Глава 8. Бауманский альянс





 

43.

 

– «Стикс», «Кобра», Тим! Зайдите ко мне! – раздался в динамиках голос Мельникова.

Тим вошел в комнату полковника последним и прикрыл за собой дверь. Остальные сидели на топчане, выжидательно глядя на командира. Здесь же был Хантер.

– В общем так, парни. Хантер остается здесь за старшего. Снаряжение по номеру два, плюс дополнительный боекомплект. Идем на поиск на «Семеновскую». Они вроде как потеряли двух своих сталкеров – те должны были вернуться три часа назад. У ребят нет связи, снаряга тоже так себе – самоучки, короче.

– Ну вот, у них самодеятельность, а мы – дерьмо разгребай… – проворчал «Кобра».

– А твои предложения? Попросил нас помочь им Комитет, кстати. И ты не забывай – у нас пока еще только один выпуск был, шесть человек… Так что самодеятельность есть и будет… кушать‑то всем хоца…

– Да ладно, я ведь так…

– А не надо «так». Короче, как обычно – через 15 минут выходим.

Влажный затхлый воздух тоннеля заполнял легкие, негромкий топот обутых в кроссовки ног, свет налобных фонариков… Свет в перегонах здесь не почти горел – берегли лампочки, начал ощущаться недостаток таких элементарных вещей. Электричества‑то хватало, но лампы долго не жили, одной‑двух капель конденсата, упавшего со свода тоннеля или козырька лампы было достаточно, чтобы лампа вышла из строя.

Поприветствовав на бегу вооруженные дробовиками патрули около «Павелецкой» и «Таганской» («Н‑да, на что эти хлопцы рассчитывают при нападении – непонятно» – подумалось Мельникову), сталкеры двигались по тоннелю к «Курской». Раздавшийся впереди негромкий шорох заставил Мельникова насторожиться. Подав рукой сигнал остановиться, он сдвинул рычаг предохранителя у автомата и включил мощный фонарь, висевший на груди. Луч высветил поворот тоннеля и неясный светлый силуэт около стены. Человек поднял руку к глазам:

– Только не стреляйте!

Женщина? Одна в тоннеле? Не выключая фонаря, полковник подошел поближе, заодно убедившись, что за поворотом никого больше нет. Женщина была одета в невероятную светлую мохеровую кофту, на ногах – рваные треники и кирзачи, голова укутана теплым красным платком. При этом она выглядела очень молодо, скорее, это была девчонка лет 15 на вид.

– А почему вы решили, что мы будем стрелять? – поинтересовался Мельников.

– Я не сделала ничего плохого… просто очень боюсь…

– А чего ж тогда тебя в тоннель понесло, раз боишься? – осведомился «Стикс».

– Иду к больной бабушке на «Комсомольскую», пироги несу… ‑

– Мля, тебя не Красной Шапочкой зовут, а?

Бойцы засмеялись. Девушку начало потихоньку трясти.

– Да ты не бойся, – произнес Мельников. – Не обидим, и даже немного проводим. Мы – спецназ, еще нас сталкерами называют. А ребята просто шутят – не каждый день встретишь в тоннеле такую Красную Шапочку. Что за пироги‑то?

– Да на «Павелецкой» пекарь есть один, Иван Семенович. Он очень вкусные пирожки делает, с грибами и с тушенкой. Мы раньше с бабушкой ходили – а теперь у нее ноги отнялись… А у нее сегодня день рождения… Вот я и решила. Страшно, конечно, одной – и еще фонарик сдох… А когда вы появились, то я так испугалась – вот и ответила…

Девушка совсем смутилась. Сталкеры заулыбались.

– Ладно, хорош трепаться. Идти надо.

Бойцы двинулись дальше по тоннелю. Девушка шла с ними, робко поглядывая на оружие и снаряжение окруживших бойцов.

– А вы что, вправду, НАВЕРХ ходите?

– Ходим, ходим. И даже обратно ВНИЗ…

– А что там сейчас?

– Ничего хорошего. Ты где раньше жила‑то?

– Да возле «Комсомольской» и жила. С бабушкой. Родители в Риге – папа был военным, а я учиться сюда приехала…

– У меня отец одно время тоже в Риге служил – откликнулся «Кобра». – Потом, правда, в Видяево перевели, он у меня моряк… был…

Так за разговорами дошли до «Курской».

– Ладно, Шапочка, извини – дальше проводить тебя не сможем…

– Спасибо, я дойду, – улыбнулась девушка.

Бойцы стали подниматься по лестнице перехода, а девушка, махнув им рукой на прощание, исчезла в проеме тоннеля.

 

44.

 

Мельников зашел к коменданту «Курской» – главным здесь был отставной полковник, и он любил, чтобы его называли «комендантом», а не «начальником».

