Глава 1. Демон на службе света.




Парадокс веры.

Пролог.

Солнце близилось к закату. Сильный ветер, вздымая верхушки громадных хвойных деревьев, словно подгонял двух странников прочь из этих краев. В нынешнее время года, в северных областях королевства людей, куда они и направлялись, было особенно холодно. Всадники держали путь к одному из поселений, расположенного на окраине человеческого государства, по поручению Святой Церкви. Сегодня утром в небольшом пограничном городке, скорее походившем на крупную деревню, обнесенную каменной стеной, случилось странное происшествие. Предводитель местных крестоносцев, бесконечно праведный сэр Людвиг, недавно вернувшийся с очередного похода против демонов, словно обезумел и, вместе с группой преданных воинов, начал убивать безоружных жителей. Священник городской церкви, незамедлительно отправил гонца с письмом в Святую Церковь – специальную организацию по борьбе с проявлениями деятельности потусторонних сил. С его точки зрения это было именно оно. После полудня, Святой Отец направил одного из своих верных паладинов – отца Гавриила и Грида – молодого перспективного экзорциста, который считался лучшим исполнителем воли Всевышнего. Несмотря на юный возраст. Парень выглядел не более чем на двадцать лет. Обычно экзорцистов, специально обученных, для борьбы с демоническими существами воинов, вызывали в особых случаях. Рядовых приспешников зла из соседнего государства демонов, вполне могли одолеть и простые солдаты. А вот для борьбы с духами и другими представителями потусторонних миров, их сил уже не хватало. Тогда в дело вступали экзорцисты со своими молитвами и, в частности, освященным оружием. Негласным правилом церковников считалось, что единственный способ очищения душ одержимых и еретиков – смерть от рук праведного воина. Поэтому в мирное время их использовали как охотников на разнопородную нечисть в пределах королевства. С самого утра погода задалась хорошая, совершенно чистое, голубое небо буквально олицетворяло безмятежное спокойствие природы, однако ощущения подсказывали одному из всадников, что скоро все измениться. Благополучно добравшись до места назначения – небольшого поселения, обнесенного пятиметровой каменной стеной, расположенного в пустынной долине, воины остановились в нескольких сотнях метров от него, изучая окрестности.

-Похоже, у них там что – то серьезное, – произнес седовласый, широкоплечий старик, заметив множество людей столпившихся у величественного собора, отчетливо выделяющегося на фоне остальных зданий.

Куполообразная крыша с мозаичными витражами по периметру, на вершине которой виднелся массивный колокол, предавала ему изящность, свойственную церквям крупных городов. Ничего не ответив, его напарник лишь подстегнул коня и галопом устремился к вратам. Появление гостей не вызвало у стражников беспокойства. Экзорцистов было не трудно отличить от простых путников. Длинный, темно – синий плащ, смахивающий на необычное пальто с узорчатыми нашивками в виде крестов на плечах, спине и груди, выделявшими лучших слуг Всевышнего из серой массы военных подразделений королевства людей. Спутник Грида, паладин Гавриил, фактически, являвшийся его отцом, закутанный в элегантные серебристые латы, с той же церковной символикой, и накинутым поверх них черным плащом, следовал прямо за ним, гордо восседая на своем скакуне. Проходя по улицам ничем ни примечательного городка, они ловили множество удивленных взглядов. Горожане рассматривали пришельцев, будто каких – то диковинных животных. Сразу видно, им не часто приходилось лицезреть воинов столь высокого ранга в этих краях. Поэтому их заинтересованность имела вполне ясные основания. Остановившись вместе с напарником в стороне от толпы, собравшихся на небольшой площади перед церковью, Гавриил слез с коня и направился, сквозь нее, в поисках священника, вызвавшего их сюда. Он, наверняка, должен быть где – то здесь. Ведь где же еще мог находиться священнослужитель как ни в божьем храме или, хотя бы, неподалеку от него? Появление столь крупного незнакомца среди них, не на шутку встревожило и без того взволнованных людей. Спустя еще несколько шагов под перешептываниями, паладин увидел низкорослого мужчину, идущего ему на встречу. Его худощавое, дряблое тело покрывала мантия кирпичного цвета, на груди висел крупный золотой крест.

-Наконец – то вы прибыли, – нервно произнес священник. На лысой макушке блестели капельки пота, а скулы немного подрагивали от небывалого волнения.

-Приветствую вас, – с почтением ответил Гавриил. – Что произошло?

