О СОЮЗЕ ДОМА ФЕАНОРА С ГНОМАМИ





В 150 г. П.Э. народ Карантира первым поднимается на вершины Синих Гор и видит земли, лежащие за пределами Эред Луин. Тогда же этот народ первым из нолдор встречает гномов Ногрода и Белегоста. Как известно из «Поздней Квенты Сильмариллион», они встречают гномов в своих землях, т.е., видимо, в отрогах Синих Гор, которые находятся во владениях Карантира.

Первым, кто встретился с гномами, назван не сам Карантир, а его народ - однако далее говорится об отношении к гномам именно Карантира, и том, что его народ следует в этом за ним. Таким образом, у нолдор Карантира не сложилось собственное отношение к гномам ранее, чем их видит и оценивает их лорд. Отсюда можно сделать вывод, что либо Карантир был среди тех, кто первым знакомится с гномами, но он встретился с ними не один, а вместе с группой или отрядом нолдор - либо первыми гномов нашли другие, но Карантир увидел их практически сразу после этого первого знакомства.

Нолдор вряд ли были поражены, увидев гномов. Как говорится в «Квенди и эльдар», ко времени встречи с гномами нолдор уже слышали о них от синдар.

Карантиру новый народ кажется уродливым (в сравнении с эльдар так оно и есть). Будучи надменным, он едва ли не насмехается над внешностью гномов, а его народ следует в этом за ним. Как известно из «Хоббита», в далёком будущем эльфы Ривенделла будут с удовольствием поддразнивать гномов и подшучивать над их бородами, т.е., как раз смеяться над их внешностью. А ведь для них вид гномов давно привычен, тогда как при первых встречах он мог казаться гораздо более отталкивающим или смехотворным. Гномы скрытны и обидчивы, поэтому между нолдор и гномами нет особой любви.

Но внешность гномов не мешает Карантиру увидеть в них ненависть к Морготу и заключить с ними союз, а обиды гномов не так велики, чтобы они от такого союза с врагами Моргота отказались. Союз оказывается взаимовыгодным, и не только военным.

Нолдор открывают гномам многие тайны мастерства, так что кузнецы и каменщики Ногрода и Белегоста прославились среди всех родов гномов как мастера. Учитывая, что народ Карантира подражает ему во взаимоотношениях с гномами – их лорд одобряет такое обучение, и, вполне вероятно, сам учит гномов тому, что умеет. Ещё вероятней, что гномов учить и Куруфинве.

Сами нолдор тоже учатся от гномов – например, плести кольчуги, придуманные гномами Белегоста. Позже даже воины Гондолина, практически отрезанного от внешнего мира, будут облачены в кольчуги. Ещё раньше искусством плести их должны были овладеть сыновья Феанора и их народ, общаясь с гномами.

Все пути гномов в Белерианд проходят через земли Карантира. Гномий Тракт, северный из гномьих путей, ведёт к Бродам Ароса и пролегает через Химлад, а также через владения Амрода и Амраса (Марах, пройдя по Гномьему Тракту, придёт в Эстолад). Поэтому во времена Долгого Мира не только Карантир и Куруфин, но и Келегорм, и близнецы также должны видеть гномов и, вероятно, познакомиться с ними. По некоторым вариантам, северный из гномьих путей может вести и к Химрингу. Это ответвление, конечно, могло появиться лишь после заключения союза Дома Феанора с гномами. О том, где именно проходит южный путь, не говорится, и он не показан на картах. Отмеченный на карте северный путь идёт вблизи южной границы Таргелиона, вдоль Аскара, за которым уже начинается Оссирианд - однако и южный путь, как уже сказано, должен проходить через земли Карантира. По-видимому, в начале оба пути совпадают, и только за бродом Сарн-Атрад, уже за пределами Таргелиона, расходятся в разные стороны.

В наибольшей степени союз Дома Феанора с гномами можно назвать экономическим. Все изделия наугрим, как и все торговые перевозки из рудников гномов также проходят через руки Карантира. Став посредником в торговле гномов с Белериандом, он изрядно обогащается, добиваясь большого успеха в деле, которым нолдор прежде не занимались. Если бы Карантир просто брал с гномов большую пошлину за право прохода через его земли, не говорилось бы, что и изделия гномов проходят через его руки. К тому же гномы и не согласились бы платить, если бы это было для них невыгодно. Гномы всегда требуют награды за свой труд - трудно поверить, что они стали бы пускаться в путь ради торговли, которая не сулит выгоды из-за больших пошлин. Между тем они как раз в это время начинают вновь приходить в Белерианд - то есть торговля приносит прибыль не только Карантиру, но и самим гномам. Они могли бы включить пошлину в цену своих изделий, но синдар и нолдор так же вряд ли согласились бы оплачивать труд гномов чрезмерно дорого - тем более во время Осады Ангбанда и Долгого Мира, когда они не испытывают большой нужды в оружии и доспехах. Таким образом, Карантир обогащается не столько благодаря расположению своих земель, сколько благодаря талантам, проявленным им в торговле и посредничестве.

