Теории памяти в когнитивной психологии





Значительное влияние на развитие психологии памяти оказало положение Уильяма Джеймса о первичной и вторичной памяти. Первичная память, или память-впечатление, образует область психологического настоящего и обеспечивает сохранение информации на уровне активного сознания. Вторичная память (память на постоянные знания) соответствует информации, которая отсутствует в активном сознании человека и является его психологическим прошлым.

Модель систем памяти Н. Во и Д. Нормана

Дальнейшее продолжение классификация памяти по времени сохранения информации получила в модели систем памяти Н. Во и Д. Нормана (Waugh, Norman, 1965). Первичная память, или система кратковременного хранения, независима от вторичной памяти, или системы длительного хранения. На уровне кратковременной памяти осуществляется забывание информации. Переход информации из первичной памяти во вторичную память сопровождается ее повторением (Рис. 6).

Рис. 6. Модель систем памяти Во и Нормана (по Р. Солсо)

Модель Н. Во и Д. Нормана породила представление о памяти в виде метафоры «ящиков в голове». Система кратковременного хранения, по мнению ученых, обладает достаточно ограниченным объемом. Сохраняемая в ней информация теряется не только в зависимости от времени хранения, но и в результате ее вытеснения вновь поступающей информации. Что-то похожее на жирафов Сальвадора Дали, которые совмещают в себе живое существо и хранилище с вертикальной картотекой, набором закрытых и приоткрытых ящиков-ячеек (Солсо, 1996). В настоящее время первичную и вторичную память принято обозначать терминами «кратковременная и долговременная память».

Модальная модель памяти Аткинсона – Шиффрина

Современная когнитивная психология рассматривает процессы памяти с точки зрения поиска, сохранения и переработки информации по аналогии с компьютером. Целостный процесс усвоения информации условно делится на периоды, каждый из которых отличается определенной автономностью и особенностью. Когнитивисты различают три вида памяти по длительности сохранения и переработки информации: сенсорную (СП), непосредственную, ультракратковременную; кратковременную (КВП) и долговременную (ДВП) память.

В 60-е гг. широкое распространение получила теория памяти, предложенная Ричардом Аткинсоном и Ричардом Шиффриным (Рис. 7). Они разделяли концепцию двойственной памяти Н. Во и Д. Нормана, но конкретизировали содержание КВП и ДВП. Исходя из представлений о фиксированной структуре и меняющихся процессах управления, ученые разграничили понятия «память» и «хранилище памяти».

Рис. 7. Модальная модель памяти Р. Аткинсона и Р. Шиффрина (по Д. Лапп)

Термином «память» они обозначили подлежащую сохранению информацию, а термином «хранилище» – структурный элемент, в котором эта информация хранится. Другими словами, Р. Аткинсон и Р. Шиффрин учитывали и время сохранения структурного элемента, и место его расположения в структуре памяти.

Согласно модальной модели памяти, информация из внешнего мира поступает в сенсорную память, где некодированный сенсорный сигнал определенной модальности сохраняется в течение ультракороткого времени. После того, как часть информации утрачивается, она поступает в кратковременную память. Если на уровне КВП информация подвергается повторению, то она поступает в следующий отдел хранения – долговременную память.

Сенсорная память

Сенсорная память (сенсорный регистр) – это ультракратковременное хранилище неограниченного или достаточно большого объема информации. Код сенсорного регистра изоморфен нашим органам чувств: зрительная информация кодируется в виде образов, слуховая – звуков, а кинестетическая – тактильных ощущений. Работа сенсорного регистра осуществляется автоматически вне зависимости от нашей воли. Ее можно прекратить, только исключив поступление информации (например, закрыть глаза или надеть наушники).

Первые научные указания на существование СП можно обнаружить в исследованиях феномена «стойкости зрительного ощущения». Еще в 1740 г. шведский исследователь Сегнер использовал этот эффект для измерения следа зрительной сенсорной памяти. Он прикреплял раскаленную головню к вращающемуся колесу. В зависимости от скорости вращения колеса в темном помещении можно было увидеть часть окружности или (при более быстром вращении) полную окружность.

Аллан Бэддели (2001) предлагает более простой способ демонстрации данного феномена. Достаточно развести пальцы руки и размахивать ею перед глазами. Если махать медленно, то картина мира становится зыбкой и неустойчивой. Если ускорить движение, то окружающий мир выглядит нормальным. При быстром движении руки реальная картина прерывается на короткие промежутки времени, благодаря чему запечатленная информация возобновляется прежде, чем она успевает угаснуть.

