Армия Бранденбурга-Пруссии при Фридрихе- Вильгельме «Великом курфюрсте» и Фридрихе I (1640-1713 гг.)





Под сенью черного орла.

К началу XVII в. ничто не предвещало, возвышения маленького северо-германского государства – курфюршества Бранденбург. Более богатые соседи и послы таких великих держав как «Священная Римская империя германской нации», Франция, Нидерланды, Англия и Швеция называли Бранденбург «песочницей Священной Римской империи германской нации».

Действительно, государство, состоящее из нескольких разрозненных лоскутов северо-германских земель, с невысокой плотностью населения, с практически полным отсутствием промышленных предприятий и армии, вызывало у соседей жалость и презрение. Курфюрсты из династии Гогенцоллернов, обладая правом избрания императора, вряд ли могли воспользоваться им в своих интересах.

Вместе с тем бранденбургским монархам нельзя отказать в уме, терпении и настойчивости с которыми они шли к воплощению в жизнь своей цели- созданию единого и мощного государства.

Благодаря разветвленным династическим связям курфюрсты имели наследственное право на целый ряд сопредельных земель. Так, уже курфюрст Иоганн-Сигизмунд (1608-1619) смог присоединить к своему государству герцогство Клеве, графства Марк и Ревенсберг на Рейне, а в 1619 г. и герцогство Восточную Пруссию. Правда, при этом, курфюрсту пришлось принести ленную присягу польскому королю.

«Однако вновь приобретенные земли были очень слабо связаны друг с другом, и не только географически. Они не имели ни общих исторических традиций, ни даже общей религии, в эпоху почти непрекращающихся войн такая разбросанность владений таила большую опасность».[1]

Тридцатилетняя война (1618-1648), истощившая практически все европейские страны, была особенно безжалостна к германским государствам. Курфюршество Бранденбург относилось к числу наиболее пострадавших от войны стран. Оппозиционно настроенное бранденбургское дворянство роптало и не желало уплачивать ежегодные взносы на содержание постоянной армии. Таким образом, план реформ, предложенный в 1643 г. одним из выдающихся бранденбургских министров Пфуэлем, предусматривавший привлечение всех без исключения подданных к финансированию постоянной, в любой момент готовой к действию армии, потерпел крах.[2]

Однако курфюрст Фридрих-Вильгельм (1640-1688), вошедший в историю под прозвищем «Великий курфюрст» был человеком незаурядных дарований. Одной из отличительных черт его характера было упрямство. Если курфюрст считал, что реформы идут на благо государства, он стремился их воплотить любыми доступными способами. Мечта о постоянной и сильной армии, которая сможет достойно противостоять любому противнику, одна из главных задач, за которую взялся курфюрст.[3]

В 1650 г. он, опираясь на решение ландтага начинает проводить коренные реформы, которые коснулись всех сторон жизни и деятельности бранденбургского государства. Курфюрст предложил создать общую генеральную кассу для помещичьих округов и городов, в которую все округа и города вносили бы вклады соответственно их производительным возможностям.[4]

«Этот вид налогообложения означал, что "каждый четверик зерна, каждый человек, каждая единица скота, всякий товар, всякое ручное изделие должны быть учтены. И тогда ясно станет, занят тот или иной город или округ, или - нет, много он производит или мало, и сословиям намного больше спокойствия и единства обеспечить можно будет". Речь шла следовательно о том, чтобы ввести комбинированный налог на потребление, производство и душу населения - вроде того акциза, который с большим успехом практиковался Генеральными Штатами Нидерландов».[5]

Представители сословий и, в первую очередь, дворяне, активно протестовали против подобных реформ, но, после многочисленных дебатов приняли главное требование Фридриха Вильгельма - военный налог.

После окончания войны с Речью Посполитой (1657), а затем и со Швецией (1660), курфюрст добился от сословий Бранденбурга и Пруссии согласия на содержание в мирное время постоянной армии в 4650 человек.[6]

Таким образом, в Бранденбурге появилась своя постоянная армия. С этого момента можно говорить о создании системы управления, организации, подготовки, комплектования, снабжения и вооружения бранденбургской армии.

