Структура механизма государства





 

В определении структуры государства, его механизма, в выборе направления и форм его деятельности существенную роль играет специфика исторического развития страны, однако последнее слово принадлежит господствующим в обществе со­циальным классам и группам.

Отметив, что в середине XIX в. исполнительная власть во Франции окутывала, контролировала и держала под своим над­зором гражданское общество, начиная с его самых общих форм существования и кончая частным существованием отдельных индивидов, К. Маркс писал: «Материальный интерес француз­ской буржуазии теснейшим образом сплетается с сохранени­ем этой обширной и широко разветвленной государственной машины... Политический интерес буржуазии заставляет ее с каждым днем все более усиливать репрессии, т.е. ежедневно увеличивать средства и личный состав государственной влас­ти...»[149]

Механизм государства складывается из различных частей, соответствующих своему назначению и имеющих специфичес­кое устройство, частей, каждая из которых действует специа­лизированно и дифференцированно.

Одну часть государственного механизма составляют орга­ны государственной власти и государственного управления: представительные органы, глава государства и правительство, осуществляющие соответственно верховную власть и управле­ние в государстве, а также местные органы власти.

Другую часть государственного механизма составляют суд, прокуратура и являющиеся прямыми носителями принудитель­ной, насильственной функции власти армия, полиция (мили­ция), разведка. Указанные органы выступают как исполните­ли воли органов государственной власти и правительства.

Представительные органы государственной власти (высшие и местные) в демократическом государстве создаются непос­редственно самим народом путем демократических выборов и во всей своей деятельности подотчетны ему и ответственны перед ним. Представительные органы — это политическая ос­нова государства.

Основным назначением органов законодательной власти (представительных органов) является законодательная дея­тельность. В демократических государствах они занимают цен­тральное место в структуре госаппарата. Представительные органы государственной власти подразделяются на высшие и местные. К высшим органам государственной власти отно­сятся парламенты. Одной из их важнейших функций являет­ся принятие законов.

Выделяя особую роль парламентов в политической жизни общества и государства, Конституции некоторых государств специально указывают не только на то, что «парламент явля­ется высшим органом государственной власти», но и на то, что он является «единственным законодательным органом го­сударства»[150].

Конституции других государств в этих же целях обраща­ют внимание на то, какие по характеру нормы или правила должны содержаться в принимаемых парламентом законах. Так, например, действующая конституция Франции устанав­ливает, что в законах могут содержаться правила, касающие­ся «гражданских прав и основных гарантий, предоставленных гражданам для пользования публичными свободами»; обязан­ностей, накладываемых «национальной обороной лично на граждан и на их имущество»; «гражданства, состояния и пра­воспособности лиц, семейных отношений, наследования и дарения»; определения «преступлений и правонарушений, а также налагаемых за них наказаний»; уголовного судопроиз­водства, амнистии, «создания новых судебных установлений и статуса судей» и др.[151]

Наряду с высшими органами государственной власти в каждой стране имеются местные органы. Они называются по-разному. Но цель и назначение их сходны: осуществление го­сударственной власти и управление на местах.

Так, согласно Конституции России 1993 г., «органы мест­ного самоуправления самостоятельно управляют муниципаль­ной собственностью, формируют и исполняют местный бюд­жет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения»[152]. Они могут также наделяться зако­ном «отдельными государственными полномочиями с пере­дачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств».

Следует отметить очень важную тенденцию в деятельно­сти представительных органов власти — это постоянное их развитие и совершенствование, что означает поступательное развитие демократии.

Реформирование российского общества выдвигает в каче­стве одной из главных проблему политической власти, поис­ка более совершенной модели ее устройства и функциониро­вания. В условиях нарождающихся рыночных отношений, ста­новления принципиально новой социальной структуры выст­раивается и новая политическая система, структура и инсти­туты которой по-иному связаны между собой. Институцио­нальный механизм политической власти непосредственно после Октябрьской революции определяется тем, что дикта­тура в обществе реализовывается через механизм власти «для» рабочего класса и всех трудящихся и «от их имени». На прак­тике она осуществлялась социальным слоем непосредствен­ных ее носителей через их властно-распорядительные полно­мочия во всех сферах управления посредством механизма орга­низаций, входящих в систему диктатуры пролетариата.

