СУПРАМЕНТАЛЬНОЕ ЗАРАЖЕНИЕ




 

Словом, мы уже понемногу нащупываем ключ к супраментальному действию, или... быть может, правильнее говорить не о действия, а о заражении? Ведь, действительно, эта сила передается “от клетки к клетке”

 

63. 207 - Я почему-то уверена [говорила Мать в самом начале скрупулезной работы с клетками и искала пути перехода через “клеточный барь­ер”], что результат этого микроскопического труда будет просто ошеломляющим. Ведь когда эта сила действует на материю, проходя через ментальное, ее действие “смягчается”, ослабляется, преломляется и видоизменяется - так что же достигает низших уровней? Если же сила будет воздействовать на материю впрямую, нет никаких сомнений, полу­чится что-то потрясающее.

 

63. 107 - Когда тонкая, незаметная работа над “локальной” трансформацией завершится, и мы будем обладать силой непосредственно и сознательно.. . То же самое с химическим опытом: если вы овладели им в совершенстве, то его всегда можно повторить.

 

61. 112 и 254 - (Вопрос Как работа в твоем теле может сказаться на телесной субстанции вне тебя?

 

Точно так же: вибрации распространяются... как заражение. Духовные вибрации заразительны, это совершенно очевидно. Ментальные вибрации заразительны. Читальные вибрации тоже (не в самом лучшем качестве, но все же: гнев, например, очень легко передается от человека к человеку). Клеточ­ные вибрации должны обладать тем же свойством. Например, всякий раз, когда мне удавалось что-то победить (по-настоящему исцелить так называе­мую “болезнь” или нарушение жизнедеятельности, т. е. найти вибрацию, которая устраняет расстройство и восстанавливает равновесие), я без труда лечила больных тем же недугом: просто Посылала” им соответствующую вибрацию. Дело в гот, что субстанция ЕДИНА. Все заключено в одном, понимаешь, а мы постоянно забываем об этом! чувство отъединенности ни на миг не покидает нас - но ведь это неверно! Мы полагаемся на свои глаза - вот, где настоящая ложь. Понимаешь, образ как бы накладывается на вещь. Но он - всего лишь видимость! Даже в самой грубой мате­рии, даже в камне, как только меняется наше сознание, разобщенность исчезает. Просто... Не знаю, как сказать... Просто ВНУТРИ ОДНОГО И ТОГО ЖЕ степени концентрации или виды вибрации различаются.

 

64. 73 - Х находился в смятении чувств; в какой-то момент наши взгляды встретились. Его состояние передалось мне; эмоции были настолько сильны, что я, вообрази себе, чуть не расплака­лась! Слияние с миром всегда происходит здесь, в нижней части живота... Я остановила вибрации, исходившие от Х (на это ушло несколько минут), и он успокоился. Я поняла, что заражение сохраня­ется как средство воздействия, хотя телу от этого радости мало... Когда я навожу порядок здесь (указывает на живот), он устанавливается и там.

 

63. 1112 - Переживание [иного состояния] ох­ватывает все: течет в крови, вибрирует в нервах, живет в клетках, и вообще везде. Мне кажется даже, не только во мне, но в клетках, крови и нервах множества других тел. Люди с обычным сознанием, конечно, не всегда понимают и даже не всегда замечают это (они могут испытывать необычные ощущения, не понимая, чем они вызва­ны), клетки же знают, но не могут ничего сказать. Видишь ли, существуют различные УРОВНИ созна­ния, а вот это (тело Матери), по-видимому, просто сознательнее других, вот и все, а в остальном...

 

Между тем, опыт становится все более конкретным:

 

68. 186 - Интересно: я следую движению, и вдруг... ухожу в совершенно иное состояние Волнового движения Это может случиться когда угод­но. За обедом вдруг что-то приходит, я следую движению, а рука с ложкой замирает в воздухе, и только потом до меня доходит, что все ждут, когда я начну есть!