Во главе вооруженных сил Бранденбурга-Пруссии стоял фельдмаршал. Именно ему подчинялись члены Военного совета. Кроме командных, на фельдмаршала возлагались и административные функции. Позднее административные функции были отделены и поручены сначала одному лицу, а затем (в 1712 г.) коллегии — Генеральному комиссариату.[7]

В его состав входил Верховный военный комиссариат, из которого впоследствии выделилась военная палата, на которую возлагались обязанности расписывать постоянные налоги и натуральные сборы и управлять ими, распоряжаться возведением военных построек, магазинов и крепостей, выплачивать деньги войскам, поддерживать дороги и мосты. [8]

Военной палате подчинялись ландраты, чиновники из числа местных помещиков-дворян, назначенные на эту административную должность курфюрстом по представлению и согласованию с крупными землевладельцами того или иного округа.[9]

Ландрат регулировал отношения местного населения с расквартированными или проходящими по территории округа войсками, производил раскладку поставок на их содержание, распределял их по квартирам, наряжал подводы, собирал подати для выплаты жалования войскам или для уплаты контрибуции. [10]

Подобная система управления была передовой, востребованной и позволяла оперативно управлять армией. Опорой бранденбургско-прусской армии всегда был ее офицерский корпус. Мы можем отметить несколько бранденбургско-прусских фельдмаршалов, оказавших большое влияние на становление и развитие курфюршеско-королевской армии.

Первым генерал-фельдмаршалом бранденбургской армии стал в 1657 Отто Кристоф фон Шпарр. Потомственный дворянин из известного швабского рода, он начал свою военную службу еще в годы Тридцатилетней войны (1618-1648 гг.). В 1637 г. император присвоил фон Шпарру чин полковника и назначил губернатором Ландсберга. В 1644 г. возведен в чин генерал-фельдвахмистра (генерал-майора) и в марте 1648 г. назначен командующим войсками Вестфальского имперского округа. С 1649 г. генерал-майор бранденбургской службы. Стоял у истоков реформирования пехоты курфюрста. Автор военной инструкции 1653 г. Командующий бранденбургским вспомогательным корпусом в войне с Речью Посполитой в 1656 г., один из героев Варшавской битвы 18-20 июля 1656 г.

26 июня 1657 г. произведен в звание генерал-фельдмаршала. Участник войны со Швецией в 1658-1660 гг. и Османской империей в 1663-1664 гг. За заслуги перед «Священной римской империей германской нации» пожалован титулом рейхсграфа. В его честь была отчеканена специальная медаль.[11]

«Отцом» курфюршеской кавалерии по праву считался третий бранденбургский фельдмаршал Георг фон Дерфлингер. Уроженец бедной протестантской семьи из Верхней Австрии он начал свою военную карьеру в качестве простого рейтара. В 1622 г. на службе у саксонского курфюрста получил чин корнета. На протяжении шестнадцати лет (1632-1648 гг.) служил под шведскими знаменами пройдя путь от командира рейтарской роты до шефа рейтарского полка (от капитана до генерал-майора). В 1654 году по просьбе курфюрста Фридриха-Вильгельма, Дерфлингер поступил на бранденбургскую службу. Именно он стал реорганизатором курфюршеской кавалерии по шведскому образцу. Уже в боях с польской конницей в 1656 г. она показала хороший уровень выучки.[12]

За свои подвиги сделан генерал-лейтенантом, а в 1657 г. тайным военным советником. В разгар войны со Швецией Дерфлингер стал генерал-фельдцейхмейстером. Автор военных уставов 1665 и 1678 гг. для пехоты и кавалерии.

18 февраля 1670 получил чин генерал-фельдмаршала. Участник войны с Францией (1672-1679) и Швецией (1675-1679). 15 июня 1675 года взял штурмом у шведов город Ратенау, а 18 июня в присутствии курфюрста разбил армию барона Врангеля у Форбеллина. За эту победу возведен в баронское достоинство. В 1677 г. взял Штеттин, после чего просил об отставке, мотивируя это преклонным возрастом, но курфюрст упросил его остаться. В кампании 1678 г. участвовал в высадке на о. Рюген, занял Штральзунд и Грайфсвальд, а в 1679 г. преследовал шведов в Восточной Пруссии и нанес им поражение у Тильзита. По окончании войны сделан генерал-губернатором Померании. В последний раз призван к командованию в 1690 г., во время войны с Францией, но вскоре по возрасту оставил армию.[13]

Истинным военным реформатором, стоявшим у истоков создания Генерального комиссариата, был Александр Герман фон Вартенслебен. Вестфальский дворянин, служивший под знаменами ландграфа Гессен-Касселя, Франции, Императора, герцога Саксен-Кобург-Готского, участвовавший в Нидерландской (1672-1679), Сконской (1675-1679), турецкой (1674-1697) и Пфальцской (1688-1699) войнах. В возрасте 52 лет в 1702 г. по приглашению короля Фридриха I он поступил на прусскую службу в чине генерала от инфантерии. Назначен губернатором Берлина и тайным военным советником. Шеф прусской королевской гвардии.

