Переведено для группы: https://vk.com/bellaurora_pepperwinters




Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!


Будешь ли ты ждать?

Студенка колледжа Хоуп Камден неумолимо серьезна, безмерно застенчива, и ей срочно нужно открыть в своем характере более смелые качества. По крайней мере, так ей говорит ее сестра, которая уговаривает Хоуп поехать и провести незапланированные рождественские каникулы в горах Голубого Хребта.

Планы Хоуп, погрузиться в чтение книг на все каникулы, рушатся, когда она встречает Джека Фримэна, восхитительного и загадочного пилота военного вертолета, который останавливается в том же отеле. Что предполагалось, как спокойные рождественские каникулы превращается в судьбоносное событие для Хоуп и Джека. Так в чем загвоздка? Джек собирается на войну и нет никаких гарантий, что он сможет вернуться обратно.


Содержание:

 

1 глава. 4

2 глава. 7

3 глава. 10

4 глава. 13

5 глава. 16

6 глава. 20

7 глава. 24

8 глава. 28

9 глава. 32

10 глава. 37

11 глава. 44

12 глава. 48

13 глава. 54

14 глава. 59

Эпилог. 63

 


 

Наши дни

 

Двери лифта плавно разъезжаются, и я выхожу, направляясь в большой зал отеля, нервно проводя руками по своим джинсам. Цоканье каблучков раздается по плиточному полу, производя ритмичный звук, который мне помогает немного сосредоточиться на том, что вскоре случится. Бросая украдкой взгляд на куполообразный и блестящий потолок вестибюля отеля, я ощущаю, что меня переполняет чувство трепета от великолепия пространства комнаты. Я прохожу мимо потрясающего по своей красоте огромного камина, который может уместить в себя целую футбольную команду старших классов. Также перед камином находятся несколько кресел-качалок, расположенных рядом друг с другом, в которых сидят постояльцы гостиницы и спокойно общаются между собой, наблюдая за потрескивающими поленьями и извивающимися языками пламени. Потрескивающие звуки поленьев в камине и гул, который стоит от дружелюбной болтовни постояльцев, успокаивает и вносит нотку веселья.

Это вселяет в меня надежду.

Потому что все, что происходит в данный момент, навевает мне воспоминания о том, что происходило год назад, когда в канун Рождества, я встретила восхитительного парня, с которым уверена, готова провести остаток своей жизни.

Сегодня канун Рождества и тут находится огромное количество человек, намного больше, чем я могла представить себе. Но отель «Мангров Инн» находится в живописном городке Эшвилл, Северная Каролина, тут все выглядит так, словно рождественская мечта воплотилась в реальность. Главный холл отеля называется так, потому что он реально огромный. Просторная, возвышающаяся почти до уровня трех этажей комната, увенчана арочным потолком и вмещает в себя расположенные по обеим сторонам уютные, огромного размера камины, которые соответствуют размеру здания. В центре комнаты потрясающие низкие кожаные диванчики и, находящиеся в разных углах, удобные столы, для того, чтобы постояльцы могли расслабиться и любоваться отелем. Рождественские елки стоят на каменном полу, украшенные красными, зелеными, голубыми и серебристыми стеклянными игрушками. В конце холла с западной стороны окна, во всю высоту от потолка до пола, открывают красивый вид на заходящее солнце, которое ярко освещает горы голубого хребта.

Я подхожу к бару, который располагается в углу холла, и присаживаюсь в конце. В который раз, судорожно потираю руки, и как бы я ни хотела нервничать, но я ничего не могу поделать с данным фактом. Правда в том, что желудок скручивается узлами, и сердце так стучит в груди, что готово взорваться в любое из следующих мгновений. Потому что есть шанс, крошечный, но, тем не менее, что я вновь увижу Джека сегодня вечером. А это все, чего я желала весь прошедший год.

Когда бармен подходит ко мне, я заказываю бокал Каберне. Он спрашивает у меня удостоверение личности, и я охотно показываю ему его, вытаскивая из заднего кармана. Месяц назад мне исполнилось двадцать два, поэтому я не удивлена его просьбой. После того, как он ставит передо мной сверкающий бокал с рубиновой жидкостью, я делаю маленький глоток терпкого алкоголя, чтобы успокоить нервы. Я отрицаю желание выпить все залпом, чтобы опьяняющая эйфория продлила мою поддельную смелость.

Пока я делаю крошечные глотки терпкой жидкости, я поглядываю на вход в вестибюль. Каждый раз, когда двери открываются, я переполняюсь надеждой того, что Джек войдет в двери.

Я расстроена, и с каждой минутой, что он не появляется, мое расстройство только растет.