Ликвидация партийно-политического плюрализма (запре­щение оппозиционных партий и фракционной деятельности) сопровождалась теоретическим отождествлением диктатуры пролетариата с диктатурой партии, практически подменившей всякие зачатки самоуправления трудящихся. Партия факти­чески приобрела монополию на определение основного содер­жания публично-властных решений и путем сращивания с го­сударственным аппаратом превратилась в самодовлеющую си­стему власти. Публично-властная суверенность государства оказалась лишь формально-юридической, возникла диктату­ра государственно-партийного аппарата. Партийно-админист­ративная номенклатура оттеснила представителей трудящихся от реального и решающего участия в принятии социально значимых решений, а «Советская власть» стала конкретно-исторической формой отчуждения политической власти и об­щества.

В результате с середины 20-х годов произошла номенкла­турная узурпация классового господства, а на рубеже 20—30-х годов — сочетание номенклатурной и личной узурпации влас­ти. Сложилась особая разновидность авторитарно-бюрократи­ческой организации политической власти от имени народа, но с игнорированием его воли и механизмов ее действительного выявления.

В период господства Сталина сложилась тоталитарная мо­дель политической власти, которая сохранялась в ряде основ­ных черт и в последующие десятилетия. Ее характеризуют сле­дующие черты:

§ переход к гиперцентрализованной с жесткими вертикальны­ми связями монистической структуре власти, не предпола­гающей делегирования полномочий власти по горизонтали, а следовательно, ее разделения;

§ свертывание самоуправленческих начал в управлении, по­давление любых форм автономной общественной и полити­ческой организации, усиление «аппаратного» характера власти и деформирование ее социальной базы путем волюнта­ристского изменения социально-классовой структуры (напри­мер, в результате насильственной коллективизации); фор­мирование господствующей прослойки партийно-государ­ственной бюрократии;

§ подмена концепции государства диктатуры пролетариата концепцией «вождистского» государства, опирающегося на узурпацию власти в партии и государстве одним лицом и его окружением (партийно-административной номенклату­ры);

§ возведение в норму подмены государственных органов партийными и в связи с этим подрыв публично-властной суверенности государства;

§ ослабление правовой основы деятельности государства за счет господства политической целесообразности;

§ формирование органов власти на всех уровнях через закры­тые каналы, бюрократическим способом (закрытый тип эли­ты);

§ отсутствие механизма преемственности верховной власти, когда господствующая группа не несла ответственности ни перед каким выборным органом и не могла быть лишена власти правовым способом.

Отчуждение человека от собственности и политической власти, имевшее место в нашей стране, является исходным состоянием, порождающим потребность в народовластии как потребность в преодолении старых и новых форм отчуждения власти от общества, как разрешение противоречия между мно­гообразием социально-политических интересов субъектов по­литической власти и возможностями их воплощения в струк­турах и институтах власти.

Органы государственного управления осуществляют в го­сударстве исполнительную и распорядительную деятельность. Во всей своей деятельности органы государственного управле­ния ответственны и подотчетны перед соответствующими орга­нами государственной власти. Органы государственного управ­ления, или, как принято их называть, исполнительно-распоря­дительные органы, осуществляют свою деятельность в двух на­правлениях. С одной стороны они обеспечивают исполнение законов и иных правовых актов, принятых органами государ­ственной власти, с другой — в целях практической организа­ции исполнения законов и иных правовых актов они реализуют предоставленные им распорядительные права.

В пределах своей компетенции органы государственного управления наделяются необходимой для их нормального фун­кционирования оперативной самостоятельностью. На них воз­лагаются весьма ответственные задачи по правовому регули­рованию и руководству различными сферами жизнедеятель­ности общества и государства. Эти задачи, равно как место и роль органов управления в государственном аппарате, закреп­ляются в конституционных и обычных правовых актах. Так, согласно Конституции Франции, правительство «руководит внутренней и внешней политикой, гражданской и военной ад­министрацией и обороной страны. Оно осуществляет исполнительную власть в соответствии с Конституцией и закона­ми» (ст. 97).

Согласно Конституции Швеции правительство, помимо обычных своих полномочий, может принимать «постановле­ния о предписаниях» по вопросам, касающимся охраны жиз­ни, личной безопасности граждан, «пребывания иностранца в государстве»; ввоза и вывоза товаров, валюты или «других средств производства, средств связи, кредитов, хозяйствен­ной деятельности, оформления строений, предприятий, пла­нирования застроек», охраны природы и окружающей среды и др.