-Сэр Людвиг! Он сошел с ума! Сегодня, во время утренней мессы, он вместе со своими воинами вломился в церковь, начал обзывать людей прислужниками демонов, а затем достал клинок и… – он сглотнул и замер. Серебрянновласый воитель заметил леденящий ужас, затаившийся в глазах священнослужителя. Прейдя в себя через мгновение, тот продолжил. – Они заперлись внутри и не хотят никого слушать.

-Все ясно, – тихо произнес паладин и повернулся к своему спутнику, который копался в небольшой сумке, привязанной к седлу, черной, как ночь, лошади. – Дух праведности.

-Что? – Непонимающе переспросил старик.

-Вселяясь в жертву, он внушает ей, что все существа вокруг враги Всевышнего. К сожалению, мне известен только один способ изгнания подобных духов, – прикрепив к запястьям два креста, парень взглянул на чисто голубое небо. – Скоро пойдет дождь.

Священник озадаченно смотрел на молодого человека. То ли он действительно являлся профессиональным хладнокровным экзорцистом, то ли просто чересчур самоуверенным юнцом. Развернувшись, Грид, с тем же невозмутимым, слегка безразличным видом, направился к воротам церкви, сквозь расступившуюся толпу. Поравнявшись с Гавриилом, он снял широкую шляпу с головы и передал ему. Неспешно продолжив путь, парень беспристрастным взглядом окинул громадное, двухэтажное здание с колокольней на крыше. Внутри находилось около десятка вооруженных до зубов рыцарей, причем не зеленых новобранцев, а достаточно опытных воинов, побывавших не в одной схватке с демонами. И Святой Отец решил направить сюда всего одного юного бойца? Причем, сопровождавший его паладин, похоже, не собирался вмешиваться в заварушку, словно способности подчиненного не вызывали у него сомнений. Добравшись до массивных дверей божьего храма, Грид ударил по ним ногой. Сломав пополам металлический засов, под воздействием собственной крупной массы, врата распахнулись с такой легкостью, подобно причиной послужило дуновение ветра, а не невероятный удар молодого экзорциста. Ошарашенные горожане чуть ли не с открытыми ртами наблюдали за этим зрелищем. Врата церкви были в три раза больше парня и весили несколько сотен килограмм, однако это не помешало ему, буквально, с помощью легкого пинка, открыть их. Грид сделал шаг в темный зал и осмотрелся. Просторное помещение оказалось практически пустым, если не считать десятка деревянных лавочек, расположенных по обе стороны, неподалеку от алтаря, и трибуна, откуда священнослужитель, очевидно, читал проповеди прихожанам. Прямо за ней, возвышались две винтовые лестницы, ведущие на балконы. Судя по всему здесь никого не было. Не могли же рыцари так просто исчезнуть. Да и вселившиеся в них духи вряд – ли решили бы сбежать. Как и весь демонический род, они очень любили сражаться, следовательно, появление столь сильного противника, должно стать для них поводом вступить в бой.

-Дьявольское отродье!

Внезапно, из – за алтаря выскочил громадный человек, закованный в тяжелые стальные доспехи, и направил на парня лук с подготовленной стрелой. Благодаря врожденным обостренным чувствам и нечеловеческой реакции, Грид знал, где находился враг еще до его появления. Поэтому он с легкостью увернулся от, просвистевшего у самого уха, смертоносного соединения дерева и металла, и, сняв с плеча небольшой нож, метнул точно в горло противника. Парень отчетливо ощущал здесь присутствие, как минимум, еще пяти существ. Не успевшего сделать и пары шагов экзорциста, сбоку, из темноты, атаковал следующий рыцарь. Своими размерами тот не уступал предыдущему воину. Увернувшись от громадного двуручного меча, Грид занес правую руку назад и, через мгновение, из окончания креста на запястье, звонко выпорхнул длинный клинок. Избежав второй атаки, он направил удар чуть ниже груди. Там, где доспех был наименее прочен. Как и ожидалось, элегантное лезвие паладинского креста, пробив тонкий слой стали, разрезало кожу и мышечную ткань, войдя прямо в сердце. Воитель лихорадочно вдохнул воздух полной грудью, в последний раз, и облокотился на плечи мелкого соперника, вероятно, надеясь задавить его не дюжим весом. В это время, у алтаря, показались оставшиеся четыре рыцаря. Чутье, как всегда не подвело. Закованные в массивные латы, сродни железной крепости, они в два раза превосходили юного церковника по размерам. При взгляде со стороны, вообще казалось, что у Грида нет шансов на победу в неравной схватке. Однако он уже умудрился убить двух стальных гигантов и, явно, не собирался останавливаться на достигнутом. Когда собрат рухнул на землю, перед слегка озадаченными воинами предстал невысокий черновласый парень в темно синем плаще. Сделав несколько шагов вперед, экзорцист обвел безразличным взглядом оставшихся рыцарей.

