Спэшл для тех, кто ждал)))




POV Chanyeol

Припарковал свою машину на стоянке, кивнул охраннику, поднялся на 14 этаж. Открыл тяжелую железную дверь, по привычке швырнул связку ключей на тумбочку. Скинул черное кашемировое пальто и пошел на кухню.

Достал зерна любимого кофе, закинул в кофемолку. По кухне разнесся прекрасный терпкий аромат, а шум работающей техники заполнил тихое пространство. Порылся в ящиках, нашел турку и поставил на плиту. Пока кофе нагревался, шарил по полкам в поисках корицы. У меня не было систематичности, вещи могли находиться где угодно.

Наконец, любимая пряность нашлась в огромной чашке-супнице. Как она там оказалась? Кофе как раз начал закипать, едва поднимаясь шапочкой. Я добавил туда любимой корицы, немного подождал и снял с плиты. Перелил горячую жидкость в белоснежную чашку и, прихватив пару печенюшек, сел на широкий подоконник, который был оборудован под уютную тахту.

Мягкий плед и пушистые подушки – счастье. Усталая спина откликнулась блаженной благодарностью, когда почувствовала мягкую опору. Я вдохнул яркий, слегка горьковатый аромат свежесваренного напитка и, зажмурившись, сделал глоток. Горло обожгло, но именно это мне и было нужно.

За окном открывался солнечный пейзаж летнего Харбина. Лучи проходили сквозь крыши домов, отражались на зеркальных поверхностях, пробивались сквозь сочные листья деревьев. Люди торопились по своим делам, машины возмущались сигналами, умоляя пропустить. Но у каждого свои заботы, никому нет дела до других.

Им все равно, что я совершаю один и тот же ритуал кофеварения изо дня в день. Одна чашка, один плед, одна подушка на подоконнике. Одна зубная щетка в стакане, одна пара тапочек…

Я не могу сказать, что я совсем одинок. У меня есть замечательные друзья, которые любят меня, заботятся обо мне и проведывают. Раз в неделю они приходят, чтобы отогреть мою замерзающую душу. Конечно, как и всегда, я веселюсь и дурачусь, чтобы скрыть душевное состояние. До поры до времени это прокатывало, но в последний раз что-то меня выдало.

Сухо был проницательнее обычного. Он позвал меня в гостиную подобрать фильм, пока остальные ребята дурачились на кухне.

- Чанни, ты совсем тухнешь. Что тебя беспокоит?

На это я лишь вздохнул и пожал плечами. Друг задумчиво свел брови на переносице и пригрозил мне пальцем.

- Будешь хандрить, применю интенсивную терапию.

Я улыбнулся уголками губ и еще раз вздохнул. Сухо больше ничего не стал говорить. Он взял меня за руку и потянул на кухню.

- Я все решил! На следующей неделе мы идем на открытие нового клуба. Нам давно пора отойти от своих дел и уйти в отрыв.

Все согласно закивали. Я тоже был рад отвлечься. Но сейчас мне это уже не кажется прекрасной идеей. На часах уже шесть вечера, мы договорились встретиться в восемь, чтобы прокатиться по вечернему Харбину, а потом поехать в клуб.

В целом у нас все сложилось как нельзя лучше. Через месяц после приезда в Харбин, мне пришла посылка. Я знал от кого она. Сердце сильно защемило, но я обещал, что не буду лезть в его жизнь. Тао прислал нам дипломы об окончании высшего образования, что позволило спокойно устроить нашу жизнь. У Фань с Лэем открыли уютный ресторанчик в центре, Кай и Сухо вошли в совет директоров строительной компании. Я же был не в силах отказаться от любимого дела. Поэтому устроился программистом в крупную фирму.

Работа не могла не радовать. Недавно мне дали повышение, теперь я могу легально взламывать чужие системы. Лучшее развлечение – снести все к чертям, чтобы потом обезумевший начальник падал перед тобой на колени с причитаниями, что какой-то козел обрушил все, и нужно срочно восстановить. Естественно, я показывал «Ок» и за несколько минут возвращал все на место, за что получал неплохую премию.