Возглавлял в 1702-1713 гг. Тайный военный совет. В 1703 г. возведен в графское достоинство. Кавалер ордена Черного Орла. С 1706 г. генерал-фельдмаршал. Сделал очень многое для создания военных мануфактур в Пруссии.[14]

Преобразователем королевской армии являлся принц Леопольд I фон Анхальт-Дессау. Сын князя Иоганна-Георга II фон Анхальт-Дессау, в возрасте 12-ти лет он получил от императора Леопольда шефство над пехотным полком (1688 г.). После смерти своего отца (1693 г.) сделан полковником и командиром полка на военной службе курфюрста Бранденбурга, стал владетельным князем Анхальта. В 1695 г. отправился на театр военных действий в Нидерланды, за мужество при осаде Намюра получил чин генерал-майора (1695 г.). С 1700г. – губернатор Магдебурга, с началом войны за Испанское наследство сражался на Рейне и участвовал во взятии Кайзерсверта, Венло и Рурмонда (1702 г.). В кампании 1703 г. присутствовал при осаде Бонна, затем получил чин генерал-лейтенанта и во главе прусского контингента присоединился к армии маркграфа Людвига Баденского на Верхнем Рейне и на Дунае, под началом фельдмаршала Лимбург-Штирума участвовал в первом сражении при Гохштедте
20 сентября 1703 г., где умелым отступлением спас остатки армии. В 1704 г. был уже генералом от инфантерии, в новом сражении при Гохштедте
13 августа 1704 г. командовал прусским корпусом на правом фланге армии принца Евгения Савойского и стал одним из главных виновников победы. С 1705 г. командовал прусским вспомогательным корпусом в Северной Италии, в 1705 г. отличился в сражении при Кассано 16 августа, где принял командование у раненого Евгения. Сражался затем при Турине (1706), в
1707 г. сопровождал Евгения Савойского в его походе в Прованс и участвовал в неудачной осаде Тулона. С 1709 г. во главе прусского корпуса действовал во Фландрии, участвовал в осаде Турнэ, далее сражался при Мальплаке 11 сентября 1709 г.. В кампании 1710 г. назначен главнокомандующим в Нидерландах, при содействии голландцев взял крепость Дуэ, продолжал действовать в Нидерландах до окончания войны, по возвращении в Берлин 2 декабря 1712 г. получил чин генерал-фельдмаршала и должность действительного тайного военного советника. Когда в 1715 г. Пруссия вступила в войну против Швеции (Великая Северная война), во главе союзной прусско-саксонско-датской армии 12 июля осадил Штральзунд, который оборонял шведский король Карл XII, захватил Узедом 30 июля, Пенемюнде 21 августа, о. Рюген, после чего 22 декабря принудил Штральзунд к капитуляции. После 1715 г. много трудился над формированием и обучением прусской армии. Он прославился введением в прусской армии солдатской муштры и железного шомпола. [15]

Офицерский корпус бранденбургско-прусского государства был в целом консервативен и состоял из дворян. В описываемый нами период подготовка офицерских кадров осуществлялась следующим образом:

- многие бранденбургско-прусские дворяне поступали волонтерами на службу в армии других европейских государств;

- дворяне служили в качестве фанен-юнкеров в пехотных и кавалерийских полках. После пяти-семи лет службы они могли быть произведены в офицерский чин после сдачи экзаменов;

- продолжалась применяться практика пополнения командных кадров, за счет привлечения на прусскую службу иностранных офицеров;

- существовала система протекционизма, благодаря которой отпрыски некоторых дворянских семей довольно быстро продвигались по служебной лестнице, хотя таких было меньшинство;

- часть дворян проходили обучение в берлинском кадетском корпусе.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что благодаря многоступенчатой подготовке командных кадров офицерский корпус Бранденбурга-Пруссии состоял из хорошо подготовленных профессионалов. Прусский военный устав 1708 г. строго фиксировал должностные обязанности всех чинов армии.[16]

Комплектование бранденбургско-прусской армии осуществлялось методом добровольной вербовки. Однако добровольной она была только по названию. «Офицеры хватали подходящих людей где попало, и, принуждали их побоями записываться в рекруты. Или же поручалось местным властям поставлять в полки известное число людей из своего округа. Произвол оскорблял всякое чувство справедливости и наносил страшный вред стране. Естественными последствиями являлись злоупотребления и взяточничество. Офицеры и полковники пользовались своим правом набирать рекрутов для вымогательства и снова отпускали набранных за взятку».[17]

Вербовка проходила не только на территории Бранденбурга-Пруссии, но и на землях сопредельных германских государств и «вольных» имперских городов. Уже во время войны за испанское наследство (1701-1714 гг.) в Пруссии стало практиковаться зачисление под королевские знамена лиц, осужденных за совершение уголовных преступлений. Прусские вербовщики славились на всю Европу, как люди лишенные всяких моральных принципов. Впрочем, это относилось к вербовщикам всех европейских стран. При таком составе рекрутов немудрено, что число дезертиров было огромно, тем более что служба в прусской армии была пожизненной.

