Удивительное место - шкаф




Не приближайтесь ко мне

https://ficbook.net/readfic/4859895

Направленность: Гет
Автор: Безупречное алое цветение (https://ficbook.net/authors/1780480)
Беты (редакторы): Shinochka_Mashiro (https://ficbook.net/authors/1876635)
Фэндом: Гарри Поттер
Основные персонажи: Гермиона Грейнджер (Уизли), Северус Снейп
Пейринг или персонажи: СС/ГГ
Рейтинг: NC-17
Жанры: Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort, AU, Учебные заведения, Первый раз
Предупреждения: OOC, Смерть второстепенного персонажа
Размер: Макси, 141 страница
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Война закончилась, и вроде бы всё вернулось на свои места. Даже Северус, который не особо обрадовался этому. Его свобода улетучилась со спасением этой невыносимой всезнайки, которая теперь стала еще и его женой!
Он раздражен?
...Нет, раздраженным он был, когда его заставили вернуться...Он злится?... Нет, злился он, когда Грейнджер сорвала его план... Он в гневе? Да, дай, Мерлин, ему терпение!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ООСище жесткое, канон в уголке плачет, хоть мы и стараемся с ним сотрудничать.

Самая лучшая критика - молчание. Скажите, где хорошо, и я пойму, где плохо.

В случае публикации скидывайте мне ссылку, чтобы я повизжала от радости ^__^

https://vk.com/snapebook, спасибо за спец. подборку! Обожаю вас!

https://vk.com/snapebook?w=wall-74173332_6029 - та самая спец.подборка)

 

Пролог

Было глубоко за полночь, когда Гермиона, задумчиво глядя в окно своей комнаты, раздумывала о жизни. Уже год, как нет войны. Целый год прошел с тех пор, как они победили. Теперь и Гермиона, и Рон, и Гарри стали знаменитыми волшебниками на весь магический мир. На лице девушки заиграла легкая улыбка при воспоминании о друзьях. С тех пор Гарри обзавелся семьей, стал первым советником в министерстве и успешно делает свою карьеру. Рон же уехал в Норвегию на службу хранителей зеленого огня. Как хорошо, что они расстались по обоюдному согласию, так и не начав серьезных отношений. Иначе плакали бы мегеры на их свадьбе. Девушке понадобилось целых три месяца, чтобы понять, что никакой любви, а уж тем более страсти, к Уизли не испытывает. Он самый лучший друг детства и только, ведь они абсолютно разные! Их связывают крепчайшие нити дружбы, как и с Гарри, не больше.

Ей нужен не Рон. Ей нужен мужчина, повзрослевший и мудрый. Серьёзный, с которым можно ничего не бояться, который найдет выход из любой ситуации, который даст ей нежную и полноценную любовь в ответ на ее взаимность. Но пока такого нет, точнее: он где-то есть, но она с ним еще не знакома.

Мужчина, не парень… Почему? Гермиона не раз задавала себе этот вопрос. И каждый раз находила лишь один единственный ответ. Виной тому её чрезмерная взрослость. Девушке часто говорили, что она умна не по годам. Да и сама она чувствовала, что живет свою жизнь не в первый раз. Не задумавшись, она ответила бы, что чувствует себя лет на двенадцать старше, возможно и больше. А это и радовало, и огорчало. Когда ты взрослеешь внутри быстрее, чем биологически, то сразу же обрекаешь себя на одиночество, ибо с ровесниками тебе неинтересно, а со взрослыми пока нет возможности общаться, за исключением коллег. И она смирилась с одиночеством.

Когда-нибудь она начнет жить новой жизнью, когда снимут послевоенный траур, и мир снова заживет яркой жизнью. Тогда, наверно, Гермиона начнет искать собеседника (ибо о супруге и о семье она еще и не думала).

«Мне никто не нужен! — утешала себя Грейнджер со всей присущей ей гордостью. — Мне и одной хорошо! У меня есть Гарри и Рон. Пускай они далеко, но они есть у меня…»

И слезы покатились по её щекам, вызвав шквал непонятных эмоций. Да что с ней происходит? Она всегда была оптимисткой, да и особых поводов для огорчения у нее тоже нет. Тогда почему же ей так больно? Неужели это всё из-за одиночества?

Сумрачный туман окутал окрестности Хогвартса, обнимая землю. А яркая большая луна одарила небо легким дурманящим светом, играя тенями деревьев.

Гермиона, вытерев слёзы, вышла из своих покоев и направилась в кабинет директора, в надежде застать в портрете Дамблдора и поговорить с ним по душам. Возможно, он сможет дать совет, ведь он всегда поддерживал её в трудные минуты, особенно с тех пор, как она стала деканом Гриффиндора.