В общем все шло отлично, дела складывались хорошо. Но мне не хватало уюта в моем доме. Я смотрел на счастливых друзей, которые измазывали друг друга в креме, а потом целовались. Я смотрел, как Сухо заботливо накрывает Кая одеялом, когда он засыпал у него на плече. Наблюдал за тем, как У Фань отчитывает Лэя за то, что тот оставил шарф в машине.

Я умилялся, но, в то же время, живот скручивало в узел от щемящего чувства одиночества. Возможно, сегодняшний вечер поможет мне встряхнуться. Возможно, я встречу кого-нибудь.

* * *

Мы вальяжно подъехали к клубу на крутых тачках. Естественно все взгляды были направлены на нас. Как обычно, мы поспорили на то, сколько девиц подойдет к каждому из нас и предложит свое общество. Так горько разочаровывать прекрасный пол. В этот раз выиграл У Фань. Сегодня он был неотразим и походил на героя любовного анимэ. Весь из себя такой блондин в шикарном смокинге. Стрелял глазами направо-налево, зарабатывал себе баллы.

Мы с Каем и Сухо откровенно ржали, а Исин фыркал. В итоге шатен надул губы и стал игнорировать нарисовавшегося ловеласа.

Мы покатились со смеху, когда увидели недоуменное выражение на лицах девушек. Еще бы, не каждая сможет понять, какого хрена парень, недавно подмигивающий тебе, вымаливает прощение у другого, обещая золотые замки и горячий завтрак в постель.

В итоге, мы смеющиеся завалились в клуб и устроились на широком диванчике не втором этаже. Здесь было так же громко, но не так много народа. Надежда найти в толпе свою любовь пошла крахом, потому как, посмотрев на обитателей ночного заведения, я остался равнодушен. Ведущий объявил выступление какого-то юного дарования, а я, зевая, повернулся к ребятам.

Заиграла ненавязчивая музыка, а танцпол взорвался аплодисментами. Я взял с блюда шпажку с оливой, но так и не успел поднести ее к губам.

Этот прекрасный голос заставил меня замереть в ступоре. Я медленно повернул голову к сцене, и время для меня остановилось. Я никогда и ни с кем не спутаю эту едва уловимую хрипотцу. Это исполнение высоких нот, этот проступающий рисунок вен на шее в особенно трудных моментах песни. Эти длинные тонкие пальцы, крепко держащие микрофон. Эту хрупкую фигуру. И эти яркие карие глаза, что так пронзительно заглядывали в душу.

Бэкхён...

Не говоря ни слова ребятам, я спустился на танцпол и начал пробиваться к сцене, расталкивая недовольную толпу. Я не слышал, о чем поет Бэкки, я лишь смотрел, как открываются алые губы с плавными изгибами, как он в паузах облизывает их.

Я не видел его много лет. Я поступил скверно, бросив его. Но иначе было нельзя. Меня раскрыли, и я должен был бежать. Чтобы не втянуть его, я уехал по-английски. Он был моей первой и единственной любовью. Сейчас я понял, что спящие чувства вышли из дрёмы.

Я подошел максимально близко и стал неотрывно смотреть на него. Красивый. До безумия, до боли в сердце. Наверное, почувствовав мой пристальный взгляд, он начал искать источник тревоги, а когда нашел, наши глаза встретились. Я видел, как напряглись его пальцы, но голос не дрогнул.

Я сцепил указательные пальцы и поднял руки так, чтобы он видел. Этот жест на придуманном нами языке значит «скучаю».

Окончив выступление, он наскоро откланялся ликующей публике и по лестнице бросился прочь со сцены. Но до того, как он скрылся бы в коридоре, я успел поймать его.

- Пак Чанёль! Убери от меня свои руки! Как ты вообще посмел показаться мне на глаза!