Представитель дворянства и бюргерства, а так же те слои населения, Бранденбурга-Пруссии которые представлялись особенно полезными для хозяйственной жизни страны, были ограждены от вербовки. Например, к числу лиц, освобожденных от службы в армии относились сыновья чиновников, бюргеров, купцов, фабрикантов если их состояние превышало 10000 талеров, управляющие юнкерскими имениями, богатые крестьяне-собственники и их единственные сыновья, священники и их сыновья, если последние изучали богословие, а также рабочие королевских мануфактур.[18]

И все-таки, бранденбургско-прусская армия росла как на дрожжах. Если к моменту восшествия на престол «Великого курфюрста» Фридриха-Вильгельма в 1640 году она состояла из 5 пехотных и трех кавалерийских полков, общей численностью в 6100 человек,[19] то уже к 1656 году она насчитывала 44 роты пехоты, 20 эскадронов (40 рот) кавалерии, 10 эскадронов драгун и 35 артиллерийских орудий, общей численностью в 10400 человек.[20]

Основной тактической единицей бранденбургско-прусской армии с 1660 г. стал полк. В состав пехотного полка входило два батальона ( 8 рот, по 4 роты в каждом). Полк насчитывал 1200 человек штатного состава, т.е. в каждом батальоне насчитывалось 600 человек. В состав пехотной роты входили капитан, один-два лейтенанта, один-два прапорщика (фенриха), всего 3-5 офицеров, а также 5 унтер-офицеров (фельдфебель, сержант, каптенармус, фурьер и подпрапорщик). Штатный строевой состав роты составляли 6 капралов и 144 рядовых, всего 150 человек. В каждой роте было 3 музыканта, в том числе один или два барабанщика (другие музыканты играли на флейте, гобое или дудке). Рота делилась на 6 «плутонгов» по 25 человек (капрал и 24 рядовых). Два «плутонга» состояли из пикинеров, а четыре из мушкетеров и гренадеров. Всего в каждом мушкетерском «плутонге» насчитывалось 22 мушкетера и 2 гренадера. Каждый «плутонг»состоял из 4 рядов по 6 рядовых. Таким образом, в роте состояло по штату 12 гренадеров, 84 мушкетера и 48 пикинеров.[21] Штаб-офицерами полка являлись полковник, подполковник, майор, которые одновременно считались командирами (вместо капитанов) первых рот полка (они назывались лейб-ротой[22], ротой подполковника, ротой майора). Так как полковник часто исполнял обязанности шефа или командира полка (одновременно он считался командиром 1-го батальона, называвшегося лейб-батальоном), подполковник командовал 2-м батальоном, а майор замещал полковника в качестве командира 1-го батальона. Ротами, где командирами числились эти штаб-офицеры, обычно командовали лейтенанты (в лейб-роте мог замещать полковника капитан-лейтенант).[23]

Кроме вышеперечисленных, в полку состояли один полковой квартирмейстер, три пастора (один пастор предназначался только для духовного окормления офицеров), полковой писарь, полковой цирюльник с помощником, полковой профос, три младших профоса, четыре музыканта (флейтисты и гобоисты), а также 137 офицерских слуг и 72 ротных ездовых (обозников).[24] Полки назывались по фамилиям шефов.

Кавалерия Бранденбурга-Пруссии состояла из рейтарских (кирасирских) и драгунских полков. Рейтарские полки имели в своем составе по 4 эскадрона 2-х ротного состава. Всего в полку было 8 рот.

По штату каждая рейтарская рота состояла из 60 человек, включая одного трубача. Организационно она делилась на 3 взвода: отборный, штандартный и замковый. На каждую роту полагалось по два ротмистра, два лейтенанта, два корнета, штандарт-юнкер, два квартирмейстера и 5 капралов. В нестроевой состав роты входили: пастор, писарь, профос, кузнец. В первых трех ротах, как и в пехоте, командирами считались штаб-офицеры - полковник, подполковник, майор. Назывались и нумеровались конные роты точно так же, как и в пехоте. В полку, кроме того, состояли: полковой квартирмейстер, полковой адъютант, штаб-трубач, литаврщик, фельдшер с двумя помощниками, оружейник и мастер-седельщик.[25]

Штатный состав 8-ротного рейтарского полка состоял из 480 человек.[26] Кроме того, при каждом полку было 33 ротных денщика, 157 офицерских слуг и 200 обозников.

Драгунские полки состояли из 10 рот (5 эскадронов) по 60 человек каждая. Драгуны обучались действовать как в конном, так и пешем строю.

Таким образом, армия курфюрста Фридриха-Вильгельма к 1656 году состояла из пяти пехотных полков, пехотного батальона, пяти рейтарских, двух драгунских полков и одного артиллерийского батальона.

