Й батальон 12-го пехотного полка (1)





Людская волна

 

Бог всегда на стороне больших батальонов.

поговорка

 

 

По определению Советской военной энциклопедии, атака есть "стремительное движение в боевом порядке подразделений, частей и соединений <...> в сочетании с огнем наивысшего напряжения с целью уничтожения противника. Атака - наиболее решительный момент наступательных действий". Рассматривая атаку в исторической перспективе, энциклопедия отмечает, что "Во время 1-й мировой войны увеличение плотности огня стрелкового оружия и развитие полевой фортификации привели к возникновению атаки "волнами" (несколько пехотных цепей двигаются одна за другой). <...> Штыковой удар, как завершающий этап атаки, применялся уже сравнительно редко, когда не удавалось поразить противника огнем и гранатами. Атака поддерживалась огнем артиллерии".

 

В наше время атаки "людской волной" (или, как их еще называют, "живой волной") преданы анафеме. Они стали одним из мрачных символов Первой мировой войны и в значительной степени сформировали ее образ как бессмысленной бойни. Обе воюющие стороны использовали эту тактику, зачастую с большими жертвами и нулевыми результатами. Идя "людскими волнами" на немецкие позиции в первый день битвы на Сомме, британская армия понесла самые большие однодневные потери за всю свою историю. В эпоху зарождения бронетанковых войск и военной авиации других способов прорвать вражескую оборону не имелось. Во многих случаях это была пустая трата жизней, "закидывание трупами", породившее расхожую байку про некоего пулеметчика, будто бы сошедшего с ума от числа убитых им вражеских солдат. "Людские волны" все же дожили до Второй мировой войны, и особо в тот период выделяются японские банзай-атаки, но после 1945 года от них отказались все "цивилизованные" страны. С развитием тактики и вооружения они остались уделом отсталых стран "третьего мира" и всевозможных партизанских движений.

 

Самая устойчивая ассоциация, связанная с атаками "людской волной" второй половины XX века - это, конечно, действия китайской армии в Корее. В конце 1950 года Китайские народные добровольцы эффектно вступили в войну, спася КНДР от неминуемой гибели и нанеся решительное поражение войскам ООН; спустя три десятилетия журнал Time назовет это худшим поражением в истории США. Практически не располагая на тот момент бронетехникой и авиацией, имея лишь зенитную артиллерию для защиты от воздушных атак противника (перед советским 64-м истребительным авиакорпусом задача по прикрытию войск на линии фронта не ставилась), китайцы использовали в боях то, что у них было - численное превосходство в живой силе. В основном именно из-за тактики "людской волны" их потери в Корее принято считать очень тяжелыми и достигающими едва ли не миллиона погибших - сами китайцы указывают цифру в шесть раз меньше. Другим известным примером и, можно даже сказать, апофеозом "волновых атак" являются наступления иранского ополчения Басидж во времена ирано-иракской войны, хотя привлечение одурманенных религиозной пропагандой подростков для "разминирования" минных полей походит скорее не на военную тактику, а на военное преступление. А еще был Вьетнам. Война, которая ассоциируется с партизанскими рейдами, а не фронтальными атаками времен Вердена и Соммы, но что было, то было.

 

Есть искушение сказать, что вьетнамцы заимствовали идею "людских волн" у китайских военных советников. Действительно, сперва китайцы учили своих протеже именно массовым атакам, однако это не означает, что Вьетнамская Народная Армия не использовала данную тактику до начала активного военного сотрудничества с КНР. Так или иначе, 16 января 1951 года 308-я дивизия ВНА в полном составе поднялась в атаку на французские позиции под Виньйеном, которую исследователи называют первым масштабным случаем использования "людских волн" в Индокитае. Французы ответили достойно, организовав самую крупную воздушную бомбардировку той войны, для чего были мобилизованы практически все имевшиеся в регионе самолеты, включая транспортные. Напалм нанес большие потери наступавшей вьетнамской пехоте и вызвал панику у многих солдат, никогда прежде не сталкивавшихся с таким оружием. Битва закончилась поражением ВНА. Урок был показателен, но не пошел впрок - вьетнамцы еще не раз устраивали подобные штурмы, и только к концу войны в полной мере осознали их губительность. Китайские и вьетнамские источники расходятся во мнении, кто и когда первым предложил отказаться от этого (несомненно, здесь сказывается влияние определенного периода двухсторонних отношений, когда вьетнамцы резко пересмотрели свой взгляд на помощь, оказанную им Китаем в 1950-1960-е годы), но в Дьенбьенфу они уже активно занимались траншейной войной, пройдя, по сути, ту же тактическую эволюцию, что и европейские армии четырьмя десятилетиями ранее.