-Ну и кто из вас сэр Людвиг?

Затянувшуюся тишину нарушил один из одержимых, который достал из ножен огромный двуручный меч и с криком ринулся к нему. Недолго думая, остальные также оголили клинки и направились следом за побратимом. Разочарованно вздохнув, Грид пошел им на встречу. Как всегда, по – хорошему не хотят. Без страха и упрека, он сближался с угрожающей массой стали и мяса, полностью уверенный в собственных силах. Точными ударами грозных паладинских крестов, церковник отправлял их падшие души на тот свет, где Всевышний мог отпустить им все грехи. Заметив, что соратники терпят поражение, один из рыцарей побежал к винтовой лестнице и скрылся в темноте. Последний, оставшийся на месте, воин пристально наблюдал за поединком напарников, надеясь, что они все же смогут победить молодого экзорциста. Ведь такого быть не могло, чтобы какой – то юнец, в одиночку, уложил пятерых опытных ветеранов в полном боевом обмундировании. Увы, спустя несколько мгновений, бездыханные тела двух рыцарей уже лежали на земле, а парень с таким же спокойным выражением лица, не торопясь, направился к последнему уцелевшему воину. После гибели товарищей, тот не спешил бездумно бросаться в атаку, в глазах стального гиганта появилось сомнение. Противник был не так прост, каким казался на первый взгляд. Мощным ударом ноги, выбив меч из рук врага, Грид умело провел несколько удачных колющих атак, попутно уворачиваясь от его железных кулаков. Даже находясь под влиянием демона, человек все же не мог рассчитывать на долгое существование с пробитым горлом, несмотря уже на другие кровоточащие раны. Наблюдая за гаснущим взором своей жертвы, экзорцист вспомнил о еще одном рыцаре, совсем недавно скрывшемся на втором этаже. Услышав ритмичный стук шагов, доносившийся с балкона, он выхватил из – за плеча, небольшой кинжал и метнул его в сторону источника шума. Со свистом рассекая воздух, лезвие метательного ножа попало точно в плечо отступающего воина. Потеряв равновесие, тот уже летел носом к деревянному полу, как неожиданно, перед ним, из багровой вспышки, появился черновласый парень и ударом ноги в челюсть, отправил на первый этаж. Кубарем, прокатившись по земле после падения, рыцарь поднялся на ноги и начал судорожно искать какое – нибудь оружие. Благо рядом оказался труп одного из подчиненных солдат, до сих пор сжимавший клинок в руке, поэтому одной проблемой для него стало меньше. Когда тот приготовился к схватке, Грид уже стоял в нескольких метрах напротив, спрятав руки в карманы. Его лицо не выражало никаких эмоций. Серебрянновласый воитель, наверняка, был тем самым предводителем.

-Ты не человеком, – тяжело дыша, произнес Людвиг. – Люди не обладают такой силой. Так кто же ты?

-Я твое наказание, падшая душа, – спокойно ответил парень. – И в то же время я такой же, как и ты. Разница в том, что я истинный демон.

-Если ты и вправду один из нас, тогда почему служишь людям? Неужели они настолько слепы, что не видят еретика в своих рядах?

-Все очень просто. Демоны забрали у меня кое – что очень ценное. Я никогда им этого не прощу, – вытащив руки из карманов из – за запястий мгновенно показались лезвия паладинских крестов. – Твое пребывание в этом мире подходит к концу, сер Людвиг.

Издав грозный рев, серебрянновласый гигант с мечем наперевес бросился вперед. Грид играючи увернулся от нескольких атак, буквально, всем своим видом, показывая высокомерное отношение к противнику. С каждым неудачным ударом неуверенность и страх рыцаря росли, словно на дрожжах. Все – таки, через некоторое время, юноше надоело играть со своей жертвой и после парочки удачных выпадов, громадный воин был уже не в состоянии сражаться. Ловко поймав почти бездыханное тело в воздухе, парень аккуратно положил его на землю и припал на одно колено. Теперь же в глазах одержимого не было страха, похоже, он окончательно смирился с судьбой. Придерживая голову свободной рукой, экзорцист занес сверкающее лезвие паладинского креста над ним.

-Покойся с миром.

