, здравствуйте. У нас гости?

- Да, мама. Это София. Она вместе со мной учится у Николая Александровича.

- Рада познакомиться, София. Я мама Саши, меня зовут Наталья.

- Здравствуйте, тётя Наташа. И мне, очень приятно!

- Я купила разных вкусняшек к чаю, поэтому пошлите на дегустацию к столу. Устроим чаепитие! Только дядя Рома закатит машину в гараж.

- О, извините. Это заманчивое предложение, но вынуждена отказаться, ведь скоро стемнеет.

- Не переживай, папа Саши отвезёт тебя, ты где живёшь?

- Не стоит, я не хочу причинять Вам неудобств.

- Какие неудобства? Об этом не может быть и речи. Проходите в дом, а я тогда дяде Роме скажу, чтобы он не спешил завозить машину.

- София, и правда, пошли. Папа отвезёт тебя, тебе далеко?

- Вовсе нет, я рядом живу. Я тогда позвоню родителям, предупрежу.

В это время из машины выходит отец, закрывая дверку, говорит:

- Саша, что ж, знакомь с подругой.
Я представляю их друг другу, пока отец подходит ко мне.

- Ну что-ж, идём пить чай. София, рад знакомству!

- И я рада знакомству, - сказала София, улыбаясь.

- Давай повезу Сашку, - сказал дядя Рома.

- Хорошо, а я пока сообщу родителям.

Мы пошли в дом, а София в это время позвонила родителям.

- Ну что же, рассказывайте, как проходят занятия по русскому языку, - попросил отец, что интересного?

Эх, типичные вопросы о школе. Нет бы, начать разговор о… Эмм, чёрт… О многом можно у меня спросить… Ну хотя бы о погоде?! Нет же…

- Эм… Папа, давай не за столом. Занятия по русскому всегда проходят на ура, иначе быть не может, но всё же прошу, давайте поговорим о чём-нибудь другом.

- Хорошо… Хм… - задумчиво произнёс отец. О! А расскажите, как давно вы дружите?!

Чёрт! Один вопрос лучше другого! Лучше бы мы ответили на тот! Чёрт! Мы дружим ровно час, да и то, дружим ли?! Мы толком не пообщались, ничего не знаем друг о друге. Что рассказывать?! Я в замешательстве смотрю на Софию. Она улыбнулась мне и молвила речь:

- Не сказать, что давно, но достаточно для того, чтобы узнать друг друга. У вас отличный сын, - включается в беседу София.

Подхватываю её слова и продолжаю:

- Ммм… Да, мама и папа, а София замечательная подруга. Лучше неё нет никого!

Честно признаться, что сам не ожидал от себя таких слов. Но… Она ведь обо мне отозвалась положительно, я не мог упустить шанс. Хотя, а что мне делать?! Я не хочу ломать ей жизнь. «Я ж инвалид, я фигня» - как пелось в одной песне, а она прекрасна, поэтому я не достоин её.
Во мне бомба. Бомба слов, которые вот-вот взорвутся. Мне так многое ей хочется сказать, но не могу при родителях, а увести в другую комнату и поговорить – не хватает смелости. Но ведь надо обсудить всё это. И в конце концов поставить на всё точку…

Но вдруг София перебивает мои мысли:

- Спасибо за гостеприимство, за пирожные и чай, но уже поздно, мне пора домой.

- Эм… Ну так только семь часов, София, - удивлённо говорю я.

-Да, но у меня строгий приём таблеток. Мне в восемь необходимо их принять.

- София, нет проблем, - перебил отец, сейчас я отвезу тебя. Как будешь готова, то выходи, я буду ждать тебя в машине.

- Прощайтесь, - говорит мама, я пошла пока относить кружки на мойку.

- Хорошо, мама…

Да! Вот тот момент, чтобы поговорить с ней. Но София опережает и говорит:

- Если ты не против, то я бы могла прийти к тебе завтра.