Через Карантира нолдор получают от гномов много железа, и их оружейные наполняются мечами и доспехами - созданными гномами или самими нолдор из полученного от гномов железа. Таким образом, Карантир в войнах против Моргота не только участвует в боях и ведёт свои войска - именно от его союзников зависит снабжение войск нолдор оружием и доспехами, а также металлом для них. Нолдор получают от гномов и такие изделия, которых не могут выковать эльфийские мастера – так как в закалке стали и плетении кольчуг гномы превосходят даже нолдор.

Как известно из текста «Маэглин» из XI тома «Истории Средиземья», в котором многое сказано о взаимоотношениях гномов как с Эолом, так и с Домом Феанора, помощь гномов приносит немалую прибыль сыновьям Феанора, т.е. не только Карантиру. Вероятно, это связано с тем, что Карантир не сосредотачивает полученные богатства в своих руках, но делится ими с братьями.

Эта торговля при посредничестве Карантира будет продолжаться до того, как Маэдрос будет разбит - то есть до поражения нолдор в Нирнаэт Арноэдиад. Казалось бы, едва терпимый обеими сторонами союз оказывается очень прочным. Судя по всему, со временем Карантир перестаёт судить о гномах по внешности. Ведь и доблесть людей он оценит не сразу - но, увидев её, будет обращаться с ними так, как того заслуживают герои.

Как сказано в «Квенди и эльдар», общаясь с гномами, нолдор Восточного Белерианда (видимо, в первую очередь Карантир или Куруфин) узнают их самоназвание - кхазад - и, приспособив его к квенья, начинают называть их «касари». В дальнейшем нолдор (несомненно, прежде всего, сыновья Феанора) будут чаще всего пользоваться именно этим названием. Также нолдор будут называть гномов «гонхиррим», «Повелителями камня»; они принимают и данное синдар название «наугрим», «Низкорослые», и переводят его на квенья, но считают его не слишком подходящим для друзей. Как видно отсюда, сыновья Феанора и их народ спустя время в самом деле начинают относиться к своим союзникам уважительно, избегая подчёркивать кажущиеся недостатки их внешности даже в разговорах между собой.

В том же «Маэглине» гномы Белегоста названы друзьями Карантира. Дружба эта сложится, во всяком случае, к тому времени, когда гномов станет навещать Эол, ещё до того, как он удержит у себя Аредель, т.е., ранее 316 г. П.Э. Итак, часть союзников Карантира, гномы Белегоста, со временем становятся и его друзьями - но ко гномам Ногрода это не относится. Из дальнейшей истории мы можем видеть различие между жителями этих гномьих обителей. Именно гномы Белегоста будут держаться в Нирнаэт Арноэдиад дольше всех из восточного воинства. Гномы же Ногрода позже убьют Тингола и разгромят Дориат, тогда как их родичи из Белегоста откажутся присоединяться к ним и даже попытаются вразумить. В общем, нельзя сказать, что Карантир ошибся в выборе друзей среди гномов.

Тем не менее, гномы Ногрода - тоже союзники сыновей Феанора, которые получают от них помощь. Лишь спустя время помощь от гномов Ногрода уменьшится - из-за того, что Эол Тёмный эльф небезуспешно будет настраивать их против нолдор. Так же настроить гномов Белегоста ему не удастся – из-за их дружбы с Карантиром.

Есть и иная причина, по которой Азагхал и гномы Белегоста позже могли так стойко и отважно сражаться на стороне сыновей Феанора - благодарность. Однажды оркам удаётся проникнуть в Восточный Белерианд и устроить засаду на Гномьем Тракте. В засаду попадает король Белегоста Азагхал. При нём было ценное имущество – видимо, Азагхал пустился в путь ради торговли. Маэдрос замечает засаду и спасает как самого Азагхала, так и его имущество, и владыка Белегоста дарит ему Драконий шлем, созданный для Азагхала Тельхаром, прославленным мастером Ногрода.

