группой Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ





Тара Сивек

Пусть тебе будет стыдно

Серия «Единожды солгав#1»

 
 

 

Перевод осуществлен исключительно для ознакомления, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.

Переведено для группы https://vk.com/beautiful_disaster_club

группой Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ

Переводчик Костина Светлана

Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения, предназначена для 18+

Посвящается Джасинде, Стерлинг и Тиффани, трем девушкам, которые отлично надирают задницы и зафиксировали мои руки на штурвале перед тем, как разрешили совершать мне глупости.

 

 
 

Глава 1

 

— Обманешь меня однажды — позор тебе. Обманешь меня дважды... ну, почему вы, девчонки, не говорите это вместе со мной? — жалуется Пейдж МакКарти, наклоняя свою шикарную головку блондинки набок и смотря на нас большими, кристально-голубыми глазами.

— Потому что это глупо. Мы не обязаны повторять наш девиз каждый раз, когда собираемся вместе, — я делаю знак официантке, чтобы повторила нам очередной раунд напитков.

Мне необходимо спиртное. Много, очень много выпивки, чтобы пройти через эти посиделки. Я люблю своих лучших подруг, но иногда мне хочется ударить их прямо в лицо. С любовью, конечно.

— Да, мы должны, Кеннеди О'Брайен. Мы создали эту компанию потому, что все мужики-сволочи-сосущие свиньи, которые заслуживают, чтобы им воздалось по заслугам, — сердито с фырканьем отвечает Пейдж, и ее ярко-розовый фруктовый напиток появляется перед ней.

— Большое спасибо, ты просто куколка! — восклицает она официантке.

Пейдж не только безумно красивая, она также может менять свое настроение настолько быстро, я никогда такого ни у кого не видела. В тридцать лет, ее лицо украшает обложки каждого глянцевого журнала, существующего в природе, и у нее есть потрясающее обаяние красавицы с юга, но не раздражайте ее или она вас порежет на мелкие кусочки. И вот поэтому, ребята, мы дружим.

— Мне, например, нужно помнить, почему я ненавижу все это мужское население, — говорит нам Пейдж, оставляя пятно своего блеска для губ на салфетке. — Все деньги, которые я заработала, как модель, были потрачены Энди на его секретные азартные поездки. Этот девиз напоминает мне, как я чувствовала себя в тот день, когда зашла к Джимми Чу и все мои кредитные карты были отклонены, и чувство удовлетворения, которое я испытала, когда пришла домой и сожгла перед домом на лужайке всю одежду Энди.

Мечтательный вздох вырывается из ее сердцеобразного ротика, как только она вспоминает о своей адской мести, и это напоминает мне, что нет никакой разницы между моделью и ее потребности в обуви. Никогда. Под всей ее красотой скрывается быстро думающий мозг, хитроумный и коварный, который идеально подходит для нашего бизнеса.

— Я уверена, что мы никогда не забудем, что мужчины лжецы, изменяющие придурки, — произносит Лорелей Уорнер, снимая воображаемую пушинку со своего черного брючного костюма. — Гари прислал мне приглашение на свою свадьбу вчера. «Мы надеемся, что вы сможете присоединиться к нам для радостного празднования события Гари и Дага, когда они объявят о своей бесконечной любви друг к другу». Можете себе представить, что этот крысеныш на самом деле пригласил меня?

Лорелей, моя другая лучшая подруга, говорит вполне серьезно, когда начинает ругаться. Конечно, «крысеныш» не относится к таким уж нецензурным выражениям, когда речь заходит конкретно о ней. Она действительно относится к тем людям, которые скажут: «Сыр и рис!» вместо Иисуса Христа (похожее звучание «Cheese and rice!» Jesus Christ для Лорелей, наверное).

— Представляете? — ругается Лорелей.

— Мир движется к концу, — Пэйдж горько жалуется мне. — Если мы не будем держаться вместе под этим девизом, она может забыть, как вернулась домой и обнаружила Дага, тестирующим милую итальянскую сосиску.

Лорелей делает шумные рвотные позывы и прикрывает рот рукой. К сожалению, Пейдж говорит не о еде. Она говорит о нунции — посланце, горячим официанте ресторана «Villa Macri», в котором Даг сделал предложение Лорелей, и где они каждый год отмечали свою годовщину.

Лорелей познакомилась с Дагом в Гарварде, который они оба успешно окончили, прочно обосновавшись в соответствующих юридических фирмах и связали себя узами брака. Я всегда подозревала, что Даг игрок другой команды. Он был слишком миловидным. Вы знаете, какого-нибудь настоящего мужчину, который заказывает бриолин для волос прямо из Парижа?

— Что у нас по графику на этой неделе? — спрашиваю я, пока Лорелей достает несколько файлов из своего кожаного портфеля, которые она стала сама создавать после воспоминаний того вечера, когда ее бывший муж стал геем.