Бредя по мрачным коридорам школы, девушка поежилась. Откуда-то повеяло могильным холодом. Именно он стал причиной оцепенения Гермионы. Посильнее закутавшись в халат, гриффиндорка попыталась продолжить свой путь. Однако ей не удалось сделать и двух шагов, как её тело замерло. Кто-то наблюдал за ней: она чувствовала тяжелый взгляд затылком, кожа покрылась неприятными мурашками. Быть может, она разбудила какую-нибудь портретную ведьму? Обежав все портреты глазами, девушка убедилась, что все призраки спали поистине мертвецким сном. Да и кто не спит в четыре часа ночи кроме нее самой? Не заметив ничего подозрительного и списав причины столь странных чувств на усталость, Гермиона поспешила к бывшему директору.

***

— Альбус, вы здесь? — прошептала гриффиндорка, бесшумно войдя в кабинет. Несколько свечей горело. В комнате, погруженной в легкий полумрак, царил уют. Бывший директор что-то читал. Насупленные брови и серьезный взгляд, даже в самом отдаленном смысле не веявший усталостью, говорили о важности книги в руках волшебника. Появление Гермионы внесло резкий контраст в его мимику — на лице старика появилась теплая улыбка, приглашающая войти. И всё же книгу он предпочел спрятать…

— Мисс Грейнджер, вам не спится?

— Простите., — замялась она, потупив взгляд от неловкости, — я хотела с вами посоветоваться.

Чародей подарил своей бывшей ученице нежную улыбку.

— Гермиона, я с радостью бы угостил вас моими любимыми леденцами. Но как видите… я в портрете, поэтому угощайтесь сами, — со всей серьёзностью, ему не присущей, предложил он, — Что случилось?

Она по-детски улыбнулась.

— Ох, сэр. В том то и дело… Я не понимаю, что со мной происходит. Мне кажется, что я что-то забыла, что кто-то стер мне память и что я пропустила слишком важный в жизни момент… Из-за этого мне…- она тщетно пыталась подобрать подобрать слова.

— Досадно, верно?

Да, именно досадно ей и было. Глубокие порезы на душе от когтей безысходности саднили и приносили тупую боль, от которой она была готова лезть на стенку.

Кивок послужил ответом.

— Мисс Грейнджер, — добродушный старик замолчал, вместо этого он внимательно всматривался в её лицо, от чего Гермиона смутилась, — у вас плачет душа… Такое бывает, если вы живете не в первый раз, — заключил он.
На минуты две он замолчал, о чем-то размышляя. А после, не глядя на неё, продолжил:

— Не все уходят в портреты, юная леди, — Альбус одарил ее нежной отцовской улыбкой. Или не её? Ведь взгляд его до сих пор был направлен в угол, противоположный положению Гермионы. При всём старании эту улыбку нельзя было отнести ни ей, ни кому другому.

— Вы говорите о перерождении? Я читала… — нахмурилась девушка.

— Да, но это очень редкие случаи, девочка моя. И раз ты не случайно стала подружкой Гарри, то, быть может, у тебя тоже великое предназначение? И… о, Мерлин, уже пятый час! Дорогая, тебе завтра принимать зачёт по зельеварению! Позже договорим, Гермиона! — спохватился он.
Книга в его старых руках захлопнулась. Он медленно встал и уже было достал палочку, но его прервал звонкий голос девушки.

— Сэр, я должна Вам сообщить, что заметила некие странности в Хогвартсе! Постойте!

Дамблдор настороженно, почти не выдавая своего беспокойства, посмотрел на свою бывшую ученицу. Но для Гермионы Грейнджер этот взгляд не остался незамеченным. Что происходит?

— Могут ли быть «посторонние» в школе?
Под «посторонними» гриффиндорка подразумевала черных магов — пожирателей смерти, которые до сих пор ходят по миру.

Дамблдор махнул рукой.

— Дорогая, идите спать. На данный момент в замке только все свои, — добродушно пояснил старик.

Девушка не стала возражать и вернулась в свои покои.
Но сон так и не приходил к ней: мысли не давали покоя. Что означает «на данный момент»? И что значит «не все идут в портреты»? Конечно, она читала о таких случаях в книгах. Эти случаи были крайне редки и приписывались к мифам. Неужели, это правда, и можно снова переродится? Удивительно! Будто феникс — проживать вторую жизнь… Но разве были случаи, когда у усопшего не было портрета? Гермиона перебирала в уме всё, что когда-либо было связано с портретами и смертями.
И…
Этот случай был.
Профессор Снейп до сих пор не украшал ни одну картину. Значит, он мог тоже переродится?
Отогнав бредовые мысли, девушка наконец задремала.

***

 

- Ну и зачем, позволь узнать, ты ей наговорил всю эту чушь про души?

- Чтобы она успокоилась, - улыбнулся Альбус.

- Да неужели, - прошипел его собеседник, догадываясь об истинных намерениях волшебника.

Профессор?