В соответствии с Конституцией РФ на правительство, при­званное осуществлять исполнительную власть, возлагаются также самые разнообразные функции и полномочия. Среди них: разработка и обеспечение исполнения федерального бюджета: проведение на всей территории России единой финансовой, кредитной и денежной политики; осуществление управления федеральной собственностью; осуществление мер по обеспече­нию обороны страны, государственной безопасности, реализа­ции внешней политики страны и др.[153]

В зависимости от сложности задач и территориального мас­штаба деятельности органы государственного управления под­разделяются на центральные и местные. К центральным от­носятся те органы государственного управления, деятельность которых распространяется на всю территорию страны или на территорию государств — субъектов федерации. Это прави­тельства, именуемые в большинстве стран кабинетами или Советами министров, министерства, государственные коми­теты, специальные, находящиеся при Советах министров ве­домства.

К местным органам государственного управления относят­ся органы, деятельность которых ограничивается рамками од­ной или нескольких административно-территориальных единиц (края, провинции, области, района, города и т.п.). В их число входят думы, муниципальные собрания, законодательные со­брания, муниципалитеты, их отраслевые отделы, комитеты и управления, и т. д.

Органы местного самоуправления — это органы местных самоуправляющихся территориальных сообществ, которыми они формируются и перед которыми они несут ответственность за надлежащее осуществление своих полномочий.

Органам местного самоуправления принадлежит особое место в демократической системе управления обществом и го­сударством. Это место определяется прежде всего тем, что на­личие органов самоуправления обеспечивает такую децентра­лизацию системы управления, которая делает эту систему уп­равления наиболее пригодной к обеспечению интересов насе­ления на местах с учетом исторических и иных местных тради­ций.

Однако органы местного самоуправления — это не только способ децентрализации управления, но и способ организации и осуществления власти на местах, который обеспечивает са­мостоятельное решение гражданами вопросов местной жизни, организационное обособление управления местными делами в системе управления обществом и государством.

Согласно Конституции Российской Федерации (ст. 3), на­род осуществляет свою власть как непосредственно, так и че­рез органы государственной власти и органы местного самоуп­равления. Это означает, что и государственные органы и орга­ны местного самоуправления — это органы власти народа, орга­ны, через которые народ осуществляет свою власть[154].

Вместе с тем органы государственной власти и органы ме­стного самоуправления — это разные формы осуществления власти народа. Органы, осуществляющие государственную власть, являются структурными единицами государственного аппарата, государственными органами. Поэтому осуществляе­мая ими власть народа имеет форму государственной власти.

Органы местного самоуправления не являются составной частью государственного механизма управления. Они, соглас­но Конституции Российской Федерации (ст. 12) не входят в систему органов государственной власти, поэтому представля­ют собой самостоятельную форму реализации народом своей власти.

Однако, не являясь органами государственной власти, орга­ны местного самоуправления осуществляют деятельность, которая носит властный характер, поскольку они выступают од­ной из форм реализации власти народа. Поэтому принимае­мые ими в пределах своих полномочий решения обязательны на территории местного самоуправления для всех предприя­тий, организаций, учреждений, должностных лиц, граждан, общественных объединений[155].

Согласно Конституции РФ (ст. 12) ме­стное самоуправление в пределах своих полномочий самостоя­тельно. Однако это не означает, что органы местного самоуп­равления могут действовать независимо от имеющихся в стра­не законов и других актов органов государственной власти. Эти акты для них являются обязательными.

Будучи относительно самостоятельными, органы местно­го самоуправления тесно связаны с государственными орга­нами. Они в соответствии с Конституцией Российской Феде­рации (ст. 132) могут наделяться законом отдельными госу­дарственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств. И в этом качестве органы местного самоуправления выступают как государственно-властные органы, деятельность которых по реализации переданных им полномочий подконтрольна госу­дарству.

Согласно Федеральному закону «Об общих принципах орга­низации местного самоуправления в Российской Федерации» (ст. 6) наделение органов местного самоуправления отдельны­ми государственными полномочиями осуществляется только федеральными законами и законами субъектов российской Федерации.

Система органов государственного управления не представ­ляет собой нечто застывшее. Она постоянно совершенствуется.

