Все, что имеет значение. 8 глава




Телевизионные новости. Не то, чтобы Лиз была когда-либо заинтересована в этом. Конечно, «Утро в Балтиморе» больше звучало как утреннее ток-шоу, а не программа новостей.

— На самом деле, так мы и познакомились, — произнесла Эрин, положив руку поверх руки Брейди, переплетая их пальцы вместе.

Лиз сидела прямо пока смотрела, как Брейди повернулся к Эрин и улыбнулся. Лиз не знала, как ей справиться со всем этим. Она была готова просто встать и уйти. Как раз вовремя ей принесли вино. Она сделала большой глоток, чтобы больше ничего не говорить.

Эрин, казалось, так или иначе, хотелось рассказать свою историю.

— Брейди работал с моим отцом на законодательном собрании в Северной Каролине, именно так я и получила разрешение взять у него интервью на рождество для моего утреннего выпуска.

Улыбка Эрин сияла, пока она рассказывала. А улыбка Лиз меркла.

— Разве я не говорила тебе, что об их истории нечего и писать, — сказала Саванна, подталкивая Лиз.

Лиз даже не поняла, что Саванна обратила внимание. Она без умолку разговаривала с Лукасом.

Брейди приподнял бровь, а Лиз просто открыла и закрыла свой рот, как рыба, выпрыгивающая из воды.

— Определенно такую историю, мы в новостях не хотим! — сказала Эрин, хихикая. — Такое впечатление, что сейчас все в новостях. Я чувствую, что отношения должны быть своего рода без границ. Я не понимаю, почему так важно, что мы с Брейди вместе. Но я не думаю, что это так уж и плохо. А ты?

— Нет, — ответил Брейди.

Его голос звучал легко и уверенно. Еще одна маска.

— Я не думаю, что так уж и плохо быть открытыми в этом плане. В любом случае, я никогда не хотел скрывать отношения.

У Лиз вскипела кровь от этой откровенной лжи. Она хотела ударить его вилкой. Он в первую очередь был тем, кто хотел скрыть их гребенные отношения.

Он, вероятно, видел ее реакцию на этот комментарий, потому что он одарил ее долбанной ухмылкой, впервые с того момента, как они увиделись днем. От этого ей только захотелось броситься через стол. Она бы задушила его, прежде чем этот вечер успеет закончиться. Она не сомневалась в этом.

— Эрин справляется с вниманием общественности как профессионал. Правда, детка?

О, черт, нет! Он нарочно обращаться к ней используя тоже слово, что и для Лиз? В эту игру могут играть двое.

— Я люблю быть в центре внимания, — сказала Эрин, снова улыбаясь. — Думаю, я всегда хотела быть ведущей, как ты всегда хотела стать журналистом, Лиз.

— Замечательно, — сказала Лиз, допивая свой первый бокал вина. — Вы сюда летели на самолете?

— О, да. В Роли, — подтвердила Эрин.

— Как прошел полет? Знаю, что последнее время была плохая погода. Я иногда до смерти боюсь летать в такую погоду, — дерзко сказала Лиз.

Саванна хихикнула.

— Брейди ужасно переносит перелеты. Поэтому я надеюсь, что там не было никаких штормов.

— Ты тяжело переносишь полеты? — спросила Эрин.

Ее брови нахмурились в недоумении.

— Я этого не знала.

— Было тяжело, — быстро поправил Брейди. — У меня больше нет проблем с самолетами. В моей жизни эти времена прошли.

«В моей жизни эти времена прошли». Что значит, что Лиз в его жизни больше не было. Она поняла. Ей бы хотелось, чтобы все было так просто. У нее заняло вечность, чтобы быть готовой начать ходить на свидания…не говоря уже о чем-либо большем с Хайденом. Господи, она не вспоминала о Хайдене с тех пор, как вошла в помещение.