Шлем этот откован из серой стали, украшен золотом, исписан рунами победы, а на гребне его красуется золотая голова дракона – в насмешку над Глаурунгом. Он снабжён забралом, защищающим от стрел, огня и от взгляда дракона, и закрытое этим забралом лицо воина может наводить ужас на врагов. Прочность шлема такова, что об него сломается любой меч и любая стрела отлетит в сторону. Такой шлем мог принести большую пользу в последующих битвах, но он очень тяжёл.

Маэдрос посылает этот шлем, увенчанный головой дракона, в дар своему другу Фингону – в честь изгнания им Глаурунга. Фингон же, в свою очередь, передаст его в дар Хадору Лориндолу, когда он станет владыкой Дор-Ломина. Отсюда видно, что нападение на Азагхала и спасение его Маэдросом произошло между 260 П.Э., когда Глаурунг бежал от Фингона, и 420 г. П.Э., когда Хадору будет дарован Дор-Ломин.

Куруфин мог впервые встретить гномов в Таргелионе (в «Сильмарилионе» упоминается его поездка в Таргелион, которая, очевидно, не была единственной) или же в своих владениях, на Гномьем Тракте – ведь, согласно «Маэглину», Куруфин следит за бродом Ароссиах. Он много общается с этим народом, иначе он не узнал бы даже о существовании кхуздула, который был тайным языком. Между тем, как известно из "Шибболета Феанора", он не только интересуется кхуздулом больше, чем эльфийскими языками, но изучает его так глубоко, что всё, известное о кхуздуле другим лормастерам, они узнают от Куруфина (то есть либо из бесед с ним, либо из его учёных трудов).

В "Шибболете Феанора" также сказано, что Куруфин - единственный из нолдор, кто добивается дружбы гномов. Это противоречит сказанному в "Маэглине" о дружбе Карантира с гномами Белегоста. Но, возможно, Куруфин - единственный из нолдор, кто не просто нашёл друзей среди гномов в одной из их обителей, а признан жителями Ногрода и Белегоста как друг гномов? Гномы легко обижаются - так что можно уверенно говорить о том, что Куруфин относится к этому народу с уважением, а не свысока. Но этого явно недостаточно, чтобы гномы так выделили его из всех нолдор - если даже Финрода они не признали своим другом, хотя уважительно прозвали его Фелагундом и создали для него Наугламир. Возможно, на дружбу Куруфина с гномами повлияло как его мастерство, так и то, что он следит за бродом через Арос, обеспечивая безопасность Гномьего Тракта на этом участке. Но случалось ли ему спасать гномов, шедших этой дорогой, оказывал ли он гномам иные благодеяния, какие важные тайны мастерства им открыл - неизвестно.

Куруфин, видимо, общается и с прославленным кузнецом Ногрода Тельхаром. Во всяком случае, получает от него кинжал Ангрист, который способен резать железо как дерево и рассекать кольчугу как ткань, отчего и назван так - «Рубящий железо». В «Лэ о Лэйтиан» он описан как бледно мерцающий, холодный как лёд кинжал, обладающий свойством наносить неисцелимые раны - то есть любой его удар, даже вскользь, если не убьёт, то покалечит орка или иного врага. Этот кинжал Куруфин будет носить на поясе без ножен – то есть рукоять кинжала выполнена так, что позволяет вешать его на пояс и быстро снимать с него. Скорее всего, она загнута определённым образом. Любопытно, что самый искусный и самый любимый из сыновей Феанора носит с собой кинжал не собственной и не отцовской работы, а работы Тельхара. Правда, свойства кинжала уникальны, но для того, чтобы приобрести его, вероятно, понадобилось бы отдать в обмен нечто не менее ценное. Ведь гномы не трудятся бесплатно. Но, возможно, Ангрист не приобретён Куруфином, а получен в дар - подобно тому, как Маэдрос получил в дар от Азагхала шлем работы того же мастера. Или дело в том, что Тельхар был другом Куруфина?

Перейдём к военной помощи гномов нолдор Дома Феанора. Она впервые упоминается при описании нападения на Восточный Белерианд в 462 г. П.Э. Так как Химринг устоял в Битве Внезапного Пламени, Моргот посылает отдельное войско на Восточный Белерианд. Тингол разбивает это войско на границе Дориата так, что оно бежит на север, юг и к горам. Врагов, отступивших к северу, внезапно атакует Маэдрос и разбивает их – тех же, кто бежал к востоку, к горам, гонят гномы (т.е., разбивают окончательно). Моргот терпит поражение и откладывает нападение на восточные земли, надеясь покорить их с помощью новых союзников (то есть народа Ульфанга).