В гневе он был еще прекраснее. Вздымающаяся грудь, поднимающиеся ключицы. Ноздри расширились, глаза горели пламенем, а маленькие кулачки принялись бить меня. Я поймал его запястья и приблизил к своим губам.

Что удивительно, Бэкки не стал вырываться. Он опустил ресницы, которые задрожали от моих теплых прикосновений.

- Котенок. Прости. Я очень скучал. Я…

- Не говори ничего…

Он прижался лбом к моей груди.

- Мне нужно готовиться к следующему выступлению. Встреть меня у черного входа в четыре.

Я поцеловал любимую темную макушку и отпустил его. Отпустил в последний раз.

Продолжение следует...

Спэшл Part 2

- Чанни! - Ребята повскакивали с мест, когда я подошел к ним. - Куда ты делся?

Я неопределенно пожал плечами, а уголки губ непроизвольно поползли вверх.

- Так-та-ак, Пак Чаньёль, - протянул Сухо, словно настоящий психолог. - Вы хотите об этом поговорить?

Он положил одну руку мне на лопатку, а другой сделал пригласительный жест в сторону наших диванчиков. Я заливисто рассмеялся, чем еще больше удивил друзей. Думаю, они давно не видели меня таким.

У Фань недоуменно нахмурил брови, но не на долго. Его хмурость сменилась насмешливой улыбкой. Лэй одернул своего парня, чтобы тот успокоился, и обратился ко мне.

- Чанни, ты кого-то встретил на танцполе?

Было видно, как друзьям нетерпелось разузнать все подробности.

- Давайте так. Сейчас я вам ничегошеньки не скажу, а вот когда все образуется, я все-все выложу и даже наглядно продемонстрирую. Ок?

- Но... - запротестовали они в один голос.

- Так! Вы хотите моего счастья? - дружный коллектив согласно кивнул. - Тогда примите мои условия.

- А, ну его! - воскликнул Кай. - Пошли на танцпол!

Ребята пошли зажигать, а я остался сидеть за столиком. К алкоголю не тянуло, я и без того был пьян. Я мог лишь мечтать о том, что когда-нибудь встречу его. Боль расставания до сих пор живет в моем сердце.

Что поделать, я сам избрал себе такой путь – рисковые дела, жизнь на лезвии ножа. Разве мог я желать такого для любимого человека? Конечно же, нет. Но что я дам ему сейчас? Да, у меня есть постоянная работа, машина и все такое, я материально обеспечен. Но могу ли я гарантировать Бэкки безопасность? Смогу ли оградить его от бед?

В любом случае, в этот раз я не буду поступать эгоистично. Если он согласится быть со мной, невзирая на тревоги и проблемы… Что ж, тогда я буду самым счастливым человеком на свете.

Слышу знакомый тембр голоса, даже не слышу, а улавливаю сердцем. Так петь может только он. Впервые я приметил его в караоке. Мне было одиноко, в бар идти не было желания, а по пути попалось только это заведение. Я оплатил кабинку и уже пошел в предложенную мне комнату, но меня остановил звенящий, с легкой хрипотцой голос, льющийся из соседнего помещения.

Плохой микрофон извращал идеальное звучание нот, но я смог его различить. Изумленный, я постучался и вошел в кабинку. Я увидел хрупкого паренька, сжимающего в руке микрофон. Он удивленно изогнул бровь, а я подставил указательный палец у своим губам, а потом показал на себя, тем самым прося, чтобы он не обращал внимание на мое присутствие.

Его теплая улыбка развеяла мое одиночество... Так мы и познакомились.

Нервно слежу за секундной стрелкой, которая, словно прихрамывает, нарочно замедляя ход. Наконец, циферблат указал на беспятнадцати четыре. Сердце заторопилось, летя впереди меня. Я вырвал из блокнота лист и оставил друзьям записку: "Ушел навстречу счастью. Обязательно все вам расскажу. Ваш Чанни."