Будучи расстроенной из-за подстрекания Брейди, ей не хотелось больше продолжать эту болезненную беседу с ним. Она бы лучше снова притворилась, что его не существует, чем чувствовать, как по ее телу проноситься эта боль.

Она позволила Саванне и Эрин дальше вести беседу. Они оба с Брейди сидели относительно тихо, отвечая на вопросы только тогда, когда их спрашивали. Казалось, он задумал тоже, что и Лиз. Они всегда были в гармонии.

Как бы Лиз не хотелось ненавидеть Эрин, женщина казалась действительно хорошей. Помимо работы ведущей, она также помогла запустить благотворительную организацию, которая оказывала помощь городским школам в Балтиморе и в округе Колумбия. Она утверждала, что в душе она была филантропом, а что-то она приобрела в свое время, учась в университете Брауна.

Для всех намерений и целей, Эрин была абсолютно добрым человеком, с которым и должен был встречаться молодой многообещающий политик. Она была умной, общительной, успешной, щедрой, и красивой.

Ужин был дорогим и довольно экстравагантным для такого небольшого места в Чапел-Хилл, но Максвеллы настояли на том, что полностью заплатят за всех. Они по второму кругу заказали вина, прежде чем закончить, но Лиз отказалась пить. Она пообещала себе только один. Брейди по-прежнему сидел с нетронутым бокалом, а Эрин пила третий или четвертый.

— Саванна, — произнесла Лиз, похлопав подругу по плечу.

Она снова возбужденно болтала с Лукасом.

— Да?

— Мне нужно домой.

— О, черт, правда? — спросила она, оглядываясь назад на Лукаса и кусая губу.

Блин. Как Лиз не заметила раньше? Вот что означал этот взгляд. Конечно, Лиз немного отвлеклась на Брейди, поэтому она особо и не обращала внимания.

— Да. Извини.

— Как думаешь, получится позвонить Хайдену и попросить, чтобы он тебя забрал? — спросила Саванна.

— О, подожди — черт, он же не должен знать, что ты здесь.

Глаза Лиз нашли Брейди после такой реплики Саванны.

Она видела, что он навострил уши на этот комментарий, но просто смотрел вперед, как будто для него это не имело никакого значения.

— Думаю, мы можем вызвать такси, — сказала Саванна, ее глаза молили о понимании.

— Без проблем. Я просто поймаю такси.

— Может Брейди сможет тебя подкинуть, — сказала Саванна, смотря своими карими глазами в сторону Брейди.

Голова Лиз повернулась в его сторону. Брейди не мог отвезти ее домой. Это была ужасная идея. Она не могла оставаться наедине с ним.

Брейди поднял свои брови, гладя на сестру.

— Я?

— Ну, ты единственный, кто не пил, и мне неудобно, что я заставляю ее ехать на такси, — сказала Саванна, вдобавок надув губки для большего эффекта.

Брейди откашлялся и переключил внимание на Лиз.

— Ты далеко отсюда живешь?

Он уже знал ответ.

Лиз прикусила губу. О чем, черт побери, он думает? Самое ужасное было в том, что она не могла возразить, не вызвав при этом подозрения.

— Десять минут. Но на самом деле, это не обязательно. Я не против поехать на такси.

Брейди беспечно пожал плечами.

— Мне не сложно. Я могу подвезти тебя домой, если хочешь, а потом заеду обратно в ресторан.

— Да! — Саванна выскочила вперед. — Это было бы замечательно. Ты самый лучший старший брат в мире!

Лиз открыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала. Наедине с Брейди. Это может быть интересно.

— Эм…спасибо, — сказала она.

Брейди поцеловал Эрин в макушку, а затем вышел из ресторана с Лиз. Вдвоем.

Но не вместе.

Лиз должна была заметить его «Лексус» на стоянке, но она не обратила внимания. Она пошла к машине, не нуждаясь в его указаниях куда идти. Ее сердце колотилось в груди, она не была уверена, что, черт возьми, она должна была делать.