— У нас есть выпущенный под залог и сбежавший, мужчина, обманувший супругу, и еще один имеющий повестку в суд. Кто что хочет? — спрашивает Лорелей, раскладывая файлы на середине стола, чтобы мы смогли просмотреть их.

— Я думаю, что с меня хватит обманутых супругов, так что на меня не рассчитывайте, — я хватаю скрепленный файл и пролистываю страницы. Я обучалась в армии у Дяди Сэма стрелять в плохих парней и находиться в эпицентре экстремальных событий — это именно то, в чем я преуспела.

— Говоря о мошенниках крысенышах, ты уже говорила с Алексом за последнее время? — спрашивает Пэйдж, тестируя свой замысловатый коктейль и считая его приемлемым.

— Ха! Да, конечно! — отвечаю я, фыркая. Добивая свой «Bud Light Lime», с глухим стуком ставлю пустой бокал на стол. — Он должен был забрать дочерей на прошлые выходные, но пока не показывался и не звонил. Я надеюсь, что его пенис отвалился. Я надеюсь, что он превратился в труху и отвалился внутри Мисс Тинейджер США, причинив ущерб ее двадцати двухлетней вагине, которая тоже превратилась в труху и вывалилась через ее стринги, когда она чихнет очередной раз.

Пейдж и Лорелей смотрят на меня с открытыми ртами, как только я заканчиваю свою тираду.

— Ух ты, расскажи нам, как ты на самом деле себя чувствуешь, — говорит Лорелей сочувственно поглаживая мою руку.

— В порядке. Нормально. Я вполне ДОВОЛЬНА тем фактом, что, пока воевала за нашу страну, он сражался в одиночку, разрушая наш брак. Что НЕ НОРМАЛЬНО, он игнорирует своих дочерей. Как я не заметила, что он полный мудак, когда встретила его? — спрашиваю я, озабоченно покачивая головой.

— Почему я не обратила внимание, что Энди играл на ставки в десять тысяч долларов в «Texas Hold’em»(вариант игры в покер) вместо того, чтобы находится на конференции по программному обеспечению? И Лорелей также не знала, что оказывается Дуг любит играть пенисом и щекотать шары вместо сисек? Потому что мужчины сволочи, вот почему, — объясняет Пейдж.

— Крысеныши, — говорит Лорелей, и я соглашаюсь, кивнув головой.

Продолжая быстро просматривать материалы дел, я обращаю внимание на довольно-таки легкое дело, которое по-моему будет легко выполнить. Парень попытался ограбить дом в тот момент, когда хозяева были в доме. Он запаниковал, когда увидел их сидящих на кухне, бросил ноутбук, который хотел украсть и взял вместо него… Чихуахуа, и выскочил за дверь.

Он вышел под залог и затем не явился в определенный срок на начало судебного разбирательства. Никогда ни при каких обстоятельствах нельзя злить поручителя, который помог вам выбраться из тюрьмы. Это всегда заканчивается очень плохо.

В нашем случае, Мартин МакФадден привел в бешенство моего отца, который является собственником «Залоговые обязательства Багги», его гордость и отрада после того как он уволился из армии. Все мужчины в моей семье служили в армии. Отец, дядя Уоллес, мои два двоюродных брата Бивер и Уорд (моя тетя Джанет очень полюбила ТВ-шоу «Оставь это Биверу» — не спрашивайте, о чем оно), и оба моих старших брата — Бобби и Тед. (Бобби, Тед, Кеннеди. Давайте, расскажу о нашей семье более подробно. Моя мать наполовину ирландка и американка всегда хотела зваться Джеки О', можете подать на меня иск.) Мать умерла, когда я была еще ребенком, и так как я была единственной девушкой в семье, армии была всем, о чем я слишком хорошо знала. Я записалась на службу прямо после окончания школы, как и все в моей семье. К сожалению, в действительности моя семья не была счастлива от моего решения; но я сделала это с исключительной целью — чтобы осчастливить одного парня. Определенного парня. Алекса Брэдфорда, мою школьную любовь. Я познакомилась с ним в двенадцатом классе, когда его отец уволился из армии, и они переехали в наш маленький городок. Мы были вместе на уроке физкультуры, когда меня назначили вышибалой его команды, он наклонился и прошептал: «Не волнуйся, я никому не позволю ударить тебя мячом». Эти слова растопили мое сердце и разозлили меня одновременно.

Согласно досье Чихуахуа, Мартин похитил двухлетнюю собаку по кличке Тинкердодле, которую я могла запросто выбить у него из рук, словно играя в американский футбол. Он выхватил ее из удобной, розовой, производящей впечатление подстилки для собак, и владельцы не переставала плакать с тех пор. Нет, он не прельстился телевизором, ювелирными украшениями или произведениями искусства; он прельстился тявкающей и кусающейся за лодыжку собакой. Что за идиот. Чувствуется, что для меня, это будет легкая зарплата за неделю.