Институт президентства. Реформа политической системы, формирование в российской Федерации правового государства выдвигает в качестве одной из главных задач переосмысление роли и места главы государства в системе высших органов госу­дарственной власти, поиск наилучшей модели института пре­зидентства с использованием зарубежного и национального исторического опыта. В условиях, когда теоретические идеи разделения власти на законодательную, исполнительную и су­дебную начинают воплощаться в реальных правовых нормах, структурах и процедурах, институт президентства в России может и должен стать интегрирующим фактором в системе государственной власти.

Российскому государству нужен действенный институт пре­зидента, который прежде всего способствовал бы оптимиза­ции взаимодействия всех сфер жизнедеятельности государствен­ного механизма, ставил бы надежный заслон бюрократизму, дезинтеграции.

Следует заметить, что эффективность института Президента Российской Федерации во многом зависит не только от объема властных полномочий главы государства, но и создания систе­мы «сдержек и противовесов», с одной стороны обеспечиваю­щих эффективное влияние президента на все стороны государ­ственной жизни, а с другой — позволяющих высшему органу государственной власти, осуществляющему законодательную функцию, оказывать сдерживающее влияние на исполнитель­ную власть.

Институт президента имеет сложную структуру, характе­ризуется системой норм и процедур, направленных на реше­ние конкретных государственных, политических и экономичес­ких задач. Институту президента присущи следующие основ­ные черты:

§ президент является выборным главой государства, который при необходимости, в случаях, предусмотренных Конститу­цией РФ, может быть арбитром в системе разделения влас­тей;

§ в организационном аспекте президент никому не подчинен и вообще обладает высокой степенью независимости от каких-либо других государственных органов, что, конечно, не сни­мает с него обязанности действовать на основе и во исполне­ние законов;

§ пост президента имеет ярко выраженный политический ха­рактер (ему принадлежит важная роль в формировании по­литики государства, верховного политического руководства государственными делами);

§ как глава государства президент наделен особо важными полномочиями, среди которых право издания подзаконных нормативных актов.

Исходя из вышеизложенного можно сформулировать следующее определение: институт прези­дента — это система конституционных норм, предметно и функционально определяющих правовой статус выборного главы государства, регулирующих его положение в системе государственных органов, предусматривающих порядок из­брания, замещения и отстранения от должности. Важное место в механизме государства занимает система судебных органов, основной социальной функцией которых является осуществление правосудия.

Подобно тому, как представительные органы и органы уп­равления являются носителями соответственно законодатель­ной и исполнительной властей, система судебных органов вы­ступает в качестве носителя судебной власти. Это положение закрепляется в конституциях и обычных законах ряда совре­менных государств.

Так, например, в Конституции Испании (1978 г.) говорит­ся, что «судебная власть исходит от народа и осуществляется от имени короля судьями и магистратами, которые являются независимыми, несменяемыми; ответственными и подчинены исключительно закону» (п. 1 ст. 117). В Конституции ФРГ (1949 г.) прокламируется, что «судебная власть вверяется судь­ям; она осуществляется Федеральным Конституционным су­дом, федеральными судами, указанными в настоящем Основ­ном Законе, и судами земель» (ст. 92).

Статус носителя одной из трех — судебной — властей обес­печивает органам правосудия весьма важное место в государ­ственном механизме наряду с другими органами.

Структура судебных органов в разных странах неодинако­ва. Именуются они также по-разному. В Китайской Народной Республике, например, это Верховный народный суд. местные народные суды, «военные суды и другие специальные народ­ные суды». В США национальная судебная система состоит из Верховного суда США, верховных судов штатов, окружных судов, апелляционных судов, военных трибуналов и других судов. Конституция США в связи с этим устанавливает, что «судебная власть Соединенных Штатов осуществляется Верховным судом и теми низшими судами, которые будут время от времени учреждаться конгрессом».

Однако, несмотря на особенности структуры и другие раз­личия судебных органов разных стран, у них много сходства в целях и задачах, которые перед ними ставятся, и конституци­онно во всех государствах, именующих себя демократически­ми, провозглашаются. Много общего у них в социальных фун­кциях, содержанки деятельности, конституционных принципах их организации и функционирования.