Сегодня впервые за семь месяцев, она увиделась с Брейди и теперь они останутся с ним совершенно одни. У нее дрожали руки, когда она потянулась к дверной ручке. Ей нужно было собраться, если она хотела пережить эту поездку на машине.

После того, как они сели в машину, Брейди выехал со стоянки. Он сидел совершенно ровно, когда они развернулись по направлению к кампусу. Он ни разу не посмотрел в ее сторону, но было понятно, что он что-то задумал. Он бы не согласился подвезти ее домой без всякой причины. Ей было страшно подумать, куда это могло завести.

Лиз перевела взгляд на лицо Брейди, пытаясь его понять. Он был совершенно спокоен и откровенно игнорировал ее. Она открыла рот, чтобы что-нибудь сказать, но так и не сказала. До сегодня, они не разговаривали и не виделись с того дня, как она ушла с вечеринки в честь его победы на предварительных выборах. Ей так и хотелось оказаться поближе к нему, провести пальцами по его волосам, и ощутить его губы на своей коже. Но она знала, что не могла ничего получить из этого и не должна была этого хотеть.

И хотя у них было всего десть минут, чтобы побыть наедине…первые десть минут с августа…никто из них ничего не говорил. Лиз вспомнила, как он приехал и забрал ее, чтобы поговорить о том, что он увидел их с Хайденом на обложке газеты. «А если это не ты, тогда это для меня ничего не значит». Это был последний раз, когда они были вместе в машине. Ее сердце разрывалась только от одной мысли об этом. Не важно, что она делала, думать о Брейди и о времени проведенном вместе с ним, всегда причиняло боль.

Брейди остановился перед ее домом и припарковал машину. Машина тихо гудела под ними, а Лиз по-прежнему не выходила из машины. Она знала, что ей нужно было что-то сказать. Что угодно. Она сделала глубокий вдох и набралась смелости заговорить.

— Брейди…, — прошептала она, подбирая голос.

— Я не знаю, чего ты пытаешься добиться, придя сегодня сюда, — не смотря на нее, ворчливо произнес Брейди.

— Я не пыталась чего-то добиться. Саванна просто пригласила меня.

— Послушай. — Он наконец-то повернулся к ней.

Его глаза были холодны, его предвыборная маска на месте.

— Я не знаю, чего ты ожидала получить, увидев меня сегодня, но, пожалуйста, не возвращайся. Ты уже однажды ушла. Должно быть не трудно сделать это снова.

Лиз почувствовала, будто ее пырнули ножом, нанося смертельный удар. Она положила руку себе на сердце, пока ощущала, как ее колотит. Уходить от Брейди было самым тяжелым, что она когда-либо делала в своей жизни. Она до сих пор не могла поверить, что она на самом деле это сделала. Но она сделала. Ее убивало слышать такие вещи от него.

В тоже время это злило ее. Эти слова смешались со всем, что он говорил сегодня за ужином, и вылились в поток гнева.

— Я даже не знала, что ты будешь там. Если бы я знала, я бы вообще не пришла, — отрезала Лиз. — Так пойдет? Тебе стало лучше?

— Намного, — прорычал он.

— Хорошо. Потому что говорить чушь наподобие того, что ты рад открытым отношениям и у тебя больше нет боязни самолетов, было совершенно не нужным.

— О, а целовать своего парня у меня перед носом, и вспоминать о самолетах было необходимым, Лиз? — требовательно спросил он.

— Ты называешь ее «детка»!

— Ты встречаешься с парнем, ради которого меня бросила! — сказал он, наклоняясь и хватая ее за плечи.

У нее отвисла челюсть. Она смотрела в его большие карие глаза, и чувствовала, как весь мир сужается в эту одну секунду. Это лицо, эти глаза, эти губы. Их разделял всего один дюйм. Было бы так просто смести их гору гнева.

А потом секунда прошла.

— Тебе нужно идти, — сказал он, опуская руки.

— Ты прав.

У нее сбилось дыхание, и все тело было теплым. А места, там, где он прикасался к ней, пылали.