Я допиваю вино и кивком подаю знак бармену, чтобы он налил еще. Когда он ставит еще один бокал передо мной, я ощущаю, что за моей спиной кто-то стоит, затем ощущаю, что он подходит к бару. Я точно могу сказать, что это мужчина, потому что чувствую тонкий аромат мужского одеколона, он занимает место рядом со мной. Я закрываю глаза и делаю глубокий вдох.

Джек.

С волнением, что переполняет и сдавливает мою грудь, я открываю глаза и с улыбкой, которая озаряет мое лицо, поворачиваюсь к парню. Он поворачивает ко мне и осматривает меня оценивающим взглядом, но улыбка сходит с моего лица, и мое сердце в одно мгновение ухает вниз.

Это не Джек, и я не могу ничего поделать, я ощущаю себя раздавленной этим разочарованием.

Я дарю мужчине виноватую улыбку и бормочу:

— Простите, я приняла вас за другого.

— А… Очень жаль,— произносит он. — Улыбка, которую вы мне подарили, заставила меня поверить в чудеса и Санту.

Мужчина, который сидит возле меня очень милый и привлекательный, у него приятный голос. Незнакомец флиртует со мной, и, судя по тому, как он одет, он определенно богат и искушен. Он мечта каждой девушки.

Но он не Джек.

Я прилагаю все усилия, чтобы улыбнуться уголками губ, надеясь, что он оставит меня в покое. Вместо этого он протягивает мне руку.

— Я Крис.

Мое хорошее воспитание берет вверх, к слову, моя мама могла бы гордиться мной, я пожимаю его руку в ответ.

— Хоуп.

— Какое красивое имя. Оно подходит такой обворожительной девушке, которая сидит рядом со мной.

Я смотрю в его сторону — и надеюсь последний раз — взглядом полным вины.

— Прости. Но я жду одного человека. Моего парня.

Улыбка Криса остается доброй и теплой, но в его глазах вспыхивают искорки понимания, затем он поднимается на ноги со стула.

— Какая жалость, что упустил тебя, так и не узнав. Хорошего вечера.

— Спасибо, — говорю я тихо, когда он удаляется к противоположному концу бара.

Я слегка качаю головой. Если бы я была другой женщиной, то его слова растопили бы мое сердце, которое так тоскует по другому парню. Если бы Джек сидел рядом со мной и сказал эти слова, то я бы давно сама забралась к нему на колени и крепко поцеловала бы. Но ни один из этих сценариев не осуществим, я поворачиваюсь к бару, беру в руку бокал с вином, чтобы сделать еще один глоток. На вкус вино отдается терпкой горечью, так же как и мои чувства в данную минуту.

Над кем я сейчас издеваюсь, сидя тут? Кого смешу? Джек не придет, даже если бы он остался жив, он бы не пришел ко мне, я всего лишь девочка, скорее всего одна из многих, с которой он позабавился и забыл.

Я жалкое подобие женщины, которая изнывает от любви к мужчине, которого не то что не видела, с которым даже не разговаривала год. Мужчине, который так легко завоевал мое сердце, покорил мою душу, затем с такой же легкостью вырвал его и кинул к моим ногам.

А затем он просто покинул меня.

Когда он ушел, он бросил мне на прощание скупые строчки из письма, в котором говорилось, чтобы я не думала о нем. Он сказал мне не ждать. Единственная вещь, которую он предложил мне в качестве хрупкой надежды, было предложение, если он останется жив, встретиться в канун Рождества на том же самом месте, где мы встретились год назад... здесь, в отеле «Мангров Инн».

Он сказал мне:

— Хоуп... я буду здесь на следующий год в канун Рождества. И тогда мы сможем двигаться дальше вдвоем, только в этом случае у нас будет будущее. Но только, если я смогу вернуться. ТОЛЬКО, ЕСЛИ Я ВЕРНУСЬ.

Его слова отдаются в моей голове отголосками, что рождают еще большую пустоту в моем сознании. Я потягиваю вино и жду, когда мое заветное желание исполнится. Я хочу встретить его еще раз. У меня нет ни одной мысли о том, как я поведу себя, если он все-таки придет. Все, на что я способна в данный момент, это уповать и верить всем сердцем и душой на рождественское чудо. Сохраняя в себе надежду, которую я пронесла и сохранила спустя год ожидания, я верю, что он войдет в эти двери.

Я прикрываю глаза снова, лениво проводя пальчиком по кромке бокала с вином.

Я мысленно возвращаюсь к тому дню, когда я впервые познакомилась с Джеком.

 

 


372 дня назад

 

— Оу, Хоуп. Посмотри на это!

Я отрываюсь от своего айфона и смотрю в окно такси, когда мы подъезжаем к «Мангров Инн». Отель просто огромный, светло-серое каменное строение покрыто красной крышей, на которой виднеется немного снега, что остался с прошлого снегопада, и теперь на карнизах красуются пушистые снежные шапки.