Существование сенсорного зрительного регистра как особого вида памяти экспериментально было доказано Дж. Сперлингом. Его эксперимент был основан на том, что при увеличении количества предъявляемых символов точность их воспроизведения уменьшается. Однако испытуемые утверждали, что они «видят» больше стимулов, чем могут воспроизвести. Схема эксперимента Дж. Сперлинга, основанного на методике частичного отчета, предполагала следующее: сначала испытуемым на ультракороткое время (0,5 с) предъявляли карточку (матрицу) с согласными буквами, затем через определенное время предъявлялась пустая карточка с меткой в виде кружочка, которая указывала на место той буквы, которую необходимо было вспомнить (Рис. 8).

Рис. 8. Схема эксперимента Дж. Сперлинга

Каждая «отмеченная» буква воспроизводилась испытуемыми практически в 100 % случаев. Поскольку они не знали заранее, какую букву им нужно будет вспомнить, можно утверждать, что все 9 букв были доступны для воспроизведения. Следовательно, объем информации, хранящийся в сенсорной памяти, практически не ограничен.

В результате модификации методики проведения эксперимента Дж. Сперлинг установил время хранения информации в сенсорной памяти и тип ее забывания. Он произвольно варьировал временной интервал между предъявлением матрицы и таблички с меткой. В результате было установлено, что до 0,25 – 0,5 с воспроизведение было 100 %-ым, а испытуемые сообщали, что они «видят букву, помещенную в кружок». При увеличении времени между двумя предъявлениями воспроизведение ухудшалось, сигнал «метка» стирал образ буквы и замещал ее. Таким образом, забывание на уровне сенсорной памяти происходит по типу стирания следов, хотя не исключается и простое их угасание.

В зависимости от кода хранения информации, по У. Найссеру, принято различать иконическую, основанную на визуальном коде, и эхоическую, основанную на акустическом коде, сенсорную память. Феномен «Что вы сказали» позволяет допустить существование слухового (эхоического) образа. Мы произносим эти слова, чтобы вернуться к последним слуховым впечатлениям, «прокрутить их назад». При этом принято считать, что эхоическое хранение обладает большей длительностью, чем иконическое.

Длительность эхоической памяти изучала Энн Трейсман. Она использовала технику дихотомического слушания: два сообщения одновременно подавались на оба уха испытуемых. При этом одно из них он должен был повторить, а другое – проигнорировать. Если испытуемому предъявляли два однотипных сообщения, то он обнаруживал это с разницей в 2 с. Так была установлена длительность сохранения информации в эхоической памяти (Айзенк, 2002).

Кратковременная память

Кратковременная память – подсистема памяти, обеспечивающая оперативное удержание и преобразование данных, поступающих от органов чувств и из долговременной памяти. Основные характеристики кратковременной памяти:

1. Время хранения информации при отсутствии повторения – от 20 до 30 секунд.

2. Объем кратковременной памяти – 7 + 2 элемента.

3. Форма хранения информации – акустический код, по мнению большинства исследователей.

4. Механизм забывания – замещение или вытеснение.

Одним из фактов, доказывающих правомерность выделения кратковременной памяти, является синдром Милнер – поражение определенной области головного мозга (гипокампа), при котором давно прошедшие события вспоминаются легко, а недавние практически не сохраняются.

А. Бэддели приводит историю талантливого музыканта и эксперта в области старинной музыки Клайва Уиринга. Он перенес вызванное вирусом герпеса заболевание энцефалитом и не может вспомнить то, что происходило более чем минуту назад. «Это ад на земле. Как будто ты мертв – все время», – утверждает Клайв.

Долговременная память музыканта пострадала не так заметно, как его кратковременная память. Тем не менее, она серьезно ослаблена – он знает, кто он такой, может в общих чертах описать свою прошлую жизнь, но почти не упоминая подробностей. Он написал книгу о композиторе Лассо, но фактически ничего о нем не мог вспомнить. Клайв пребывает в таком состоянии с 1985 г. и все время убежден, что он только что проснулся. Он до сих пор живет в безнадежном вечном настоящем, как узник, прикованный к маленькому острову сознания в океане амнезии (Бэддели, 2001).