Лиз открыла дверь, вышла, и повернулась, чтобы уйти. Но затем передумала. Она развернулась обратно к Брейди.

— Я ушла от тебя не ради него, — мягко произнесла она. — В тот момент, когда Хизер и Элиот сказали тебе, что ты должен бросить меня, ты покинул меня ради кампании.

Брейди открыл рот, чтобы возразить, но она покачала головой.

— Потому что, когда ты был вынужден сказать им, что любишь меня, лично мне ты никогда этого не говорил.

 

Глава 11

Собеседование

Несколько недель спустя после разговора с Брейди возле своего дома, Лиз чувствовала себя, как будто это был снова август. Все эти месяцы ее горе еще было ощутимым, и она недавно провела всего пару часов с Брейди. Только пятнадцать драгоценных минут наедине. После того как она увидела его, разговаривала с ним, почувствовала его прикосновения, на нее снова нахлынули эмоции. И все было настолько свежо, как будто она только что вышла из зала после предварительных выборов.

Хайден ничего не сказал. Но Виктория столько раз говорила, что она ведет себя странно, что Лиз понимала, что он был бы идиотом, если бы этого не заметил. А Хайден точно не идиот.

Он единственный, кто заметил, что его девушка смотрела на Брейди так, что это ему явно не понравилось.

По крайней мере, он не спрашивал о переменах в ее поведении. Это был единственный хороший выход из сложившейся ситуации. Потому, что если бы он спросил, она не знала, чтобы тогда делала. Ей не хотелось ему врать. Ей не нравилось его обманывать. От этого она чувствовала себя плохой…хуже, чем она себя уже чувствовала из-за того, как легко позволила Брейди вернуться обратно.

И было достаточно сложно сохранять секрет Саванны о том ужине; казалось это как ложь о прогуле. Часть ее просто хотела рассказать Хайдену обо всем, что случилось. Она знала, как отреагировала на то, что он встречался с Каллей, и эти двое расстались, потому что Хайдену больше были не интересны их отношения. А она перестала встречаться с Брейди совершенно не по этой причине.

— Эй, красотка, ты вообще слушаешь? — спросил Хайден, махнув перед ней рукой, сидя с ней рядом на диване.

— Ой, нет, извини, — сказала Лиз.

Она покачала головой и попыталась заставить себя вернуться к реальности. Она снова потерялась в Брейди Максвелле. Ей бы хотелось, чтобы выбросить его из своих мыслей было намного проще. Она не видела Брейди уже пару недель, не то чтобы она собиралась снова с ним сойтись, или что-то подобное. Он все совершенно ясно дал понять – он не хотел, чтобы она возвращалась.

— Я только что спросил, что есть ли у тебя какие-то планы на день рождения на этой неделе, — Ее день рождения. Уже апрель? Когда это случилось? Занятия в университете практически подошли к концу. Хайден скоро выпустится. Об этом ей тоже не хотелось думать.

— О, эм…нет никаких планов. Я забыла.

— О своем двадцать первом дне рождении?

Лиз пожала плечами и выдавила улыбку. Черт! Неужели она забыла о своем двадцать первом дне рождении? До того, как Брейди ворвался в ее жизнь, она с таким нетерпением ждала этого дня. Ей нужно было взять себя в руки.

— Думаю это из-за того, что я была занята. У меня не было возможности что-нибудь запланировать. Уверена, что Виктория захочет куда-нибудь меня вытащить, и заставит меня напиться в стельку.

— Когда это ей не хотелось куда-нибудь тебя вытащить? — спросил Хайден, закидывая руки ей на плечи, и притягивая ее к себе на диван.

— Девочкам не нужен повод, чтобы праздновать. Это точно.

— Поэтому я подумал, — начал Хайден, нежно целуя ее в щеку.

— Опасная привычка.