Главное здание «Мангров Инн» высотой в шесть этажей и построено почти сто лет назад. С течением времени, здание достраивалось и претерпевало разительные изменения, новая часть курорта тянется к дальней части горы, также там имеется в наличии подземный этаж, который оснащен спа-комплексом мирового уровня.

Моя сестра, Одри, практически приклеилась к окну такси, настолько она захвачена красивым пейзажем. Я довольно вздыхаю, наслаждаясь ожиданием предстоящих рождественских каникул, которые будут проходить в атмосфере сказки и волшебства.

Я здесь только потому, что меня позвала с собой Одри. Она была приглашена на роль подружки невесты, своей лучшей подруги. Рождественская свадьба будет, определенно, уникальной. Я совсем не знаю невесту, Дженну, но у меня был выбор поехать сюда с Одри или же провести рождественские каникулы вместе с моими любимыми родителями на тропическом острове Сент-Джон в Карибском море. Они любители в Рождество понежиться на солнышке.

И в то время как у идеи провести каникулы на тропическом острове были свои достоинства, я бы не упустила возможность увидеть снег на Рождество, причем нужно добавить — в первый раз в своей жизни. И плюс Одри была не только моей сестрой, она также и моя самая лучшая подруга. Я люблю своих родителей, но мой выбор был предрешен еще с первых минут, я выбрала Одри.

Когда такси тормозит у входа, дверь Одри открывает симпатичный носильщик, который одет в темно-зеленую кутку на меху, что согревает его от жгучего мороза. Он протягивает ей руку в перчатке, и Одри с кокетливой улыбочкой принимает ее. Я закатываю глаза на ее действия и, усмехаясь про себя, поворачиваюсь к водителю такси, чтобы оплатить поездку, протягиваю ему деньги и говорю с теплотой в голосе: «Счастливых праздников», перед тем, как выскользнуть с заднего сиденья.

Одри весело общается с носильщиком, пока он несет наши чемоданы. Я засовываю руки в карманы, чтобы немного согреться, наблюдая за тем, что происходит вокруг меня. Из здания отеля выходят еще несколько носильщиков и стоят в ожидании все прибывающих и прибывающих машин — Мерседесов, Ауди, БМВ, сразу видно, что этот курорт определенно для состоятельных людей, потому что пока только мы приехали на такси, поскольку совсем недавно наш самолет сделал посадку в аэропорту Эшвилла.

Я чувствую себя немного неуютно здесь. Хотя мы с Одри не испытываем недостатка в деньгах. Наши родители педиатры и у них успешная частная практика в Орландо, откуда мы родом. Все равно чувство растерянности и печали не покидают меня, к тому же это первый раз, когда я путешествую без родителей.

Одри, по-видимому, чувствует себя словно рыба в воде, когда следует за носильщиком и показывает мне жестом не мешкать, чтобы я поторапливалась за ними. Располагая ремешок сумочки удобнее на плече, я быстрым шагом направляюсь к парадному входу «Мангров Инн». Когда я подхожу ближе, я поражена величием огромного здания, завороженно осматривая каменную кладку. Отель, несомненно, является памятником искусства, и это грандиозное осознание заставляет меня ощущать себя ничтожной песчинкой по сравнению с красотой и величием этого здания.

Я замираю пораженная до глубины души, затем делаю неуклюжий шаг... к великому сожалению, грация никогда не была моей сильной стороной, я спотыкаюсь, так как носок моего ботинка цепляется за каменную ступеньку. Мой разум наполняется образами того, как я падаю на пол перед этими людьми, отчего на душе становится ужасно стыдливо, а слезы застилают глаза, заволакивая взор. Но мне было не суждено упасть, потому что меня подхватывает пара сильных рук.

Тот факт, что мое неудавшееся падение было остановлено, никак не успокаивает мое грохочущее сердце, которое отстукивает миллион ударов в минуту. Теплые ладони удерживают крепко мои предплечья, но в то же время нежно сжимая их, я поднимаю взгляд, чтобы посмотреть на лицо моего спасителя и проговорить банальную, но все же сердечную благодарность от такого неловкого падения. Я поднимаю глаза, и в тот момент, когда наши взгляды встречаются, меня пронзает ощущение, словно теплое солнце согревает меня яркими лучами, слова застревают у меня в горле, и я с неподдельным удивлением смотрю на мужчину, что крепко удерживает меня.