Осознание говорило громко НЕТ, не нужно, я не достоин тебя, посмотри на меня… Но посмотрев в её глаза, и почувствовав теплоту её руки в своей руке, я ощутил какое-то новое чувство, ранее не переносимое. Мне стало тяжелей дышать, но при этом мне хотелось жить ещё больше. Чёрт! Да я не заметил даже, когда мы успели взяться за руки! Неужели это то самое?! Мне хочется закричать, сказать громко я люблю тебя! Но вместо этого, я говорю:

- Да, я буду очень рад тебя видеть!

Чёрт! Нет… Я испорчу ей жизнь.

- Хорошо, Саша. До завтра! На этих словах она меня целует в щёку и выходит на улицу.

А я остаюсь в доме. Один со своими мыслями. Мыслями о том, что же это всё значит?! Как теперь быть?! После всех этих чувств, я не могу сказать то, что намеревался. Я к Софии стал чувствовать что-то особенное, чем тогда, когда смотрел на неё на уроках, и мне остаётся надеяться, что это не любовь, а всего лишь симпатия.

 

Глава 3. Поляна для двоих

 

Как и обещала София, она пришла на следующий день. Суббота. Сегодня целый день мы можем провести вместе, так как никаких уроков нет, что не может не радовать. Вот только я не придумал, чем мы будем заниматься целый день. Да и что можно придумать, когда ты прикован к инвалидной коляске?! Хотя мы можем весь день смотреть фильмы, у меня целая коллекция драм, комедий, ужастиков. Но как оказалось мне и не пришлось решать, так как София спланировала день сама, и оказывается, что в её планы входит прогулка. Я думал, что в этом какой-то подвох, но…

- Саша, что-то не так? – чуть смеясь, спрашивает София. У нас есть всё для этого: у тебя есть коляска, у меня есть руки и силы, поэтому я приглашаю тебя на прогулку, ах да, проблема в том, что это не обсуждается, - продолжила она.

Что ж, мне и правда не мешает выбраться на воздух, на природу, но как это будет выглядеть? Девчонка будет меня везти на инвалидной коляске, а я буду кайфовать. Не удобно, и в конце концов стыдно. Но и отказать не могу, но за меня опять решают чувства.

- А куда мы отправимся? – спрашиваю я.

- Думаю, что к речке. Я люблю гулять возле речки, а ты?

- София, не в моём положении что-то решать. Я с тобой отправлюсь туда, куда ты пожелаешь сама, - говорю я, чуть вздохнув.

- Нет, ты можешь меня попросить в любое место тебя отвезти. Не стесняйся, говори.

- Хорошо, но давай для начала туда, куда ты хочешь.

Мне и правда было неудобно просить её везти туда, где бы я хотел побывать. А с другой стороны, ведь там много воспоминаний с Лёхой, а я не хочу вновь их воротить в голове. Честно сказать, я даже стал забывать, как он выглядит. Нет, у нас есть совместные фотографии, но я их не смотрю, давно хотел их удалить с ноутбука, но всё же оставил, ведь это лучшие моменты жизни, той самой настоящей жизни.

 

 

***

 

- ТАК!!! Поднять паруса. Отправляемся по задуманному маршруту. – прокричала София командным голосом.

- Есть капитан, поднять паруса, - воскликнул я. И продолжил: София, а почему ты связываешь наше путешествие с судоходной тематикой?

- Саша, всё очень просто. Мой отец долгое время был капитаном морского судна, и хоть я его видела только зимой, мы всегда с ним играли лишь игры, связанные с его работой. Меня это забавляло, я привыкла к такой жизни, вот и до сих пор это продолжается, хотя отец уже пять лет не работает моряком, чтобы чаще быть дома, и теперь мы его видим каждый день.

- Ух ты! А ты хоть раз каталась на корабле?

И до самой речки мы обсуждали морские похождения, путешествия. София рассказала истории её отца, о том, как она путешествовала по Чёрному морю с семьёй. Она передавала мне с таким энтузиазмом, что я все смог представить, будто всё рассказанное ею – моё прошлое.

- Вот мы и пришли, - сказала София. Но это первая часть нашего путешествия. Предлагаю идти вниз по течению реки, может найдём место, где остановимся.

- Согласен, я хочу подобраться ближе к воде. Но на пляже нам из-за песка не удастся, придётся поискать место с гладкой поверхностью.