Центральным положением теории Аткинсона – Шиффрина является утверждение о том, что человек может осуществлять определенный контроль за поступающей в кратковременное хранилище информацией. Это управление может осуществляться по-разному, в том числе на уровне сознательного и бессознательного контроля. Так, мы можем заполнить кратковременное хранилище и ограничить поступление новой информации, или ввести новые элементы и, тем самым, вытеснить усвоенную ранее информацию.

Согласно Р. Клацки, кратковременная память хранит и обрабатывает информацию аналогично тому, как плотник работает на верстаке: имеющееся место он может использовать для работы или хранения. Другими словами, выделение места для одного занятия означает его сокращение для другого.

Объем кратковременной памяти был установлен Дж. Миллером (1956). Она одновременно может обрабатывать примерно 7 + 2 элемента, то есть в среднем имеет 7 ячеек (рабочих мест), и удаление прежних элементов (забывание) происходит при помощи их вытеснения новыми элементами (в результате замещения). Однако Г. Саймон (1974) предположил, что размер отрезков (количества символов в них) оказывает влияние на эффективность запоминания. Он установил, что испытуемые могут припомнить семь слов из одного-двух слогов, но четыре слова из двухсловных фраз и только три – из восьмисловных предложений (Айзенк, 2002). Длительность КВП экспериментально установили Л. Петерсон и М. Петерсон (1959) – около 20 с. При этом способность к воспроизведению информации быстро уменьшается. Так, на уровне 3 с мы утрачиваем до 10 % информации, 6 с – примерно 50 %, 9 с – приблизительно 80 % и на 18 секунде остается менее 10 % исходной информации. Однако мы можем удерживать информацию в кратковременной памяти неограниченное время, если будем постоянно ее повторять («петля повторения»).

Временные границы КВП и ДВП были конкретизированы в эксперименте на свободное припоминание слов (Glanzer, Cunitz, 1966). В ходе исследования был обнаружен эффект первичности, то есть привилегированного запоминания и воспроизведения первых слов списка, а также эффект недавности, означающий что последние в списке слова также запоминаются лучше.

Авторы эксперимента предположили, что при эффекте первичности информация извлекается из долговременной памяти, а при эффекте недавности – из кратковременной памяти. Представляет интерес модификация исследования, в ходе которого испытуемые в течение 30 с вели обратный счет, а затем припоминали слова в любом порядке. Обратный счет устранил эффект недавности, но не повлиял существенно на эффект первичности. Во-первых, последние слова находятся в кратковременном хранилище, поэтому отвлекающее задание замедляет перевод цифр в долговременное хранилище и приводит к утрате ее части (эффект новизны). Во-вторых, слова в начале списка уже поступили в ДВХ, объем которого неограничен (или ограничен незначительно), что объясняет отсутствие влияния отвлекающего задания на сохранение информации. В-третьих, слова из середины списка вытесняются из промежуточного хранилища поступающими вновь и не достигают ДВХ.

М. Глензер и А. Кунитц констатировали тот факт, что в отличие от долговременной памяти, кратковременная память не обладает прочностью: хранящаяся в ней информация легко разрушается задачей на обратный счет (Айзенк, 2002).

Эксперимент М. Познера служит доказательством того, что в кратковременной памяти информация кодируется не только акустически, но и зрительно. Испытуемым предъявляли две буквы, которые необходимо было опознать как одинаковые (АА и Аа) или разные (АВ и Аb); регистрировалось время реакции – испытуемый давал ответ и нажимал на кнопку. Интервал предъявления – 0,2 секунды. Оказалось, что время реакции при предъявлении пары Аа было больше по сравнению с парой АА. Этого не могло быть, если буквы определялись только по слуховым кодам, ведь они произносятся одинаково (Табл. 3).

Таблица 3 – Схема предъявления букв в эксперименте М. Познера

Ряд психологов отрицают само существование КВП, или «промежуточной станции», на пути к ДВП. Информация, по их мнению, может идти непосредственно из сенсорного хранилища в долговременную память. Впрочем, такую возможность допускали и авторы модальной модели памяти.