– Здравия желаю, Владимир Иванович, – с улыбкой приветствовал Мельников коменданта.

– О, какие гости! Здравия желаю, Сергей Алексеевич! – обрадовался хозяин. – Чай‑кофе‑чего‑покрепче?

– Спасибо на добром слове – не сегодня. Мне бы позвонить – на «Семеновскую» – вдруг их сталкеры пропащие нашлись… А то ноги по тоннелю топтать как‑то неохота впустую.

– Будь как дома.

Сталкеры с «Семеновской» не объявлялись.

– Ну, Владимир Иванович, не смею тогда злоупотреблять гостеприимством… – шутливо откланялся Мельников. – Да, чуть не забыл – вы б кого из своих к нам прислали, мы ему со склада лампочек немного выдадим и светильников герметичных. Тоннели бы осветить, а? А то девочка одна нас увидела – чуть не уписалась со страха.

– Ты, епта, на себя сам в зеркало давно смотрел? Ты глянь – тоже описаешься, – хохотнул комендант. – А что за девочка‑то?

– Да так, лет пятнадцать, смешная такая… мы ее «Красной Шапочкой» окрестили – в платочке красном и с пирожками…

– Опаньки… где она, не с вами?

– Не, к «Комсомолькой» ушла, к бабушке… – улыбнулся Мельник, – а что?

– Да нет у нее никакой бабушки… и лет ей не пятнадцать, а, считай, вдвое больше… Воровка она – мы ее тут знаем и вежливенько так пинками провожаем, если встретим. Ты карманы проверь…

Попрощавшись с комендантом, Мельников и вправду проверил карманы – и недосчитался запасного фонарика, зажигалки и рожка к автомату, ловко подмененного примерно равным по весу куском бетона. Усмехнувшись, полковник велел своим ребятам, ждавшим его на лавочке, тоже проверить снаряжение. У Тима тоже «ушел» автоматный магазин, у «Стикса» – спички и батарейки, у «Кобры» – запасные аккумуляторы к рации.

– Мля, как детей, развела, сучка! На красную шапочку повелись… мля‑я‑я‑я…

– Но как ловко, блин… мастерица, япона мать…

– Хрен с ней, пошли дальше – там ребята так и не нашлись.

 

45.

 

Метров через двести в тоннеле сталкеров встретила застава. Тоннель здесь освещался мощным прожектором, направленным в сторону «Курской».

Мельников демонстративно положил автомат на пол и подошел к посту.

На заставе дежурили серьезные ребята угрюмого вида в черных костюмах с нашивками «Охрана», черных вязаных шапочках и бронежилетах. В руках у парней были «калаши».

– Здорово, мужики! Я полковник Мельников, со мной три сталкера – нас вызвали на помощь на «Семеновскую».

– Документы?

Мельников не спеша достал удостоверение.

– Можете проходить, вас ждут. Следующие посты я предупрежу.

Проходя мимо заставы, сталкеры внимательно рассмотрели ее оборудование. Застава больше походила на крепость или блок‑пост, который был на совесть оборудован в сбойке, не перекрывая просвет тоннеля – что свидетельствовало об активном использовании на этом участке рельсового транспорта. Помимо установленного на кронштейне прожектора, обращал на себя внимание торчащий из бойницы ствол ПКМ – избыточно серьезного оружия для стрельбы в упор, тем более – в тоннеле, где поражение противника гарантировалось за счет рикошетов даже при неприцельном огне. От тех же рикошетов защитников блок‑поста защищала грубо сложенная стена из бетонных блоков.

Еще через двести метров – после гермозатвора – был оборудован еще один такой же пост, а на платформе у границы станции – еще и третий.

– Однако… – протянул «Кобра», – впечатляет для «самодеятельности»…

В свое время, когда стало понятно, что жизнь в метро – это надолго, Объединенный штаб попытался упорядочить и оптимизировать все и вся. Основным принципом этой оптимизации было придание каждой станции определенного профиля, функции, назначения в общем едином организме. Так это виделась стратегам советской закалки – и они с присущей им энергией принялись претворять задумку в жизнь.

Поначалу власть Объединенного штаба никем не подвергалась сомнению, поэтому укрывшиеся в метро люди подчинялись указаниям, которые должны были вывести их из состояния первоначального хаоса – и централизованная плановая система, в общем‑то, прижилась. Так, удалось собрать военных и значительную часть интеллигенции на станциях Центрального узла – «Библиотеке им. Ленина», «Арбатской» и «Боровицкой» («Александровский сад», в силу неглубокого залегания, приспособили под системы жизнеобеспечения Центрального узла).

На «Лубянке», по традиции, обосновались службы безопасности, а под боком у них (для пущей безопасности) – на «Кузнецком мосту» – собрали врачей и техников, занимавшихся техническим обеспечением метрополитена.