После того, как добрая половина класса успешно провалила экзамен, Гермиона отправилась в библиотеку, страстно желая погрузиться в свои любимые книги.

Затворив за собой дверь и оставив её незачарованной, девушка с удовольствием вдохнула приятный запах книг. К счастью, никого не было, и она могла вдоволь наслаждаться своим одиночеством.
Лишь тишина.
И книги.
Мрачный интерьер библиотеки, ее обстановка в готическом стиле так и манили погрузиться в глубокое чтение и забыть о реальности. Свечи ярко горели, освещая всё вокруг, а высокие шкафы впечатляли своим величием. Впрочем, для Гермионы это являлось уже обыденностью.

Девушка направилась к дальним полкам с историей древней магии. Она прошла мимо тайного входа в глубинную библиотеку академии, о которой знали лишь учителя и деканы школы, в том числе и она сама.
Нельзя.
Отсутствие разрешения министерства не позволяло ей заглянуть в секретное хранилище Хогвартса. И пока надежда удовлетворить потребности в знаниях о перерождениях в доступных источниках была, Гермиона не смела и думать о взломе хранилища и нарушении порядка.

Когда нужный раздел был найден, Гермиона свернула и устремилась вдоль стеллажей в сладком предвкушении. Но повисла тишина и обывательнице библиотеки стало впервые не по себе в своём излюбленном месте. Что-то рушило привычный порядок. Пока девушка искала нужную литературу, кто-то пролетел между рядами. Мимолетная тень. Но от её внимательного взгляда, исследовавшего корочки книг, это не ускользнуло. Она скорее почувствовала, чем увидела кого-то знакомого... Но кто это мог быть? Сейчас идут уроки, а библиотека вся в её распоряжении - она просчитала расписания всех возможных посещений данного заведения. В это время никому и в голову не пришло заглядывать сюда.

Ужасный, раздирающий слух скрип, похожий на вопль, возникший из неоткуда, распространился по всему пространству комнаты. Гермиона накрыла руками свои уши и зажмурила глаза. О Мерлин, что здесь происходит? От этого мерзкого звука хотелось лезть на стену или забиться в самый дальний угол, аппарировать куда-нибудь в Гималаи и спрятаться далеко в горах. Наверно, лишь там царила недосягаемая тишина для подобных звуков. Этот убийственный вопль продолжался секунд тридцать и внезапно прекратился, как и появился.

Девушка с дрожью в руках осторожно собрала упавшие на пол книги и положила их на полку, не задев ничего, что могло бы вызвать новый шум. А вернее грохот. Ужасный грохот! Что-то упало в самом дальнем углу библиотеки. Испуганная Гермиона резко обернулась в надежде увидеть источник шума. Но всё оказалось тщетным - похоже, слишком большое расстояние было до той части библиотеки, в которой что-то происходило.
Снова грохот. Уже весомее. И сердце девушке ушло в пятки. В библиотеках не принято шутить.

Бледная Гермиона ринулась в эпицентр событий. Она преодолела уже половину пути, как в этот самый момент вспышка зеленого света ослепила её. Повеяло холодом и необъяснимым страхом.
Погас свет, библиотека погрузилась в непроглядную тьму. Деканша Гриффиндора остановилась, заклиная комнату на зажжение запасных свечей. И пока она шептала треклятое длинное заклинание, в её душе тревога росла в геометрической прогрессии, мешая четко выговаривать слова и заставляя устраивать неприятный парад мурашек по телу.
Кто-то пробежал за её спиной. И девушка снова почувствовала на себе взгляд. Пристальный и ужасающий, от которого веяло смертью. Глаза не могли разобрать ровно ничего, уши тоже оказались бессильны, лишь одно сердце работало за троих, выбивая бешенный ритм. Шутка затягивалась, становилось не смешно и страшно. Била паника. В ушах громко стучал пульс, а горло пересохло от волнения. Её потные ладошки сжали палочку, приготовившись обороняться. Но это единственное оружие, имевшееся в арсенале Гермионы, выскользнуло из них и отлетело метров на двадцать.

Во тьме страх сковал девушку, однако...загорелись свечи. И Гермиона облегченно вздохнула. Но вместо нужного ей спокойствия, как она предполагала, свет принес ей призрака.
Гермиона вскрикнула.
Не призрак, а её ученица, Ханна, правда, мертвенно бледная.
Девочка стояла в двух шагах от неё, и вид у неё был, мягко сказать, не очень. Девичье личико уже не святило румянцем как прежде, а к губам не поступала кровь. Спутанные и грязные белокурые волосы же прилипали ко лбу, что не являлось "отличительной" чертой этого ребенка.

-Ханна, как ты меня напугала! - взволнованным голосом пролепетала Гермиона и на автомате сказала, - Дорогая, почему ты не на уроке, или ты хочешь, чтобы с Гриффиндора сняли баллы?