Теория оперативной (рабочей) памяти Бэддели – Хитча

Альтернативную теорию предложили Аллан Бэддели и Грэхэм Хитч в 1974 г. Согласно этой теории, промежуточная память не ограничивается функцией пассивного повторения, она представляет собой динамичную и организованную систему. В связи с этим они ввели понятие рабочей памяти. Она включает следующие компоненты: центральный процессор, артикуляционную (фонологическую) петлю, визуально-пространственный блокнот и первичное акустическое хранилище.

Центральный процессор принимает участие в обработке стимулов всех модальностей и определяет целесообразность использования других подсистем, то есть помещать, извлекать или перемещать информацию в любую из них. Однако, он настолько мало изучен, что даже само его существование вызывает сомнение. Артикуляционная петля – это компонент рабочей памяти, который представляет собой вспомогательную систему для временного хранения доступной информации. Она обеспечивает обработку и сохранение вербальной (слуховой) информации. Мы прибегаем к ней по мере необходимости, когда повторяем информацию про себя, чтобы лучше ее запомнить. Артикуляционную петлю называют также «внутренним голосом» или субвокализацией.

Слова, выраженные в устной форме, напрямую поступают в артикуляционную петлю; слова, представленные в письменной форме, сначала преобразуются в фонологический код. Следы в слуховом хранилище очень быстро угасают, но могут быть восстановлены при помощи субвокализации или повторения.

Визуально-пространственный блокнот «работает» с визуальной и пространственной информацией, включая мнемонику, пространственное мышление, планирование и ориентацию. Первичное акустическое хранилище, или «внутреннее ухо», как подсистема рабочей памяти составляет содержание феномена «Что вы сказали».

Попытку удержать информацию в оперативной памяти А. Бэддели сравнивал с цирковым номером, в котором артист поочередно раскручивает на палочках тарелочки. Он должен успеть придать каждой тарелочке новый импульс прежде, чем она замедлит кружение и упадет. С оперативной памятью дело обстоит так же. Попытка удержать в ней большое количество элементов требует возвращения к первому элементу, точнее, времени на то, чтобы его вспомнить и дополнительно повторить. А. Бэддели полагает, что имеет значение не только количество запоминаемых слов, но и их длина. Мы способны удерживать в оперативной памяти такое количество информации, которое в состоянии повторить в артикуляторной петле приблизительно за 1,5 – 2 с.

Ограниченность емкости рабочей памяти и механизм ее функционирования были установлены Саулом Стернбергом с помощью так называемой «исследовательской парадигмы Стернберга» (метода «вычитания»). Она основана на допущении о том, что любой психический процесс разворачивается во времени, и судить о его наличии можно по времени реакции. В серии экспериментов С. Стернбергу удалось установить характер обработки (параллельный или последовательный) и сканирования (полный или самопрекращающийся) информации в рабочей памяти.

В первом эксперименте испытуемым предлагали два ряда цифр: первый ряд из четырех и второй из пяти цифр. При этом ни в одном ряду цифра 5 не использовалась. После предъявления информации испытуемых спрашивали, не помнят ли они, встречалась ли им цифра 5. Если обработка информации осуществляется параллельно, то на сканирование рядов испытуемые затратят одинаковое количество времени. Если – последовательно, то поиск цифры 5 во втором ряду потребует больше времени. Действительно, испытуемые больше времени затрачивали на сканирование более длинного ряда букв.

В ходе второго эксперимента испытуемым также предлагали два ряда цифр, которые включали или не включали цифру 5 (1 ряд: 3 – 6 – 9 – 1 и 2 ряд: 6 – 3 – 5 – 8). Если поиск носит самопрекращающийся характер, то время на сканирование ряда, который содержит цифру 5, должно быть короче (позиция цифры 5 в ряду произвольна). Время на обработку информации в исследовании Стернберга оказалось равным. Таким образом, он установил, что в рабочей памяти имеет место полный последовательный характер обработки информации (Нуркова, Березанская, 2004).

Неоднозначность представлений рабочей памяти отражает следующее положение: «во вторичной (долговременной) памяти выделяют оперативную память, то есть пролонгированную кратковременную память. Суть ее заключается в том, что под влиянием внутренней мотивации или каких-либо внешних обстоятельств способность к воспроизведению продлевается на промежуток времени более 20 с» (Крылов, 1999).

Долговременная память

Долговременная память – подсистема памяти, обеспечивающая продолжительное удержание знаний, умений и навыков, характеризующаяся неограниченным объемом сохраняемой информации. Основные характеристики долговременной памяти:

1. Время хранения – велико или неограниченно.