Привезенных сталкерами свиней, мощности по выращиванию шампиньонов и тому подобное определили на север зеленой ветки, обустроив там фермы. На довольно глубоких станциях Кольца обустроили мастерские, склады, перевалочные базы для более удобного перераспределения ресурсов между ветками и отдельными станциями. «Серпуховская» и «Тульская» стали базой первого профессионального отряда сталкеров, правда, не совсем по решению Штаба… Остальных станции в большинстве остались жилыми, без определенной производственной специализации – аналогом «спальных» районов Москвы и имели лишь небольшие подсобные хозяйства.

Но особняком среди всех станций и линий стояла «Арбатско‑Покровская», синяя. Ее восточную часть – от глубинной «Бауманской» до близкого к поверхности «Измайловского парка» (как все по привычке именовали «Партизанскую») отвели под разработку «специальных технологий» – совершенствование средств защиты, связи, систем поддержания жизни в метро, изучение и использование доставляемых сталкерами механизмов, техники, оборудования. Это даже не было промышленной зоной метро – здесь, на Бауманском радиусе, были собраны инженерно‑технические работники и ученые, фактически – создан научный институт, насколько это было вообще возможно в условиях метро. Штаб связывал с ним надежды на эвакуацию в незараженные районы страны (если таковые остались) или на обеспечение максимально комфортной жизни под землей (если не будет другого выхода).

Правда, когда власть Центра была поставлена под сомнение, «бауманцы», славившиеся независимым складом ума, одними из первых перешли на самообеспечение и, отгородившись блок‑постами, перестали выполнять указания Штаба. После ликвидации последнего они охотно контактировали с Комитетом, вели бартерную торговлю – но оставались «вещью в себе».

– Да, для «самодеятельности» неплохо… – подтвердил Мельников. – Самодеятельность их поначалу Штаб спонсировал вовсю…

 

46.

 

Начальник «Бауманской», он же лидер всего «Бауманского Альянса», как гордо именовали себя обитатели радиуса, встречал сталкеров на платформе.

– Полковник Мельников? Здравствуйте, я – Сотников. Вас ввели в курс дела?

– В общих чертах – дали информацию, что у вас пропали два стакера с «Семеновской».

– Все верно. Но только из‑за этого мы не стали бы вас беспокоить. Прошу… – Сотников распахнул дверь своего «кабинета», выгороженного в торце платформы.

«Кабинет» был достаточно просторным, в нем стоял большой самодельный стол с кипами бумаг, стулья, какое‑то прикрытое тряпками оборудование, а за ширмой, около заложенного кирпичом прохода на платформу, угадывалась кровать. Всю глухую стену кабинета занимало мозаичное знамя с портретом Ленина.

– Дело в том, – плотно прикрыв за собой дверь, продолжил Сотников, – что я информировал Комитет не обо всех обстоятельствах… и не совсем точно…

– А именно?

– Пропавшие ребята эти – отнюдь не новички, а одни из опытнейших наших сталкеров, сами – бывшие десантники, снаряжение у них отменное, вооружены – может, и не так как вы, но очень серьезно. Там на поверхности стало неспокойно в последние дни… Но главное – в другом. Об этом я Комитету не сообщал. В прошлую ходку они нашли наверху колонию людей…

– Людей? Через два с хреном года? Как, где?

– Точной информации нет – их видели только эти двое ребят… В общих чертах – где‑то тут, – Сотников развернул на столе потертую карту Москвы. – Промзона около проспекта Буденного. Я этот район не знаю – сам жил в Строгино, а работал в МВТУ… Так что…

– Понято. Рации у ребят есть?

– Есть. Милицейские.

– Добро. Что‑то еще?

– С вами пойдет еще один человек, если не возражаете. Начальник нашей наземной службы, Альберт Каданцев. Его наши ребята знают – это может быть полезным.

Выйдя от Сотникова, Мельников с бойцами пересекли зал «Бауманской», с удивлением осматриваясь по сторонам. Удивляться было чему – и в зале, и в глубоких проемах облицованных темно‑красным порфиром и белым мрамором пилонов, заложенных со стороны платформ кирпичом, стояли столы, верстаки, станки, за которыми напряженно делали свою работу серьезные люди в белых и синих халатах, на которых безучастно взирали потемневшие бронзовые летчики, разведчики, рабочие… Над каждым рабочим местом была оборудована вытяжка, трубы которой уходили в тоннель. Тонко гудели вентиляторы, стучали молотки, визжали сверла… Рабочая смена, видимо, началась только что – когда сталкеры заходили на станцию, было еще тихо.

– Как же они все это добро затащили сюда… это сколько ж сил… – произнес Тим.

– Меньше, чем кажется – мы это завезли через метродепо, – около сталкеров остановился невысокий жилистый мужчина лет сорока в темно‑синем комбинезоне. – Каданцев, можно просто Альберт, – представился он.