 

С приходом американцев военные силы коммунистов на Юге действовали по уже привычной схеме - стараясь свести на нет полное превосходство противника в огневой мощи умелым использованием фактора неожиданности и локального численного превосходства. Многие сражения проходили по такой схеме; некоторые заканчивались тяжелыми потерями для войск США, некоторые - катастрофой для атакующих, а чаще всего результаты были слишком неопределенными. Одно из таких сражений, случившееся в марте 1967 года в "военной зоне C", стало наглядной демонстрацией того, где проходит грань между успехом и гибелью "людской волны".

 

* * *

 

Операция Junction City, начавшаяся 22 февраля 1967 года, была на тот момент крупнейшей операцией американских войск с начала боевых действий. Участвующие в ней силы должны были атаковать противника в "военной зоне C" (провинция Тэйнинь), нанести максимальные потери действовавшим здесь знаменитой 9-й дивизии и 101-му (северовьетнамскому) полку Армии освобождения Национального фронта освобождения Южного Вьетнама, уничтожить вражеские лагеря в этом районе, а также постараться найти Центральное управление Южного Вьетнама, главный штаб коммунистических сил на Юге. Для введения противника в заблуждение ей предшествовали две отвлекающие операции, Gadsden и Tucson, использованные для того, чтобы развернуть войска и организовать тыловое обеспечение в районе предстоящего наступления.

 

Операция состояла из трех фаз. Первая фаза проводилась в западной части "военной зоны C" силами главным образом 1-й и 25-й пехотных дивизий. Американцы использовали традиционную тактическую схему "молот и наковальня", только вместо "наковальни" была устроена "подкова": район был блокирован с запада, севера и востока, а его зачистка началась с юга. Результаты первых дней операции не были впечатляющими. Американские войска обнаружили ряд базовых лагерей НФОЮВ и захватили множество трофеев, однако противника не было видно. Вероятно, вьетнамцы избегали серьезных столкновений, чтобы перегруппироваться, оценить обстановку и атаковать, когда появится подходящая возможность. До конца первой фазы Junction City произошли два крупных сражений возле ручья Клок, кроме того, одно из подразделений 173-й воздушно-десантной бригады в неудачном бою понесло сравнительно высокие потери. Первая фаза операции подошла к концу в полночь 17/18 марта; по американским данным, за месяц противник потерял более 800 человек убитыми.

 

Во второй фазе цели операции остались прежними, изменился только район ее проведения - она была перенесена в восточную часть "военной зоны C". Вьетнамцы активизировали свои действия, устроив до конца марта три крупных сражения. Это было весьма характерной чертой Вьетнамской войны - хотя в роли атакующей стороны вроде бы выступали американцы, выбор места и времени очередной битвы в большинстве случаев оставался за НФОЮВ.

 

3-я бригада 4-й пехотной дивизии прибыла в Южный Вьетнам осенью 1966 года. Дивизия была развернута на Центральном нагорье, однако 3-я бригада оказалась гораздо южнее - в Заутиенге, что к востоку от Тэйниня, совсем рядом с "Железным треугольником" и "военной зоной C". Находясь в оперативном подчинении 25-й пехотной дивизии, бригада участвовала в операциях Attleboro и Cedar Falls. Во второй фазе Junction City ее зона ответственности располагалась в 25-30 км севернее Заутиенга. К западу от нее на дороге N 4 действовала отдельная 196-я легкая пехотная бригада, к востоку - 1-я пехотная дивизия. На 18 марта была намечена высадка подразделений в посадочной зоне "Сильвер" ("Серебро"), где планировалось создать базу огневой поддержки, а затем начать прочесывание местности на запад, в направлении дороги N 4. Перед высадкой зону должны были занять танковый и механизированный батальоны, но с этим вышла накладка. 18 марта оба батальона достигли реки Шамат, которую к исходу дня так и не сумели форсировать. Тогда высадка десанта была перенесена на следующий день и в другую посадочную зону, носившую обозначение "Голд" ("Золото"); она располагалась неподалеку от заброшенной деревни Шуойче. Предварительное занятие зоны наземными войсками исключили из плана операции.