Он олицетворение чистой мужественности и всепоглощающей мужской силы — это первая мысль, что приходит мне в голову. Он очень высокий и у него короткая стрижка, на висках у ушей волосы подстрижены немного короче, ежик темных волос смотрится потрясающе, хочется провести пальцами по нему и затем опуститься, прослеживая кончиками пальцев линию скулы. Его глаза серо-голубого оттенка, но сейчас они цвета чистого голубого неба в солнечный день. Но я могу поклясться, что когда на улице дождь и небо цвета стали, то его восхитительные глаза становятся серебристого оттенка. Его длинные, густые темные ресницы красиво обрамляют большие глаза. Они настолько яркие и изумительные, что создается впечатление, что он пользуется подводкой для глаз, в такие минуты женская зависть распускается пышным цветком, потому что несправедливо, что парням достаются такие восхитительные глаза. Я чувствую, что мне пора бы сказать хоть что-то, выдавить хоть звук или гребанное слово, но я словно девчонка в лавке со сладостями, захвачена врасплох его красотой. Я возвращаюсь в реальность, когда он дарит мне самую милую и теплую улыбку, обнажая ровный ряд белоснежных зубов.

— Ты в порядке? — интересуется незнакомец с неподдельным беспокойством.

— Э… думаю да, кажется, мне нужно быть более внимательной и смотреть, куда я иду.

Я все еще ощущаю, как его крепкие руки держат меня, затем он говорит бархатистым, немного хриплым голосом:

— Да, это очень трудно не засмотреться на такое величие, правда?

— Определенно, архитектура поражает воображение.

Мужчина, наконец, выпускает меня из своего кольца рук, отступая назад. Это позволяет мне лучше рассмотреть его. Он молод, но определенно старше меня на пару тройку лет. Он одет в сине-зеленую армейскую куртку, сверху виднеется кремовый свитер, крупной вязки и образ дополняют темные джинсы, которые прекрасно подчеркивают его мускулистые ноги.

Мы смотрим друг на друга неприлично долгое время, и я даже не представляю, что могу сказать ему. Но момент разрушен, когда другой парень подходит к нему и хлопает его по спине, из-за чего он отводит от меня взгляд.

— Джек, ты готов идти?

Он поворачивается к другу и говорит:

— Определенно.

Затем поворачивается ко мне и дарит умопомрачительную улыбку, перед тем как последовать за своим другом. Он уходит с ним, не оборачиваясь, удаляясь в сторону парковки, что позволяет мне рассмотреть его вид сзади... и нужно сказать задница у него отличная.

— Хоуп, пойдем. Нам нужно зарегистрироваться

Я смотрю на главный вход в отель, где стоит Одри и недовольно ждет меня. Она перекидывает через плечо свои медового оттенка светлые волосы и подмигивает еще одному носильщику, который проходит мимо нас

Я смеюсь. Моя сестренка такая кокетка.

Вообще, она не просто кокетка, она настоящая коварная искусительница

Одри всегда была своенравной и необузданной, а я просто скромной девчонкой. Все время, пока мы учились в колледже, она постоянно веселилась на вечеринках, на моей памяти она влюблялась и расставалась больше раз, чем я могла запомнить. Когда ей наконец надоели все ее расставания, она поняла, что сможет выдержать и принять единственные отношения, на которые у нее хватит терпения — свободные, не ограниченные никакими условностями. Она старше меня на два года, очень дерзкая, общительная, сексуальная, и не жалеет ни об одном из перечисленных качеств. Она принимает все как данность.

Я полная ее противоположность. У меня нет красивых золотистых волос или наполненных задорным блеском зеленых глаз, нет пухлых губ, которые так забавно можно надувать, когда обижаешься, также я не являюсь обладательницей груди третьего размера. Во мне нет ничего примечательного. Мои волосы и не светлые и не каштановые. Они простого серого цвета, единственное их достоинство они густые и длинные и волнистые от природы, я могу делать с ними что захочу. Мои глаза что-то среднее между золотисто-карими и шоколадными, или как говорят цвета болотной грязи, знаю, что звучит не очень романтично, но я не вижу в своей внешности ни одного достоинства. Я среднего роста и обычной комплекции.

Вообще я... довольно непримечательная, в отличие от моей красавицы сестры.

Устраивая сумочку поудобнее на плече в который раз, я направляюсь к Одри, теперь уже более внимательно смотря куда иду. Не могу ничего поделать, мои мысли возвращаются обратно к парню, который подхватил меня... Джек. Я все думаю, а встречу ли я его опять. В самом начале мои планы на эти каникулы были очень простыми, просто валяться на кровати и читать интересные книги, плюс немного вина. Но сейчас я не могу ничего поделать с собой, все мои мысли крутятся вокруг того, а если мы встретимся еще раз, как это будет. Я чувствую, как в душе все трепещет от зарождающегося волнения, но мой мозг вопреки всему пытается задавить все фантазии на корню, но сердце и душа продолжают пульсировать надеждой на встречу.