К 1679 году армия курфюршества Бранденбург-Пруссия состояла из следующих соединений:[27]

Кавалерия (рейтары)

Лейб-драбанты (1 рота)

Конный лейб-регимент (8 рот)

Кавалерийский полк Наследного принца (8 рот)

Кавалерийский фон Дерфлингера полк (8 рот)

Кавалерийский полк фон Гёртцке (8 рот)

Кавалерийский Анхальтский полк (8 рот)

Кавалерийский полк Треффенфельда (8 рот)

Кавалерийский Хомберга полк (8 рот)

Драгуны

Лейб-драгунский полк ( 10 рот)

Драгунский фон Дерфлингера полк (10 рот)

Пехота

Лейб-гвардии пеший полк ( 2 батальона)

фон Шёнинга полк (2 батальона)

фон Барфуса полк (2 батальона)

Старый Гольштейнский полк (2 батальона)

Наследного принца полк (2 батальона)

фон Дефлингера полк (2 батальона)

фон Лёбена полк (2 батальона)

фон Гольтца полк (2 батальона)

фон Фаргеля полк (2 батальона)

К 1688 году бранденбургская армия насчитывала 30000 штыков и сабель и являлась седьмой по численности в Европе.[28]

Дальнейший ее рост неразрывно связан с именем курфюрста
Фридриха III, ставшего в 1701 г. первым королем Пруссии под именем Фридриха I (с 1688 г. по 1713 г.). Получив под свое начало хорошо вышколенную и закаленную в войнах с Францией и Швецией (1672-1678, 1688-1697) армию, он озаботился дальнейшим ее увеличением. Помимо постоянной армии король Пруссии в 1704 году приказал сформировать
20 батальонов ландмилиции из жителей королевства для защиты ее границ.

В первую очередь это было связано с вступлением Пруссии в войну за Испанское наследство (1701-1714) на стороне антифранцузской коалиции. На 1 января 1704 года прусская армия состояла из 18 пехотных полков
(33 батальона), 10 кавалерийских (29 эскадронов), 6 драгунских
(24 эскадрона) полков, 17 гарнизонных рот, двух вольных рот, двух морских рот, артиллерийского батальона (490 человек) и 20 батальонов ландмилиции (10000 человек).

Пехотные полки получили новую организацию. Теперь, каждый из двух батальонов полка состоял из пяти рот по 150 человек в каждой. Таким образом, прусский пехотный полк насчитывал в своих рядах 1500 человек.[29] Пять пехотных полков официально находились на нидерландской службе и содержались за счет Голландских Штатов. Каждый из полков на нидерландской службе состоял из одного батальона двенадцати- ротного состава. Штат роты насчитывал 69 человек. Таким образом, в данных полках служило 4140 человек.[30]

Кавалерийские и драгунские эскадроны состояли из 120 человек каждый. В войне за Испанское наследство (1701-1714) приняли участие следующие соединения прусской армии:[31]

Кавалерия (полки): Конная гвардия, Жандармы, фон Шлиппенбаха, Кронпринца, Лейб-регимент, маркграфа Филиппа, Де Л’Эстанга, фон Вартенслебена, Байрейтский. На голландском содержании: фон Гейдена и фон Канштейна.

Драгуны (полки): Лейб-драгунский, маркграфа Альбрехта, Ансбахский, фон Витгенштейна, фон Зонсфельда.

Пехота (полки): Гвардейский мушкетерский фон Вартенслебена, фон Денхофа, Анхальт-Дессау, Юнг-Дона, Альт-Дона, Кронпринца, маркграфа Людвига, маркграфа Филиппа, Гольштейн-Бек, фон Канитца, фон Лоттума, Бранденбург-Шведт, Гвардейский гренадерский фон Тейлау. На голландском содержании: Анхальт-Цербст, фон Шлабренсдорф, Наследного принца фон Гессен-Кассельского, Варене, фон Грумбкова.

В общей сложности на стороне союзников воевала армия в составе 36600 человек, отличавшаяся высоким уровнем боеспособности и выучки, которую пруссаки продемонстрировали в сражениях при Хохшдедте (1703), Бленхайме (1704), Турине (1706), Рамильи (1706), Оуденарде (1708) и Мальплаке (1709).

Система подготовки личного состава бранденбургско-прусской армии первоначально находилась под сильным влиянием со стороны Швеции и Франции. Однако со временем, пруссаки выработали свой, отличный от других европейских армий стиль подготовки войск. В первую очередь это касалось строевой подготовки как одиночной, так и в составе подразделения. В армии Пруссии она была ежедневной. Многие иностранные наблюдатели, в том числе герцог Мальборо и принц Евгений Савойский, с удивлением наблюдали, как наследный принц Фридрих-Вильгельм муштровал своих пруссаков накануне битвы при Мальплаке (1709).[32]

Однако придет время и им станет не до смеха. Сплоченность и выучка прусских полков к концу царствования короля Фридриха I станет примером для других европейских армий.