 

 

 
 

Глава 2

Скользнув на переднее сиденье моего серебристого «Форд-Эксплорера», в тот момент, как я выруливаю внедорожник раздается звонок мобильного. Папа начинает возмущаться, еще до того, как я успеваю с ним поздороваться.

— Твой дядя меня бесит этим утром. Захвати мне вишневый коктейль по дороге.

В то время как большинство людей нуждаются в кофе, чтобы нормально функционировать весь рабочий день, Бадди О'Брайен нуждается в вишневом коктейле находящемся в радиусе К из лучшего магазина во всем мире. Я точно знаю, что он берет один каждое утро по дороге на работу, поэтому если он звонит мне в эту секунду, вероятно дела должно быть на самом деле плохи.

— Что он опять натворил? — спрашиваю я со вздохом, выезжая и направляясь в сторону Грейнджер, пригорода Саут-Бенд, Индиана, где расположились оба наших офиса.

— Он испортил все мои гребаные файлы, и я не знаю, где найти этот твою мать, который мне необходим именно сейчас. Твою мать!

К слову сказать, отец крутой парень, но он ирландский католик, поэтому он находил любой способ добавить «твою мать!» в каждое предложение, но он никогда ни разу не упомянул имя Господа в суе. Никто не сможет остановить его адскую ярость, если отец услышит, что ты произнес — «Проклятый Богом!» (Goddaman (англ.)). Это случилось, как будто вчера и я все еще чувствую его твердую руку, когда он дал мне подзатыльник однажды, из-за того, что я сказала: «Проклятый Богом!», мне было двенадцать лет, и Скуби-Ду не закончился так, как я хотела.

ПБ Скуби-Ду.(ПБ— Проклятый Богом!(табу))

— Почему ты просто не попросишь его, чтобы он перестал рыться по твоим папкам, — спрашиваю я, выезжая на Heritage Square Drive и сворачивая к Кольцу К.

— Это Кеннеди? Скажи ей, что ты ведешь себя совершенно неразумно, и что я не могу работать в таких условиях!

Я закатываю глаза, потому что дяди Уоллес кричит в офисе отца, и я его прекрасно слышу, а отец совершенно забывает об этом, поэтому орет мне в трубку.

— Ты действительно хочешь отъединиться, Уоллес? Я надеру тебе задницу на следующей неделе!

— Не смей говорить со мной таким тоном, ты, старый ублюдок. Ты не сможешь дать пинок под зад даже в южные сторону от казармы!

Найдя место для парковки прямо перед магазином, я оставила телефон на переднем пассажирском сиденье. Я быстро хватаю для моего отца огромного размера вишневый коктейль и кофе с фундуком и ореховым кремом для себя. Обычно, я пью черный кофе. Когда служите в армии, то привыкаете к самому необходимому. Но что-то внутри подсказывает мне, что мне необходимо намного больше, чем просто черный кофе, чтобы пережить это утро.

Усевшись обратно в машину, я все еще слышу крик моего отец и дяди через телефон. Отец на два года старше дяди Уоллеса, и я никогда не видела, чтобы два мужчины так боролись друг с другом, кроме моих братьев, конечно. Почему они вообще решили, что способны работать вместе, это выше моего понимания. Когда отец уволился из армии, он открыл свое дело «Залоговые Обязательства Бадди». Два года спустя, когда дядя Уоллес вышел на пенсию, обналичив свои пенсионные накопления и вложил деньги в бизнес отца, став партнером. Раз в неделю, они спорят по поводу смены названия, которое стоит поменять на «Залоговые Обязательства Бадди-Уоллес». Можно подумать, что поскольку они имеют одну и ту же фамилию, один из них может как-то выделиться на фоне другого. Фамилия О'Брайена красуется под «Залоговыми Обязательствами». Но все это означает, что они двое не могут прийти к компромиссу, и в этом столетии это явно не произойдет.

Я нахожу место на улице напротив нашего офиса и благодарю движение, в результате которого я не езжу по кругу в течение двадцати минут и не выискиваю место для парковки. Со своим кофе и коктейлем в руке для отца, я делаю успокаивающее дыхание, прежде чем открываю стеклянную дверь в офис. Я сразу же пригибаюсь, потому что степлер летит по воздуху и врезается в стену.

— Я не какой-то дебил, который не знает, как нужно отсортировать файлы по алфавиту!

— Ну-ка назови меня еще раз дебилом. Давай, попробуй!

— НЕДОУМОК!

Поставив бумажные стаканы на ближайший стол, я спешу встать между отцом и дядей Уоллесом, поскольку они начинают сходиться к друг другу в центре комнаты.