 

19 марта 1967 года было католическое Вербное воскресенье. Утром того дня на участок вьетнамской земли, именуемый посадочной зоной "Голд", обрушилась получасовая артиллерийская подготовка. В ней участвовали 105-мм, 155-мм и 8-дюймовые гаубицы, выпустившие 354 снаряда. Далее за дело взялись две группы ударных вертолетов, тщательно обработавшие местность неуправляемыми ракетами и пулеметным огнем. При этом на земле были отмечены два вторичных взрыва (детонации), которые никого не насторожили. Авиационная бомбардировка почему-то была отменена. В 10 часов 15 минут десантная операция началась. К переброске 3-го батальона 22-го пехотного полка были привлечены двадцать вертолетов UH-1D "Ирокез" из состава 68-й и 118-й рот десантных вертолетов 145-го батальона боевой авиации. Первая волна приземлилась, высадила пехотинцев и поднялась в воздух без проблем. Вокруг царило спокойствие, никаких следов присутствия противника не наблюдалось. Казалось, что десантирование будет рутинным. В 10:38 вертолеты второй волны коснулись земли, и она взорвалась.

 

Майор Джо Боггз, командир 118-й роты десантных вертолетов:

68-я сделала заход в посадочную зону, высадила десант; взлетела и доложила: "посадочная зона холодная". Это сообщение было неожиданным и принесло некоторое облегчение. Я повел свою роту вниз, в посадочную зону. Когда я приземлился, солдаты покинули машину, и я едва начал взлет, когда позади меня произошел ужасающий взрыв. Радио ожило и сообщило, что три вертолета в середине нашего строя получили повреждения и горят. Я и оставшиеся машины 118-й сумели покинуть посадочную зону. У одного вертолета возникли проблемы с управлением, и ему пришлось быстро приземлиться на небольшом расстоянии от посадочной зоны. <...> [Эта операция] осталась в моей памяти как худший день 118-й при проведении боевых операций в период моего нахождение на должности командира (с октября 1966 по март 1967).

 

Просторные посадочные зоны являлись редкостью во многих районах Вьетнама, покрытых густыми лесами и джунглями. Партизаны иногда минировали их, используя при этом неразорвавшиеся американские снаряды и авиабомбы. Утром 19 марта посадочная зона "Голд" оказалась плотно заминирована. Вторая волна вертолетного десанта подорвалась на дистанционно управляемом взрывном устройстве, созданном на основе артиллерийского снаряда калибра 105 или 155 мм (по еще одной версии, это была 113-кг авиабомба). Последующие волны были встречены аналогичным образом - всего вьетнамцы подорвали пять взрывных устройств. Вертолеты подверглись и обстрелу с земли. Однако посадочную зону "сторожил", по-видимому, лишь небольшой отряд партизан, главной задачей которого был подрыв бомб. Несмотря на некоторый хаос, высадка десанта продолжалась, пехота очистила от противника прилегающий лес, и к 13 часам посадочная зона была объявлена безопасной. В результате тщательного прочесывания на ней были обнаружены два 175-мм артиллерийских снаряда и 19 81-мм минометных мин, подготовленных к дистанционному подрыву. Начало операции возле Шуойче было определенно не самым удачным. Точные потери при десантировании определить непросто; согласно ежемесячному пресс-релизу Командования по оказанию военной помощи Вьетнаму, погибли 14 человек (причем эта цифра подтверждается поименным списком), в других источниках говорится о 15 и даже 17 погибших, включая 7 членов экипажей и 10 пехотинцев. Раненых было от 23 до 28 человек. Практически все потери произошли при подрыве вертолетов, лишь 5 солдат получили ранения на земле при срабатывании мины. Безвозвратно потеряны 3 вертолета UH-1D и еще 13 получили повреждения от осколков или огня с земли. Предельно лаконичная вьетнамская версия этого события гласит, что американцы высадились на минном поле, потеряв 8 вертолетов и более 100 человек убитыми.

 

Заняв посадочную зону, американцы сразу приступили к строительству базы. День 20 марта прошел спокойно, за исключением одного инцидента. В середине дня командир 3-й бригады полковник Гарт увидел в двух километрах от базы группу солдат противника из 30-40 человек. Этот район был обстрелян артиллерией, и на следующий день его планировалось прочесать наземными подразделениями. Строительство баз огневой поддержки во Вьетнаме происходило очень быстро, так что к исходу 20 марта база "Голд" уже функционировала. Расстановка сил США вокруг нее была следующей.

 

- Общее управление всеми подразделениями в этом районе было возложено на 3-ю бригаду 4-й пехотной дивизии (полковник Маршалл Гарт).