2. Емкость – гипотеза неограниченности.

3. Форма хранения информации – семантический код (есть предположение, что могут быть задействованы зрительный и слуховой код). Информация в долговременной памяти организована по принципу ассоциаций.

4. Забывание – в соответствии со следующими гипотезами: 1) участие следов памяти; 2) в результате интерференции; 3) вообще отсутствует, но информация по каким-либо причинам становится недоступной.

Семантическую форму кодирования подтверждают семантические ошибки припоминания из долговременной памяти, то есть припоминание слов, сходных по смыслу с заданным. Эксперименты по изучению этих ошибок показали, что при восприятии слова сначала в сенсорном регистре образуется некое изображение слова, которое преобразуется в кратковременной памяти в слуховую форму, и на уровне долговременной памяти устанавливается его значение.

Необходимо также указать на тот факт, что среди психологов нет единства взглядов по поводу процесса забывания информации. Есть предположение, что емкость сенсорной и долговременной памяти неограниченна. Забывание происходит на уровне КВП, в том числе в результате актуализации – возвращения информации из долговременного хранилища в сферу активного сознания.

Теория уровневой переработки информации

В 70-е гг. в когнитивной психологии вместо моделей обособленных видов и типов памяти стал разрабатываться целостный (модульный) подход. Наибольшую известность получила иерархическая структура памяти, предложенная в 1972 г. канадскими психологами Ф. Крэйком и Р. Локхартом. Под модулем они понимали относительно самостоятельную подсистему памяти, для которой характерна определенная продолжительность переработки информации и свойственный ей код (Рис. 9).

Рис. 9. Иерархическая модель памяти Ф. Крэйка и Р. Локхарта

Модель Ф. Крэйка и Р. Локхарта включает три уровня организации памяти: сенсорный, лексический и образный, концептуальный. Сенсорный уровень представлен иконической памятью, основанной на визуальном коде, и эхоической памятью, основанной на акустическом коде. Сохранение информации на лексическом и образном уровне обеспечивает система логогенов – структур, специализирующихся на переработке слов. Концептуальный уровень предполагает наличие семантической памяти. Уровень обработки стимула (поверхностный или глубинный) зависит от его характеристики и времени, необходимого для его обработки. На поверхностном уровне стимулы подвергаются сенсорному и подетальному анализу. На более глубоком уровне элемент может быть опознан посредством механизмов распознания паттернов и выделения значения; на следующем уровне этот элемент вызывает у субъекта долговременные ассоциации. Таким образом, с углублением обработки увеличивается доля семантического или когнитивного анализа и одновременно вероятность сохранения информации в памяти человека.

По Ф. Крэйку и Р. Локхарту, стимулы каждой сенсорной модальности проходят одни и те же уровни: сенсорного анализа, распознания паттерна и семантико-ассоциативную стадию обогащения стимула. Р. Солсо обращает внимание на тот факт, что в названной выше модели памяти отводится роль несамостоятельного когнитивного процесса. Она, по существу, является побочным продуктом обработки информации.

Гипотеза поуровневой переработки информации нашла подтверждение в эксперименте Ф. Крэйка и Э. Тульвинга (Рис.10). В ходе исследования измерялось время реакции испытуемых на опознание слов. При этом, слова после их предъявления сопровождались вопросами, которые соответствовали одному из уровней переработки информации: структурному, фонематическому или семантическому. Оказалось, что 1) более глубокая обработка требует больше времени; 2) скорость опознания слова возрастает прямо пропорционально конечному уровню переработки: слова лучше опознаются по смыслу, чем по фонематическим или структурным характеристикам (Завершнева, 1999).

Положение о неизменной последовательности этапов обработки информации было в дальнейшем подвергнуто сомнению. Так, в эксперименте Ф. Крэйка по активации памяти при двух типах чтения было обнаружено следующее: во-первых, чтение с пониманием сути предусматривает минимум поверхностной обработки, но требует глубокого анализа на семантическом уровне; во-вторых, чтение с целью корректировки текста требует максимальной поверхностной обработки и минимального семантического и когнитивного анализа.

В результате Ф. Крэйк и Р. Локхарт жесткую последовательность этапов обработки заменили «мягкой» моделью, согласно которой семантическому анализу стимула должна предшествовать его определенная сенсорная обработка.