— Все, хватит! Возвращайтесь на свои места! — кричу я им, указывая в сторону их столов, находящихся в разных углах комнаты.

— Он все начал, — говорит себе под нос дядя Уоллес, разворачиваясь и направляясь обратно к своему столу.

Клянусь Богом, с этими двумя все равно, что общаться с двумя маленькими детьми. Несколько лет назад на Рождество я купила каждому из них набор боксерских перчаток. Когда становится совсем плохо, я заставляю их выйти на ринг. На самом деле это один из самых легких аргументов их утихомирить, и мне кажется, что сегодня можем явно пропустить Бойцовский клуб.

— Мне нужна еще информация от тебя о Мартине МакФаддене, — говорю я папе, отдавая ему его коктейль, он делает несколько глотков, пока перебирает кучу папок-файлов на столе.

— Если бы твой отец начал бы использовать новую систему учета, он смог бы прислать тебе эту информацию в течение трех секунд, — говорит дядя Уоллес со своего места.

Папа с грохотом ставит свой стакан и сжимает кулаки.

— Не сможет, дядя Уоллес. Папа, просто пей свой коктейль.

Тяжело вздохнув, он начинает прихлебывать через соломинку, исключительно чтобы насолить дяде.

У моего отца работают по совместительству несколько охотников за головами, раньше он с грохотом бросал передо мной очередное дело, до того, как я начала расследование «Единожды солгав», и я была свободна от армейского долга, заставляя себя подменять. Мне нравится чувствовать острые ощущения от погони и прилив адреналина, когда выслеживаешь мужчину (или женщину) и надеваешь на него наручники (или на нее). После моего брака, спущенного в унитаз шесть месяцев назад, я решила не возвращаться на сверхсрочную службу в армию и проводить больше времени со своими девочками, чтобы они не чувствовали себя, словно родители отказались от них.

— Ааааа, вот и оно, — громко кричит отец, наконец, отыскав файл МакФаддена и передав его мне. — Здесь все о его последнем аресте, а также список всех его родственников. У меня не было времени копаться глубже в его криминальном прошлом, но мне кажется, что Лорелей может потянуть за некоторые ниточки и получить то, что тебе необходимо. Кстати, как Лорелей и Пейдж? И когда ты перестанешь быть такой упрямой и станешь работать на меня постоянно, а не просто от случая к случаю?

Я вздыхаю и отрицательно качаю головой.

— Лорелей и Пейдж нормально. И мы уже обсуждали это тысячу раз, папа. Я ценю предложение работать на тебя полный рабочий день, но мне необходимо делать что-нибудь свое — собственное. Мне необходимо оставаться занятой, чтобы перестать записывать в тетради все возможные способы, приходящие на ум, как я смогу удалить половой член Алекса. Потраченное время на эту забаву, согласись не очень конструктивно. Или разумно. «Единожды солгав» — идеальное развлечение для меня.

Забрав файл, я наклоняюсь над столом, чтобы поцеловать его в щеку.

— Я все понял. Тебе хочется быть независимой . Так знай же, здесь ты всегда сможешь найти работу, если ты решишь добавить кое-что более стоящее к списку удаления члена, — говорит он с улыбкой.

Мне следовало понять, что отцу эта идея была по душе. Именно из-за него я начала вести тетради в первую очередь. Он сказал мне, что если он встретит Алекса, то собирается оторвать его член голыми руками и засунуть ему в глотку.

— Спасибо, папа. Мы по-прежнему встречаемся на игре в Нотр-Дам в эти выходные? – спрашиваю я, захватывая свой кофе и направляясь к двери.

— А как же, конечно. Начало — в полдень, не опаздывай, — предупреждает отец.

Если вы живете в Саут-Бенд, штат Индиана, в двух шагах от университета Нотр-Дам, футбол станет вашим образом жизни. Каждую субботу вы будите посвящать игре нашей любимой команды, запивая матч пивом и заедая фаст-фудом.

— Ох, и я нанял нового парня на некоторые наши дела. Он бывший вояка, поэтому я дал ему шанс поучаствовать в работе «охотников за головами». Он встретится с тобой у дома МакФаддена через тридцать минут, ты можешь поделиться с ним опытом. Будь поласковей с ним, — говорит отец, приподняв брови.

Я привыкла работать одна. Я всегда работала в одиночку. Тот факт, что у меня собственный бизнес с двумя моими подругами лично для меня ничего не изменил. Каждая из нас имеет свои навыки в определенной области и у каждой совершенно разные задания. Мы все работаем сами по себе.

Мой отец прекрасно знает об этом, и я уверена, что ему совершенно не нужен еще один «охотник за головами», но он нанял этого человека, видно, чтобы убедиться, что я не ввяжусь ни в какие неприятности. Почему-то неприятности всегда находят меня сами, и совершенно не важно, насколько усиленно я пытаюсь держаться от них подальше.