- На базе находился 2-й батальон 77-го артиллерийского полка (подполковник Джон Весси), имевший на вооружении 18 105-мм гаубиц M101. Оборона базы осуществлялась 3-м батальоном 22-го пехотного полка (подполковник Джон Бендер) без роты C. Рота A занимала западную часть оборонительного периметра, рота B - восточную. В общей сложности гарнизон базы составлял менее 450 человек.

- 2-й батальон 12-го пехотного полка (подполковник Джо Эллиот) находился на некотором удалении от базы в целом к западу от нее. Он был переброшен сюда 20 марта для проведения наступательных действий в направлении дороги N 4. В разных источниках указывается противоречивая информация относительно его точной дислокации.

- 2-й батальон 34-го танкового полка (подполковник Рэймонд Стэйли) и 2-й батальон (механизированный) 22-го пехотного полка (подполковник Ральф Джулиан) все еще искали переправу через реку Шамат. Не сумев выполнить задачу по занятию посадочной зоны "Сильвер", оба батальона в течение 19 и 20 марта продвигались по западному берегу реки в поисках подходящего места для форсирования, чтобы присоединиться ко 2-му батальону 12-го пехотного полка в операциях к западу от "Голд". Группировка насчитывала две танковых и три механизированных роты (танковый батальон действовал без роты B), имевшие на вооружении 18 танков M48A3 "Паттон" III, несколько десятков бронетранспортеров M113, одну бронированную ремонтно-эвакуационную машину M88 и другую вспомогательную технику. Она продвигалась со скоростью в среднем два километра в день, что было обусловлено густой растительностью и техническими проблемами с танками. Как вспоминал 1-й лейтенант Дэнни Холлистер, танки поступили в его роту уже не новыми; за полгода пребывания во Вьетнаме они многократно подрывались на минах, получали повреждения от огня противотанковых гранатометов, да и постоянная езда по джунглям начинала сказываться, в результате чего срыв гусениц был довольно частым явлением. "Процесс ремонта был очень трудоемким - это может понять только танкист. В результате в тот день мы не выполнили поставленную перед нами задачу. Поскольку нашей задачей в целом было просто ездить по лесам, пока мы не наткнемся на кого-нибудь [на противника. - прим. пер.], это не имело никакого значения для общего хода войны, но, конечно, обеспокоило командира бригады".

 

В ночь на 21 марта на подступах к базе "Голд" несли дежурство два засадных патруля. Около 4 часов 30 минут патруль из 3-го взвода роты B 3-22 пб, находившийся в нескольких сотнях метров от базы, доложил о каких-то перемещениях возле своей позиции. До конца ночи все было спокойно. Следуя стандартной практике, за полчаса до начала утренних навигационных сумерек 3-22 пб был приведен в полную боевую готовность. Наступление рассвета принесло солдатам некоторое облегчение, поскольку силы НФОЮВ редко атаковали американские базы при свете дня. В 6:30 патруль, слышавший ночью чьи-то передвижения, собрался возвращаться на базу. В этот момент американцы заметили двух партизан, по которым начали стрелять, и тут же попали под ответный огонь, который велся буквально со всех сторон. Патруль стал отступать в сторону базы. Из одиннадцати человек, находившихся в его составе, пятеро не вышли к своим. По свидетельству командира роты B капитана Джеймса Шугарта, они остались прикрывать отход товарищей. В тот момент казалось, что ни у кого из них не было шансов остаться в живых. Патрулю из роты A повезло больше - он каким-то образом избежал столкновения с крупными массами противника, и через полтора-два часа сумел просочиться на базу.

 

Почти сразу после того, как первый патруль вступил в бой, начался интенсивный минометный обстрел базы. Менее чем через десять минут после начала стрельбы вьетнамцы пошли в атаку на американские позиции.

 

Специалист 4-го класса Ричард Стребе:

"Волны... Они шли волнами. Их не беспокоило, попадут в них или нет. Они получали ранение, отходили назад, перевязывались и опять возвращались к нам."

 

Вьетнамцы были осведомлены о высадке американских подразделений в посадочной зоне "Голд", и, очевидно, использовали прошедшие два дня для перегруппировки и наблюдения за активностью врага. Густой лес, окружавший базу, надежно укрывал их войска и позволил сосредоточить значительные силы для нападения. В одном из американских источников говорится, что в первой атаке участвовали два батальона, однако общие силы НФОЮВ в этом сражении насчитывали пять пехотных батальонов - все три батальона 272-го полка 9-й дивизии (вьетнамцы называют этот полк 2-м) и соединения 16-го полка, относительно которого известно, что ранее он был 101-м полком 325-й дивизии Вьетнамской Народной Армии (первым из нескольких соединений с таким обозначением), а смена нумерации произошла в 1966 году, однако американцы, очевидно, продолжали называть его 101-м. Огневую поддержку им оказывал артиллерийский полк, известный как U-80. Согласно показаниям пленных, в каждом батальоне было около 400 человек. Численность задействованных вьетнамских войск оценивалась в 2000-2500 человек. Управление операцией осуществлял командир 9-й дивизии полковник Хоанг Кам, ветеран Дьенбьенфу, офицер северовьетнамской армии, до 1965 года никогда не бывавший на Юге. Он имел все основания полагать, что при таком численном перевесе американцев не спасет ни артиллерия, ни авиация, решавшие исход многих сражений во Вьетнаме.