 

 

Мы с Одри зарегистрировались и тот же носильщик, с которым она флиртовала чуть ранее, провожает нас до комнаты. Отец Дженны заплатил за номера для всех до конца недели, пока будет длиться свадебная вечеринка. Он богатый до неприличия бизнесмен, который сколотил свое состояние на косметике и электронике.

Знаю, странная комбинация.

Когда наши сумки доставлены в комнату, Одри начисто забывает о носильщике и направляется к окнам, чтобы посмотреть на потрясающий пейзаж гор Голубого хребта, что открывается перед нами. Я поворачиваюсь, чтобы расплатиться с ним и протягиваю ему десятидолларовую банкноту. Я думаю, как и везде тариф тут два бакса за одну сумку багажа, но так как Одри, как всегда, набрала четыре сумки против моей одной, поэтому такой и счет. Когда симпатичный носильщик берет деньги, он бросает последний взгляд, наполненный томительным желанием, в сторону Одри, перед тем как развернуться и выйти из комнаты.

Когда двери закрываются, Одри поворачивается ко мне.

— На этой неделе мы отлично повеселимся, Хоуп. Мне не терпится, когда мы, наконец, пойдем кататься на лыжах, и мне уже посоветовали, что нам стоит наведаться в город, там просто шикарные бары. Оу, и нам обязательно стоит посетить Билтмор. Я слышала, что там очень красиво в Рождество, а еще нам нужно посетить...

Не обращая внимания на Одри и ее болтовню, я начинаю распаковывать мою единственную жалкую сумку. Одри очень легкая на подъем, и она больше авантюристка из нас двоих, поэтому она всегда переполнена идеями и планами.

— Сказать по правде, Одри, я просто хотела бы расслабиться. Я очень усердно училась. И подумывала просто немного отдохнуть, погрузившись в чтение интересной книги с бокалом вина.

Одри издает презрительное «пффф».

— Просто смешно. Нихрена подобного, Хоуп, ты, наконец, оторвешься от книг и будешь жить настоящим. Ты всегда слишком серьезная. Тебе нужно немного расслабиться и повеселиться.

Я удивленно приподнимаю бровь в ответ на ее заявление. Она же знает, что мне такое даже не нужно предлагать, я одна из тех девушек, которые постоянно в работе, у меня нет времени на глупости, которые любит совершать Одри. Но она это отлично совмещает с учебой в колледже, также у нее удачно продвигаются дела с ученой степенью. Она имеет опыт работы во множестве мест, в большинстве своем, которые связаны с торговлей, но все равно это плюс. Она никогда не зависела ни от кого, особенно после того, как окончила школу.

Я же полностью сосредоточилась на своей единственной цели стать социальным работником. Это все, чего я когда-либо хотела. В тот момент, когда я вошла в общежитие Университета Флориды, я серьезно сфокусировалась на получении степени бакалавра социальных наук. Я даже не собиралась делать передышки и усложнять себе чем-то жизнь, пока не получу степень магистра социологии. Я надеялась получить ее за этот год.

Хотя иногда, я жалею, что не могу быть как Одри. Она такая беспечная и беззаботная. А я только и делаю, что волнуюсь за свое будущее, ужасаясь, что одна оплошность может мне стоить всего, что я запланировала, может сбить меня с конечной цели. И мне кажется, именно эта черта характера делает меня немного скучной, потому что мне не нравится покидать свою зону комфорта, в которой я скрываюсь от всего окружающего мира.

Одри не оставляет попытки переубедить меня.

— Ну, давай же, Хоуп. Хоть один раз в жизни, прекрати жить по дурацким правилам. Живи и наслаждайся жизнью здесь и сейчас.

— И что ты хочешь, чтобы я делала всю следующую неделю?

Какого черта, я спрашиваю это? Я определенно поддалась на ее уговоры.

Одри падает на кровать и смотрит на меня серьезным взглядом.

— Ну, для начала... Я думаю, что тебе нужно просто переспать с каким-нибудь мускулистым красавчиком. Это будет первой вещью, которая поможет тебе немного расслабиться.

Я усмехаюсь над этой идеей. Я естественно не скромница, но так же и не прыгаю из кровати в кровать, как делает Одри. Если честно, секс был у меня всего с одним парнем. С моим бывшим парнем Джеймсом, с которым, мы познакомились на первом курсе и были неразлучны.