Он засмеялся и пощекотал ее за бок. Она подскочила и захихикала, отодвигаясь от него, пока не выпрямилась. Она, наверное, должна была быть разочарована тем, что произошло с Брейди, но Хайден, казалось, всегда мог вернуть улыбку на ее лице.

— Я подумал, что мы бы могли в четверг поехать в Шарлотт.

Лиз наклонила голову и сощурила глаза. Что Хайден задумал?

— У меня в пятницу занятия.

— Я знаю. Я подумал, что ты бы могла пропустить.

Она ахнула и протянула руку к его лбу, чтобы проверить температуру.

— Ты заболел? Ты говоришь мне прогулять занятия?

— Это всего одна пара, и уже почти конец семестра, — сказал он, оправдываясь. — Не такая уж и проблема.

Лиз засмеялась, кладя свою руку к его губам. Было приятно забыть про Брейди и просто наслаждаться временем с Хайденом.

— Я пропущу занятия ради тебя.

Он поцеловал ее руку, прежде чем взять ее в свою, и переплести их пальцы вместе.

— Хорошо. У меня есть для тебя сюрприз.

— О? — произнесла Лиз, подняв брови. — Какой?

— Это будет не сюрприз, если я расскажу тебе.

— Поэтому.

— Я тебе не скажу.

— Что мы будем делать в Шарлотт? Это часть сюрприза? Мы всегда могли бы сходить на побережье, — предложила Лиз.

Не то, чтобы ей хотелось думать о времени, когда она летела в Хилтон Хэд, чтобы увидеться с Брейди, но она предпочитала океан, ну…всему остальному.

Возможно, если она пойдет на пляж с Хайденом, у нее появятся новые воспоминания, которые не будут так болезненны, как те, которые связаны с Брейди.

— Ну…это часть сюрприза, но я скажу тебе сейчас, — сказал он, сияя улыбкой. — У меня будет последнее собеседование в «Шарлотт Таймс» для получения места младшего журналиста.

— О боже, это здорово! — сказала Лиз, подпрыгивая вверх вниз от восторга.

Хайден разослал свои резюме в газеты по всей стране. Она знала, что ему хотелось работать в ведущей газете, но таких вакансий было мало и они были далеко отсюда. У него было собеседование по телефону с «Вашингтон Пост», но на этой неделе ему сообщили, что он не прошел. Ему прислали приглашение на работу в пресс-офисе, где он летом проходил стажировку, но это было не совсем то, чего ему хотелось. Поэтому он оставил этот вариант на потом. Он всегда склонялся к работе репортера, и как он постоянно ей повторял, он не собирался больше уезжать от нее так далеко.

— Когда собеседование? — спросила Лиз.

— В пятницу утром. Я подумал, мы могли бы выехать в четверг и остановиться в гостинице. Я схожу на собеседование, а потом мы можем пойти на ужин отпраздновать твой день рождения.

И вот, в конце концов, она окажется в Шарлотт. Технически ее день рождения был в субботу, но ей нравилось, что они будут в Шарлотт, далеко от всех ее воспоминаний в Чапел-Хилл. Может быть, она наконец-то выйдет из этого оцепенения после Брейди Максвелла.

К тому же это дает возможность Виктории в субботу вытянуть ее на вечеринку в честь дня рождения, куда-нибудь на Франклин-стрит, и напиться в ее чертов двадцать первый день рождения. Насколько Лиз знала Викторию, она собирается забрать Лиз и провести ее по всем барам. Ничем хорошим здесь и не пахло.

 

***

 

 

Хайден съехал с шоссе I-85 в центр Шарлотт. Лиз последний раз была здесь на гала вечере Джефферсон Джексон, когда она ушла с Брейди. В ту ночь она не знала, как сильно изменится ее жизнь. Теперь она возвращалась сюда за новыми воспоминаниями.

Он следовал указаниям GPS и свернул вниз по улице. Лиз становилась все боле взволнованной; она никогда не останавливалась в гостинице с Хайденом. Не то чтобы это должно было как-то отличаться от того, когда они оставались у нее или у него, но в этом было что-то особенное, что заставляло ее еще больше волноваться.