1 – повторение для удержания памяти; 2 – повторение для углубленного анализа.

Рис. 10. Активация памяти при двух типах чтения (по Ф. Крэйку)

С критикой иерархической модели памяти (как и ее модальной теории) выступил У. Найссер. Он полагает, что модель носит исключительно линейный характер и не учитывает принципы предвосхищения (антиципации) и циклического взаимодействия со средой. Тем самым, она значительно упрощает реальные мнемические процессы.

Современные представления о структуре памяти, исходя из когнитивных теорий, можно представить в виде следующей модели (Рис. 11).

Рис. 11. Кумулятивные представления

о множественной модели памяти

М. Айзенк указывает на следующие преимущества и ограничения модели множественных отделов хранения информации. Самым большим преимуществом выступает допущение наличия трех видов памяти. Основным недостатком модели, по мнению М. Айзенка, является чрезмерное упрощение взгляда на человеческую память. Во-первых, вызывает сомнение наличие единого механизма хранения информации в кратковременной и долговременной памяти. Во-вторых, повторение, видимо, не имеет такого значения, как принято считать. В обыденной жизни люди не прибегают к повторению, но это не мешает им сохранять необходимую информацию на длительный срок.

Мнемоника

Мнемоника – искусство запоминания, совокупность приемов и способов, имеющих целью облегчить запоминание возможно большего количества событий и фактов.

Изобретателем мнемоники (или мнемотехники) считается поэт Симонид Кеосский. Он присутствовал на пиру, устроенном одним из фессалийских аристократов, где исполнил свою лирическую поэму. Когда он вышел из зала, крыша здания обрушилась, и все участники пира погибли под ее обломками. Симонид помог родственникам опознать погибших, так как запомнил порядок расположения гостей за столом. Принцип упорядочивания информации с помощью метода мест лег в основу искусства («системы вспоможения») памяти.

Мнемоника представляет собой область прикладных аспектов психологии памяти, связующее звено между ее теорией и практикой. По мнению Р. Солсо, мнемонические приемы наиболее эффективны, во-первых, при хранении и кодировании; во-вторых, при воспроизведении информации.

Метод вешалок – мнемоническая система, основания на ассоциациях между однажды заученным списком слов-вешалок (one is a bun, один это булка) и словом, подлежащим запоминанию (ПЗ-словом). Р. Солсо предлагает соединить ПЗ-слово «слон» со словом булка в воображаемый «слонбургер», то есть буквально втиснуть большого слона между половинками ароматной булочки.

Метод семантической организации – мнемонический прием объединения случайным образом подобранных слов или предметов в целостную логическую историю-рассказ. Если нам необходимо запомнить в той же последовательности 20 слов, то мы сначала сгруппируем их в 4 колонки по 5 слов в каждой. Затем сочиним четыре незамысловатые истории. Например, из таких слов, как стул, банан, река, булавка и ваза, может получиться следующая история. Я встал на стул, чтобы достать банан, и упал в реку как булавка в вазу.

Закон Жоста – метод чередования повторяющихся достаточно коротких сеансов заучивания материала. Этот психолог экспериментально установил, что эффективность запоминания текста будет выше, если его читать не 6 раз подряд, а с промежутками в 5 минут.

Метод кумулятивного повторения – мнемонический прием регулярного, ритмичного и накопительного повторения. Например, запоминание поэмы по четверостишию в день с постоянным возвращением к ранее выученным строкам. При этом каждый выбирает индивидуальный ритм и объем запоминаемой информации.

Метод «экспертов», или воображаемых ассоциаций – создание устойчивых ассоциаций между предметом и его атрибутом. Например, между человеком и воображаемым животным, с которым ассоциируется его фамилия (Петухов – петух). Или, чтобы запомнить девушку с маленькими глазами, можно вспомнить в интерпретации М. Задорного слова известной песни «ее глаза, как два карата».

Рифма и ритм – один из наиболее эффективных способов запоминания информации. Его часто используют в рекламе товаров: «Мам-специалистов советы услышь: сухая кожа – счастливый малыш». Или – в математике: 3 – 14 – 15 – 96 и 2.

Выдающиеся мнемонисты

Отношение профессиональных психологов к людям с выдающимися мнемическими способностями на протяжении длительного времени оставалось достаточно негативным. Как утверждает Б. Бугельски, их считали либо умственно неполноценными (необычное развитие памяти рассматривали как компенсацию ограниченных возможностей других психических функций), либо обманщиками из цирка, недостойными научного исследования.