 

Атака происходила с нескольких сторон, основной удар наносился с востока. Это направление прикрывала рота B 3-22 пб, подразделения которой были размещены следующим образом: 1-й взвод удерживал юго-восточную часть оборонительного периметра, 2-й взвод, усиленный разведвзводом (для компенсации потерь, понесенных во время высадки 19 марта), занимал центральную часть, 3-й взвод был на северо-востоке. По центру вьетнамцам удалось незаметно подобраться довольно близко к периметру - командир разведвзвода сообщил, что по его солдатам открыт огонь с дистанции 30-40 метров. Однако наиболее тяжелая ситуация складывалась на участке 1-го взвода. Он с трудом сдерживал противника, и около 7:00 ему на помощь была отправлена резервная группа 2-77 аб, насчитывавшая 12 человек - этот маневр как раз был отработан накануне.

 

Тем временем информация о нападении на базу огневой поддержки достигла штаба бригады. Полковник Гарт вместе с бригадным сержант-майором Биллом Вудсом сел в вертолет OH-23 и отправился к месту сражения, чтобы лично разобраться в происходящем. Артиллерия с соседних баз подключилась к контрбатарейной борьбе, открыв огонь по заранее намеченным открытым участкам в джунглях, которые противник мог использовать в качестве позиций для минометного обстрела "Голд". Огневую поддержку оказывали четыре батареи:

 

- Батарея B 3-го батальона 13-го артиллерийского полка (155-мм гаубицы M114)

- Батарея С 1-го батальона 8-го артиллерийского полка (105-мм гаубицы M101)

- Батарея B 2-го батальона 32-го артиллерийского полка (8-дюймовые САУ M110 и 175-мм САУ M107)

- Батарея B 2-го батальона 35-го артиллерийского полка (155-мм САУ M109)

 

После 7 часов над базой "Голд" появился самолет-авианаводчик O-1 "Берд Дог", вылетевший с аэродрома Заутиенг. Погода не благоприятствовала работе авиации - небо закрывала густая облачность, нижняя кромка которой находилась в пределах от 250 до 500 метров. Тем не менее, ударные самолеты были на подходе, и они очень требовались защитникам базы - как раз в это время вьетнамцы прорвали оборону 1-го взвода. Ситуацию спасло своевременное прибытие резервной группы артбатальона, сразу начавшей контратаку. Это были повара, клерки и прочий тыловой персонал, взявший в руки оружие и воевавший наравне с пехотинцами и артиллеристами. 3-й взвод тоже испытывал трудности, и его командир не был уверен, сколько они еще смогут продержаться. В 7:15 над полем боя пронеслась четверка истребителей-бомбардировщиков F-5C "Фридом Файтер" из 10-й истребительной эскадрильи "воздушных коммандос", базировавшейся в Бьенхоа (это была единственная эскадрилья ВВС США в Юго-Восточной Азии, летавшая на F-5). Они атаковали вьетнамскую пехоту обычными бомбами и напалмом. Благодаря усилиям американской артиллерии минометные точки НФОЮВ были в основном подавлены, но вьетнамцы продолжали обстреливать базу из безоткатных орудий и ручных гранатометов. Положение обороняющихся стабилизировалось, и в сражении наступило некоторое затишье, продлившееся полчаса.