Кристофер Толкин в своих комментариях к «Серым анналам» предполагает, что всё это описание относится к нападению на Восточный Белерианд во время Дагор Браголлах в 455 г. П.Э. Однако в этом случае описания для 455 г. П.Э. из записей, сделанных в одно время, противоречат друг другу. В одном случае говорится о разорении Таргелиона вторгшимися войсками и бегстве Карантира с остатками его народа, в другом же армия, напавшая на восточные земли, была полностью разбита, и гномы обращают врагов в бегство. Необходимо обратить внимание и на ситуацию, описанную в самых ранних «Анналах Белерианда», где Битва Внезапного Пламени происходит в 155 г., а в 162 г. происходят нападения к западу вниз по Сириону (атака на Хитлум) и на востоке за Химрингом (атака на Восточный Белерианд). Если сместить датировку на триста лет, можно получить 455 и 462 г.г. П.Э. соответственно. Исходя из этого, я позволила себе сделать вывод, что речь идёт о разных событиях, и описанное нападение на Восточный Белерианд, как и описанное вслед за ним нападение на Хитлум, относится именно к 462 г. П.Э.

В таком случае, об участии гномов в Дагор Браголлах не говорится. Возможно, в самой Битве Внезапного Пламени они помогали нолдор железом, оружием и доспехами, но не военной силой. Стоит отметить, что в первых битвах с врагами наугрим не отходят далеко от собственных обителей и путей. В упомянутом нападении они изгоняют врагов, бежавших в сторону гор - и уже пострадавших от войск эльдар. В первой битве Белерианда, в которой пал Денетор, гномы также не сражались вместе с эльдар. Выйдя из-под горы Долмед, они разбили часть вражеского войска, сумевшего вырваться из окружения, в которое оно попало севернее Андрама, на полпути между Аросом и Гелионом, и бежавшего на север. Как можно видеть по карте, орки, бежавшие на север от этого места, пересекали Гномий Тракт - где, видимо, и были разбиты. Неизвестно, с чем связано такое поведение гномов - с тем, что гномы в этих боях, помогая эльдар, всё же более защищали себя, свои города и свои пути, или с желанием гномов биться с врагом в знакомых им местах, там, где у них было больше преимуществ и они могли скоро получить подкрепление от родичей в случае нужды.

Приблизительно в то же время, когда было отбито нападение на Восточный Белерианд - в 462-463 гг. П.Э. - Маэдрос впервые слышит от гномов о новых племенах людей, идущих с востока. Это означает, что либо Маэдрос, как и Карантир и Куруфин, также навещал гномов, либо гномы с Эред Линдон специально идут к нему на Химринг, чтобы предупредить о Смуглолицых, показывая себя верными союзниками сыновей Феанора. Последнее представляется более вероятным, так как в Ногроде и Белегосте бывали немногие эльдар, кроме Эола, и в связи с тем, что упомянуто ответвление Гномьего Тракта к Химрингу.

Когда Маэдрос собирает свой Союз, в него входят и гномы Ногрода и Белегоста. К этому времени сыновьям Феанора, видимо, удаётся преодолеть то недружелюбие к нолдор, которое сеял в Ногроде Эол Тёмный эльф. Впрочем, со времени его гибели в Гондолине уже проходит почти семьдесят лет, и для гномов этот срок может быть не так уж мал. В Битву Бессчётных Слёз гномы вступят не просто в составе Союза Маэдроса, но именно в составе восточного воинства - воинства сыновей Феанора. Гномы помогают Маэдросу как военной силой, так и оружием, которое куют кузнецы Ногрода и Белегоста - сказано, что они в это время очень заняты. В неопубликованной "Квенте Сильмарилион" из V тома "Истории Средиземья" сказано, что гномы плетут кольчуги, куют мечи и копья для бессчётных воинств (то есть для всех войск, входящих в Союз Маэдроса, которые испытывали недостаток в вооружении). Таким образом, немалая часть воинов Союза Маэдроса в боях будут облачены в кольчуги и вооружены мечами и копьями работы мастеров наугрим. Кольчуги особенно ценны – ведь гномы Белегоста не имеют себе равных в их плетении. И эльдар, и люди различаются между собой ростом и сложением – для того, чтобы гномы могли сплести для них кольчуги, они должны хотя бы примерно знать, сколько кольчуг какого размера требуется. Скорее всего, эти сведения, как и вообще сведения о нужде войск в том или ином оружии, собирает (непосредственно или через нолдор своего народа) и передаёт в Ногрод и Белегост Карантир.