- Полный вперёд, сразу за пляжем мечты сбудутся, - сообщает София.

Мы до реки добирались минут двадцать. За это время я почувствовал много неудобств, косые взгляды людей мне не давали себя чувствовать уверенно, а жалкие ухмылки сверстников останавливали дыхание. А как думаете, что София?! Она вообще не смотрела по сторонам, она радостно рассказывала о морских похождениях отца. Её уверенность не давала мне захлебнуться от недостатка воздуха, ведь её слова и были воздухом, благодаря которому теперь я дышал. И всё хорошо, что это незнакомые мне люди. Не знаю, что было бы, если увидел кого-нибудь знакомого?! Уфф, такие мысли вызывают дрожь. А ведь ещё домой возвращаться… Хотя это и не совсем скоро, поэтому можно погрузиться мыслями о Софии. Она сегодня для меня как будто мир заново открыла. Два года всего этого не видел, никто меня не выкатывал к реке, а девчонка, с которой я боялся заговорить из-за своей инвалидности – всё изменила. И она уже сделала многое. Знаете, я стал верить в то, что жизнь налаживается.

- Смотри, - кричит София и указывает рукой на берег, мы можем здесь подъехать к воде! Здесь нет песка!

- Полный вперёд, капитан! - говорю я. Стоп! София, земля мягкая и проваливается, да и маленькие обрывы здесь…

Весной воды мало в реке, её спускают в море, в которое впадает наша река, поэтому подобраться на коляске невозможно, как казалось с виду.

- Саша, посмотри вправо. Ты там хоть раз был?

- Нет, я так далеко не заходил. Вот это там высота. Пойдём?

- Ммм… Конечно! Держим курс туда!

Место, которое увидела София, находилось относительно далековато на повороте реки в левую сторону, но это не мешало рассмотреть его. Оно представляло из себя обрывистый берег, который при этом был очень высокий, хотя это может так казаться из далека.

Я никогда не был здесь, и тем более там. Я и не представлял, что у нас есть обрывистые берега. Мы с пацанами, в частности с Лёхой, наоборот ходили вверх по реке, у нас там было секретное дерево, на котором мы и заседали, планировали даже домик построить, но планам не суждено было сбыться. Тот злосчастный день изменил всё. И мой круг общения сузился до домашнего обучения. О, стоп!

- София, а почему ты на домашнем обучении? – поинтересовался я.

- У меня социофобия. Я не могу находиться в обществе, с большим количеством людей, у меня начинается паника, я теряюсь и ухожу в себя. Такие проявления у меня с пятого класса, тогда мне и поставили диагноз, а родители попробовали тогда перевести меня на домашнее обучение, это сработало, теперь я ощущаю себя иначе, но только не в больших скоплениях людей.

- Ого, я и не сказал бы. Ты так уверенно себя ведёшь.

- Здесь не убогое общество. Людей нет, природа вокруг и ты. Вы делаете меня спокойной и уверенной, но стоит попасть в толпу, как все эти качества исчезают, а я становлюсь замкнутой. Трудно… Очень трудно. Я и не знаю, как жить дальше. Но это в будущем, пока я думаю о сегодняшнем. А теперь есть ты, и мне с тобой очень хорошо.

- Вот… И я так себя ощущаю. Я не вижу будущего, но по другой причине. До вчерашнего вечера я вообще не видел смысла жизни. Теперь этот смысл жизни ты. Только нужен ли я тебе такой колясочник?

Чёрт, вырвалось. Всё, что хотел у неё спросить вчера, но потом заглушили чувства – вырвалось. Теперь я боюсь услышать ответ.

- Не смей так говорить о себе! Ты не тот, кем себя видишь. Я вижу тебя иначе. И я помогу тебе. Мы начнём с завтрашнего дня.

- Что начнём?! О чём это ты? – интересуюсь я.

- Ты хочешь ходить?

- Да, конечно!

- Ну так вот, этим и начнём заниматься. Хочешь ходить, придётся меньше времени проводить на коляске. У тебя костыли есть?

- Были где-то, но я ими не пользуюсь. Не уверен, что это поможет…

- Поможет! Но не поможет коляска. Поэтому завтра начинаем новую жизнь.