— Папа, мне не нужна помощь по этому делу. Мне тридцать пять лет, и я воевала в конце концов в Афганистане, мать твою, — жалуюсь я ему, качая головой.

— Порадуй меня, Кеннеди. Я стар, скоро умру. Я бы хотел умереть, зная, что ты будешь в безопасности.

У моего отца много талантов. Но один из самых лучших — вызывать чувство вины у других. Он здоров, как бык, и является самым упрямым человеком на земле. Он не собирается умирать в ближайшее время, скорее всего переживет тараканов и твинки.

Я с раздражением машу рукой, и направляюсь к своей машине. Клянусь Богом, если этот парень встанет у меня на пути или будет мешать моей работе, я не посчитаюсь с мнением отца и дам ему под зад сама лично.

ПБ новичок «охотник за головами».

 

 

 
 

Глава 3

Я еду по адресу Мартина МакФаддена, и, хотя я погуглила место его проживания и немного знакома с округом, я все равно несказанно удивлена, что это дом — дом преступника, на которого я охочусь. Он совершенно не типичен для таких людей, которых я выслеживаю. Такие люди предпочитают больше жить в домах на колесах с простынями в виде занавесок с человеком пауком, с одной комнатой, которая больше походит на притон, нежели в доме с виду похожим на люксовый особняк.

Этот дом выглядит, как конфетка, и в нем живет маленькая старая леди, а не освобожденный под залог и скрывшийся уголовник. Ранчо с великолепным белым широким изогнутым крыльцом, завешанное кашпо с цветами вдоль перил. Выйдя из автомобиля, я замечаю ухоженный газон, который сделан специально словно для бейсбольного поля. Я направляюсь к входной двери и обращаю внимание на декоративный флаг, воткнутый в землю, на котором красуется надпись: «Добро пожаловать друзья!» Я еще раз говорю себе, что поимка этого парня может оказаться «сладим куском пирога».

Согласно его досье, ему пятьдесят лет, он никогда не был женат и живет как отшельник. Я уже поднимаюсь на первые ступеньки крыльца, как громкий гул мотоцикла привлекает мое внимание, и рука машинально тянется к кобуре. Я не нашла в файлах МакФаддена, что у него имеется мотоцикл, но никогда не стоит недооценивать ситуацию.

Я наблюдаю, как Раритетный Усовершенствованный Классический Харлей подъезжает и останавливается прямо перед домом и чувствую внутреннюю дрожь. Хотя на этом парне еще одет шлем, и я не вижу его лица, но могу сказать, что он явно не похититель собак. В МакФаддене пять с половиной футов и сто двадцать пять фунтов; на этом же парне обтягивающая, белая футболка и мышцы его бицепсов напрягаются стоит ему ухватиться за руль, и перекинуть ногу через сиденье мотоцикла.

Стоя спиной ко мне, пока он кладет в карман ключи от байка, у меня есть время разглядеть его. И оценить, я имею ввиду просто пожирать его глазами. Я уставилась на его задницу, и не стыжусь в этом признаться. Кем бы он не был, у него потрясающая задница. Я наблюдаю, как он стягивает шлем, и обращаю внимание, как его футболка натягивается поперек мышц спины.

Мне необходимо потрахаться. Мне просто действительно необходимо с кем-нибудь перепихнуться, потому что я стою на крыльце подозреваемого, тяжело дыша, как собака.

Должно быть этого парня нанял отец. Мой взгляд скользит по служебному пистолету, закрепленному на поясе его джинсов сбоку — Беретта М9, я использую точно такой же. Может быть, не такая уж и плохая идея отца нанять этого парня. Я не нуждаюсь в чьей-либо помощи, но, по крайней мере, на него очень приятно смотреть. И возможно, если ему повезет, я кину ему какую-нибудь кость этого дела. Или может он притулит свои кости на мне. Мои девчонки просто изошлись бы придумывая способы, чтобы оказаться рядом с этим парнем и его костями.

— Давай, красавчик, повернись, чтобы я смогла увидеть твое лицо, — шепчу я себе под нос, пока он прикрепляет свой шлем к задней части байка и наконец поворачивается ко мне лицом.

Все мысли о его костях, траханье и прекрасной заднице вылетают тут же, и у меня просто отпадает челюсть от абсолютного шока.

Нет, это происходит явно не со мной, и ЭТО не происходит именно сейчас.

В углу его рта появляется ухмылка, от которой падают трусики вниз, демонстрируя ямочку на левой щеке, а мне хочется топать ногами и истерически заорать прямо сейчас, потому что он знает, что я таращилась на его задницу. Он знает, что я стояла здесь на этом крыльце, прокручивая в голове все грязные вещи, которые могла проделать с ним. Он знает это и наслаждается каждой минутой, крысеныш.