После этих слов, он быстро вонзил клинок в грудь умирающего воина, проткнув сердце. Издав еле слышный крик, тот лихорадочно попытался вдохнуть воздух, а затем, затих навсегда. Закрыв стеклянные глаза, Грид аккуратно опустил голову покойного на пол и перекрестил его. Гавриил с гордостью наблюдал за работой своего подопечного, чего нельзя было сказать о священнике, которого обуял праведный страх. Очевидно, нечто подобное испытывали и все остальные присутствующие горожане. Став невольными свидетелями запретного зрелища – экзорциста за выполнением своей кровавой работы, люди, подобно статуям замерли на месте. Спустя несколько мгновений, Грид поднялся на ноги и медленно направился к выходу из церкви. Посмотрев безразличным взглядом в глаза Гавриила, а потом священника, он перевел взор на небо, которое затянуло серыми тучами. А ведь всего несколько минут назад на голубом небе ярко светило солнце. Услышав далекие громовые раскаты, парень впервые за последние дни улыбнулся.

-Я же говорил, что будет дождь, – почему – то в его голосе слышалась нотка грусти. – Одна моя знакомая говорила, таким образом, небеса оплакивают гибель великих людей.

Затем лицо юноши снова приобрело безразличное выражение. Подойдя к паладину, он взял шляпу и, на ходу одев ее, двинулся к лошади.

-Поехали обратно, я хочу спать, – сняв кресты с запястий, Грид спрятал их в сумку и оседлал своего серого, мясистого скакуна.

-С – спасибо, – Неуверенно произнес священник, глядя на молодого экзорциста, который пару мгновений назад с устрашающей легкостью расправился с шестью вооруженными рыцарями – ветеранами. – Я очень признателен вам за помощь и…

-Не беспокойтесь, – перебил его Гавриил, водрузив массивную длань на плечо, отчего мужчина невольно вздрогнул. – Он всегда такой. Иногда мне кажется, что он и сам… демон.

-Д – думаю это вряд – ли, – ответил тот более уверенным тоном. – Всевышний не потерпит присутствия темных тварей среди своих слуг.

-Скорее этого не потерпят церковники, – тихо произнес Грид и, подстегнув коня, двинулся к городским вратам.

-Не обращайте внимания, – успокоил старика паладин. – Он не всегда думает головой, прежде чем говорить. Примите мои соболезнования насчет сэра Людвига и его рыцарей. Нам пора возвращаться.

-Я все понимаю, – усмехнулся священник. – Доброй вам дороги.

Оседлав скакуна, паладин направился следом за напарником. Если в пути их ничто не задержит, к вечеру они будут дома. Грида он настиг уже за городскими вратами. Парень держал средний темп, словно не собираясь ждать своего попутчика.

-Ты неплохо справился с заданием, – похвалил его Гавриил. – Когда вернемся, попрошу Святого Отца перевести тебя в паладины. Что скажешь?

-Делай, что хочешь. Мне все равно.

-Все равно? Со дня ее смерти прошло два года. Не пора ли забыть об этом и продолжить жить?

-Ты задаешь слишком много вопросов, паладин! – Грозно ответил Грид и, тут же добавил более спокойным тоном. – Я никогда ее не забуду. Вместе с ней умерло и мое сердце.

До самой резиденции Святого Отца, руководителя Святой Церкви, по совместительству являвшейся своеобразным лагерем по подготовке экзорцистов – специальных солдат, основным предназначением которых являлось уничтожение демонов и других врагов Всевышнего, воители не проронили ни слова. Оставив лошадей в довольно приличной конюшне, Гавриил и Грид направились к огромному собору, чтобы доложить Святому Отцу о возвращении с успешно выполненного задания. Небольшой городок, представляющий собой собрание из громадных жилых корпусов и храмов, где жила и тренировалась будущая элита бойцов с демонами, находился неподалеку от столицы королевства людей.

-Я намекну Святому отцу о нашем разговоре, – произнес Гавриил, остановившись у перекрестка. – Если передумаешь, дай знать.

Грид безразлично кивнул и направился по мощеной дороге к одному из жилых зданий. В центральный собор разрешалось входить лишь паладинам и еще некоторым лицам, но только по специальным пропускам. Не то, чтобы глава Святой Церкви боялся покушения, просто таковыми были правила. Единственным желанием парня сейчас являлся глубокий, крепкий сон. Поднявшись на второй этаж, где располагалась его комната, внимание привлекло несколько десятков молодых новобранцев, отрабатывающих разнообразные упражнения со своими инструкторами на тренировочной площадке. Оперевшись руками на подоконник, Грид стал заинтересованно наблюдать за ними. Каких – то пару лет назад, он и сам был таким же зеленым новичком. Заметив боковым зрением у соседнего окна неизвестную фигуру, парень резко повернулся к ней. Миловидная девушка с длинными русыми волосами в робе экзорциста сидела на подоконнике и ласково ему улыбалась. Это была Кира, возлюбленная Грида, погибшая при выполнении боевого задания два года назад. Улыбнувшись в ответ, он пристально посмотрел в ее голубые глаза. Спустя мгновение, она исчезла, вновь оставив юношу в одиночестве.