Ответа не последовало. Ученица первого курса Гриффиндора уставилась на свою преподавательницу. Её не моргающие пустые глаза вызывали в Гермионе желание бежать, от чего тревога, и без того огромная, увеличилась до катастрофических размеров. Неужели страх перед ребенком может быть настолько велик и ужасен? Гермиона призналась, что да. Это ужасно глупо - бояться девочку! Но она боялась.

- Ханна, у тебя же всё хорошо? - нежным, ласкающим душу голосом спросила Гермиона.

Она всячески старалась скрыть волнение за маской мягкого тона. Она почти не запиналась, почти всё как обычно... Успокаивая скорее себя, чем свою ученицу, девушка послала ей доверительную улыбку.

Не помогло.

В ответ первокурсница показала ряд своих маленьких зубок. Легкий, небрежный оскал. Не улыбка. Далеко не улыбка... А если и являлась ей, то до того дикой, что, казалось, улыбка самого Темного Лорда имела больше обаяния, чем эта.
Наклонив голову и всё также неотрывно всматриваясь в преподавательницу, Ханна сократила между ними расстояние в один прыжок, а затем, поборов судорогу и выгнувшись всем телом, набросилась на Гермиону, крича незнакомые миру слова.
Крики, проклятия и заклинания вылетали из ангельского ротика. Этот страшный голос, низкий и басовый, как из преисподней, требовал смерти.

Её смерти.

О, Господи, спаси! Острые когти впились в шею мисс Грейнджер. А сама девочка стремилась укусить свою учительницу.

Гермиона перенесла войну, она могла в мгновение ока защитить себя. Девушка воевала с самими пожирателями смерти и Темным Лордом, не щадя никого. Но здесь был ребенок, её ученица. Она не могла применить свою магию на одинналцатилетней малышке, хоть и сила которой превосходила её собственную в разы. Хоть от этого зависела её жизнь. .

И лишь когда небесные ангельские глаза Ханны налились тьмой, в черноте которой не было ничего живого, Гермиона начала обороняться. К сожалению, это оказалось слишком поздно. Девчонка направила уже палочку на сердце Грейнджер, готовясь к какому-то ритуалу. Из её уст полились заколдованные слова, смежные с рычанием и шипением.

Эти слова ласкали слух и дурманили разум. Они усыпляли, повелевая сдаться. Ведьма боролась с приятным усыпляющим голосом, не обращая внимания на то, как веки стали тяжелеть, как усталость заполоняла ее всю. От напряжения мышцы в спине стали неприятно пульсировать, прося дать им передышку хоть на мгновение. Гриффиндорская храбрость теряла силы. Надежды рушились. От сдержанности на ее лбу вздулась синяя вена. Еще чуть-чуть, и Гермионы Грейнджер не станет. Голос затих и утоп в тишине. Головная боль ушла, а вены возвращались под тонкую кожу. В недоумении профессор Грейнджер открыла глаза и услышала последнее слово прежде, чем сдаться темному существу. Её тело ослабло, а сопротивления прекратились.

Чувства притупились. Никогда ее не запирали в комнате с вакуумом, но Гермиона была уверена, что именно такие чувства испытывает человек, лишенный всякого давления.Зрение падало. Картинки стали расплываться, и девочка, стоящая перед ней, превратилось в большое белое пятно. Звук пропал. Мир покидал ее. Её энергия, вся жизненная сила струилась по венам из всех конечностей в живот, покидая умиротворенное тело.

Но то ли чудо, то ли спланированная случайность пришла на помощь подруге Гарри Поттера - неизвестно. Какая-то неведомая сила помешала девочке. Ханна отлетела к стене и потеряла сознание.

Юная преподавательница пришла в себя. Её мозг стремительно включил функцию анализа, поэтому испуганная волшебница бросила взгляд по сторонам. Она искала своего спасителя, но ничего так и не увидела. Лишь пустое пространство. Библиотека в своей обыденности, которая могла стать последним местом, в которое ступала её нога.

Гермиона уже начала думать, что это предсмертные галлюцинации, что она всё же лишается жизненных сил и что на последок её воображение решило потешиться, но заряд экспеллиармус, возникший из неоткуда, прервал её размышления. Теперь быстро пришедшая в себя Ханна была обезоружена и выкрикивала проклятия, не смея шевелиться. Но не это волновало Гермиону - с убийцей она разберется позже.

Заклятие "Экспеллиармус" прозвучало холодным и низким баритоном, слишком знакомым... Лишь одному человеку мог принадлежать этот голос - профессору Снейпу. Ринувшись к источнику звука, девушка врезалась во что-то твердое, как позже оказалось, в мужчину. Они упали на ворсистый ковер, и мантия-невидимка слетела с плеч незнакомца, который смягчил падение Гермионы.

-Профессор?! - в недоумении воскликнула она.