— Какого черта ты здесь делаешь? — злобно выкрикиваю я, спускаясь вниз по ступенькам и встречаясь с ним посередине тротуара.

— Приятно видеть тебя снова, красотка. Много времени прошло.

Гриффин Кроуфорд. Лучший друг моего бывшего мужа, и парень, которым я сильно была увлечена в старших классах. Даже хотя я никогда не совершала глупостей, чтобы показать свое увлечение им, он все равно знал. Так или иначе, он знал, и пользовался этим, чтобы регулярно меня позлить. Гриффин учился в школе вместе со мной и Алексом, и также последовал за нами в армию. В Афганистане, в мою последнюю поездку, рядом со мной был Гриффин, с которым я провела несколько месяцев в пустыне, сражаясь за наши жизни. Это был Гриффин, которому я доверяла высказываясь, что что-то у меня с Алексом дома не так. Это был Гриффин, который убедил меня, что у меня и Алекса просто наступила черная полоса, и как только я вернусь домой, все будет хорошо, и нам удастся все разрешить.

Несколько месяцев назад я дала пинок изменяющей заднице Алекса, выкинув его из дома, и узнала, что Гриффин знал об изменах все это время.

Он знал, и все равно позволял мне плакать на его плече, удивляясь, что все произошло чертовски не хорошо. Он позволил мне изливать ему свою душу изо дня в день, и ни разу не сказал ни слова. По-детски поддразнивая надо мной все эти годы, Гриффин стал одним из самых лучших моих друзей. Возможно, я рассчитывала, что это гарантирует мне хотя бы немного честности с его стороны. Но очевидно, раз у меня нет пениса, я не была достаточно хороша для правды.

— Не называй меня красотка и нечего было тащиться сюда, как будто это крупное дело, — рычу я ему в ответ. — Я не знаю каким способом ты уговорил моего отца нанять тебя, но ты можешь просто тащить свою задницу назад на байк. Я НЕ буду работать с тобой.

Гриффин делает еще один шаг ближе и запихивает руки в карманы джинсов.

— Ты имеешь в виду мою задницу, на которую ты пялилась, когда я подъехал? Я просто хочу убедиться, что правильно тебя понимаю, — говорит он с нахальной ухмылкой.

— Ох, не обольщайся на свой счет! У меня есть работа, и я не нуждаюсь в тебе, черт побери, все конец. Я предпочитаю работать с честными, преданными людьми, а не с предателями и лживыми задницами, — выстреливаю я в ответ.

На самом деле я немного потрясена, увидев, как дерзость сменяется на его лице сожалением и гневом, пока он смотрит на меня сверху вниз.

— Я никогда не лгал тебе, Кеннеди. Я ничего не знал об Алексе также, как и ты. Если бы ты перестала избегать меня и игнорировать мои звонки, и сообщения в течение последних нескольких месяцев, у меня был бы шанс объяснить это тебе, — говорит он, придвигаясь еще ближе ко мне, пока я не запрокидываю голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

Я довольно высокая, но Гриффин возвышается надо во весь свой рост — шесть футов и четыре дюйма. Алекс и я одинакового роста. Может быть, поэтому я всегда чувствовала себя более в безопасности и защищенной, когда я была в бою с Гриффином. Или, когда я была где-нибудь по близости с ним. Гриффин всегда имел легкую щетину, образовавшуюся за день, и я никогда не видела его в чем-нибудь другом, кроме футболки, джинсов и грубых ботинках. Красавчик Алекс выглядел всегда любовником (какой-нибудь вагины), Гриффин всегда выглядел бойцом, запугивая всех, с кем вступает в контакт, кроме меня.

Если бы он не был таким высоким и не имел бы такую накаченную мускулатуру, то мог бы сойти за парня-серфера, у него голубые глаза и темно-русые волосы, которые он обычно подстригает коротко на военный манер, но они немного отросли, особенно спереди, после того, как я видела его последний раз.

— Ты пытаешься опять мне скормить то дерьмо, как и полгода назад? Я не поверила в него тогда, и не поверю черт побери и сейчас. Ты забываешь тот факт, что я слышала тебя? Я слышала, как ты разговаривал с ним. Я слышала, как ты сказал ему, чтобы он ничего не говорил мне.

Я чувствую комок в горле, вспоминая тот день, когда я прибыла домой к Гриффину через несколько часов после того, как застукала Алекса с няней. Алекс понятия не имел, что я его видела. Я была настолько ошеломлена, что не смогла сделать ничего другого, кроме как сбежать из дома и ехать куда глаза глядят. Когда я пришла в себя, тут же отправилась домой посоветоваться к Гриффину. Я зашла к нему на кухню и услышала, как он разговаривал по телефону с Алексом. Я стояла там тихо и слышала, как Гриффин советовал моему мужу продолжать скрывать свои измены и никогда, ни при каком виде не говорить мне правду. Я думала, что мое сердце разбилось, когда я узнала, что Алекс изменял мне, но это оказалось ничто по сравнению с тем, когда один из твоих лучших друзей пытается обмануть тебя.