-Спасибо, что не забываешь обо мне, – тихо произнес он.

Открыв дверь своей комнаты, экзорцист скинул с себя плащ и, завалившись на кровать, почти мигом отправился в мир сновидений. В последнее время, сон стал для него единственной радостью. Ведь только там, он мог, пусть и на несколько мгновений встретиться с Кирой. Если повезет. После ее загадочной смерти, жизнь потеряла для Грида всякий смысл. Даже любимое занятие – сражения с сильными противниками, больше не грели его сердце. В тот роковой день оно “перестало биться”.

Глава 1. Демон на службе света.

Инквизиция, а точнее ее ответвление Святая Церковь, являлась, фактически, главнейшим военным органом в сравнительно молодом королевстве людей. В условиях непрерывной вражды с демонами, по идеологическим разногласиям, она обладала даже большей властью, нежели истинный правитель государства. Управляя всеми военными силами страны, высшие чины организации, частенько отправляли воинов в походы на борьбу со “злом”, коим они считали все народы, поклонявшиеся иным богам. Однако, не всегда, простые солдаты были в силах одолеть грозных приспешников тьмы. Тогда в дело вступали экзорцисты – специалисты по борьбе с нечистью, обучаемые в военном лагере при резиденции Святого Отца. С полученными навыками и освященным оружием, им не составляло большого труда изгонять злых духов, нередко вселяющихся в людей, и отправлять обратно в преисподнюю могущественных представителей демонического рода. Для поддержания порядка на собственных землях, Инквизиция также ввела определенные религиозные постулаты, несоблюдение которых, в подавляющем большинстве случаев, каралось смертной казнью или вообще отлучением от церкви и признания еретиком, что, в принципе, тоже вело к деревянному ящику. Так и жили люди в своем государстве, постоянно воюя с демоническими соседями, не забывая подчиняться правилам Святой Церкви.

На звездном ночном небе ярко светила луна, заливая серебристым сиянием небольшое поселение, расположенное в лесистой местности. Обитавшие в нем демоны, уже наверняка спали, что было только на руку двум отрядам рыцарей под предводительством доблестных воинов Света, паладинов Гавриила и Михаила. По распоряжению Святого Отца, им требовалось захватить пограничный городок адских созданий, путем безжалостного истребления всех жителей, для устрашения заклятого врага и расширения владений страны. Паладины являлись своеобразной опорой главы Святой Церкви, его верными телохранителями и лучшими воинами королевства. Поэтому от них требовалось беспрекословное подчинение приказам. Участвовать в бессмысленной резне, у Гавриила не было особого желания, однако выбирать не приходилось. Небольшой городок имел слабую защиту – трехметровый деревянный частокол был единственной преградой перед затаившейся в палисаднике группой воителей. Под командованием паладинов находилось около трех сотен тяжелобронированных рыцарей, захват поселения не должен был вызвать особых трудностей. Разделившись на два отряда, Михаил – черновласый, приблизительно тридцатилетний, худощавый мужчина, решил атаковать городок, так сказать, с парадного входа. Задачей же Гавриила была поддержка напарника, но с другой стороны поселения. Пройдя огнем и мечем, по всем домам, они намеревались объединиться и завершить разгром обители демонов. Скрипя зубами и сердцем, серебрянновласый старик принял этот план и направился к своей позиции. Гавриил не до конца понимал мотивы Святого Отца. Зачем он приказал полностью истребить целый городок? Хоть его жители и принадлежали к демоническому роду, среди них было мало воинов, в основном беззащитные женщины и дети. Если смыслом грядущей бойни являлось только устрашение врага, то подобные действия могли только, разве что, разозлить воинственных демонов. И их жестокий ответ не заставил бы себя долго ждать.