Тем временем Ханна исчезла, прошептав какое-то заклинание.

-Мисс Грейнджер, чёрт бы Вас побрал! - взревел Северус Снейп от ярости, прожигая взглядом ту, которая так мило лежала на нем...

 

Опасность

Ошарашенная Гермиона вот уже минуту внимательно изучала бывшего декана Слизерина. Он жив. Выжил от укуса змеи Темного Лорда. Смог. Она никак не могла поверить в это, хоть и ощущала тепло его тела. Руки мужчины продолжали покоиться на ее пояснице, так как в момент падения он инстинктивно прижал девушку к себе и так как сейчас пребывал в некотором подобии задумчивости, чтобы вспомнить о такой мелочи как объятия его рук.

Северус изогнул свою черную бровь в ответ на столь пристальный взгляд гриффиндорки. Казалось, все происходящее являлось типичным для серых будних, во всяком случае выражение лица профессора говорило именно об этом. Хвала выдержке шпиона, за которую он благодарил судьбу особенно сегодня.

- Что... на вас... нашло? - надменно проговаривал профессор каждое слово, будто они ему были омерзительнее всех.

Он сердится? Нет, сердился он полчаса назад, когда не мог найти нужную книгу. Он зол? Нет, злым он был, когда один из пожирателей наткнулся на него. В ярости ли он? И снова нет, ярость обуревала его, когда он увидел беззащитную мисс Грейнджер... А сейчас он в гневе, взбешен этой глупой выходкой! Почему она вечно его достает и лезет не в свои дела? Когда-нибудь небо упадет на землю, он женится, в аду пойдет снег, и все эти выражения лишатся особой красоты саркастичной метафоричности, уступив место фразе "Гермиона утихомирилась". Северус мысленно хмыкнул этой вероятности.

Осознав, что лежит в объятиях бывшего преподавателя, волшебница зарделась. Это не осталось незамеченным Северусом, которому почему-то стало неловко. Мерлин, эта просто Грейнджер, заучка, всезнайка, гриффиндорка, которую он всегда стремился не выделять особым вниманием! В чем проблема? Словам всяких чокнутых он никогда не верил. Конечно, ситуация нелепая и, безусловно, преглупейшая, но гнев куда-то пропал, оставив в одиночестве его раздражение.

- Простите, профессор, - промямлила Гермиона, быстро вскакивая с него.

Северус не ответил. Еще бы, иначе он просто убил бы её. Придушил бы за то, что она помешала ему поймать темного духовника, этого ублюдка! Бросив беглый холодный взгляд на стену, Снейп накинул мантию на свои широкие плечи, продолжая хранить молчание. Девушка тоже не смела нарушать тишину, предпочитая рассматривать последствия "грохотов".

- Держите свой рот на замке, иначе... - все еще злясь, мужчина запнулся в попытках успокоится.

- Но...- попыталась возразить девушка, но Северус бросил "Молчите" и вылетел из библиотеки, накинув на голову мантию.

***

И что ей теперь делать? Профессор ясно выразил свою "просьбу".
Правда на его стороне. Нельзя сеять панику в Хогвартсе - школа и так настрадалась от войны. Да и никто особо не поможет. Мысленно согласившись с профессором, Гермиона подняла выбитую из своих рук палочку и принялась за колдовство. Магия - удивительная вещь! За два десятка секунд ей удалось восстановить порядок во всей библиотеке, даже в том самом дальнем углу, где, как видимо, профессор устроил легкую взбучку "шкафам". Хотя царапины и вмятины, кричащие о драке, а точнее, о весомой битве, ликвидировать полностью не удалось, только уменьшить до размера мизера. Вряд ли их заметит и самый внимательный глаз. Со временем претрется и впишется в интерьер библиотеки, словно по заказу.

Кто мог пробраться в Хогвартс? А профессор... Что он здесь делает? В голове Гермионы родилось несколько десятков вопросов, ответ на которые она не могла найти.

***

 

После того, как все улики тех событий исчезли, Гермиона постаралась найти первый курс гриффиндора. Однако ни в комнатах, ни в гостиной гриффиндор, ни в главном зале их не оказалось. Безрезультатные попытки привели ее к директрисе.

- Здравствуйте, профессор МакГонагалл, профессор Дамблдор, - сухо поприветствовала Гермиона, застав их за обсуждением квиддича.

- Мисс Грейнджер? - удивилась нынешняя директриса. - Я вас внимательно слушаю.

Гермиона кротко кивнула. Тревога обуревала ее, но девушка не смела это показывать.

- Мне нужны сведения насчет первого курса Гриффиндора. Я не могу их нигде найти, хотя уроки у них уже давно закончились. Быть может, вы знаете, где они?

- Мисс Грейнджер, они отправились на пикник с Хагридом. - спокойно сообщила Минерва, как видимо, ни о чем не догадываясь.