Так, например, в конституционных актах подавляющего большинства современных государств в той или иной форме провозглашается принцип независимости судей, самостоятель­ности судов в решении любых, в пределах установленной юрис­дикции, вопросов. «Народные судьи в пределах, установлен­ных законом, осуществляют правосудие самостоятельно, без вмешательства со стороны административных органов, обще­ственных организаций и отдельных лиц», — отмечается, в част­ности, в Конституции КНР (ст. 126).

В большинстве конституций современных государств зак­репляется принцип гласности судопроизводства, открытости судебного разбирательства. Например, Конституция Испании, запрещая деятельность каких бы то ни было чрезвычайных три­буналов, имеющую, как правило, закрытый характер, одновре­менно устанавливает, что «судебное разбирательство является открытым», «преимущественно устным, особенно по уголов­ным делам» (ст. 120).

Разумеется, данный, равно как и другие принципы органи­зации и деятельности судебных органов, не следует абсолюти­зировать. Конституционная теория далеко не всегда совпадает с конституционной практикой. Нередко в деятельности судеб­ных органов многих стран имеют место грубейшие нарушения провозглашаемых конституционных положений.

Кроме того, в самих конституциях довольно часто устанав­ливаются в отношении данных принципов некоторые ограни­чения. Так, Конституция Испании, провозглашая открытость судебного разбирательства, делает тут же оговорку: «за ис­ключением предусмотренных процессуальными законами слу­чаев» (ст. 120). Конституция Японии устанавливает: «Если суд единогласно решает, что гласность представляет опасность для публичного порядка или морали, разбирательство может вес­тись при закрытых дверях» (ст. 82).

Аналогичные положения содержатся в конституционных актах многих других стран.

Возвращение Отечества в лоно мировой цивилизации тре­бует, чтобы наряду с политическими и экономическими преоб­разованиями разворачивался процесс правовой реформы, и в частности качественное преобразование всей судебной систе­мы России. Сегодня на арену общественной жизни выходит независимый, свободный от корыстных интересов, политичес­ких симпатий и идеологических предубеждений суд, выступа­ющий гарантом законности и справедливости, призванный выполнять у государства ту же роль, что совесть у человека. Поэтому ядром судебной реформы выступают преобразования суда и процесса, под знаком и во имя которых коренным обра­зом обновляются институты права, изменяются предназначе­ние и деятельность других правоохранительных органов, дей­ствующих до суда, для суда и после суда, во исполнение судеб­ных приговоров и решений. Проводимая в Российской Федера­ции реформа носит комплексный характер, т. е. охватывает вопросы судоустройства, организации и деятельности правоох­ранительных органов, включая органы дознания к предвари­тельного следствия, прокуратуру, адвокатуру: касается основ­ных принципов и норм судопроизводства. Необходимо исхо­дить во всех принимаемых решениях и проводимых мероприя­тиях из внутренней природы правосудия, суда и других состав­ляющих объект реформы элементов[156].

Значительную роль в государственном механизме ряда стран играет система органов прокуратуры. Прокуратура при­звана осуществлять надзор за точным и единообразным ис­полнением законов органами государственного управления, предприятиями, учреждениями, общественными организаци­ями, должностными лицами и гражданами. «Прокуратура без ущерба для функций, осуществляемых другими органами, — говорится, например, в Конституции Испании (ст. 124), — имеет своей задачей способствовать отправлению правосудия в целях защиты законности, прав граждан и общественных интересов, охраняемых законом, в силу своих обязанностей или по ходатайству заинтересованных лиц, а также наблюде­ние за независимостью судов и соблюдением общественного интереса».

Органы прокуратуры осуществляют также надзор за соблю­дением законности в работе органов дознания и предваритель­ного следствия, при рассмотрении дел в судах, в местах заклю­чения, при исполнении наказаний и других мер принудитель­ного характера, назначаемых судами.

Правовую основу деятельности органов прокуратуры раз­ных стран составляют нормы, содержащиеся в конституциях и специальных актах, регулирующих порядок организации и де­ятельности прокуратуры. Согласно Конституции России, оп­ределяющей структуру, порядок формирования и принципы деятельности прокуратуры, «полномочия, организация и поря­док деятельности прокуратуры Российской Федерации опреде­ляются федеральным законом»[157].

Институт прокурорского надзора имеет давнюю историю. Как известно, Петр I учредил должность фискала, а Екатерина II заменила фискалов прокурорами. Как те, так и другие выпол­няли функцию «ока государева», т. е. ревностно следили за со­блюдением государственных интересов при собирании налогов и податей, за благочинностью должностных лиц и доносили о замеченных нарушениях. Во власти фискалов и прокуроров находилась полиция.