Быстро расправившись с незначительной охраной, рыцари Михаила открыли главные врата и принялись за свое грязное дело. Врываясь в дома, они безжалостно убивали всех их обитателей, неважно будь – то женщина или ребенок. У воинов был приказ, которому они не могли не подчиниться. Тихая резня продолжалась до тех пор, пока один из демонов не умудрился выскочить из осажденного дома и закричать на весь поселок о нападении. Буквально в следующий миг, его успокоила стрела крупного лучника, попавшая прямо в затылок бедолаги. Постепенно, среди жителей городка разразилась паника. Некоторые старались поплотнее забаррикадировать двери и окна, другие, охваченные ужасом, выбегали из домов, надеясь спастись бегством. Однако их мигом останавливали стрелы или клинки безжалостных рыцарей. Третьи пытались отбиваться от неприятеля, имеющимся в доме оружием. Увы, все попытки оказались тщетными против, закованных в толстую броню, воинов.

Тем временем, Гавриил, с отрядом, уже пробился с тыльной стороны городка, сделав аккуратную брешь в довольно хилом частоколе, и, подобно напарнику, начал собирать кровавый урожай. Сам он не спешил вламываться в небольшие хижины мирных демонов и придавать их праведному суду, в отличие от подчиненных, которым, казалось, даже нравилась такое неравное побоище. Беспечно гуляя по охваченному хаосом войны поселению, Гавриил все же решил, для вида, очистить один домик от скверны, в лице представителей инородной расы. Оголив массивный клинок, паладин взялся за дверную ручку и мощным рывком сломал замок. Оказавшись внутри темного помещения, он начал внимательно прислушиваться к своим ощущениям. Как и подобает воинам Света, да и всем остальным экзорцистам, паладины обладали способностью улавливать присутствие демонов по необычной ауре, исходящей от них. Этот навык, вырабатываемый годами специальных тренировок, очень помогал слугам Всевышнего в их не легком труде, порой даже спасая им жизни. Так произошло и сейчас, Гавриил ощутил присутствие затаившегося во мраке врага, а реакция в очередной раз избавила его от неминуемой гибели. Наотмашь рубанув мечем, показавшегося из темноты противника, он направился к следующей комнате, в которой мерцал слабый свет от свечи. Мельтешащая тень по ту сторону массивной дубовой двери, поспешила закрыть ее, да бы спастись от незваного гостя. Но воитель, несмотря на свой, с виду, преклонный возраст оказался проворнее. Ворвавшись в комнату, едва не сбив худощавую женщину с ног, паладин заметил колыбель с лежащим в ней маленьким ребенком. Спокойно лежа на месте, дитя невозмутимо смотрело на вломившегося незнакомца, отчего у серебрянновласого воина невольно сжалось сердце. Однако времени на раздумья не было. Очевидная мать младенца, прейдя в себя, после жесткого контакта, схватила, стоявший на тумбочке, канделябр и отправила его навстречу с головой рыцаря. Отразив удар стальной рукой, тот вогнал клинок ей в живот, покончив с бренным существованием демонической женщины. Когда она скатилась на деревянный пол, поверженная освященным оружием воина Света, тот направился к колыбели. Закутанный в простыни ребенок не спал, он с хладнокровным безразличным взглядом наблюдал за приближающимся к нему “палачом”. Встав над кроваткой малыша, Гавриил еще раз смерил его безрадостным взором. А затем, направив острие меча к груди младенца, поднял лезвие над головой.

-Прости меня, дьявольское дитя. Надеюсь, там, куда ты отправишься, твои родители будут ждать тебя.

Готовясь нанести последний удар, он не сводил глаз с совершенно спокойного ребенка. Будто тот был готов принять смерть. Возможно, просто не понимал, что жизнь висит на волоске. Хотя паладин не разбирался в принципах воспитания детей демонов. Вполне может быть, они с рождения были готовы расстаться с ценнейшим подарком родителей. Понаблюдав за жертвой еще немного, Гавриил усмехнулся и, опустив клинок, вернул его в ножны на поясе. Убийство детей, пусть и не человеческого происхождения, являлось недостойным для воина Света поступком, вряд – ли бы Всевышний был настолько бессердечным.

-Что же с тобой делать? – Задумчиво произнес паладин. – Оставлять здесь нельзя, а в Святой Церкви демонам не очень – то рады.

Малыш, не проявляя никаких эмоций, продолжал смотреть на серебрянновласого гиганта. Взяв его на руки, к Гавриилу пришла неожиданная, авантюрная идея. А что если выдать мальца за человеческое дитя? Но в таком случае, его напарник Михаил, наверняка, почувствует “злую” ауру демонического отрока, а зная слегка склочный характер сурового воителя, последствием обмана могло стать обвинение в ереси, от которого было не так уж легко избавиться. Времени на размышления оставалось ничтожно мало, поэтому Гавриил не придумал ничего лучше, чем надеть на ребенка собственный крестик. Освященный предмет должен был причинять нешуточную боль демонам, но в то же время его светлая энергетика могла скрыть под собой несформировавшуюся ауру младенца. Собрав в кулак всю свою волю, паладин двинулся к выходу из хижины. Михаил стоял неподалеку от нее, с довольным видом наблюдая за работой подчиненных рыцарей. Заметив показавшегося из дома соратника, он не спеша двинулся к нему.