Мы оба были очень серьезными, учились и избегали вечеринок. Мы начали общаться как друзья и затем через какое-то время начали встречаться. Прошел, скорее всего, год, перед тем как мы переспали, мы оба были девственниками, поэтому поначалу было неловко. Но в конце концов, наша сексуальная жизнь вошла в определенное русло и стала… приятной. Я имею в виду, что никогда не испытывала чего-то взрывного, когда мы занимались сексом, не было лавины удовольствия, что накрывала бы меня с головой и уносила далеко на волнах наслаждения, но было довольно приятно. Надежно.

О боже... Моя сексуальная жизнь была похожа на старый проверенный грузовичок Форд. Печально. И на краткий момент, я осознала, что иногда слово «жалкая» является синонимом моей сексуальной жизни.

Мы с Джеймсом расстались после церемонии вручения дипломов, если честно я и не была заинтересована в других отношениях. Если честно, за все это время я просто не встретила парня, который бы заинтересовал меня. Если не считать восхитительного парня, которого я встретила двадцать минут назад.

Качая головой, я смотрю расстроено на Одри.

— Я просто устроена не так, как ты. У меня нет ни капельки твоей своенравности и уверенности в себе. Я даже не представляю, как нужно пойти и соблазнить парня, чтобы потом затащить его в кровать. Знаю, звучит довольно жалко, но так и есть.

— Ну, так мы попытаемся это исправить этой неделе. Тебе и не нужно никого знать тут. Пусть это будет какой-нибудь загадочный незнакомец. Ты можешь примерить на себя роль коварной соблазнительницы и дикой кошечки. Ты можешь соблазнить и затащить в кровать сексуального, неимоверно горячего инструктора по горным лыжам и заниматься самым диким и потрясающим сексом всю неделю. Что тебя останавливает? По крайней мере, секс приносит удовольствие, когда не обременен чем-то вроде «люблю», «не изменю». Нужно просто попытать удачу.

Я не могла ее судить за такие мысли, в ее жизни было много разочарований, ее сердце было разбито много раз. Я пожала плечами. А правда, что меня останавливает?

Но внутренне я понимаю, что препятствием всему служит тот факт, что я буду пытаться выдать себя за ту, кем не являюсь. Я не поклонница свободных отношений и спонтанного секса, понимаете о чем я? Да, я верю в любовь и чувства, может, это немного смешно со стороны, но знаете, мы те кто мы есть, и никому в жизни не помешало бы быть любимым и любить, а когда все приправлено желанием, получается потрясающая смесь. Мне кажется, я на самом деле очень скучная и предсказуемая, когда дело касается секса. Ну и знаете, секс с Джеймсом был милым и надежным. Но ничего более, поэтому я не испытывала особого желания. А может, это все потому, что я была немного холоднее, чем остальные, во мне не было искорки, а может, я не знала, что такое настоящий секс.

И все-таки, я буду надеяться, что мое последнее предположение верно и тогда для меня есть еще хоть крупица надежды.

Отчаянно нуждаясь в смене темы, я спрашиваю Одри:

— Так… какие у нас планы на эту неделю?

Одри тянется к чемодану, который стоит недалеко от ее кровати и открывает его. Достает оттуда книгу и начинает листать страницы. Затем она находит то, что так искала. Вытаскивает листок и начинает просматривать записи, которые сделала чуть ранее.

— Так. Сегодня вечером все встречаемся в главном холле отеля и идем в бар, чтобы немного расслабиться и выпить. Завтра мы идем кататься на лыжах на Вулф-Ридж. Затем у нас запланирована поездка в Билтмор. Также будет репетиция девичника и мальчишника. Мне кажется, звучит весело, как тебе?

Мне кажется не очень. По крайней мере, не для того человека, который хочет забраться на диван, свернуться там клубочком с бокалом вина и просто наслаждаться отличной книгой, перед огромным камином, что расположен внизу. Я уже предвкушаю отличную романтическую историю, которую запланировала прочитать.

— Звучит отлично, у тебя насыщенный день, должно быть, ты отлично повеселишься.

— Так, так, так, только не начинай снова. Ты имеешь в виду «мы» повеселимся, и у «нас» насыщенный день! Ты же тоже приглашена на все эти мероприятия. Когда Дженна узнала, что я беру тебя с собой, она настояла, чтобы я пригласила тебя тоже.

— Ну, я не знаю Одри. Мне кажется, это не очень хорошая идея. Я не люблю, когда много народу, и компания незнакомцев заставляет меня ужасно нервничать.

— Ну, я-то не незнакомка, и я буду там с тобой.

Я смеюсь про себя. Да, может, она и будет со мной, но знаете мысленно она всегда за сотни километров от меня. Когда Одри в компании, она словно сияющая звездочка, и каждый хочет насладиться ее светом, погреться ее лучах. Она всегда в центре внимания и всегда блистает. Она просто забудет обо мне, как о ненужной, жалкой девушке, которая стоит у стенки и безнадежно ожидает того, кто бы обратил на нее хоть чуточку внимания.