Кстати, а вот и второй этап нашего путешествия. Мы пришли! Поляна… Со свежей весенней травой, которая вот-вот только появилась, но уже придаёт свежесть этому дню. Так было на верху обрыва, а вот внизу - метров пять обрывистого кошмара, который сопровождался каменными глыбами на песке. Вид пугающий, но зачем нам низ, если верх так прекрасен?!

И мы расположились на этой полянке. Не знаю почему, но я чувствовал себя в параллельном мире. Скорей всего, такие чувства предавало отсутствие людей и городской суеты, здесь лишь звуки природы. Вот чудеса, блин! А ведь раньше такая жизнь была для меня привычной, когда целый день на природе, то по лесам носились, то по берегу реки околачивались, и да, конечно, наше секретное дерево, где мы с Лёхой проводили больше времени. А сейчас и выбраться по дальше от дома – это чудеса, и опять же благодаря Софии, а так бы сидел, как обычно, дома и пускал бы корни в кресло.

- Саша, посмотри влево… вдаль… - вновь меня отвлекает от мыслей София, за что ей отдельная благодарность, а то надоело перебирать в голове одно и тоже. Посмотри, как прекрасен наш город со стороны, от сюда дома кажутся такими крошечными, честное слова, чувствую себя великаном. Сказав про свои ощущения, Софии показалось этого мало, и она изобразила походку великана.

- Да ну! Разве так ходят великаны? – удивился я, чуть смеясь.

- Ах так! Ну что ж, значит пойдём с тобой по ускоренному курсу, чтобы ты скорей научил меня ходить походкой великана, - грозно, но с улыбкой сказала София.

- Ооо, так ты по адресу обратилась, я на новогоднем утреннике в четвёртом классе был великаном в сценке, меня обучали профессионалы данной ходьбе, - смеюсь. Вот, честное слово, если бы не коляска, сейчас бы валялся по земле от смеха, а причиной тому было удивлённое лицо Софии.

Нет, ну я правда был великаном в четвёртом классе, но никто меня не обучал ходьбе, я научился из мультика про Гулливера, ведь ничего сложного в этом нет. Но повторюсь, лицо Софии незабываемо было в тот момент, когда я ей втирал про обучение.

- Смейся, смейся! А через пару дней ты у меня бегать будешь! И попробуй меня только не научить ходьбе великана, - и данный посыл завершился языком в мой адрес.

- На самом деле, у тебя проблема не в ходьбе, а в походке. Отвечаю показыванием языка, даря при этом улыбку.

-Значит договорились. Только вот думаю, а зачем мне это нужно? – смеётся она. Хотя нет, дело принципа, ты обсмеял мою роль великана, значит будешь учить.

- Ладно, ладно. Я ж не отказываюсь от преподавания великановедения. Сказал, значит научу. Только уж, самому для начала надо бы пойти…

- Саша, я приложу все усилия, чтобы это свершилось, а то кто же меня научит великановедению. И не знаю почему, но здесь мы впали в кататонию смеха, которая продолжалась около пяти минут. Успокоившись, мы разлеглись на полянке. Конечно же, мне удалось с помощью Софии погрузить своё никчёмное тело на зелёный природный коврик. Так мы пролежали около часа, может двух, но это несравнимо ни с чем. Даже казалось, что я на какое-то время выпал из реальной жизни, а в ином мире – я был ветром, вольным путешественником, который бродит из города в город, из страны в страну, из материка в материк. Вернулся я обратно после того, как София взяла мою руку и слегка сжала.

- Эй, путешественник. Ты в каком мире потерялся? – спросила она, расположившись сидя возле меня, заглянув ко мне в глаза.

- Эй, ты что следишь за мной?! – поинтересовался я. Да и как она вообще она узнала…

- Я почувствовала энергетику путешественника, а в твоих глазах прочитала, что путешествие масштабное.

- София, даже представить не можешь на сколько масштабное.

- Почему не могу? Ты был на другой планете?

- Мм, нет. Но если честно, то я хотел бы зависнуть в сновидениях в космическом мире, на планете Нибиру, например. Пожать руку инопланетянам, поговорить с ними о их жизни, культуре.