-Что, Гавриил, пожалел демонического ребенка? – Ехидным тоном поинтересовался он, увидев на руках завернутого в простынь малыша. – Интересно, что же скажет на это Святой Отец?

-Я думаю, дитя человека особо его не заинтересует. Прислушайся к чутью.

На всякий случай, в подтверждение своих слов, Гавриил и сам поступил так же. Действительно, от ребенка исходила вполне человеческая энергетика. Он сохранял все тот же спокойный, безмятежный вид, словно не ощущая боли от священного креста. Задумчиво взглянув сначала на малыша, а потом на паладина, Михаил улыбнулся.

-И как же ты назовешь его, отец Гавриил, – похоже, уловка удалась, и он ничего не заподозрил. С другой стороны, возможно, он просто решил не показывать того, что ему известно об истинной потусторонней принадлежности младенца, ради своих, известных только паладину, целей.

-Грид, – через несколько мгновений ответил тот. – В глубоком детстве у меня была собака с таким же именем.

-Дальше можешь не продолжать, а то я расплачусь, – спрятав клинок в ножны, воин сладко потянулся.

-Отец Михаил, поселение полностью очищено от еретиков, – доложил один из рыцарей офицеров, подойдя к предводителям.

-Возвращайся к Святому Отцу, – обратился тот к напарнику. – Думаю, демоны не заставят себя долго ждать с ответным нападением. А я уже давно не разминался.

Вот так Грид и попал в Святую Церковь, чудом избежав неминуемой смерти. Гавриил обладал ничтожно малым объемом знаний о воспитании демонических детей, да и человеческих, в принципе, тоже, поэтому малыш рос по законам церковных воинов. “Отец” всячески пытался скрывать настоящую сущность пасынка. Крестик паладина прекрасно замаскировывал ауру демоненка, однако его было необходимо, время от времени, снова освящать, во избежание нежелательных последствий. Ведь впитывая энергию растущего темного создания, рано или поздно, он мог выдать в нем истинную натуру. Странно, но почему – то, вопреки неоспоримым фактам, что демоны не переносят святых вещей, крестик никак не влиял на самочувствие нового владельца. По идее он должен был причинять ему невероятную боль. Когда Грид достиг определенного возраста, Гавриил начал обучать юношу премудростям экзорцистов, по сути, определив его дальнейшую судьбу. На удивление парень оказался небывало смышленым. Боевые искусства, упражнения с холодным оружием, все давалось ему с необычайной легкостью, будто он был создан специально для сражений. Демонов частенько называли детьми войны, поэтому большинство представителей их рода имело предрасположенность к военному делу. Условия жизни обязывали уметь сражаться. В мире, где всем заправляет сила, это был единственный способ выживания. С взрослением парня, начались новые проблемы. Если вопрос с аурой, Гавриилу удалось благополучно решить, то невероятную физическую силу и ловкость, в купе с отменной реакцией, присущие демоническому роду, скрыть было трудно. Хотя, можно списать такие способности на какое – то божественное вмешательство. Вот только тогда бы еще пришлось доказывать, что это именно оно, а не происки темных сил. Так как Грид уже находился в осознанном возрасте, паладин быстро нашел с ним общий язык, договорившись, чтобы тот не применял свои поразительные умения на глазах людей. Спустя несколько месяцев специальных тренировок, парень фактически ничем не отличался от профессиональных бойцов с нечистью и, в прямом смысле слова, рвался в бой.

***

Был теплый погожий денек. Как и всегда, на просторном зеленом поле – тренировочной площадке экзорцистов, расположенной посередине церковного городка, кипела бурная деятельность. Удрученные опытом наставники, обучали молодняк основам, которые могли спасти им жизнь в битве с потусторонними существами. В очередной раз, Грид со своей группой проходил тренировочный курс, обещавший, сегодня, порадовать их каким – то новым упражнением. Судя по словам Гавриила накануне. Сам паладин был не частым гостем на подобных мероприятиях. Нынешний день являлся одним из тех редких случаев, когда он пришел посмотреть на успехи своего “сына”. Выстроившись в шеренгу, экзорцисты ожидали указаний наставников.