Судебная реформа 1864 г. существенно изменила институт прокуратуры, оставив за прокурорами лишь функцию поддер­жания государственного обвинения в суде. Прокуроры состоя­ли при судах. Судебные следователи прокурорам не подчиня­лись.

После октябрьского переворота в 1917 г. прокуратура в стра­не была ликвидирована. И только спустя пять лет в 1922 г. была восстановлена, но прокуроры кроме поддерживания обвинения перед судом стали надзирать за законностью актов (действий и решений) должностных лиц, ведомств, следственных органов, а затем и судов.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации», прокурорский надзор представляет собой самостоятельный вид государственной деятельности — атрибут государственной власти, призванный от имени и по поручению государства обеспечить надзор за точным и еди­нообразным исполнением действующих на территории Рос­сийской Федерации законов. Являясь основным видом госу­дарственного управления, орган надзора не имеет каких-либо административных прав по отношению к поднадзорным орга­нам в отличие от органов государственного управления. Про­курор не может собственной властью отменить правовой акт, изданный в нарушение закона, а также подвергнуть наказа­нию нарушителя. Он вправе лишь потребовать от соответству­ющего органа устранить допущенное нарушение законности и поставить вопрос об ответственности, возбудить уголовное или административное преследование в зависимости от ха­рактера правонарушения. Принципиальным в деятельности прокуратуры является и другое: прокурор не имеет права вме­шиваться в административно-распорядительные и хозяйствен­ные функции поднадзорных органов в отличие от органов го­сударственного управления. Их действия он рассматривает лишь с точки зрения соответствия закону. Целесообразность, эффективность принимаемых организационных мер, управ­ленческих решений, если закон не нарушен, прокурор оцени­вать не вправе. Это прерогатива органов государственного управления.

Прокурорский надзор представляет собой вид правоохра­нительной деятельности, обеспечивающей законность актов, издаваемых местными органами представительной и испол­нительной власти, органами управления и контроля, юриди­ческими лицами, общественными объединениями, должнос­тными лицами. Он содействует вынесению законных, обо­снованных и справедливых судебных решений в качестве го­сударственного обвинения. Правоохранительная деятельность прокуратуры направлена на защиту прав и законных интере­сов граждан, должностных лиц, предприятий, учреждений и организаций[158].

Подводя итоги рассмотрению вопроса, следует заметить, что содержание прокурорского надзора в механизме государ­ства проявляется в следующих его особенностях:

§ независимости власти — характер и объем властных полно­мочий прокурора могут изменить только высшие органы го­сударственной власти Российской Федерации;

§ обусловленности применения властных функций необхо­димостью обеспечения законности и борьбы с правонару­шениями;

§ многообразии правовых средств реализации власти, что объясняется широтой компетенции органов прокуратуры по осуществлению надзора и разнообразием конкретных направ­лений прокурорско-надзорной деятельности;

§ зависимости применения объема прокурорской власти от степени социальной опасности правонарушения;

§ реализации властных функций без административного вме­шательства в оперативную деятельность соответствующей государственной и общественной организаций. В механизме государства особое место принадлежит посто­янному войску, разведке и полиции (милиции). Постоянное войско и полиция располагают такими средствами принужде­ния, такими видами оружия и в таких размерах, которых нет в непосредственном пользовании других частей государственно­го механизма. Зарождение и развитие постоянного войска как орудия войны связаны с образованием и развитием классового общества и государства. Ополчение и постоянные армии ра­бовладельческого государства сменились наемными войсками феодальной эпохи, а последние уступили место кадровым ар­миям современных государств.

К постоянному войску близко примыкает разведка (органы государственной безопасности), имеющая своей задачей в ин­тересах осуществления государственной деятельности добыва­ние сведений об экономическом и политическом положении других стран, о состоянии их вооруженных сил, о научно-тех­ническом потенциале, стратегических и тактических планах.

Наконец, государство помимо органов государственной бе­зопасности для охраны внутреннего порядка, личных прав и ин­тересов граждан от каких бы то ни было посягательств, созда­нию условий, при которых было бы исключено совершение ан­тиобщественных поступков, нуждается в органах внутренних дел.