А вот по телу Гермионы успел пройтись парад ужасающих мурашек.

О, небо! Нужно поскорее найти Ханну и обезопасить детей! Возможно, это какая-то болезнь. Но, скорее всего, малышка под заклятием. И, если это действительно так, Хогвартсу угрожает опасность!


Растерянная и встревоженная девушка старалась подобрать слова, которые, дементор их побрал, не желали идти на ум. После нескольких тщетных попыток взгляд удивительно красивых карих глаз побежал по комнате в надежде найти поддержку и остановился на портрете Дамболдора. Тот, заметив испуганный взгляд, подмигнул ей в знак утешения, хоть и лицо его было чем-то озабочено.

- Мисс Грейнджер? - заволновалась Минерва из-за странной паузы.

Девушка быстро простилась, сославшись на неотложные дела, и направилась на поиски Ханны.

Ученица чуть не убила ее! От этой мысли девушка ужаснулась. Кому понадобилось ее убивать? Точно не Ханне. Гермиона уже успела узнать эту добрую и веселую девочку-сироту. Она бы в жизни и комарика бы не тронула. Существовали такие заклятия, которые помогали оставлять свои руки чистыми от чужой крови. Например, Империо. Этот случай не подходил под непростительное, потому что Ханна даже не представляла, как звучит латынь. Это дело рук черной магии, и страшно вообразить, что могло бы случиться, если бы не профессор.

Пока мысли в безумном потоке навещали сознание девушки, ее саму кто-то окликнул, и тотчас голова рефлективно повернулась в сторону голоса.

- Мадам Помфри?

- Мисс Грейнджер, я должна вам сообщить, что у меня в изоляторе ваша ученица. Ей не здоровится и... - Помфри не договорила, так как заботливый декан Гриффиндорского факультета рванулась в изолятор.

Ханна уже успела прийти в себя, во всяком случае улыбалась своей ангельской улыбкой.

- Мисс Грейнджер! Ох... мисс, мне плохо, простите, что пропускаю уроки, - смущаясь и смотря на свои ладошки, тихо извинилась первокурсница.

- Она проспала три часа непробудным сном. Я думаю, это переутомление, - весьма легкомысленно защебетала Помфри.

- Вы уверены, что три часа?

Девочка выглядела не лучше их недавней встречи. Вся та же бледность не спешила уступать румянцу, но глаза... Они вернулись, бездонные синие очи, такие чистые и невинные. Это точно Ханна.

- Да, не меньше. Я лично следила за ней!

Гермиона встревоженно взглянула на свою ученицу, и сердце ее наполнилось состраданием к бедняжке - ее кто-то опоил! А пока она лежала непробудным сном здесь, кто-то перевоплотился в нее и напал.
Все симптомы сходились на побочных эффектах зелья глубокого сна. Кому, как ни ей, знать это. Нужен профессор!

Удивительное место - шкаф

Вернувшись к себе, Гермиона стала переигрывать в уме варианты обиталищ зельевара. Уж точно он не проживает в Хогвартсе - это ясно, как день. Быть может, в паучьем тупике? Или где-нибудь в городе? Нужно проверить все варианты.

Следующую неделю девушка посещала все возможные места пребывания профессора. И всё оказалось без толку. Его нигде не было. Словно ее никто не спасал, и ей все это почудилось. Но это невозможно! Она в этом уверена, она чувствовала его, черт возьми!

Конечно же он в мантии-невидимке, которую иногда все-таки нужно снимать, скажем в душе. Нет, Гермионе не планировала находить профессора Снейпа в душе, она даже не думала об этом до этой секундны. Да и в каком именно душе он может быть? Можно довериться школьным слухам и предположить, что зельевар, как пушистый кот, с ванной на "Вы" и сторонится их, как его сторонятся студенты. Но эта версия отпадалась сразу, ибо при падении девушка уловила горьковатый запах трав, зелий, чего-то еще и пены для бритья.
Значит, ванна имелась, а следовательно, и дом.

Мучая себя этими вопросами, мисс Грейнджер пыталась найти ответы у себя в лаборатории. Точнее в его лаборатории. Вероятность ее одинокого хозяйничества в ней равнялась нулю в связи с новыми событиями. Естественно, Снейп не преминул ей воспользоваться.

Отворив дверь лаборатории, Гермиона медленно вошла, внимательно озираясь по сторонам и подмечая все детали. Флакончики стояли на своих местах, ингредиенты - на своих полках, книги и свитки - в шкафах. Ничего не изменилось. Он не оставил никаких подсказок, следов или улик. Как это в духе профессора.

- Спасибо, что не стерли память, о милосердный профессор Снейп! - горячо воскликнула мисс Грейнджер в пустоту.