-Чтобы стать гордостью Святой Церкви, вам необходимо научиться ощущать присутствие нашего главного врага, – начал высокий черновласый мужчина, среднего телосложения, в свободной одежде, с символикой веры, поучительную речь. Его напарник, немного уступающий в росте, о чем – то беседовал в стороне с паладином. – От демонов исходит особая аура. Ее очень легко отличить от энергетики других существ. Благодаря этой разнице, мы и вычисляем еретиков среди наших соотечественников. Когда вы научитесь применять сверхчутье, ни один враг не сможет застать вас врасплох. С сегодняшнего дня, мы начинаем новый этап тренировок, направленный на выработку этого самого навыка.

С виду, задание было не трудным. Всего – то нужно почувствовать зловещую энергетику демонической вещи и поразить деревянные мишени, за которыми они находились. Перед каждым из десятка будущих охотников за нечистью, на расстоянии в десяток метров, располагалось по четыре доски с расчерченными кругами. Прислушиваясь к ощущениям, молодые воины пытались уловить ауру потустороннего создания. У некоторых получалось, у других не очень. Понаблюдав за успехами других экзорцистов, Грид и сам решил приступить к упражнению. Враждебная энергетика исходила от трех мишеней, что показалось ему странным. В таком случае, шансы на успех значительно возрастали. Однако в чем тогда был смысл тренировки? Не вдаваясь в раздумья, юноша поочередно выхватил три метательных кинжала из потайных ножен на поясе, локте и лопатке, и элегантным взмахом руки, отправил их прямо в центры мишеней. Несмотря на запрет Гавриила, парень очень любил красоваться своими навыками. С довольным видом посмотрев на пораженные цели, парень перевел взгляд на наставника. Его озадаченное лицо наталкивало на мысль, будто он совершил либо несусветную глупость, либо невероятный, для человеческих возможностей поступок.

-В чем дело? – Пытаясь сохранять вежливый тон, поинтересовался тот.

-Все твои цели оказались людьми, – слова прозвучали как вердикт судьи. – Демонический предмет находился всего лишь за одной мишенью, остальные скрывали вещи простых людей. Если бы ты не был экзорцистом, да еще и сыном паладина, я мог бы предположить о твоей дьявольской природе. Но ведь среди нас не может быть еретиков.

И действительно, попади Грид хотя бы в одну или две неверные цели, никто ему и слова не сказал. Но он намеренно и осознанно поразил сразу в три ложные мишени, что вряд – ли было случайностью. Поменяв расположение предметов за деревянными брусками, наставник предоставил юноше шанс исправиться. Что же делать? Если снова попадет в неправильную мишень, секрет будет под угрозой раскрытия. Тогда и ему, и Гавриилу придет конец. С самого детства Грид не испытывал страха к смерти. Узнав о гибели родителей от руки приемного отца, молодой церковник даже пытался несколько раз убить его. Однако куда ребенку до матерого воителя. С возрастом он начал более уважительно к нему относится. Увы дерзкий нрав никуда не делся. В сложившейся ситуации, парню просто не хотелось подводить того, кто спас ему жизнь. Только он вознамерился метнуть следующий кинжал, как на плечо опустилась массивная длань.

-Грид, слушай меня внимательно, – тихо произнес паладин. – Не забывай, кто ты. Для тебя, вражеская аура исходит от людей. По сути, врагами являются твои друзья.

Воин понимающе кивнул и принял исходную позицию. Все оказалось так, как и сказал серебрянновласый старик. Вновь прислушавшись к ощущениям, экзорцист почувствовал ту же агрессивную энергетику, исходящую от трех целей, и всего одну дружескую ауру. Куда и устремился метательный нож. Ближе к вечеру, юный церковник, буквально, с закрытыми глазами определял местонахождение нелюдей, в пределах нескольких десятков метров вокруг себя, удивляя и учителей, и соратников своей находчивостью. Подобное сверхчутье, люди вырабатывали, порой годами упорных тренировок. А сын паладина освоил его, фактически, за пол дня, не сильно напрягаясь. Это обстоятельство не могло не заинтересовать Святого Отца, который был несказанно рад столь стремительному становлению превосходного экзорциста. С такими темпами, приемный наследник Гавриила, уже через несколько лет мог стать паладином, элитой Инквизиции. Хорошие воины, способные защитить людей и королевство от демонов, всегда были в почете. Значит, требовалось как можно скорее превратить парня в безжалостный инструмент, коим Всевышний карал бы неверных.





©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!