- А почему ты думаешь, что инопланетяне здороваются рукопожатиями? – задумчиво поинтересовалась София.

- Вот! Вот! Я даже не знаю, как здороваются инопланетяне.

- Саша, да вообще не доказано о их существовании… Хотя мне кажется, что кто-то что-то не договаривает.

- Вот и я о том же. Может летают всякие космонавты туда, кока-колу или пиво пить с инопланетянами, так как там вкусней и дешевле. А нам об этом умалчивают.

День близился к вечеру, а наши желудки урчали от голода, намекая о том, что пора бы и подкрепиться. Мы не стали спорить с ворчунами-желудками и отправились домой. А по пути мы продолжили тему НЛО.

- София, а представь, что на Нибиру вот живут инопланетяне, но среди них тоже есть различные народы. Интересно, есть ли у них какие-нибудь войны, разногласия, религия.

- Может из-за территории? Может какая-то часть планеты более плодородна, а какая-то менее. Вот и воюют. А насчёт религии, вряд ли. Я думаю, что они увлечены наукой. И скорей всего, преуспевают нас в миллионы раз.

- А вот интересно, а если ради эксперимента отправить людей туда, они смогли бы ужиться на иной планете с инопланетянами…

Так всю дорогу мы и проговорили об инопланетянах, а я даже забылся о том, что мы среди общества, в этот раз я даже не обратил внимания ни на один взгляд человека. Да и были они вообще?!

Вот и закончился день. День, который снова подарил мне надежду на дальнейшее существование, но жизнь этому дню подарила София. Всё о чём я мечтал последние годы, о друге, наконец-то сбылось. Только у меня не друг, а подруга. Хотя даже больше, чем подруга, она мой смысл, она мой аккумулятор.

И уснуть мне сегодня удалось быстрее, чем раньше, меня не терзали мысли ничтожной жизни, меня лишь ласкал нежный голос Софии, который был колыбельной песней. И завтра, завтра я снова её увижу. Да!

Глава 4. Не пробуй, а действуй!

- Алло, Саша! Будь готов, я уже иду к тебе.
Да! Я ждал этих слов, и вот обеденное время мне их преподнесло. И через какие-то считанные минуты я увижу Софию, которая вновь раскрасит мой день. И надеюсь, что наступит тот день, когда я начну строить дни для неё…

Вдруг в комнату заходит мама.

-Так, поехали обедать, - сообщает мама и подходит ко мне.

- Ну мам… Мы сейчас идём гулять с Софией.

- Поняла, значит накрываем и для Софии, а то целый день опять голодные будете.
Звонок.

- Ооо, вот она и пришла уже, - сразу я оживился.

- Рома, сходи встреть Софию. Скажи, чтобы она заходила в дом, - попросила мама отца.
Не успела София зайти в дом, как мама почти сразу говорит:

- Так, дети мои, пока не покушаете, никуда не пойдёте, хорошая прогулка – сытая прогулка.

- София, ты понимаешь, что у нас нет выбора? – обращаюсь я к Софии, чуть смеясь. Хотя, блин, я уже хотел вырваться туда… На нашу полянку.

- Спасибо, тётя Наташа, но я только что дома покушала. Я подожду, пока Саша покушает. Так что Саша путь нашего следующего уровня зависит от тебя, - ответила София.

- Мама, ну пропусти нас на следующий уровень, я не голоден, правда.

- Не голоден, да?! У вас впереди целый день, не думаю, что вы уже через час вернётесь. Ладно, я вам дам еды в дорогу, перекусите где-нибудь. Согласны?

- О, тётя Наташа. У нас есть отличная поляна, на которой можно с удовольствием перекусить!

- Отлично, я вам могу дать покрывало, чтобы вы расположили еду и устроили пикник. Это даже лучше, чем дома. Пикник - это очень здорово!

 

***

 

Кроме еды и покрывала я ещё взял и костыли, как мне приказала София. Честно, я даже не знаю, что она задумала, но теперь я стал надеяться на то, чтобы это сработало. Я вновь приобрёл эту тётку - надежду. И всё для того, чтобы быть с Софией всегда и всюду.