Она подошла к шкафу и взяла книгу о темной магии, которая являлась личной собственностью профессора. "Нельзя брать чужие вещи" - пронеслось у нее в голове. Но в конце концов она имела на это право, ведь теперь она преподавательница зельеварения, и все это принадлежит ей. Тщательно подумав, Гермиона уверенно взяла запретную книгу и подошла к столу.

- Тридцать баллов с Гриффиндора за дерзость учителю и сто за кражу запретной книги! - ядовито прозвучал уверенный и явно рассерженный голос.

- Профессор Снейп? - и книга с шумом рухнула на стол, - Где вы?

Взгляд прекрасных карих глаз забегал по комнате, стремясь найти своего собеседника.

- Я не собираюсь отчитываться вам о своем местоположении, мисс Грейнджер, - бесцеремонно ответил зельевар.

Девушка гордо вздернула носик. Ох, уж этот Гриффиндор со своими замашками. Снейп закатил глаза и слегка усмехнулся - всё равно она его не видит.

- Несмотря на должное к Вам уважение, профессор, я не буду с вами разговаривать, пока не увижу Вас. Это выглядит слишком глупо и смешно - разговаривать с пустотой!

Мисс Грейнджер старалась быть невозмутимой, но карие глаза, горящие гневным огнём, выдавали её с поличным. Хоть он и был когда-то её учителем, хоть он спас Гарри и защитил её - это не дает ему никаких прав вести себя таким образом. Слишком надменно с его стороны, впрочем, как и всегда.

Гермиона ждала со всей присущей ей упертостью. "Мерлин, за что ему это всё?" - пронеслось в голове мужчины. Как эта заноза последних восьми лет его жизни посмела взять книги, принадлежащие ему!? Да еще и по запретной черной магии, которая запрещена в Хогвартсе, за исключением нескольких её пунктов! Она мечтает породниться с дьяволом? Или она спятила? Безусловно что-то из двух.

- Зачем отличнице Хогвартса, - проговаривал он медленно своим бархатистым, низким голосом, скидывая с себя мантию и как-то странно смотря - понадобилось искусство запретной магии? И что вообще вы забыли в моей лаборатории, мисс Грейнджер?
Он сделал особый акцент на слове "моей", что означало одно: он не знал ровно ничего о событиях последних месяцев.

Профессор стоял, облокотившись о стену и скрестив руки на груди. Вид его как всегда порождал мрак. Непроницательное лицо и надменные черные глаза, которые слегка прикрывали жесткие локоны цвета вороньего крыла. Гермиона слегка улыбнулась - он жив и невредим и в какое же "приятное" удивление он впадет когда узнает обо всём.

Тем временем его взгляд скользнул по её фигуре и через секунду коснулся широко распахнутых глаз. Мерлин, ей просто показалось. Разумом-то она понимала, что её воображение пошло вскачь, но вот тело-предатель послало легкий румянец на её щеки.

Их немой диалог затянулся.

- Профессор, в силу последних событий.., - его рот скривился в усмешке и она запнулась, - Я... теперь владелица этой лаборатории и...

Она хотела продолжить, но рука Северуса властно взлетела в воздухе, веля замолчать, и по старой привычке девушка так и сделала. Повисла пауза. Профессор нахмурился, а губы его сомкнулись в тонкую нить. "Какого черта здесь происходит?!" - Снова и снова он задавал себе этот вопрос. Конечно, профессор понимал, что за время его "отсутствия" на кого-то выпала доля ответственности за знания о зельеварении. Но не Грейнджер же! Не гриффиндорке! Не новоиспеченной выпускнице Хогвартса, даже невзирая на ее весьма впечатляющие знания о предмете! Знаменитое шпионское терпение решительно начало сходить на нет.

- И.., - раздался его низкий баритон, который отчетливо выговаривал каждое следующее слово, - долго вы преподаете мой предмет?

- С начала года, сэр.

С секунду он просто смотрел в её глаза, переваривая информацию. И когда он понял всю трагичность положения учеников, то сомкнул свои пальцы на переносице. Беда. У этой несносной всезнайки, наверняка, отсутствовала любая дисциплина на уроках. О Мерлин, они ведь ничего еще не успели взорвать?

-Профессор? - встревожилась Грейнджер.

- Это не дает вам никаких прав брать мои вещи! - невозмутимо сказал Северус с плохо скрываемой надменностью в черных глазах, уделявших слишком большое внимание ее губам.

Весьма весомые аргументы улетучились, от чего Гермиона молча стояла, смотря куда-то сквозь профессора, словно загипнотизированная. И если бы не звук чьих-то шагов, Северус, наверняка, отвесил ей саркастическую издевку. Его бровь уже удивленно изогнулась, но Снейп уже растворился в комнате под мантией.
В дверь осторожно постучали.

- Да-да? - ласково спросила Гермиона, совсем не так, как говорила еще пять минут назад.
В комнату вошел мальчик курса пятого... Слизеринец! Снейп оцепенел. Его слизеринец, которого он принимал еще на первый курс! И улыбка Гермионы канула в неизвестность.