– Мельников. Это «Стикс», Тим, «Кобра».

– Очень приятно, – Каданцев улыбнулся. – Идем? Время не ждет…

 

47.

 

На ярко освещенной «Электрозаводской», которую группа прошла без остановки, кипела та же деловая суета – жужжало оборудование, в одном из углов вспыхивала электросварка, на путях техники колдовали над мотовозом, а откуда‑то из тоннелей доносилось повизгивание свиней.

– Народу у нас не слишком много, – рассказывал Каданцев, – зато толковый, с головой и руками. Любые работы по металлу делаем – и крепеж для тоннелей, и мотовозы чиним, и электрооборудование всякое… Не хуже, чем «Кузнецкий мост»… Тот тоннель под свиноводство и грибы отдали, этот – транспортный. Живем в подсобках под платформой – оно как‑то уютнее, а места пока хватает.

– Да… кудряво живете…

– А то… И места тут богатые – в смысле, наверху. Оборудование, сырье – чего хочешь нарыть можно. Одна проблема – в последнее время твари какие‑то появились… В общем, ничего еще – отстреливаемся, благо оружие в обмен на наши товары получаем. Но трудней стало, трудней… А вот Митяй с Олегом… – Каданцев замолчал.

Мельников понял, что это те пропавшие сталкеры, и не стал приставать с расспросами.

Примерно на полпути к «Семеновской» Каданцев остановился и кивнул на неосвещенный проем:

– Наверх по вентшахте придется подниматься, на самой станции гермоворота заклинило намертво… А шахту мы немного доработали…

Каданцев щелкнул выключателем.

– Прошу!

– Одна‑а‑а‑ко… – протянул Мельников. Шахта была неярко освещена, и полковник увидел, что в ней сооружен самый настоящий лифт – конечно, не такой, как в жилых домах, но все‑таки вполне добротный подъемник – что‑то наподобие шахтерской клети.

Где– то наверху зажужжал электромотор и лифт со сталкерами пополз вверх. Через пару минут он остановился, сталкеры вышли на площадку перед железной дверью.

– А здесь у нас шлюз – двойной, с душем для дезактивации. Вода отводится наружу… – продолжал «экскурсию» Каданцев.

Пройдя через три двери и надев теплые свитера, защитные костюмы и бронежилеты, группа поднялась по короткой лестнице и вышла на улицу через пробитую стену венткиоска.

В воздухе вился легкий снежок, земля была запорошена тонким слоем свежевыпавшего снега.

 

48.

 

– Черт… холодно… – поежился Мельников – Куда дальше?

– Туда, – махнул рукой Каданцев. – По Большой Семеновской, потом направо – а там и промзона. Я ребят сейчас попробую по рации вызвать.

Каданцев вынул из разгрузки рацию.

– Митяй! Олег! Прием!

Откуда‑то издалека донесся вой, показавшийся Мельникову смутно знакомым.

– Ага, те самые твари, – ответили Каданцев на невысказанный вопрос сталкеров. – Здоровенные, мля… и быстрые. Слонопотамы…

– Опа… старые знакомые, похоже… – навострился «Кобра». – Из‑за кольцевой в город подались…

– Жрать зимой в лесу некого, здесь ищут. Веселые дела…

Район вокруг почти не пострадал – насколько это можно было видеть в полутьме осеннего утра. Серые громады каких‑то зданий призрачными силуэтами маячили за пеленой снегопада, идущие по улице сталкеры настороженно ощупывали взглядами пространство, готовые в любую секунду открыть огонь.

Справа показался силуэт храма, за ним – сквер, слева – другой сквер с деревьями.

Каданцев перекрестился.

– Нехорошее тут место, – тихо произнес он, – Тут кладбище раньше было, за храмом. И до сих пор всякое происходит…

Тим недоверчиво хмыкнул.

«Стикс» поднял руку.

– На ступеньках… – послышался в наушниках его голос. Действительно, на ступенях храма тьма была гуще – какое‑то продолговатое пятно. Бойцы осторожно приблизились. Пятно приняло очертания распростертой человеческой фигуры. Бойцы заняли круговую оборону, а Мельников и Каданцев склонились над телом. На человеке был костюм химзащиты, рядом лежал АК‑74, два пустых рожка и россыпь стреляных гильз. Тут же валялся сорванный противогаз. На бледном лице и одежде человека лежали и не таяли снежинки. Глаза лежащего выражали ужас и смертельную тоску.

– Это наш Олег.

– Угу… так, а причина смерти… посмотрим… – Мельников приподнял мертвого сталкера.

– Ну не хрена себе! Смотри, Альберт – у него горло прокушено. И – обрати внимание – крови совсем нет. Как будто кто‑то тут же ее и выпил. Блин… Ну‑ка, а что с противогазом – смотри, коробку, как все равно, когтями какими продрало… Что ж за тварь такая была?