— Кеннеди, все не так…

Я прерываю его, скрестив руки на груди, и смотрю на него сердито.

— Ох, заткнись, черт тебя побери! Я не хочу слушать твои отговорки.

— Ты не хочешь выслушать объяснений. Ты затыкала меня полгода, но хватит. Мы выясним и закончим с этим раз и навсегда. На этот раз я не отступлюсь, Кеннеди.

Повернувшись к нему спиной, чтобы не видеть его лица, я возвращаюсь к крыльцу, пытаясь заглянуть в дом и посмотреть, был ли тут МакФадден с тех пор, как пропустил дату появления в суде.

— Уходи, Гриффин. Мне не нужна твоя помощь в этом деле, я уверена, так же как ад не нужен мне в моей жизни, — кричу я через плечо.

Не успели эти слова сорваться с моих губ, как из дома раздались выстрелы. Я даже не успела схватиться за свой пистолет, как он толкнул меня в спину вниз на траву. Тело Гриффина полностью накрыло мое и его руки прикрыли мне голову, пока еще несколько выстрелов пронеслось в воздухе. Наконец, когда установилась тишина, Гриффин медленно немного приподнялся, давая мне возможность перевернуться под ним.

Это было очень плохое решение. Одно из самых плохих решений, учитывая насколько я была зла на него и сколько времени у меня не было секса. Наши тела соприкасались полностью, и я чувствую каждый дюйм его твердого, мускулистого тела, лежащего на мне. Прошло достаточно много времени, когда вот так прижавшись на мне лежало мужское тело, и мне не нравится, что мне слишком нравится, как я его хорошо ощущаю.

Гриффин слишком горячий. Я всегда знала, что он сексуальный, но он был моим другом. Я всего лишь для него друг, несмотря на то, что когда-то была глупо влюблена в него, но я была уже тогда знакома с Алексом и скорее всего, отличалась повышенной моралью, нежели мой бывший муж, как выяснилось. А теперь Гриффин больше не является мне другом, потому что он соврал мне.

И кто-то должен явно доставить это сообщение до моей киски, потому что ей совершенно наплевать, что я «злюсь на Гриффина и не хочу иметь ничего общего с ним». Ее двигатель уже во всю работает, и она кричит мне, чтобы я включила полную скорость.

Я с трудом сглатываю и смотрю в лицо Гриффина. Он сканирует двор и дом, пытаясь выявить угрозу, и я ничего не могу с собой поделать, как пожирать глазами его горло и точенный подбородок и задаваться вопросом — какова на вкус его кожа.

Господи, какого черта со мной не так? Я что настолько отчаялась, что в состоянии только лежать здесь в траве после пары выстрелов и фантазировать о своем бывшем лучшем друге? Тридцать секунд с этим человеком, а я уже потеряла весь свой чертовый разум.

Грохот и визг шин заставляют меня оторвать свое внимание от мужчины, лежащим на мне, и заметить красную Honda Civic выбивающую дверь гаража дома МакФаддена. За рулем мужчина, который я и предполагаю является самим МакФадденом, и крошечная Чихуахуа сидит у него на коленях, он кричит нам, нажимая газ в пол и выезжая на подъездную дорожку и пытаясь вырулить на улицу.

— ВАМ НИКОГДА НЕ ВЗЯТЬ МЕНЯ ЖИВЫМ!

Его опасные действия вызывают короткий, злобный лай Тинкердодле, прежде чем он дает резкий задний ход и летит вниз по улице.

— Итак, что ты там говорила, насчет того, что не нуждаешься в помощи в этом деле? —спрашивает Гриффин с дерзкой ухмылкой, которая опять появилась у него на лице, он смотрит мне в глаза и совершенно не предпринимает никаких попыток слезть с меня.

Я упираюсь в его мускулистую грудь и начинаю отталкивать от себя, пока он не перекатывается на бок. Я поднимаюсь с земли, отряхивая траву и грязь с джинсов, вытаскиваю травинки из волос, направляюсь через двор к своей машине.

— Итак, я думаю, я поговорю с тобой позже, и мы сможем поразмыслить над нашей стратегией? — хихикая кричит он, я сажусь в машину и со злостью захлопываю дверь, не говоря ни слова в ответ.

Я никогда не смогу работать с ним, пытающимся затесаться назад в мою жизнь.

ПБ Гриффин Кроуфорд.

 

 

 
 

Глава 4

Я прохожу через дверь «Единожды солгав», избегая попадаться на глаза своим подругам, чтобы они не видели в каком состоянии я вернулась в офис, сажусь за письменный стол. Я понимаю, что в моих волосах есть остатки травы, одежда грязная и помятая, но я надеюсь, что они ничего не заметят.