Наряду с конституционным механизмом государства суще­ствует широкая сеть различного рода политических учрежде­ний, которые формально стоят вне рамок государственного аппарата и в своей совокупности составляют неконституцион­ный механизм государства. Сюда следует отнести:

а) политические партии;

б) предпринимательские союзы и другие движения, оказы­вающие влияние на механизм государства.

Процесс принятия и реализации политических решений на протяжении 70-летней истории российской государственности характеризовался закрытостью, жестокостью, оторванностью от общества. Улучшить этот механизм очень сложно, практи­чески невозможно: нужно создать новый, ориентированный на переход к рыночной экономике. Один из важнейших институ­тов, который нам нужно внедрять в механизм власти, — лоббизм.

Еще не так давно употребление этого термина возможно было только в ругательном наклонении. Между тем лоббизм является одним из ведущих институтов демократии рыночного типа.

Основная задача лоббизма — постоянная корректировка деятельности органов власти в соответствии с динамикой из­менений интересов гражданского общества, тем самым обес­печивается взаимоприспособление и взаимодействие властей и общества.

Специфика механизма лоббирования в том, что «наверх» пробиваются не все частные интересы, а только общественно значимые — ведь надо убедить, доказать свою правоту не од­ному члену парламента. Лоббистская деятельность требует ог­ромных, порой долговременных усилий. Голосуя по конкрет­ному вопросу, парламентарии всегда будут учитывать реакцию своих избирателей, общественного мнения в целом. Кроме того, лоббироваться могут одновременно несколько различных ин­тересов, в том числе взаимоисключающих, т. е. здесь также идет конкуренция. Причем эта конкуренция, как правило, от­крытая, ибо официальная регистрация как самих лоббистов, так и тех компаний, от чьих имен они действуют, обязательна. Достоянием общественности обязательно становятся и расхо­дуемые на эту деятельность средства.

Иначе говоря, грамотно налаженная, юридически четко регламентируемая система лоббизма позволяет решать сразу не­сколько задач:

§ обеспечивается гласность политического процесса — отчет­ливо и документально прослеживается, какие и чьи интере­сы стоят за теми или иными решениями. Преодолевается безадресность, социальная и политическая анонимность нор­мативных актов;

§ политический процесс становится предсказуемым. Обще­ственное мнение регулярно и широко информируется о том, какие акты и решения готовятся, в какой стадии находится их проработка, закрытый текст лоббировать невозможно;

§ самый факт официального лоббирования, очевидно, ограни­чивает всесилие аппарата государственной власти, делает его более открытым для контроля со стороны общества, снижа­ет возможность произвольных решений;

§ резко расширяется круг активных участников политического процесса, что самым благоприятным образом сказывается на развитии гражданского общества в целом, ведь лоббистская деятельность — вовсе не монополия сверхбогачей, круп­нейших фирм и корпораций. Свои собственные специфичес­кие интересы равным образом могут лоббировать профсою­зы, фермеры, военнослужащие, религиозные, женские, мо­лодежные и иного характера объединения, организации мел­кого бизнеса и т. д;

§ официальный лоббизм ставит под контроль механизм воз­действий частных интересов и органов власти, тем самым создавая дополнительные преграды на пути коррупции.

Идеализировать институт лоббизма было бы так же не­оправданно, как и принижать его значение. Универсальной па­нацеи от всех зол в политике нет, да, видимо, и быть не мо­жет. И все же общий демократический потенциал лоббизма в целом очевиден.

В заключение рассмотрения поставленного вопроса следу­ет отметить, что развитие в России начал парламентаризма, введение новых институционных инноваций, начавшееся фор­мирование системы «сдержек и противовесов» в целом создает институциональные предпосылки необратимости реформы всех ветвей власти и утверждения публично-властной суверенности государства.

 

 


 





Читайте также:
Основные направления социальной политики: В Конституции Российской Федерации (ст. 7) характеризуется как...
Производственно-технический отдел: его назначение и функции: Начальник ПТО осуществляет непосредственное...
Тест мотивационная готовность к школьному обучению Л.А. Венгера: Выявление уровня сформированности внутренней...
Книжный и разговорный стили речи, их краткая характеристика: В русском языке существует пять основных...

Рекомендуемые страницы:



Вам нужно быстро и легко написать вашу работу? Тогда вам сюда...

Поиск по сайту

©2015-2021 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2016-02-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ! Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.034 с.