Но это было только пока они не подъехали к отелю.

Сердце Лиз ушло в пятки. Из всех мест, которые он мог выбрать, чтобы отпраздновать ее день рождения, он выбрал этот отель.

Она смотрела на гостиницу, в которой она оставалась после Джеферсон-Джексон гала, в ту первую ночь, когда она поехала домой с Брейди. Ее разум просто не мог осознать то, что она снова находилась здесь…с Хайденом.

Как он выбрал это место?

— Ничего себе, — прошептала она, просто чтобы заполнить тишину. — Выглядит модно. Как ты об этом узнал?

Хайден тихо засмеялся. Она хотела, чтобы ей это тоже хоть немного казалось забавным.

— Я слышал, что все номера названы в честь известных политических деятелей. Учитывая нашу профессию, это показалось подходящим. Я читал, что номера варьируются от стандартных вплоть до президентских люксов.

Лицо Лиз покраснело, когда она вспомнила, как именно выглядел президентский номер.

— Какой номер ты снял? — спросила она, сомневаясь, что может справится с ответом.

Теперь настала очередь Хайдена выглядеть немного смущенным.

— Ну, я не снимал для нас президентских апартаментов, но я думаю было бы хорошо, если бы у нас был свой номер с кроватью королевских размеров и всем остальным. Ты так не думаешь?

Тьфу! В этом был смысл, если Хайден покрывал расходы.

— Да, — согласилась она, заталкивая мысли о Брейди подальше. — Думаю, звучит очень хорошо.

Хайден выглядел таким счастливым, делая это для нее. Не было никакой возможности, чтобы она попросила поискать другой отель. У нее не было достаточно хорошего объяснения, не рассказывая всего о Брейди. К тому же, он, очевидно, потратил время, подбирая гостиницу. Она не могла у него этого отнять.

Они припарковали машину и потом вошли в до боли знакомый отель. Хайден взял ключи на стойке регистрации и затем повел ее в их номер. По сравнению с президентским люксом, здесь не было ничего особенного; на самом деле он выглядел как номер в любом другом отеле. Кровать королевских размеров занимала большую часть площади, и там был большой шкаф с плоским экраном внутри. Ванная была небольшая, но душевая кабинка была приличных размеров. Это была приятная смена обстановки после Чапел-Хилл.

Она должна была быть счастлива тому, что она была здесь с Хайденом, что он нашел время побыть с ней на ее день рождения, и все организовал. Это явно было очень продуманно. Идеально. Типичный Хайден.

Независимо от того, что случилось с Брейди, эта дверь была уже закрыта. Бессмысленно жить прошлым, и думать о том, что могло бы быть, когда что-то невероятное было прямо перед ней.

Они провели ночь укутанные в объятиях друг друга, и запутавшись в гостиничных простынях. Она заснула, уткнувшись в грудь Хайдена, забывшись в размеренном ритме его дыхания.

На следующее утро, Хайден беспокоился на счет костюма, который он надел для собеседования. Он гладил уже безупречно отглаженную белую рубашку, и стрелки черных брюк. Он раз десять перевязывал зеленый галстук, пока узел не стал безупречным.

Этот цвет еще больше подчеркнул его ореховые глаза, и когда он улыбнулся ей через зеркало, пока она наносила макияж, она вспомнила, по какой причине запала на Хайдена в первую очередь.

Он был уверенным, но не высокомерным. Он был очаровательным, но не тщеславным. Он был умен, но не эгоистичен. Ему хотелось быть здесь, быть с ней, заботиться о ней, но ему не нужно было быть властным, чтобы добиться этого. Он уважал ее решение не сходиться с ним сразу, не заниматься с ним сразу же сексом…и просто общался с ней, доверял ей. Этого оказалось слишком много, чтобы все это ощутить на себе сразу.