Огромное внимание принц Леопольд Анхальт-Дессау, это «Ахилл прусской армии» будет уделять обучению личного состава обращению с оружием. Именно в прусской армии, впервые в Европе появятся железные шомпола и усовершенствованные ружейные замки. Это позволит пруссакам давать по пять-шесть залпов в минуту, в то время как те же англичане могли давать не более четырех, а французы двух залпов в минуту.

Строевая подготовка в сочетании с жесткой палочной дисциплиной, станут залогом высочайшего уровня подготовки бранденбургско-прусской армии.[33]

Прусские военные уставы 1679, 1683 и 1708 гг. будут иметь чрезвычайно разнообразный выбор телесных наказаний для военнослужащих за самые разнообразные проступки.[34]

Прусский солдат по первому сигналу барабана или горна должен был без промедления становиться в строй. Замеченные в опоздании, наказывались шприцрутенами. За дезертирство вешали. За мародерство –расстреливали. Во время учения солдат должен был быть «смирным», не оставлять оружия, не выходить из строя, выполнять все приказы, содержать ружье в чистоте и исправности; не шуметь и не разговаривать. На посту часовому запрещалось выпускать из рук мушкет, отдавать его кому бы то ни было, даже генералу, и уходить с поста. Вне строя категорически запрещалось пьянство, драки, воровство, игра в карты. [35]

Неподчинение офицерам каралось смертью. Отказ от выполнения приказа карался смертью. Во время сражения раненым категорически запрещалось покидать строй.

Применяя столь драконовские меры воспитания и подготовки личного состава, пруссаки добивались беспрекословного выполнения всех приказов. Все движения солдат доводились до автоматизма, что и делало прусскую армию грозной силой на поле боя.

Основным документом, регламентирующим действия бранденбургско-прусской кавалерии, была Инструкция 1698 г. Данная инструкция, является компиляцией шведского (1687 г.) и саксонского (1684 г.) кавалерийских уставов, а также имперской инструкции (1696 г.) Главное внимание в ней уделялось строевой выучке кавалеристов в составе роты и эскадрона, а также ведению залпового огня с коня. Атака холодным оружием признавалась вынужденной и последней мерой на поле боя.[36]

Как и в других европейских армиях, огромное значение уделялось поддержанию морального духа солдат и их духовному окормлению. С этой целью в каждом полку был пастор. Богослужения проводились три раза в день. На них пелись разосланные в полки, специально напечатанные молитвы. Всем чинам приказывалось почитать священников. За обиду духовных лиц военнослужащие несли суровое наказание.[37]

При этом Бранденбург-Пруссия являлось самым толерантным государством Европы, что обеспечивало рост ее населения за счет эмигрантов из Франции и ряда германских государств.

При Фридрихе I прусская пехота состояла до 1703 г. из трех, а с 1703 г. из двух видов солдат, различавшихся по вооружению. Основную массу пехотинцев составляли солдаты, вооруженные ружьями – мушкетеры и гренадеры. Четвертая часть каждого пехотного полка была представлена солдатами, вооруженными пиками - пикинерами.

В XVII- начале XVIII вв. вооружение прусской армии, под влиянием фон Вартенслебена и фон Анхальт-Дессау было стандартизировано. К 1703 г. вооружение прусского пехотинца состояло из гладкоствольного кремневого ружья с багинетом. В 1703-1708 гг. происходит перевооружение армии ружьями с трехгранным штыком. Помимо ружья пехотинец имел на вооружении шпагу, офицеры были вооружены протазанами, а унтер-офицеры — алебардами. Ружье имело калибр 0,78 дюйма, вес — 14 фунтов и было снабжено ударно-кремневым замком. Скорострельность ружья, благодаря железному шомполу, была 4-6 выстрелов в минуту, а дальность стрельбы до 300 шагов. Ручное огнестрельное оружие производилось на Берлинской королевской мануфактуре, а также, частично, закупалось в Льеже.

Гренадеры имели на вооружении, помимо ружья и шпаги, гранаты. В патронной суме солдат носил 30 патронов. С 1703 г. в полки поступили мушкетоны – короткие ружья, предназначенные для стрельбы картечью на короткое расстояние. Кроме того, часть офицеров, музыкантов и других чинов вооружалась нарезным оружием – штуцерами. На вооружении каждого пехотного полка состояли две трехфунтовые пушки.

Оружие пикинера было представлено шпагой и пикой на деревянном древке длиной 5,2-5,8 метра. Согласно королевским регламентам, пикинеры в случае утери либо поломки пики, вооружались ружьями и пополняли ряды мушкетеров.