— Серьезно, Одри ты знаешь, что я чувствую себя не в своей тарелке среди такого ажиотажа. Ты обещала мне, когда я решила поехать с тобой, что дашь мне просто расслабиться. Я бы как раз этим и занималась, если бы поехала с родителями. Уже бы грелась на песочке и наслаждалась спокойствием.

Одри драматично вздыхает и ложится на спину. Она даже бормочет невразумительное: «Понятно».

— Знаешь, я просто хочу, чтобы моя любимая сестренка отлично отдохнула и расслабилась, и, наконец, вышла из зоны комфорта.

— Я знаю и люблю тебе за это. Давай тогда поступим так, я пойду на компромисс и соглашусь посетить некоторые мероприятия. Нет, не улыбайся так, сконцентрируйся на слове «некоторые». А взамен, ты предоставишь мне немного спокойного времени, которое я смогу провести, читая свои любимые романы за бокалом вина.

Она ослепительно улыбается и соскакивает с кровати. Бросается ко мне, и обнимает меня крепко, звонко целуя в щеку.

— Замечательно. Мы отлично повеселимся на этой неделе.

 

 

 

Главный холл полон народу, и я немного нервничаю перед встречей и знакомством с друзьями Одри. Я как-то пару раз встречалась с Дженной, ее женихом Лэндоном, но с остальными точно нет.

Когда я согласилась спуститься в бар сегодня вечером и выпить вместе со всеми, Одри поставила своей целью преобразить меня, чтобы я не грустила и смогла, как она говорит, соблазнить симпатичного парня. У меня все еще саднило кожу головы от всех манипуляций, что она проводила с моими волосами. Затем она начала выбирать из своей одежды подходящее мне платье, взамен моим мешковатым джинсам, которые, как сказала Одри, не подходят для такого шикарного курорта, как «Мангров».

И знаете, я должна признать, что... Я выглядела очень привлекательно и соблазнительно, вместе с тем довольно мило. В первый раз в жизни, я не могу, глядя в зеркало, назвать себя обычной. У меня никогда не будет естественной красоты, такой как у Одри или красивой и уверенной походки, но я должна признать, что выгляжу на миллион долларов. Одри вытянула мои волнистые волосы при помощи фена и большой расчески, теперь они блестели и рассыпались по моим плечам, словно серебристый водопад. Макияж, который она наложила, был естественным и чуть заметным, за исключением глаз, они были подведены черным карандашом. Впервые в жизни, когда смотрела в зеркало, я видела не просто обычные глаза, цвет которых напоминал болотную грязь, а восхитительные карие глаза, с крапинками зеленого. Она заставила меня надеть обтягивающие черные джинсы и пару лакированных черных ковбойских сапожек. Все это было дополнено восхитительным красным, кашемировым свитером, который открывал мои красивые плечи и придавал мне утонченности, с которой я по большому счету даже не знала что делать.

Когда мы подходим к толпе, которая стоит у бара, я начинаю нервничать, и ладони становятся влажными.

— Прекрати отдергивать свой свитер, ненормальная, — раздается шипение у меня над ухом, Одри, по-видимому, заметила мое нервное состояние.

— Я не могу ничего поделать с этим. Мои плечи обнаженные, а я не привыкла к такому, — отвечаю я ей в ответ, как можно тише.

— Ты выглядишь потрясающе, и каждый парень без исключения просто откроет рот и будет истекать слюной, когда посмотрит на тебя.

Почему-то эта мысль не вселяет в меня уверенности. Вместо этого, только распаляет мое нервное состояние, я на взводе, волнение переполняет меня. Может, это все было плохой идеей. Я резко останавливаюсь, Одри проходит вперед пару шагов и оборачивается ко мне, в ее взгляде бушует решимость, и, похоже, ее хватит на нас обеих. Скорее всего, она заметила нерешительность в моем взгляде, поэтому быстро хватает меня за руку.

— Даже и не думай сбежать отсюда, это тебе не поможет. Знаешь, я думаю, для начала, я напою тебя парочкой алкогольных коктейлей, чтобы немного снять твое напряжение.

Одри протискивается сквозь толпу и кивает в знак приветствия многим знакомым, иногда останавливаясь, чтобы чмокнуть в щеку близких подруг, и даже кто-то из парней приветствует ее шлепком по заднице, на что в ответ она вознаграждает парня соблазнительным подмигиванием.