Хайден надел свой черный пиджак и застегнул верхнюю пуговицу.

— Как я выгляжу? — спросил он, медленно поворачиваясь вокруг.

— Можешь приподнять пиджак сзади? — спросила она, посмеиваясь и склонив голову на бок, чтобы заценить его задницу.

— Сомневаюсь, что меня будут оценивать по этому.

— Кто знает.

Он покачал головой, затем схватил ее за талию и прижал к себе.

— Думаю, ты проводишь слишком много времени с Викторией.

— Я расскажу ей, что ты ее больше не называешь Викки.

— Не смей, — пробурчал он, прежде чем опустить свои губы не ее.

Она легко засмеялась, когда он положил ее руки себе на шею и усилил поцелуй.

Вот оно. Все было так, как должно было быть.

— Все будет здорово, — прошептала она, открывая глаза и глядя прямо на него.

— С тобой я мог бы завоевать весь мир.

И в тот момент, она верила ему.

 

 

***

 

 

Офис «Шарлотт Таймс» был всего в нескольких минутах езды от гостиницы. Само здание было отчасти массивным, квадратным и скучным. Это было квадратное здание, по типу склада, с вывеской «Шарлотт Таймс», написанных таким же шрифтом как «Нью-Йорк Таймс». Стоянка была большой, им удалось найти пустое место сзади.

Лиз никуда не нужно было идти, поэтому она решила, что пока Хайден будет наверху, она могла подогнать дела по работе или почитать книгу. В противном случае, Хайден ей отдал ключи от своей «Ауди», и сказал ей быть осторожной с его малышкой. Ей даже захотелось сделать пару кружков, потому, что он так волновался из-за того, что она будет ее водить.

Интерьер здания был в тысячу раз лучше вида снаружи. Вестибюль был нежного пудрово-голубого цвета с белым плиточным полом, по которому она цокала каблуками. Наверх вела показная лестница. В зале стоял большой черный письменный стол, за которым сидело три женщины. Двое из них разговаривали по телефону, отвечая на звонки и прося людей подождать, и переводя их на другую линию. Другая посмотрела вверх, когда они вошли.

Она широко улыбнулась.

— Добро пожаловать в «Шарлотт Таймс». Чем могу вам помочь?

Лиз отошла назад, когда Хайден вышел вперед.

— Здравствуйте. Я Хайден Лейн. У меня собеседование с Тэдом Муром на одиннадцать.

— Ах! Мистер Лейн. Вы вовремя. Если вы присядете, я сообщу мистеру Муру, что вы здесь.

— Спасибо, — сказал Хайден, прежде чем развернуться к Лиз и показать, чтобы она следовала за ним.

Они присели в зоне ожидания напротив стойки регистрации. Лиз с тревогой постукивала ногой. Это было даже не ее собеседование, а она так волновалась из-за него. Она знала, что у Хайдена было безупречное резюме, и что «Шарлотт Таймс» был шагом назад от того, где он хотел работать. Но лучше было получить работу и какой-то опыт, чем выпуститься не имея ничего.

Рука Хайдена легла ей на колено.

— Эй. Из-за тебя и я сейчас начну нервничать.

— Извини, — прошептала она, пытаясь не стучать ногой.

Из дальней комнаты вышел мужчина. Он уже начинал лысеть и от этого его уши торчали торчком. Но он казался достаточно бодрым и с уверенной походкой.

— Мистер Лейн?

Хайден улыбнулся такой улыбкой, что у нее замерло сердце, а потом поднялся.

— Это я, сэр.

— Приятно познакомиться с вами. Я Тэд Мур. — он подошел и протянул руку Хайдену.

— Рад встретиться с вами, сэр.

— Будьте добры, зовите меня Тэд, — небрежно сказал он. — Если вы последуете за мной, мы начнем собеседование. Должен признать, что это очень хорошо, что вы здесь. Ваше резюме высоко оценили.