Кавалеристы армии «Великого курфюрста» и короля Фридриха I – рейтары и драгуны, имели на вооружении длинную шпагу (палаш) с металлическим (обычно медным) эфесом, клинком длиной от 91,5 до 96,1 см,[38] носимую в черненых кожаных ножнах на портупее. Кроме того, они имели по два кремниевых пистолета калибром 16,03 мм, которые носились вложенными в специальные седельные кобуры (ольстры), покрытые кожаными или суконными чехлами (чушками) и крепившиеся по обеим сторонам седельной луки. Рейтару полагался кремниевый карабин калибром 18,55 мм и весивший на 0,5-1 кг легче пехотного ружья. Карабин носился на кожаной перевязи с крюком (панталере) надеваемой через левое плечо. Ствол карабина, висевшего на панталере у правого бока всадника (прикладом вверх), вставлялся в кожаный чехол (бушмат), крепившийся к седлу. Драгун вместо карабина имел облегченное пехотное ружье со штыком. [39]

Патроны – 30 штук, по 10 на каждый пистолет и ружье, хранились в лядунках (небольших патронных сумках), носимых на перевязи, надеваемой через правое плечо. Перевязь была уже панталера. Рейтары имели защитное вооружение – нагрудные кирасы у унтер-офицеров, рядовых и двойные (т.е. защищавшие не только грудь, но и спину) у офицеров. Вооружение драгун состояло из палаша, двух пистолетов и облегченного ружья. Фридрих Вильгельм, курфюрст Бранденбургский был одним из ревностных поклонников введения единой армейской формы. Примером для создания армейской одежды служила французская королевская армия. Солдаты носили особый вид кафтана, называемый на французкий манер «жюстокор». Кафтан надевался на камзол – укороченный кафтан, иногда без рукавов, либо с рукавами, которые можно было отстёгивать в тёплый период года. Камзол шился из более тонкой ткани, чем кафтан, который обычно пошивался из плотного сукна. Ансамбль дополняли короткие штаны – кюлоты. На ноги надевались вязанные, довольно грубые чулки и башмаки, обычно чёрного цвета, скроенные из грубой кожи. Головным убором служила фетровая шляпа с широкими полями, чаще всего чёрного цвета. Обычно она украшалась тесьмой, либо плюмажем из перьев. Несколько позже к шляпе стали пришивать пуговицы. Чаще всего пуговицы изготавливали из меди или из олова. На кафтане пришивалось более дюжины пуговиц, включая карманные клапаны. Такое же количество пуговиц, только немного меньших размеров пришивалось на камзол и по три пуговицы на кюлоты. Шею солдаты повязывали шейным платком, называемым «хальстух». Обычно они были чёрного, красного или белого цветов. Кожаная амуниция была коричневого цвета от тёмного до светлого оттенков. По моде того времени солдаты носили длинные волосы, ниспадающие на плечи. Разрешалось ношение усов. Правда, через некоторое время, уже в прусской армии ношение усов для офицеров было запрещено специальным приказом. Форменные кафтаны бранденбургско-прусской армии шились из с инего, серого и красного сукна. Солдаты были одеты в длинные и просторные кафтаны до колен, с красными лацканами и обшлагами, обшитые по борту узкими петлицами и множеством крупных и мелких пуговиц, в очень широкие штаны до колен, пехота носила толстые башмаки, кавалерия – сапоги. У некоторых частей тяжёлой конницы – латы, каски и кожаные колеты. Полк лейб-гвардии получил тёмно синие мундиры с белыми лацканами и обшлагами. [40]

Высшие воинские чины редко надевали мундир. Обычно они носили обыкновенный светский костюм, шарф – неизменный элемент офицера, шпажную перевязь и густо убранную перьями шляпу поверх модного парика. Иногда они надевали латы под кафтаном нараспашку и ботфорты.
Большинство полков бранденбургской армии облачились в тёмно - синие мундиры, однако, было несколько полков, которые носили форму другого цвета. Таким был полк, носящий имя электрессы Бранденбурга Доротеи (супруги курфюрста). Полк был сформирован в 1676 году и его солдаты получили униформу красного цвета. Это объясняется традицией полков, покровительницей которых была супруга курфюрста. Интересно, что все лейтенанты этого полка носили мундиры светло красного цвета, а капитаны – фиолетового. Заряды мушкетёров находились в матерчатой сумке, украшенной бранденбургским орлом и вышитыми инициалами электрессы Доротеи.
Знаменитая «берлинская лазурь» вошла в моду к 1681 году. Например, униформа Анхальтского пехотного полка в 1683 г., т.е. на момент его участия в битве под Веной, выглядела следующим образом: синий мундир с красной отделкой обшлагов, красной подкладкой и оловянными пуговицами. Синий плащ – епанча с красной подкладкой и круглым воротником. Кожаные штаны. Красные чулки с кожаными подвязками. Башмаки чёрного цвета. Шляпа с широкими полями и красными кистями с жёлтым помпоном. Шпага в ножнах на ремне из жёлтой кожи. Патронная сумка на широком, из жёлтой кожи ремне, называемом бандальером. Синий шейный платок покрыт изображениями герба курфюрста. Кожаный ремень. Жестяная кружка для пива на ремне красного цвета. Ранец из телячьей кожи, мехом наружу.
Ефрейторам полагается кожаный камзол из лосиной кожи и кожаные перчатки. Гренадерам вместо шляпы полагается красная гренадёрская шапка, с колпаком, конец которого украшен кистью, цвет - в каждой роте должен быть разным. Кисточка изготавливается из свиной щетины.