-Я пришел пересдать зачет, - самоуверенно заявил он.

- Дионис, я, кажется говорила, время пересдачи, не так ли?

- С вами хотят поговорить мои родители. Они за дверью... Пожалуйста, - он улыбнулся наигранной и скользкой улыбкой.

Гермиона подавила желание закатить глаза, ибо родители Диониса являлись тяжелыми людьми, если можно так сказать в мягкой форме. И Снейп знал это. Зачем она с ними церемонится?

<center>***

</center>

После тяжелого разговора Гермиона вернулась в свои покои. У нее совсем не осталось сил на изучение древних книг. Чувствовала она себя не очень, поэтому сразу забылась во сне.

Однако спала она тревожно: её бросало то в жар, то в холод. Благо, под утро всё нормализовалось.

Следующую неделю Гермиона проводила в основном в библиотеке, изучая книги о перерождении и частично чёрную магию. Снейп не появлялся, и его отсутствие играло девушке на руку. Безусловно, Гермиона Грейнджер не была бы Гермионой Грейнджер, если бы и краем глаза на заглянула в интересную ей книгу даже под страхом страшной смерти. А уж Снейп хоть и угрожал иногда, никогда не выполнял свои угрозы. Максимум - чистить котлы после уроков, но это ей точно не грозило.

Воспоминания из детства вызвали легкую улыбку на ее белоснежном, прекрасном, как шелк, лице. Приятно осознавать, что человек, которого считали мертвым, "воскрес", жив и здоров, даже его черствость и надменность радовали Гермиону, ведь они как нельзя лучше характеризовали Северуса Снейпа. Конечно, это в общих чертах и никак не меняло ее отношение к нему. Надменное поведение бесило не меньше, чем радовало "воскресение".

Из прочитанной литературы Гермиона так ничего нового и не узнала. Лишь то, что случаи перерождения крайне редки и что есть такие ситуации, когда часть души сливается с другой душой во едино в одном человеке. Таких случаев больше, но также они малы.
Чушь. Бред, на который она убила неделю!

Про Ханну она ничего и не узнала. Девочка продолжала учиться и больше подобных инцидентов не повторялось. Удивительно, что память к малышке так и не вернулась, а выздоровление настигло её в этот же день, несмотря на то, что её опоили.

***

 

- Гермиона, что ты пьешь? - спросил Том за завтраком.

Девушка взглянула на собеседника. Том Мэдиссон - преподаватель магловедения у старших курсов. Молодой высокий блондин с ангельскими глазами и очаровательной улыбкой, от которой таяло сердце даже самой черствой леди, был её другом. И, действительно, только другом. Они знакомы с лета. А объединило их отсутствие преподавательского опыта. Пожалуй, именно он помогал ей с учениками, давал советы по поводу работы и просто поддерживал её.
Гермиона улыбнулась лучезарной улыбкой.

- Это молоко, - ответила она, - с мёдом и корицей.

Том улыбнулся.

- Почему именно молоко? Это обычный напиток у маглов.

- А почему бы и нет? Мне оно нравится, - парировала она, демонстративно выпив содержимое кружки.

После они еще долго обсуждали рабочие вопросы во время завтрака, что было крайне редко. Обычно Том не появлялся в столовой, предпочитая принимать пищу у себя.

После завтрака Гермиона отправилась в свою лабораторию варить зелье, себе, так как её самочувствию оставалось желать лучшего - слегка покалывало в боку. Стоит ей слово сказать о своем ухудшении здоровья, как начнется суета. Ненужная суматоха, поскольку она сама зельевар и только она варит зелья для больничного крыла.

Идя по длинному коридору замка, она невольно заметила одинокую девочку, бегущую в лес. Присмотревшись, Гермиона узнала в ней Ханну и, не теряя ни единой секунды, ринулась за ней, забыв про боль.

Сначала как декан Гриффиндора она хотела её остановить, но после решила проследить за ней, догадываясь, что это результат оборотного зелья. Со всей осторожностью ведьма шла по пятам.

Интересно, куда они держали путь? Да и откуда в столь юном создании столько энергии, ведь они идут беспрерывно уже полтора часа? Волшебница почти не чувствуя боли в боку, стремилась не отставать, несмотря на густые ветви и непроходимые содружества деревьев.

...





Читайте также:
Тема 5. Подряд. Возмездное оказание услуг: К адвокату на консультацию явилась Минеева и пояснила, что...
Основные признаки растений: В современном мире насчитывают более 550 тыс. видов растений. Они составляют около...
Аффирмации для сектора семьи: Я создаю прекрасный счастливый мир для себя и своей семьи...
Образцы сочинений-рассуждений по русскому языку: Я думаю, что счастье – это чувство и состояние полного...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.077 с.