 

Согласно журналу боевых действий бригады, в 7 часов 40 минут силы НФОЮВ возобновили атаку. Примерно в 7:45 самолет-авианаводчик был поражен зенитным огнем и упал в джунгли в километре от базы - теперь американские наземные подразделения остались без авиационной поддержки. Чтобы компенсировать потерю, капитан Шугарт запросил артиллеристов открыть огонь кассетными снарядами XM546 "бихайв" ("улей"). Эти снаряды предназначались для стрельбы по скоплениям пехоты, каждый из них содержал восемь тысяч стреловидных поражающих элементов. Шугарт принял решение использовать их в секторе 1-го взвода и приказал его командиру прятать своих людей в укрытия. "Бихайвы" полетели в атакующих и произвели сокрушительный эффект; после боя американцы находили трупы солдат НФОЮВ с руками, прибитыми стальными стрелами к груди. Однако вьетнамцы продолжали натиск, не считаясь с потерями. Около 8 часов они прорвались на позицию 3-го взвода и заняли несколько одиночных окопов в ее центре. Подразделению срочно требовалась помощь. К нему была направлена резервная группа роты A из 20 человек, а затем артиллерия открыла огонь "бихайвами" в его секторе. Бой продолжался уже более полутора часов, и к 8:20 на восточном участке оборонительного периметра, удерживаемом ротой B, сложилась тяжелая ситуация - американские подразделения едва сдерживали атаки противника, и у них уже заканчивались боеприпасы. Капитан Шугарт приказал всем своим взводам отходить на запасные позиции (этот маневр тоже был отработан днем ранее).

 

Пока американские подразделения на востоке отступали, войска НФОЮВ прорвали оборону с севера. Вьетнамцам удалось захватить 12,7-мм счетверенную зенитную пулеметную установку M55, которую они тут же попытались развернуть, чтобы использовать против защитников базы. Выстрелом одной из гаубиц с дистанции 75 метров установка была уничтожена. От продолжающегося обстрела базы детонировали запасы 105-мм снарядов. Несмотря на это, артиллеристы стояли в полный рост у своих орудий (с которых были сняты орудийные щиты для уменьшения массы при транспортировке по воздуху) и продолжали стрелять прямой наводкой по волнам солдат НФОЮВ. Местами завязывались рукопашные схватки; так, рядовой 1-го класса Эдвард Эдвардс забил одного противника до смерти прикладом винтовки. Какой-то подполковник - не уточняется, Весси или Бендер - появился из своего бункера, схватил винтовку M14 и заорал: "Вот он я, маленькие сучки. Придите и возьмите меня". Относительно Весси точно известно, что он лично встал к гаубице, чей расчет был выведен из строя, и вместе с сержантом 1-го класса Рэймондом Чайлдрессом начал бить из нее по противнику. До того, как гаубица была поражена вражеским огнем, они вдвоем выпустили свыше 200 снарядов. В другом эпизоде боя Весси огнем из гранатомета уничтожил три позиции гранатометчиков противника.

 

К 8:40 солдаты роты B 3-22 пб завершили отступление, закрепившись непосредственно возле орудий и пополнив у артиллеристов запас боеприпасов. Через пять минут в небе возник самолет-авианаводчик, посланный для замены сбитого. А наземным маршрутом уже выдвигались подкрепления. 2-12 пб был проинформирован об атаке на базу "Голд" в 6:55 и получил приказ идти на помощь ее защитникам. Согласно официальной версии, через пять минут после этого батальон подвергся минометному обстрелу (выпущено 16 мин). Билл Комо, радист при роте A, насчитал примерно 25 артиллерийских снарядов, упавших на позиции его подразделения. Спустя многие годы ему стало известно, что по трагической случайности рота оказалась в одной из точек, которые были заранее определены как потенциальные места размещения минометов НФОЮВ, и после начала боя по ней отработала американская артиллерия. Один солдат погиб, несколько получили ранения. После некоторой задержки, вызванной эвакуацией потерь, рота C возобновила движение, еще через какое-то время за ней последовала рота A. Батальон шел по кратчайшему маршруту через густые заросли бамбука, избегая троп, на которых его могли подстерегать засады. Одна засада действительно была обнаружена с воздуха, и по ней отбомбилась авиация. Характер местности не способствовал быстрому движению, как и эпизодически встречавшиеся по пути вьетнамские снайперы. На преодоление расстояния до базы (по разным источникам, от полутора до трех километров) у батальона ушло около двух часов.

 

Механизированная группировка тоже получила распоряжение полковника Гарта об экстренном выдвижении к "Голд". Примерно в 7:00 место ее расположения подверглось минометному обстрелу, не причинившему никакого ущерба, однако заставившему танкистов рассредоточить свою технику. Затем соединение начало выдвигаться к месту переправы через Шамат, найденному разведчиками. Танки и бронетранспортеры двигались через заросли на предельно возможной скорости. Экипажам было приказано в случае неисправности бросать свою машину и садиться на какую-нибудь другую из состава колонны. Американские источники дают скупое описание марша и форсирования. Насколько можно понять, рота C 2-22 пб с приданным ей танковым взводом действовала отдельно от основных сил и находилась намного ближе к базе; она нашла переправу и форсировала реку без затруднений, а вот основная группировка была готова пойти для этого на нестандартные меры. Планировалось затопить на середине реки бронетранспортер M113, который затем хотели использовать как опору для импровизированного моста, созданного двумя мостоукладчиками. До этого дело не дошло, так как в последний момент разведчики наконец обнаружили место, пригодное для переправы.