Гномы никогда не трудятся без награды, и, по неопубликованной "Квенте Сильмариллион", в их руки в это время переходит много драгоценностей и иных богатств эльфов и людей. Посредником в этой торговле также должен быть Карантир, через руки которого проходили все изделия гномов.

После создания Союза Маэдрос собирает общий совет (вернее всего, не один), где обсуждает свои замыслы с Фингоном - и с другими союзниками. О замыслах владык нолдор будут знать и Хурин, и вероломные люди, тайно служащие Морготу - то есть Ульфанг или его сыновья. Если и вожди эдайн, и вожди истерлингов участвуют в советах - наверняка в них участвуют и Азагхал, и король Ногрода.

Среди участников первой победы Союза Маэдроса в 469 г. П.Э., которую называют пробой сил, были нолдор и эдайн, Тёмные эльфы с юга и Смуглолицые - но об участии в ней гномов не сказано. Вероятно, то, что гномы не были призваны на эту битву - одна из причин, по которой говорится, что Маэдрос допустил ошибку, не ударив по Врагу сразу всеми силами Союза. Выходят они лишь на Нирнаэт Арноэдиад.

В этой битве гномы впервые не обороняются от приблизившегося к ним врага, но вместе с нолдор стремятся атаковать его сами, и впервые сражаются так далеко от знакомых им мест - на пустоши Анфауглит, в виду Тангородрима. Как известно, в этой битве именно гномы Белегоста держатся дольше всех из всего восточного воинства, а Азагхал ценой своей гибели ранит Глаурунга и вынуждает его отступить. Воины Азагхала уходят, лишь спев погребальную песнь по своему доблестному королю, не обращая внимания на врагов. Судя по тому, что дольше всех держались именно гномы Белегоста, гномы Ногрода проявили меньшую стойкость.

После великого поражения в Нирнаэт Арноэдиад должен был разрушиться как Союз Маэдроса, так и созданный ранее союз нолдор Дома Феанора с гномами Ногрода и Белегоста. Правда, сыновья Феанора, сумев выбраться из битвы, прорубают себе путь на восток к горе Долмед в Эред Луин, находившейся вблизи Ногрода и Белегоста. По-видимому, они рассчитывают найти поддержку и помощь у гномов - единственных их союзников, которые остались им верны и вместе с тем, в отличие от других, эльдар и эдайн, сохранили свои земли, города и достаточно сильные войска, как видно из дальнейших событий. Возможно, сыновья Феанора и остаются у гномов некоторое время - но затем уходят в Оссирианд. Более наугрим и народ сыновей Феанора не могут помогать друг другу в торговле или войне. Тем не менее, и после поражения Маэдрос мог по-прежнему считать гномов возможными союзниками, а Карантир и Куруфин - и друзьями.

Однако в 502 или 503 г.г. П.Э. гномы Ногрода убивают Тингола, разоряют Дориат - и забирают Наугламир с вплетённым в него сильмариллом. Клятва велит сыновьям Феанора преследовать ненавистью всякого, кто завладеет сильмариллом - даже друга.

По "Сильмариллиону", войско гномов разбивает Берен. Эта версия вошла в опубликованный "Сильмариллион" из письма Дж.Р.Р. Толкина к полковнику Уорскетту (в "Письмах" оно значится под № 247). В поздней "Повести лет" изложена иная версия развития событий, согласно которой Келегорм и Куруфин, услышав о разорении Дориата, устраивают гномам засаду у бродов Аскара и разбивают большое и хорошо вооружённое войско гномов, так что оно несёт большие потери, но не находят среди брошенных в реку сокровищ Наугламира, ранее унесённого Мелиан.

Независимо от того, принимать ли эту версию или нет, очевидно, после того, как гномы, убив Тингола, завладели сильмариллом, всякий союз сыновей Феанора с гномами Ногрода стал невозможным. Более того, убийство Тингола и разорение Дориата гномами приводит к отчуждению между самими народами наугрим и эльдар - до тех пор, пока уже во Вторую Эпоху не родится дружба между гномами Казад-Дума и нолдор Эрегиона.

 

 





Читайте также:
Основные понятия ботаника 5-6 класс: Экологические факторы делятся на 3 группы...
Восстановление элементов благоустройства после завершения земляных работ: Края асфальтового покрытия перед его восстановлением должны...
Технические характеристики АП«ОМЕГА»: Дыхательным аппаратом со сжатым воздухом называется изоли­рующий резервуарный аппарат, в котором...
Пример художественного стиля речи: Жанры публицистического стиля имеют такие типы...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.03 с.