Резко поднявшись, я чуть не опрокинул стол, запутался в собственных ногах, позже, спускаясь по лестнице, я проскочил сразу несколько ступенек, едва не упав. Надо быть осторожнее, иначе до места меня придется доносить по частям.

Обойдя здание кругом, я подошел к едва заметной металлической двери. Я прислонился к кирпичной стене, спиной ощущая ее неприветливый холод. Было ветрено, порывы холодного воздуха впивались в кожу иголками, но я не особо замечал это, только тогда, когда возникала пауза между мыслями о нем.

Я закрыл глаза и представил его образ. Глаза цвета коньяка, подчеркнутые тонкой линией черного карандаша. Вздернутый носик, который он высоко задирал, когда дулся. Изгибы губ, припухлых и влажных, от того, что их постоянно кусают и облизывают. Нежный румянец на щеках, выдающих смущение с головой.

- Чанни... - Тихий шепот рядом и едва уловимое касание на моей руке.

Распахиваю глаза и вижу настоящего Бэкки. Точь-в-точь, как я и представлял. Точь-в-точь, как во сне, что я видел все эти годы.

- Я не знаю, что мне сказать, - так мало слов, чтобы выразить все чувства. - Я такой дурак, Бэкхён...

Он вздохнул, опустив голову, но затем поднял взгляд и тепло улыбнулся.

- Здравствуй. Я заметил тебя сегодня в клубе. Может познакомимся? Я - Бэкхён.

Я удивленно посмотрел на него, но вместо ответа я увидел лишь пожатие плечами и вопросительный взгляд. Легкая ухмылка коснулась моих губ. Что ж... Пора начать жить с чистого листа.

- Меня зовут Чанёль. Знаешь, у меня такое чувство, что мы знакомы сто лет. Тебе так не кажется?

Мы взглянули в глаза друг другу. Из моей груди вырвался смешок, переходящий в громкий заливистый смех. Через пару секунд к моему басу присоединился звон колокольчиков.

- Ну хватит! Нас отругают за шум, - держась за живот, воскликнул Бэк.

Пришлось прекратить бурный поток поток эмоций.

- Поехали ко мне, на улице холодно...

Он кивнул и протянул мне ладонь. Аккуратно, словно боясь разбить хрусталь, я сжал теплую ладошку и поднес к губам, легко касаясь каждого пальчика. Я услышал тихий вздох, но так и не понял кому из нас он принадлежал.

***

Холодные стены стали приветливей, когда ощутили, что хозяин квартиры пришел не один. Вместо неуютной темноты комнаты укутал комфортный полумрак, исчезнувший вместе с щелчком выключателя. Парни скинули с себя верхнюю одежду и неловко замялись в прихожей.

- Ну, добро пожаловать. У меня немного не убрано, ничего? - Хозяин квартиры заметно нервничал. - Проходи.

Бэкхён последовал за Чанёлем в гостиную и сел на краешек широкого дивана.

- Чего-нибудь хочешь?

В мыслях у Бэкки был готовый ответ: "Тебя". Это единственное, чего ему хотелось.

- Хочу пить...

Чанни стремительно рванул на кухню и загремел стаканами. В тишине слышался хлопок закрывающейся дверцы холодильника, стук кусочков льда о дно бокала и звук льющейся струи напитка. Чанёль принес сок и протянул стакан Бэкхёну, который принял бокал, нарочно касаясь чужих пальцев.

Оба хотели начать разговор, но не знали с чего. Между ними столько всего было, но столько же было и потеряно, за одним исключением - они все еще любили друг друга. Последний глоток жидкости подвел черту. Хватит молчать, итак много времени упущено.

- Чанни, покажи свою спальню. Интересно узнать, где ты спишь.

Шумно сглотнув, Чанёль кивнул и повел Бэкки в самое сокровенное место в квартире. Простая обстановка, ничего лишнего. Кровать, тумбочка около нее, электрический камин, включающийся автоматически и рассеивающий по комнате теплый свет. Два плетеных кресла-качалки, накрытые вязаными пледами и стеллаж с книгами.