— Мама дорогая, мне не помешало бы еще немного кофе. Кто-нибудь сделает чашечку? — спрашиваю я, постукивая пальцами по поверхности стола, дожидаясь пока оживет мой Mac.

Ни одна из них не отвечает, просто косятся на меня. Веди себя естественно. Нечего здесь разглядывать, мои дорогие.

— У меня есть настроение сходить по магазинам. Возможно, купить новые туфли! — добавляю я.

Дерьмо! Я ненавижу ходить по магазинам. Какого черта я говорю?

— Ха-ха, шучу! Шоппинг отстой. Может нам стоит записаться на мастер-класс по кулинарии. Разве это не здорово?!

Что? О, нет! ПЕРЕСТАНЬ МОЛОТЬ ЧУШЬ!

— Так и не появился кофе? Думаю, я сделаю себе чашечку. Кто-нибудь хочет? — спрашиваю я поспешно, вставая из-за стола и направляясь на кухню, находящуюся в задней части офиса.

Пэйдж на полпути внимательно оглядывает меня сузившимися глазами с головы до ног.

— Боже мой! Почему у тебя листья в волосах? Господи Иисусе. Лорелей, позвони Свену, я вижу корни у Кеннеди.

Сукин сын.

У меня нет времени четыре часа сидеть в кресле и слушать рассказ Свена про его йоркширского терьера, миссис Джастин Бибер, и ее кишечную перестальтику. Собака такая же тупая, как и ее тезка. Она ходит по кругу до тех пор, пока у нее не начинает кружиться голова, отчего она падает на пол. Словно те козы, которые упали в обморок на YouTube. У нее затекают видно лапы, и она просто валится на бок, Свен бежит от моего кресла к ней, оставив с фольгой на голове, будто бы я готова войти в контакт с Марсом, в панике крича людям, чтобы вызвали 911. Тогда испуганная собака сразу же вскакивает и начинает весь процесс заново. Миссис Джастин Бибер полная засранка.

— К сожалению, я должна быть в суде через двадцать минут, — вещает Лорелей, поднимаясь из-за рабочего стола и направляясь ко мне. — Что случилось?

Я пожимаю плечами в ответ и продолжаю делать вид, будто бы это самый обычный день в офисе. Самый обычный день, когда в меня стреляют, и я оказываюсь в траве на лужайке с парнем, который заставляет вскипать мою кровь.

— Мне необходима любая информация, которую ты сможешь нарыть, на МакФаддена. Мой отец не успел нарыть слишком много, — пытаюсь я сменить тему.

— Я так и поняла. Держи, — говорит она, вручая документы. — Теперь вернемся к насущному вопросу. Или мне стоит сказать, древесной коре в волосах. Что случилось?

Забрав у нее файлы, я пролистываю страницы, охаю и ахаю, потому что она не отходит, а постукивает ногой об пол, вернее туфлей на высоком каблуке.

— Спасибо, Ло. Говоря о выпущенном под залог и сбежавшем, как насчет поменяться делами? Мне кажется, что настало времени поработать тебе «в поле», — говорю я, пока Пейдж начинает вытаскивать листья и траву у меня из волос, бормоча себе под нос о испорченной красоте.

Лорелей фыркает и качает головой.

— Хорошая попытка. Я уверена, что у нас где-то в правилах нашей миссии есть слова, что каждый отдельный человек закреплен за определенной сферой деятельности, в которой он действительно профессионал, правда, Пэйдж?

Пейдж рассеянно кивает, ободряюще похлопывая меня по спине, прежде чем замечает другое пятно от травы у меня на бедре.

— Не возжелай дела твоей подруги. Почему ты хочешь поменяться?

Я убираю руку Пэйдж от своего бедра и получаю от нее неодобрительный взгляд.

— На самом деле? У нас десять заповедей присутствуют в нашей миссии? — спрашиваю я раздраженно.

— Почему ты меняешь тему? — требует ответа Лорелей.

Потому что я не могу работать с Гриффином.

— Потому что это на самом деле довольно обыденный и легкий случай. Идеально подходит одному из вас, чтобы получить некоторый опыт, — вру я.

— Обыденный и легкий случай, как правило, не предполагает возвращаться в офис и выглядеть, как животное, сбитое автомобилем, — говорит Пейдж.





Читайте также:
Средневековье: основные этапы и закономерности развития: Эпоху Античности в Европе сменяет Средневековье. С чем связано...
Русский классицизм в XIX веке: Художественная культура XIX в. развивалась под воздействием ...
Методы цитологических исследований: Одним из первых создателей микроскопа был...
Тест мотивационная готовность к школьному обучению Л.А. Венгера: Выявление уровня сформированности внутренней...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.063 с.