Когда мы пришли, то София стала располагать покрывало на земле и доставать еду из пакета, а я спрашиваю:

- И с чего начнём?

- Для начала мы наедимся досыта, а потом я буду мучить тебя, так что желаю подкрепиться и готовиться, - ответила София с усмешкой.

- Я уже готов к этому! – смеюсь я.

- Неееееет, ты не знаешь, что я подготовила, - и теперь очередь смеяться её.

- Ну… Думаю, что ты точно не организовала прыжок с парашютом, - отвечаю я.

- Блин, как ты догадался? – заинтересовано спрашивает она.

- Что?! – теряюсь я и пребываю в состояние ступора.

- Да ладно тебе, я прикалываюсь, - и опять она засмеялась, уделывая меня снова. Блин!

- Фух, ура! – обрадовался я.

- Но тебя ждёт впереди самое трудное время! – серьёзно говорит София.

- Трудное время?! Трудным временем были последние два года, когда целыми днями сидел в доме и никуда не выходил, вот это было трудным. А сейчас я пойду на всё, лишь бы быть с тобою, - отвечаю ей.

София чуть смутилась, но заявляет:

- Так, болтать хорошо, но пора кушать. Ты умеешь вообще ходить на костылях?

- Да, конечно, - задумчиво отвечаю.

- Значит, давай переберёмся на покрывало. Бери их, а я помогу тебе приземлиться на покрывало.

- Хорошо, давай попробуем.

- Не попробуем, а сделаем. Уверенней управляй телом, не давай ему пробовать - давай ему действовать! – сказала уверенно София.

- Чёрт, да это действительно ценные жизненные советы! Тебе нужно быть куратором или учителем… Ой, прости, - говорю, забываясь о её болезни.

- Да ладно, ничего плохого ты не сказал. Просто ты сказал невозможное, но почему бы и не помечтать, - сказала она, уходя в себя.

- Знаешь, я могу сказать тебе тоже самое. Мы поборем твою социофобию. Не дадим собой управлять природе, а сломим её. Нет ничего невозможного, по крайней мере, если это касается психологии. Просто у меня не было тебя, а у тебя меня. Мы изменим всё, что нас окружает, мы подстроим эту жизнь под себя… Хотя странно это слышать от парня в коляске, - уверяю Софию так, что сам себе поверил.

- Если ты никогда больше не назовёшь себя парнем в коляске, то я поверю тебе, а то такие трогательные слова уходят в сторону после такого заявления. Но я верю, мы изменим этот мир! Ты не калека, а я не боюсь общества людей, мне плевать на всё, когда ты рядом! – отвечает София, заставляя поверить теперь точно во всё, даже, что сам сказал.

- И это взаимно, завоёвываем этот мир с сегодняшнего дня! – заявляю я.

Пикник… Это божественно, сидишь кушаешь на свежем воздухе, общаешься с любимой подругой, обсуждаешь жизнь, наслаждаешься птичьим пением, природой, которая недавно пробудилась после зимней спячки. Мы решили устраивать пикники каждое воскресенье, и один обычай у нас уже есть, хотя нет, это уже второй. Первый обычай – вот это прекрасное место, эта чудесная поляна, на которой мы будем проводить самое прекрасное время с Софией. Итого два обычая, что прекрасно для двух дней дружбы.

- Отлично! - прерывает мои мысли София и обращает моё внимание. Назад ты пойдёшь на костылях, а я повезу коляску. Ты хоть на какую-нибудь ногу можешь опираться?

- Вообще на правую, она у меня более-менее действующая. Но…

- Никаких НО! Поверь в себя, и ты сможешь, а устанешь - остановимся и отдохнём, но на все прогулки теперь только так. Ах да, и некоторые упражнения для тебя в начале и в конце прогулки. – утвердительно заявляет София.

- Ладно, но давай завтра тогда сходим всё же к секретному дереву, где мы с Лёшей играли? – прошу я.

- Конечно, я ж тебе говорила, что мы можем пойти туда, куда ты захочешь. Но надо успеть до двух часов дня вернуться домой, у меня начинаются занятия, – говорит София.

- И у меня тоже… - добавляю я.





Рекомендуемые страницы:


©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-08-08 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!