Изучив взглядом обстановку, Бэкхён прошел к окну, сквозь которое проникал серебристый свет Луны.

- Я думал, что смог вычеркнуть тебя из своей памяти. Я думал, что смог вырвать твой образ из сердца. Я думал, что никогда не позволю тебе вмешаться в мою жизнь. Но, вот я здесь. С тобой. И я жалею...

- Бэкки, не надо...

- Нет, послушай, - голос сбился на шепот. - Я жалею о том, что пытался забыть...

Тонкие пальцы пробежались по ряду пуговиц, возвращаясь к началу, чтобы расстегнуть одну за одной. Едва уловив движения парня, Чанёль замер в ожидании.

Тонкая ткань скользнула по плечам, обнажая острые лопатки. Его кожа светилась, отражая лунный свет. Не в силах стоять на месте, Чанёль подошел к любимому. Пробегая пальцами по обнаженным участкам, он достиг края ткани и помог освободиться от нее.

- Красивый... нежный... мой...

Слова тихие, как само дыхание, ощутимые кожей. Не обязательно слышать, чтобы понять.

Бэкки развернулся лицом к Чанёлю и взглянул в блестящие глаза, отливающие серебром.

- Я не отпущу тебя снова...

Робкое касание губ будоражило кровь, напоминая, каково ощущать любимый сладкий вкус. Рубащка Чанни затрещала под грубым напором.

Чанёль обвил руками талию Бэкки, плотно сцепив в замок. Чуть оторвав его от земли, Чанни понес его к кровати и резко опустил на лопатки, нависая сверху. Не теряя ни секунды, он впился в любимые податливые губы, заново изучая изгибы тела кончиками пальцев.

Горячие руки согревали, дарили столько удовольствия, от которого Бэкхён задыхался. Он воровал воздух из чужих легких, оставляя лишь каплю. Медлить не хотелось, но оба понимали, что без нужной подготовки возникнут проблемы.

Длинные музыкальные пальцы, увлажненные прохладной смазкой скользили вдоль нежных стенок, заставляя Бэкки изгибаться в спине и нетерпеливо впиваться в широкие плечи.

Возбуждение застилало глаза, мутило рассудок. Казалось, что и Вселенной не существовало. Только любимые руки, любимые губы, любимые глаза...

Тупая боль дарила садистское удовольствие от того, что им обладает именно этот человек. Секунда за секундой, Бэкки все глубже ощущал в себе горячую плоть любимого, отчего из груди непроизвольно вырывались стоны. Это то, ради чего Чанни был готов пожертвовать всем. Только бы слышать чуть охрипший голос, произносящий его имя.

Каждый толчок выбивал воздух из груди. Жар оплетал их тела, словно виноградная лоза, связывая из вместе крепкими узами. Губы болели от страстных терзаний, пальцы ныли от напряжения, а спина горела огнем от алых царапин. Все это примешивалось к пьянящему чувству эйфории, дурманящему и сладкому.

Волны удовольствия накатывали, с каждым разом становясь все ощутимее. Еще пара умелых движений, и на пике, шумящий поток страсти унес их из реальности. Оргазм, от которого закладывало уши, горела грудная клетка и сердце вырывалось из груди.

- Я люблю тебя... Мой Бэкхён.

- Всегда был твоим...

 


Не забудьте оставить свой отзыв:https://ficbook.net/readfic/825138

...





Читайте также:
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...
Своеобразие родной литературы: Толстой Л.Н. «Два товарища». Приёмы создания характеров и ситуаций...
Конфликтные ситуации в медицинской практике: Наиболее ярким примером конфликта врача и пациента является...
Основные этапы развития астрономии. Гипотеза Лапласа: С точки зрения гипотезы Лапласа, это совершенно непонятно...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.029 с.