Именно в униформе такого образца прусская армия и вступила в войну за Испанское наследство (1701-1714). В 1709 г. темно-синий мундир будет введен для всех полков прусской армии.[41]

Огромное значение имела система организации снабжения армии. В Бранденбурге-Пруссии деньги на содержание армии поступали из нескольких источников.

Во-первых, это были доходы с курфюршеских (королевских) доменов. Во-вторых, на армию шли поступления от таможенных сборов и акцизов.
В-третьих, половина доходов от чеканки монеты, почтовых и транзитных сборов, а также военный налог, тоже шли на содержание вооруженных сил.

Кроме того, брандербургско-прусская армия существовала и за счет субсидий, которые с 1688 г. выплачивали курфюрсту, а затем и королю Пруссии морские державы. Бранденбург с 1688 по 1697 гг. получил не менее б 545 000 талеров субсидий — одну третью часть всех его военных расходов из казны Нидерландов и Англии. В период войны за Испанское наследство (1701-1714 гг.), помимо признания королевского титула Гогенцоллернов, Нидерланды и Англия выплатили прусскому королю 12 000 000 талеров субсидий. [42]

Величина единовременной выплаты новобранцу зависела от того, насколько успешно шел набор рекрутов. В среднем рейтару полагалось 40, драгуну - 20, пехотинцу - 8 талеров. Ежемесячное жалование лейтенанта составляло около 35 талеров, рейтара - 10, пехотинца - от 4 до 7 талеров.[43]

Для обеспечения военнослужащих и конского состава продовольствием и фуражом была установлена система порционов и рационов. Порцион состоял из 2 фунтов хлеба (900 грамм), 1 фунта мяса (450 грамм), 175 гр гороха или чечевицы, 5 гр соли, 0,25 л вина, 0,5 л пива[44] в сутки. Суточный рацион лошади состоял из 6,5 кг овса, 72 кг сена, 7,5 кг сечки и 1 снопа соломы.[45]

Рационы и порционы выдавались только во время походов, а на квартирах офицеры могли получать вместо них деньги. Для централизованного снабжения армии закладывались продовольственные магазины. Из них снабжение полков осуществлялось на обывательских подводах.

Пятидневная норма продовольствия, снаряжения и боеприпасов возилась в полковом обозе. На пехотный полк приходилось 48 телег и фурманов, 16 патронных ящиков и 400 подъемных лошадей.

Тактика прусской армии длительное время развивалась под влиянием Швеции. Уже в период польского похода (1656 г.) бранденбуржцы строились подобно шведам - в две линии, имея в центре боевого порядка пехоту, развернутую в шесть шеренг и на флангах кавалерийские эскадроны. При этом пикинеры образовывали центр боевого порядка, окаймленный с флангов мушкетерами, что позволяло максимально использовать огнестрельное оружие.

Кавалерия строилась в шесть шеренг, что увеличивало плотность и непрерывность стрельбы из мушкетонов и пистолетов.

Полковая артиллерия - два 4-х фунтовых орудия при каждом полку и легкая артиллерия - 6-ти, 8-ми, 12-ти фунтовые орудия, располагались непосредственно в боевых порядках армии во время сражения и сопровождали ее при наступлении. Тяжелые орудия, сведенные в две-три батареи, обычно занимали позиции следующим образом: батарея в центре и две на флангах. Применялся и резерв.

Таким образом, боевой порядок прусской армии состоял из сочетания пехотных полков, выстраивавшихся в центре, и кавалерии, размещавшейся на флангах пехоты. Полковая артиллерия располагалась в интервалах, а тяжелая или занимала фланговые позиции, или составляла артиллерийский резерв.[46]





Читайте также:
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...
Роль языка в формировании личности: Это происходит потому, что любой современный язык – это сложное ...
Определение понятия «общество: Понятие «общество» употребляется в узком и широком...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-06-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.096 с.