– Командир! – опять голос «Стикса», – двигать надо. Ему мы не поможем, может, второй жив?

Каданцев закрыл глаза покойнику.

– Похоронить бы надо… или с собой забрать.

– На обратном пути, – ответил Мельник. – Пока надо Митяя искать.

– Митяй, Митяй! – Каданцев опять попытался использовать рацию.

– Ладно, пошли к промзоне…

Свернув вдоль припорошенных снегом трамвайных путей направо, сталкеры подошли к высокому забору. За проломом в заборе темнели какие‑то здания – не то цеха, не то ангары.

Когда группа входила в пролом, глазастый «Стикс» обратил внимание на бурые пятна на бетоне.

– Кровь. Похоже, довольно свежая…

– Митяй! Митяй!

– Тихо! Что за звук?

Бойцы прислушались. Откуда‑то из‑за сложенных грудой плит доносилось негромкое потрескивание и шипение.

– Альберт, попробуй еще раз вызвать Митяя.

– Митяй! Митяй!

Из– за плит раздался тот голос Каданцева, искаженный помехами.

– Там рация…

Крадучись, сталкеры приблизились к плитам и заглянули за них. Синий луч фонарика выхватил тело Митяя, судорожно сжимающего рацию и автомат. На месте лица, шеи, груди и живота – зияющие раны и тонкий белый снежок.

– Вижу цель, – раздался шепот «Кобры». – Вон у того дома – он указал стволом автомата на неясный силуэт, осторожно пробирающийся между деревьями.

– Не стрелять! Пошли за ним.

Группа бесшумно двинулась за крадущимся существом. Пересекая следом за ним дорожку, «Кобра» глянул себе под ноги и тут же прикоснулся к плечу Мельникова.

– Командир, посмотри на следы!

Мельников глянул вниз и тоже изумленно остановился. На свежем снегу четко отпечатались следы человеческих ног в ботинках.

 

49.

 

Неизвестный человек юркнул в подвал одного из зданий, и сталкеры, немного выждав и поправив приборы ночного видения, последовали за ним. Узкий коридор, скрипнувшая где‑то вдалеке дверь, тонкий луч света, приглушенные голоса…

– А ну, мля, бросай оружие и руки вверх нах! – громкий хриплый голос внезапно раздался откуда‑то сбоку, а ПНВ оказались ослеплены ярким светом фонаря. – Лицом к стене нах!

Слова оказались подкреплены тычками прикладом, и беспомощные ослепленные сталкеры оказались вынуждены подчиниться.

– Кто такие?

– Мы с «Семеновской» – ответил за всех Каданцев. – Ищем Олега и Митяя.

– Олега и Митяя? – уже мягче переспросил голос. – Мы их тоже ждем. А чем можете доказать, что вы с ними? – опять послышалось недоверие и злость.

– Вот, смотрите! – Каданцев медленно вытащил из кармана разгрузки какой‑то значок. – У ребят такие же были, вы должны были и видеть.

– Ладно, опускайте руки. Так где ваши ребята‑то? Почему не пришли?

Сталкеры повернулись и увидели того, кто их так ловко подловил – немолодого мужика, обросшего густой бородищей с проседью. В руках у мужика был помповый дробовик.

– Погибли оба. Тут, неподалеку.

– То‑то мы стрельбу слыхали давеча… Понятно тогда.

– А вы сами‑то как тут оказались? Давно?

– Да с самого начала и живем… после удара пока до метро добежали – туда уже и не пускали… сколько народу нас тут было – человек триста, наверное, остались наверху жить. Здесь разрушений особых не было, зараза вроде тоже стороной обошла. Вот и живем по подвалам. В первую зиму многие умерли, очень многие… А так – ничего… Только вот этой зимой беды одна за одной… Твари эти огромные появились – скот наш жрут и на людей нападают… еще кто‑то – мы их «ЭТИ» называем – их не видел никто, а кто видел – уже не расскажет, у тех горло перекушено и кровь выпита…

– Вот и ребят ЭТИ тоже убили…

– Ясно… ну, царствие им небесное…

– Так сколько вас осталось‑то? – спросил Мельников. – Мы вас сейчас выведем отсюда – в метро.

– А нисколько уже нас не осталось. И меня нет уже… Вам что, ребята не сказали?

– Что «не сказали»?

– Мор к нам пришел…С месяц как… Незараженных уже не осталось никого – дети и старики умерли раньше, потом почти все мужики подобрались, а теперь и женщин немного осталось. Многие с собой покончили… А мы – кто еще остался – только потому и держимся, что с собой покончить – грех большой, а тварям на съедение отдаваться – тоже нельзя… Сил почти нет – а ребята нам еду обещали носить, консервы и концентраты – чтоб продержаться. Эх, если б их пораньше встретить… да что теперь говорить… уходите.