Когда мы подходим к бару, Одри заказывает нам два джин-тоника, я никогда до этого момента не пила его, но с радостью принимаю его. После первого глотка, жидкость обжигает мое горло и, опускаясь в желудок, дарит чувство тепла. Вокруг нас, наверное, тридцать или сорок человек, и, кажется, они все знакомы друг с другом

Я замечаю, что Дженна и Лэндон стоят рядом и крепко обнимают друг друга за талию. Затем более осмелевшим движением, я делаю еще один глоток обжигающего напитка, на вкус он словно какое-то легковоспламеняющееся топливо, но я не привередничаю, мне даже уже нравится, что меня стало немного согревать тепло от алкоголя.

— Это же самая сексуальная выпускница, которую я только знаю.

Я слышу эти слова и на долю секунды, правда думаю, что они адресованы мне, ну, потому что я тут выпускница. Я оборачиваюсь и вижу, как Одри сгребает в объятия большой парень. Она пищит от радости и кидается обнимать его в ответ. Когда он выпускает ее из кольца рук, опуская на ноги, Одри поворачивается ко мне.

— Хоуп, я хочу тебя познакомить с моим хорошим другом. Это Карсон Миллс. Он младший брат Лэндона и самый лучший парень на свадьбе. Присмотрись к нему!

Я плавно перевожу взгляд с Одри на парня, которого она представляет, и понимаю, что именно этот парень был с Джеком. Он протягивает мне руку и говорит, соблазнительно улыбаясь:

— Очень приятно познакомиться, Хоуп. Одри много про тебя рассказывала, но она не говорила, что ее сестренка, настолько сногсшибательно красива.

Я пожимаю его руку в ответ, мое лицо вспыхивает всеми оттенками красного на его милый комплимент, такие слова мне еще не доводилось слышать в присутствие Одри.

— И мне приятно познакомиться.

— Так, девочки, — говорит он немного взволнованно. — Я хочу вам представить моего друга, Джека. Сейчас, он где-то здесь.

Карсон начинает оглядываться и кого-то искать в толпе, мое сердце начинает биться быстрее, дыхание становится прерывистым. Он что здесь? Я что сейчас увижу его во второй раз и даже смогу поговорить с ним?

Внезапно, я чувствую желание убежать, укрыться, спрятаться от этого всего. Окружающие меня люди, шум, даже джин-тоник в моем желудке ощущаются слишком подавляющими для меня. Но, прежде чем я успеваю сделать хоть шаг, вот он, подходит к нам, пробираясь сквозь толпу.

И я понимаю, что мои воспоминания о его притягательной красоте и мужественности совершенно не притупились, а вместо этого стали ощущаться еще острее. Он одет проще, чем все собравшиеся вокруг нас. На нем темные джинсы в точности как те, что были утром; черный свитер, что обтягивает его широкие плечи, мускулистые крепкие руки и подтянутый живот, я могу поспорить на сотню баксов, что если он снимет его, там будет потрясающий рельефный пресс.

Карсон протягивает руку и хватает Джека за плечо.

— Джек, познакомься это Одри и Хоуп Камден. Одри лучшая подруга Дженны и подружка невесты. Девочки, а это Джек Фримэн. Мой лучший друг из родного города.

Джек быстро пожимает руку Одри и поворачивается ко мне. Его глаза блестят, и что-то манящее скрывается за этим взглядом.

— Так, мы опять встретились. Судьба?

Я киваю головой и пытаюсь быстро сообразить, что можно сказать ему в ответ. Но я не могу ничего промолвить, в голове крутится одна мысль «Джек, Джек, Джек». Я даже боюсь открыть рот, потому что могу запищать от радости и других эмоций, что тесно сплелись в клубок.

Джек пристально смотрит на меня в течение некоторого времени, и затем Карсон опять рушит момент, хлопая его по плечу и уводя к другой компании, чтобы представить. Я смотрю вслед на его удаляющуюся спину и безумно злюсь на себя за то, что такая робкая

Одри толкает меня плечом и шепчет:

— Ну, что сказать, этот Джек определенно лакомый кусочек, да?

Я делаю глоток джин-тоника, чтобы немного смочить горло, и чтобы мой язык в конце концов отлип от гребанного неба.

— Кажется, да.

— Тебе кажется?! — восклицает она. — Да ты практически раздевала его взглядом

Я в ужасе лепечу.

— Нет, ты что!

О боже… Пожалуйста, только не говорите мне, что я это делала! Какой стыд!

Она игнорирует моё восклицание.

— Так. Когда ты встретила его? И почему я слышу об этом только сейчас?





Читайте также:
История русского литературного языка: Русский литературный язык прошел сложный путь развития...
Определение понятия «общество: Понятие «общество» употребляется в узком и широком...
Тема 5. Подряд. Возмездное оказание услуг: К адвокату на консультацию явилась Минеева и пояснила, что...
Понятие о дефектах. Виды дефектов и их характеристика: В процессе эксплуатации автомобилей происходит...


Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.074 с.