Хайден просиял. Его рекомендации были более чем хорошие после четырех лет работы в газете, и полтора года в должности редактора. Он нравился всем своим преподавателям. Кого она обманывает? Все любили Хайдена Лейна.

Хайден повернулся и поднял сумку, которую кинул на пол. Он уверенно подмигнул ей, и она улыбнулась сквозь свою взволнованность.

— Увидимся позже, красотка. Пожелай мне удачи.

— Тебе она не нужна, — пробормотала она.

— Ты права. Я уже самый везучий парень в мире. У меня есть ты.

Лиз прикусила нижнюю губу и сдержала свой вздох, когда Хайден удалялся по коридору. Как она должна была ответить на это? Он был слишком идеальным. Она никаким образом не смогла бы ему соответствовать.

Она достала из сумки свой планшет и начала бездельничать в интернете, проверяя почту и отвечая на сообщения Мэсси о новых статьях, которые они готовили для газеты.

Минут сорок спустя, пока Хайден проходил собеседование, а Лиз наконец-то закончила переписываться с Тристаном на счет следующей недели, она услышала доносящиеся со стороны шаги.

Лиз посмотрела на то, что ее прервало, а затем сразу же пожалела об этом.

Каллей Холингсворт подходила к Лиз. Ее рыжие волосы свисали крупными локонами, и она смотрелась как роскошная первая леди, со своим темным макияжем и юбочным костюмом со сливовым жакетом, который расходился внизу. Лиз интуитивно отреагировала на ее внешность, ей захотелось выцарапать ей глаза.

Каллей недолго встречалась с ее парнем, и вела себя как первоклассная сучка с того момента, как Хайден проявил свой интерес к Лиз. Но Лиз была вполне уверена, что ее отвращение к другой женщине было еще сильнее. Этот косвенный намек, который Каллей сделала на счет Лиз и Брейди на первичных выборах, ее по-настоящему взбесил.

Почему Лиз не сложила два плюс два раньше? Каллей с самого начала сказала, что если Хайден захочет, то она может найти ему работу у себя в редакции. Теперь он был здесь.

— Лиз! Я не знала, что ты сегодня придешь, — сказала Каллей в знак приветствия.

— О, Каллей, привет. Я забыла, что ты здесь работаешь.

— Разве Хайден не говорил тебе, что я помогла ему договориться о собеседовании? — спросила она, хлопая ресницами.

Нет. Действительно, он не говорил. Она даже не знала, что они по-прежнему общались. Конечно, Хайден предельно ясно дал понять, что Каллей его не интересовала, но Лиз все равно это не нравилось.

— О, да, он говорил. Думаю, мы настолько потерялись в своем мире, что это просто вылетело у меня из головы, — сказала Лиз, с демонстративной улыбкой.

Ее даже не волновало, что это было ложью.

— Я просто знаю, что он будет ценным сотрудником для нашей команды.

— Хайден где угодно будет довольно ценным сотрудником, — согласилась Лиз.

— Думаю Тэду он понравиться. — Глаза Каллей со злостью блеснули. — Что ты будешь делать, когда он переедет сюда?

Когда. Не «если». Лиз постаралась не дергаться.

— У нас все будет в порядке.

— Я просто…— начала Каллей, садясь возле Лиз. — Ну, я уверена, ты уже знаешь, что мы с Хайденом были вместе.

Лиз сощурила глаза. К чему она вела?

— Ну, люди не очень справляются с расстоянием. Он просто не мог справиться с тем, что я далеко. Именно поэтому мы в первую очередь расстались.

Ага. Это совершенно не то, что она хотела услышать. Но кто она такая, чтобы перечить Каллей? Было понятно, какую игру она затеяла. Факт был в том, что Каллей преподнесла это так, как будто Лиз должна была молча это принять. Лиз не собиралась быть испуганной овцой, которой она была год назад. Она, черт возьми, поставила на колени самого сенатора…она могла справиться с Каллей Холлингсворт.





©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

Обратная связь

ТОП 5 активных страниц!