Бородач закашлялся, согнулся пополам… С трудом выпрямившись, он взглянул на «Стикса».

– Эх… Ладно, уходите…

Сталкеры неуверенно пошли к выходу, а бородач что‑то шепнул «Стиксу».

– Нет, не могу…– ответил тот вполголоса.

– Не хочешь, значит… ну, Бог простит…

Сталкеры вышли наружу и, осторожно пошли назад. Отойдя метров на сто, «Стикс», шедший замыкающим, вдруг остановился, как будто в нерешительности или задумчивости, потом снял с плеч рюкзак, отцепил от него тубус «Шмеля» и резким движением вскинул его на плечо.

– Седьмое окно… Прости меня, Господи! – пробормотал он себе под нос – и нажал на спуск. Вспышка объемного взрыва полыхнула из подвала, обрушился кусок стены… И «Стиксу» показалось, что он услышал из‑под развалин последнее «спасибо». Из глаз его хлынули слезы, горло сжали рыдания. Он вспомнил последнюю просьбу бородача, чье имя он так и не узнал:

– Парень, а что у тебя за тубус такой на рюкзаке? Это «Муха» или «Шмель»?

– «Шмель».

– Тогда запомни – седьмое окно справа. Мы все там будем – все, понял?

Шагая к входу в метро, «Стикс» все думал – правильно ли он поступил, имел ли он право? Погруженный в свои мысли, он не видел и не слышал, как «Кобра» из ранцевого огнемета плеснул на тела Митяя и Олега, как, спустившись в шлюз, Каданцев вызвал по телефону бригаду сварщиков, чтобы намертво заварить двери – и очнулся только тогда, когда Мельников толкнул его под струю душа – смыть с защитного костюма заразу.

– Ты все правильно сделал, Володя, все правильно.

 

 

Глава 9. Надежда

 

50.

 

– Командир, тревога! – «Крот» тряс Мельникова за плечо. Полковник открыл красные от недосыпа и алкоголя глаза. Накануне, вернувшись с «Бауманской», он и другие участники похода почти всю ночь заливали память о происшедшем самогоном.

– Что еще? – недовольно пробурчал он.

– Звонили из Комитета… на «Братиславской» плавун прорвало, на «Люблино» воды уже по колено – на путях… люди эвакуированы. Гермозатворы в сторону «Волжской» перекрыли, но они текут… с «Марьино» нет связи…

– Ну а мы при чем? Путь спасателей с «Охотного ряда» поднимают… у них насосы и все такое…

– Уже подняли. Но не хватает рук… И надо организовать отвод воды наверх…

– За*бали. Ладно, поднимай ребят, готовьте мотовоз и выдвигайтесь. Старший – Хантер. Мне только «Мессера» оставьте… да, и попроси кого‑нибудь из парней мою машину подогнать.

Мотовоз ушел в сторону центра, чтобы через паутину служебных веток пробраться к зоне бедствия, а Мельников и «Мессер» сели в машину и поехали к «Чертановской», где в их старом гараже стояла БМП, пригнанная во время злополучного рейда в область. «Мессер», положив в десантный отсек баулы с изолирующими противогазами и одеялами, забрался в люк водителя и завел машину, прогревая застоявшийся на морозе двигатель, а Мельников, у которого не на шутку болела голова, отхлебнул через хитрый патрубок в противогазе из фляжки и вскарабкался в башню.

– Давай через «Коломенскую» – и к «Марьино», – сказал он. – Карту не забыл?

«Мессер» отмахнулся, застегнул шлемофон, подсоединил его к бортовой связи и уселся поудобнее на сиденье. Мельников спрыгнул на место наводчика и тоже натянул шлемофон.

– Жарь!

«Мессер» нажал на газ, БМП выбросила клубы едкого дыма, смешавшегося с взлетевшим вихрем снежинок, и, смяв остатки ограждения вдоль трамвайных путей, загромыхала траками в сторону Варшавского шоссе.

Доехав до «Печатников», сталкеры загнали мотовоз на служебную ветку, ведущую к депо – дальше пути были заняты дрезинами спасателей, сновавшими взад и вперед, подвозя строительные материалы для укрепления гермоворот. Обратившись к распоряжавшемуся здесь человеку в оранжевом берете, сталкеры получили задание поднимать шланги для откачки воды через вентшахту на поверхность. Мужики, натянув защитные костюмы и расхватав сложенные стопкой скрученные пожарные рукава, стали карабкаться наверх. Там, выставив часовых, собирали из секций шланги и сбрасывали в темноту шахты.

Наконец насосы заурчали, и мутные потоки воды потекли в сторону Люблинских прудов. Уровень воды в тоннеле стал понемногу понижаться.