Первым сломал стереотип восприятия профессионального мнемониста-менталиста выдающийся советский психолог Александр Романович Лурия. Его испытуемым стал товарищ «Ш.» (журналист С.Д. Шерешевский), будущий персонаж книги «Маленькая книжка о большой памяти (Ум мнемониста)».

А.Р. Лурия отмечает уникальность наглядно-образного, синестезического мышления «Ш.», то, как в его уме возникают ясные образы, ощутимость которых граничит с реальностью. Феноменальная память журналиста сопровождалась необычайной синестезией, которая, как правило, служила фоном для воспроизведения информации. «Я узнаю слово не только по тем образам, которые оно вызывает, но по целому комплексу ощущений. Тут дело не в зрении или слухе, а в каком-то общем моем ощущении. Обычно я ощущаю вкус или вес слова. И… оно как бы вспоминается само. Но это трудно описать», – признавался Шерешевский.

В целом, констатирует Р. Солсо, выдающиеся способности «Ш.», как и долговечность хранения информации в его памяти, обязаны сочетанию факторов, включая образы, синестезию и мнемонику (метод мест). Для того, чтобы запомнить список продуктов, он представлял, что идет по знакомой ему улице Горького. При этом каждый продукт он располагает в определенном месте. Яйца он мог положить под фонарем, бутылку молока – в фонтане, 300 граммов масла – на дереве. При воспоминании «Ш.» мысленно шел по улице и подбирал визуализируемые предметы. У Шерешевского, конечно же, могли быть случаи забывания, когда он располагал предметы неудачно: яйца на фоне белой стены или конфеты в тени дома (Вуджек, 1996).

Необходимо также указать на тот факт, что А.Р. Лурия не установил границ памяти своего испытуемого. Товарищ «Ш.» с одинаковой легкостью воспроизводил ряды цифр, бессмысленных слогов, математические формулы и стихи на иностранном языке. Он даже изобрел специальный метод забывания – записывал информацию на листке бумаги и затем сжигал его (Кун, 2002).

«Я знал человека, который ничего не забывал», – начинает свои воспоминания о великом мнемонисте К.К. Платонов. «Он находился в психиатрической больнице. Этот больной был задавлен воспоминаниями и не мог выразить ни одной собственной мысли» (Платонов, 1997). Шерешевский мог слово в слово запомнить любую научную статью, и был не в состоянии пересказать своими словами содержание детской книжки. Он так и не нашел применения своим мнемическим способностям. Он просто был эстрадным артистом, который демонстрировал публике свою феноменальную «ничего не забывающую память».

Новые данные о людях с выдающимися мнемическими способностями получили психологи Джон Уайдинг и Элизабет Валентайн. Они протестировали участников первого чемпионата мира по запоминанию (Лондон, 1991) и установили, что мнемонисты:

● используют стратегии и тактики запоминания (пользуются мнемотехниками);

● имеют специальные интересы и необходимые знания, которые облегчают процессы кодирования и припоминания информации;

● обладают превосходными врожденными способностями к запоминанию и формированию ярких психических образов.

Другими словами, феноменальная память основывается как на природных способностях, так и на приобретенных техниках.

Основные положения

Память как совокупность процессов организации и сохранения прошлого опыта, в зависимости от принадлежности ученых к психологической школе, рассматривают в контексте монического или поливариативного подхода. Например, бихевиоризм сводил мнемические процессы к научению; наиболее дифференцированную модель памяти предложила когнитивная психология. Когнитивисты разрабатывали не только целостные концепции памяти, но и теории ее отдельных видов: сенсорной, кратковременной, рабочей и долговременной памяти.

Джон Андерсон назвал разработку теории кратковременной памяти очень важным событием в истории когнитивной психологии, торжеством новой когнитивной методологии. Ее возникновению способствовали исследования Д. Бродбента, основы были заложены Н. Во и Д. Норманном, и системное развитие она получила в работах Р. Аткинсона и Р. Шиффрина.