 

К 9 часам положение оборонявшихся оставалось сложным. На их позиции накатывались все новые волны вьетнамцев, шедших вперед с потрясающим упорством. Некоторые солдаты несли своих раненых товарищей в атаку на спине. У артиллеристов закончились "бихайвы", и они переключились на фугасные снаряды. Поврежденные орудия поддерживали в боеспособном состоянии, снимая механизмы с уничтоженных. После двух часов боя американские пехотинцы испытывали острую нехватку боеприпасов, у многих солдат в восточной части оборонительного периметра оставалось по два магазина и одной гранате, и более половины солдат в этом секторе были вынуждены вооружиться автоматами и винтовками, захваченными у убитых противников. Отдельные бойцы НФОЮВ подобрались к командному пункту 3-22 пб на расстояние гранатного броска и находились всего в пяти метрах от батальонного медпункта. После окончания сражения американцы обнаружили 26 убитых врагов в радиусе пятидесяти метров от центра управления огнем 2-77 аб. Несмотря на это, рота B продолжала оборонять восточную часть периметра, а рота A на западе успешно отразила отвлекающий и вспомогательный удары. Прибытие нового передового авианаводчика на смену сбитому позволило активизировать поддержку осажденной базы с воздуха. Ганшип AC-47 поливал скопления живой силы противника пулеметным огнем, "Фантомы" и "Супер Сейбры" атаковали их напалмовыми баками и бомбовыми кассетами. Майор Роберт Мейер, связной офицер 3-й бригады 4-й пехотной дивизии, приводил эмоциональное (и, возможно, поэтому несколько преувеличенное) свидетельство одного солдата, наблюдавшего боевой заход звена F-100: "На меня шли, наверное, пять сотен их [вьетнамцев], и этот парень сбросил напалм прямо на них, и я их больше не видел". У самого Мейера остались яркие воспоминания о действиях авиации в небе над базой "Голд":

"По моему первому впечатлению, кому-нибудь наверняка предстояло погибнуть здесь в воздушном столкновении. Я представлял себе, где расположена посадочная зона, и увидел одного авианаводчика и два вертолета к югу от нее, круживших на очень малой дистанции друг от друга. Я еще не знал, что они были над сбитым авианаводчиком. Непосредственно над районом битвы я увидел два других O-1. Один из них пилотировал наш наводчик, капитан Сэгер, а второго я так и не опознал. И еще там были семь вертолетов, летавших над этим маленьким ограниченным участком. Затем прямо посреди всего этого появилось звено F-4..."

 

В 9:01 из леса к югу от базы "Голд" вышли солдаты 2-12 пб и направились к западной части периметра, на ходу стреляя по обнаруженному противнику. Спустя одиннадцать-двенадцать минут в какофонию боя вклинился нарастающий гул моторов. Гремя огнем, сверкая блеском стали, на прогалину ворвались "Паттоны", а за ними - M113. Внезапно появившаяся лавина бронетехники (в общей сложности 70-80 единиц) вызвала совершенно одинаковые ассоциации у наблюдавших ее защитников базы. Подполковник Бендер восхищенно говорил: "Это было как в вечернем кино по телевизору. Американская кавалерия прискакала на помощь". Ему вторил участник сражения Марио Салазар: "Сцена напомнила мне старый ковбойский фильм, в котором индейцы окружили караван повозок, и тут кавалерия приходит на помощь". Танки и бронетранспортеры двигались вокруг базы против часовой стрелки, сметая все на своем пути. Железная волна столкнулась с людской. "Паттоны" на полном ходу стреляли из пушек и пулеметов, давили противника гусеницами, солдаты кидали гранаты с бронетранспортеров. Для вьетнамцев, атаковавших базу с востока, появление у них на левом фланге крупного вражеского механизированного соединения стало полной неожиданностью. Они были застигнуты на открытой местности, где не имели никаких шансов выстоять. Большинство развернулось и побежало назад, под защиту лесной чащи. Многим не суждено было добраться до нее. Некоторые отчаянные головы пытались забраться на бронетехнику, и американцам пришлось сбивать их оттуда огнем и даже шанцевым инструментом. Анатоль Кононенко, служивший корректировщиком минометного огня при 2-22 пб, видел, как два "Паттона" стреляли друг в друга картечными снарядами, уничтожая залезших на броню вьетнамцев.