Спасатели и вернувшиеся под землю сталкеры, стоя кто по колено, а кто и по пояс в воде, подвозили и наваливали все новые кучи щебня, заливая его бетоном, и вскоре угроза прорыва воды через затвор миновала.

БМП резво пронеслась по заснеженной набережной Москвы‑реки, свернула левее, оставляя справа за домами заболоченную низину Курьяновской станции аэрации, пересекла железную дорогу и, расталкивая остовы автомашин, подкатила к метро «Марьино». Над площадью нависали обгорелые остовы‑цилиндры трех многоэтажных домов, а Люблинская улица была забита стоящими вплотную автобусами и легковушками. Вдали виднелся разрушенный огромный мост, который стал ловушкой для желавших выбраться из города. Видимо, в этом районе успели объявить тревогу, и люди еще успели попытаться эвакуироваться – впрочем, им это не слишком‑то помогло…

Мельников выбрался из люка, размял затекшие ноги и руки, уселся на броню.

– Вроде ничего подозрительного, а? Постарайся‑ка пробиться вплотную к входу в метро.

«Мессер» кивнул и медленно, распихивая ржавое железо автомобилей, подвел машину к лестнице, ведущей в темный провал.

– Подсвети фарами!

Лучи фар заиграли бликами на схваченной льдом поверхности воды, стоящей в переходе.

– Интересно, там глубоко?

– Командир, ты бы лучше спросил – «кто там водится?» – осклабился «Мессер». Мельников на секунду задумался, потом достал из кармашка разгрузки гранату.

– Пригнись‑ка! – полковник выдернул чеку и кинул гранату на тонкий лед. Взлетел высокий фонтан воды, в нем промелькнуло какое‑то зеленоватое чешуйчатое тело, напоминающее не то змею, не то угря, а Мельникова с ног до головы окатило брызгами.

Мельников зацепил палкой плавающее в воде неподвижное создание и вытянул его на берег. Непонятная полуметровая тварь с узкой зубастой мордой, выпученными глазами, зеленой спиной и белесым брюхом не внушала симпатии.

– Слышь, «Мессер», мне показалось – или кто‑то кричал?

– Хрен знает… может и кричал. А может, эхо от взрыва… Командир, давай вон ту через шахту попробуем? Ну его, этот переход, а? Даже если повезет и твари ноги не обгрызут, то как мы с дверями управимся?

 

51.

 

Холод, сжимающий сердце, пронизывающий душу. Мокрая одежда, сжимающая ледяным компрессом. Озноб, сотрясающий тело. Боль в закоченевших в ледяной воде ногах. Непроглядная темнота, окружающая, давящая, вселяющая ужас. Надежда, которая умрет последней…

– Мама, я замерзла…

– Наденька, потерпи еще немножко…

– Мне холодно…

– Ничего, доченька, скоро за нами придут…

– Мама, а где дядя Валера, где тетя Нина?

– Где‑то здесь, милая…

– А почему они молчат, мама? Почему так тихо? И что это бумкнуло тогда…

– Не знаю, Надюша…

Высокая женщина с девочкой лет трех на руках стоит, пригнув под потолком голову, по пояс в воде в подземном переходе – в безнадежной ловушке, запертая прорвавшейся водой и из последних сил держится на окоченевших ногах. Вокруг полная тишина – не слышно никого из тех, кто успел выбежать со станции и первое время был рядом.

Когда вода остановилась, образовав воздушную линзу в загерметизированном подземном переходе, двое мужчин решили попробовать нырнуть – вдруг удастся вытащить кого‑то еще – или через такие же остатки воздуха под потолком пробраться куда‑нибудь еще. С тех пор они не появлялись – то ли спаслись, то ли утонули. Время текло невыносимо медленно, люди, боролись с холодом, поддерживая друг друга… Холод побеждал – время от времени кто‑то падал в воду и не находил сил подняться – а то и увлекал с собой соседа. С самого начала женщина с девочкой на руках, ориентируясь на звук, старалась держаться подальше от других – и ей повезло, она нащупала ногами какое‑то возвышение, на которое осторожно вскарабкалась и замерла. Выступ был небольшим, но теперь вода доходила только до пояса – и это давало шанс. На что – женщине не хотелось об этом думать.

Что– то твердое прикоснулось к ее бедру, одной рукой она постаралась это оттолкнуть ‑безотчетно, бездумно – и в ужасе отдернулась, прикоснувшись к мокрым волосам утопленницы.

Сколько прошло времени – час? Десять? Сутки? Она не знала. Вдруг ей показалось, что она слышит приближающийся шум мотора… потом грохнул взрыв, оглушивший ее в мертвой тишине, заметалось эхо… Женщина закричала… и снова наступила тишина.

– Мама, ну мне же холодно… Почему никто не приходит?

 

52.