Р. Аткинсон и Р. Шиффрин в модальной модели памяти разграничили понятия «тип памяти» и «вид хранилища». В результате предметом исследования психологов стали сенсорная, кратковременная и долговременная память, отличия между которыми сводятся к следующему:

● по временной длительности: в сенсорной памяти информация хранится доли секунды (иконическая память) или 2 – 3 с (эхоическая память); она остается в кратковременной памяти на протяжении нескольких секунд (10 – 20 с), а в долговременной памяти – месяцы и годы;

● по объему памяти: сенсорная память обладает ограниченным объемом (как вариант – весьма большим, но быстро разрушающимся), кратковременная память имеет объем в 7+2 единицы, а долговременная память не ограничена объемом;

● по вводу информации: в сенсорную память информация вводится непосредственно, без какой-либо переработки, в кратковременную – вследствие работы внимания, а в долговременную память – вследствие повторения;

● по механизму забывания: из сенсорной памяти информация исчезает в результате затухания, из кратковременной памяти – вследствие отвлечения внимания и интерференции, из долговременной памяти – по причине утраты доступности.

Альтернативный подход предложили Ф. Крэйк и Р. Локхарт в теории уровневой переработки информации. Они смогли объяснить эффективность извлечения информации в связи с глубиной ее переработки и в зависимости от способа ее кодирования.

Современный взгляд на память как когнитивный процесс отличается: во-первых, ее системным анализом, взаимопроникновением аттенционных, перцептивных и собственно мнемических процессов, а также единством мышления и сознания; во-вторых, осознанием того, что память принадлежит не только прошлому, но настоящему и будущему активной личности, субъекту познавательной деятельности.


Литература

1. Андерсон, Д.Р. Когнитивная психология / Д.Р Андерсон. СПб., 2002.

2. Блонский, П.П. Избранные педагогические и психологические сочинения / П.П. Блонский. В 2 т. Т. 1. М., 1979.

3. Бэддели, А. Ваша память / А. Бэддели. М., 2001.

4. Вуджек, Т. Тренировка ума: упражнения для развития повышенного интеллекта / Т. Вуджек. СПб., 1996.

5. Гейвин, Х. Когнитивная психология / Х. Гейвин. СПб., 2003.

6. Глейтман, Г. и др. Основы психологии / Г. Глейтман и др. / под ред. В.Ю. Большакова, В.Н. Дружинина. СПб., 2001. С. 201–252.

7. Годфруа, Ж. Что такое психология / Ж. Годфруа. В 2-х ч. Ч. 1. М., 2000.

8. Завершнева, Е.Ю. Основы общей психологии. Память / Е.Ю. Завершнева. М., 2001.

9. Зинченко, Т.П. Память в экспериментальной и когнитивной психологии / Т.П. Зинченко. СПб., 2002.

10. Изюмова, С.А. Природа мнемических способностей и дифференциация обучения / С.А. Изюмова. М., 1995.

11. Когнитивная психология / под ред. В.Н. Дружинина, Д.В. Ушакова. М., 2002. С. 25–40.

12. Козубовский, В.М. Общая психология: познавательные процессы / В.М. Козубовский. В 3 ч. Ч. 2. Мн., 2004.

13. Кун, Д. Основы психологии: все тайны поведения человека / Д. Кун. СПб., 2002.

14. Леонтьев, А.Н. Развитие высших форм запоминания / А.Н. Леонтьев. // Психология памяти / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, В.Я. Романова. М., 1998.

15. Лефрансуа, Г. Психология для учителя / Г. Лефрансуа. СПб., 2003.

16. Лобанов, А.П. Практикум по психологии когнитивных процессов / А.П. Лобанов, Н.Н. Староверова. Мн., 2004.

17. Немов, Р.С. Психология: Учеб. для студентов вузов / Р.С. Немов. В 2 кн. Кн. 1. М., 1994.

18. Нуркова, В.В. Психология: Учебник / В.В. Нуркова, Н.Б. Березанская. М., 2004.

19. Платонов, К.К. Занимательная психология / К.К. Платонов. СПб., 1997.

20. Познавательные процессы и способности в обучении. М., 1990.





Читайте также:
Термины по теме «Социальная сфера»: Общество — сумма связей, система отношений, возникающая...
Историческое сочинение по периоду истории с 1019-1054 г.: Все эти процессы связаны с деятельностью таких личностей, как...
Основные направления модернизма: главной целью модернизма является создание...
Группы красителей для волос: В индустрии красоты колористами все красители для волос принято разделять на четыре группы...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-04-20 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.05 с.