 

Пока танкисты разбирались с отступающими силами НФОЮВ, подразделения 3-22 пб организовали зачистку территории базы от разрозненных очагов сопротивления. К 9:30 они вышли к своим старым позициям на восточном краю периметра, брошенным в ходе боя. Следом за этим на базу прибыл полковник Гарт. Он приказал использовать свой UH-1 для эвакуации раненых, а сам остался управлять войсками с земли. Сражение уже затихало. Авиация и артиллерия продолжали бомбить отступающих солдат НФОЮВ, а американские наземные подразделения принялись осматривать поле боя. Вспоминает Марио Салазар: "Когда я вышел из бронетранспортера, то увидел нескольких врагов, находящихся на последнем издыхании. Кое-кто из наших солдат бродил вокруг, удостоверяясь, что это их последний вздох. <...> В некоторых оборонительных ячейках трупы лежали слоями - наш мертвый солдат на дне, мертвый вьетконговец на нем, и живой американский солдат сверху, имея едва свободного места, чтобы лечь...". К северу от базы был обнаружен брошенный вьетнамцами полевой медицинский пункт. Там, где засадный патруль вступил в первый контакт с вражескими силами и потерял пять человек, оказались четверо убитых и чудом выживший рядовой 1-го класса Эдвард Уотсон, прятавшийся под трупами. Разведывательный взвод 2-22 пб направился к месту падения сбитого самолета-авианаводчика. Он добрался туда, по дороге вступив в короткую стычку с отступающими бойцами НФОЮВ и пережив одиночный выстрел из РПГ по одному из бронетранспортеров, прошедший мимо цели. Как и следовало ожидать, экипаж "Берд Дога" погиб при крушении. Самолет был буквально изрешечен пулями. Погибших летчиков эвакуировали, обломки уничтожили.

 

Подсчет трупов вьетнамских солдат - главного мерила успеха в глазах высшего американского командования и Пентагона - занял довольно много времени, из-за чего цифры в источниках разнятся. К исходу 21 марта насчитали 596 тел, и даже пять дней спустя в окрестностях базы продолжали находить трупы и оружие. Окончательное число обнаруженных трупов варьируется от 631 до 654, наиболее часто указывают 647. Для войск США (но не для южновьетнамцев) это было рекордное число убитых в одном бою врагов с начала войны, и очень вероятно, что данный рекорд никогда не был побит. Предполагалось, что еще порядка 200 погибших солдаты НФОЮВ смогли унести во время сражения. Определить, какое оружие нанесло атакующим наибольший урон, не представляется возможным. На счет авиации формально записали 108 подтвержденных убитых и около 100 предположительных, хотя это не более чем грубая прикидка. Все трупы были похоронены в двух больших братских могилах. Подобные захоронения до сих периодически находят в южной части Вьетнама. 10 вьетнамцев попали в плен, двое из них впоследствии умерли от полученных в бою ранений.

 

Американцы захватили следующие трофеи (цифры приведены в основном согласно рапорту штаба 3-й бригады 4-й пехотной дивизии от 29 марта 1967, в скобках указаны данные исследования ВВС США "Operation Junction City", если они не совпадают):

 

Гранатометы РПГ-2 - 50 (41)

Легкие пулеметы - 30 (тип не уточняется; по описаниям участников сражения и фотографиям - в основном РПД и ДПМ)

Автоматы АК-47 - 49 (50)

Пулеметы BAR (США) - 13

Автоматические винтовки M14 (США) - 5

Карабины СКС - 12

7,92-мм винтовки (Китай) - 13

Гранатометы M79 (США) - 2

Дробовики 12-го калибра (США) - 3

Пистолеты P38 (Германия) - 3

Винтовки M1 (США) - 10

12,7-мм пулеметы - 2

Патроны - 31 000

Ручные гранаты - 1900

Выстрелы РПГ - 580

82-мм минометные мины - 40

75-мм снаряды - 40 (34)

57-мм снаряды - 28

Мины DH-10 - 21

Мины DH-2 - 8

 





Читайте также:
Примеры решений задач по астрономии: Фокусное расстояние объектива телескопа составляет 900 мм, а фокусное ...
Основные направления модернизма: главной целью модернизма является создание...
Ограждение места работ сигналами на перегонах и станциях: Приступать к работам разрешается только после того, когда...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-16 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.044 с.