 

Мельников глубоко вдохнул, снял с лица маску своего противогаза и натянул изолирующий противогаз. Зашипел регенерирующий патрон и струя горячего воздуха обдала лицо. Закрепив на груди фонарь, сталкер стал спускаться по скобам, а «Мессер» потихоньку разматывал страховочный трос.

Спустившись до поверхности воды, Мельник оттолкнул ногой доски и мусор и стал спускаться дальше. Наконец под ногами оказалось твердое дно. Мельников огляделся – видимость не больше метра или полутора. Фонарь выхватывает дно, плавающие в толще воды куски бумаги и полиэтилена. Тяжело раздвигая толщу воды, полковник сделал первый шаг, потом второй… Идти было трудно, но возможно. Холод воды бодрил, разгоняя остатки усталости и похмелья, но надо было торопиться, чтобы не наступило переохлаждение. Мельников отцепил страховку – сейчас она была уже не нужна.

– Ладно, надеюсь, все‑таки мне не послышалось…

Выбравшись в тоннель, Мельников свернул направо.

– Быстрее, надо быстрее, – подгонял он себя. – Только бы ни обо что не споткнуться…

Вот и железная лесенка служебного прохода. Толкнув маленькую дверцу, полковник выбрался на платформу. Луч фонаря осветил темно‑серую мраморную стену, блеснула золотистая отделка вверху… Внизу, на путях, белело чье‑то мертвое тело… Осторожно обогнув алюминиевую будку, Мельников поднялся по ступеням, перебрался через заборчик у турникетов и, напрягая силы, вышел в переход. Уровень воды был очень высоким, даже у рослого Мельникова из воды торчала только голова. Полковник включил фонарь на лбу и огляделся.

Женщина держалась из последних сил, совсем уже не чувствуя вконец окоченевшие ноги и таз. Вдруг ей показалось, что она видит – что тьма стала не настолько непроницаемой. Луч фонаря? Свет стал ярче, сфокусировался, по поверхности воды пошли круги, колыша мертвые тела и мусор, и над водой показалась чья‑то голова в жуткой маске. Вспыхнул еще один фонарь и луч света, пробежав по стене, уперся в лицо женщины.

Вынырнувший человек приблизился и глухой голос, искаженный противогазом, произнес:

– Еще живые есть? Я сейчас вас отсюда вытяну, не волнуйтесь.

Увидев посиневшую и трясущуюся от холода молодую женщину с маленькой девочкой, Мельников испытал острое чувство жалости и одновременно – вины. Вины перед своей погибшей семьей, которую он не смог защитить, вины перед этой вот женщиной, к которой он пришел на выручку так поздно, к тем людям, спасти которых он уже не успел…

– Идти можете?

– Нет… спасите дочку… Наденьку…

– Тогда так, – игнорируя последние слова женщины, сказал Мельников, – вам надо будет сейчас сесть мне на спину…

– Спасите Наденьку, – со слезами на глазах повторила женщина, протягивая ему девочку.

Полковник поднял над водой второй противогаз, вылил из маски и шлангов воду, подтянул ремешки до упора и сказал:

– Наденька, пойдешь со мной?

Девочка молчала.

– Иди с дядей, он тебе поможет…

– А ты, мама?

– Я вернусь за вами, – сказал Мельников. – Возьмите фонарь.

Женщина кивнула, по ее лицу катились слезы. Девочка позволила надеть на себя противогаз, Мельников привел в действие регенератор. Девочка задергалась, горячий воздух обжигал ей гортань, но полковник крепко обнял ее и пошел в обратный путь.

Добравшись до шахты, Мельников привязал обмякшее тело девочки к страховочному тросу и трижды дернул – «Тут раненый, поднимай!». Трос натянулся и девочка медленно, осторожно, поплыла вверх. Мельников стал карабкаться следом ‑ему нужно было взять еще один противогаз.

Когда полковник выбрался наружу, он увидел, что «Мессер» уже делает все, что нужно – снял с девчушки мокрую одежду и укутав ее в теплые одеяла, пытается привести ее в чувство.

Вернувшись в подземный переход, Мельников сразу понял, что женщина его не дождалась – фонарь, которые он ей дал, лежал на дне. Полковник огляделся и увидел среди трупов и плавающего мусора ту, которую искал и надеялся спасти – он узнал ее по одежде. Женщина плавала лицом вверх, глаза ее были закрыты. Он еще дышала, но была без сознания. Сталкер, обдирая пальцы, сумел натянуть на нее противогаз и волоком потащил за собой…





Читайте также:
Теория по геометрии 7-9 класс: Смежные углы – два угла, у которых одна...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...
Ограждение места работ сигналами на перегонах и станциях: Приступать к работам разрешается только после того, когда...
Тема 5. Подряд. Возмездное оказание услуг: К адвокату на консультацию явилась Минеева и пояснила, что...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2019 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2019-03-15 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.072 с.