 

(Вопрос Да, мне уже несколько месяцев кажет­ся, что ты как-то отдалилась.

 

Да нет же! Я не отдаляюсь, наоборот, я пог­ружаюсь все глубже. Но не “в” это (Мать показывает на свое тело во все. Когда я “ухожу”, я как бы... леплю вибрации. Спустя же какое-то время я уз­наю, что с тем-то человеком что-то случилось, что-то пошло вкривь да вкось, вот и приходится поработать; все ведь надо исправить, вер­нуть свет, выправить вибрацию.

 

64. 269 - Я говорю о клетках тела, но то же самое относится и к внешним событиям любого масштаба - землетрясениям, извержениям вулка­нов, и так далее. Кажется, что вся земля - единое тело.

 

62. 237 - Йога постепенно охватывает всю зем­лю. Она совершается и днем, и ночью, хожу я, ем или разговариваю: будто замешанное тесто подни­мается.

 

В конце концов, опыт этот окончательно прояснился и однажды утром Мать воскликнула:

 

61. 2312 - Я воспринимало силу, источник ко­торой - высочайшая любовь, это потрясающе! Наконец-то поняла, что в это состояние я вхожу именно ради обретения силы; она рождается от единения со всей материей... Я увидела, что она может быть использована как метод ОРГАНИЗАЦИИ МАТЕРИИ, изменения ВСЕЙ материи, а не какой-то ее части и на какое-то преходящее вре­мя, как это бывает в случае медиумов. И тогда я начала понимать, что обладание этой силой озна­чает власть возвращения всего на свои места... при условии, что сознание стало достаточно всеобъемлющим. Потрясающе! С этой силой все можно изменить, и как изменить! Ты просто ЕСТЬ Кто”, ЕДИНАЯ вибрация Итого”. Иными словами, ты ЕСТЬ “то”, и потому ты ДЕЛАЕШЬ “то”. Ведь это и. есть ключ!

 

58. 262 - Прямой ключ, не требующий - никаких сложных научных пояснений.

 

Можно сказать, что все ментальное царство и даже животный мир - это “опосредованное” царст­во механизмов, которые в той или иной форме можно найти у всех представителей, от землеройки, использующей свои зубы для пережевывания виног­радной лозы, до ученого-физика, использующего циклотрон для расщепления атома. Неисчислимые, все более и более сложные механизмы - от вибри­рующих ресничек, крыльев, плавников до реактив­ных установок и телетайпов. Чудовищная изобретательность! Все это наводит на мысль о том, что эволюция, т. е., некая сила (а сила всегда связана с сознанием, будь то даже “сознание” ядра водорода, притягивающего один единственный элек­трон), обрастала все более и более утонченными и хитроумными механизмами или органами, чтобы в конце концов достичь поворотной точки, когда механизм осознает свою движущую силу и, разделен­ный на бесконечное множество разных теп, вновь обретет всю полноту единства субстанции от галактик до атомов, когда он сможет воздействовать непосредственно на субстанцию, ядра, клетки и всю материю вообще. На смену царствам минералов, растений и животных идет грядущее, “непосредст­венное” царство: реорганизация Материи силой и сознанием самой Материи, живущим в каждом атоме и каждой клетке. Однако, поворотной точки можно достичь лишь на атомном и клеточном уровнях, а не в небесных нирванических высях; необходимо прорваться сквозь преграду, отделяющую нас от будущей единой среды, от будущего глобального вида, точно так же, как минералам однажды удалось прорвать барьер собственной инерции. Исход эво­люции соприкасается с ее истоками: сила вновь обретает силу, а несознательность - погребенное сознание.

“Спасение должно быть физическим”, - гово­рит Мать.

 

68. 1112 - Тело очень-очень просто, как дитя, и опыт, получаемый им, настолько безусловен, что ему не нужно ничего “искать”, понимаешь: все уже ЗДЕСЬ. Поэтому оно недоумевает, как люди не знали этого с самого начала: Почему, ну почему они заняты поисками религий, богов, и... тому подобного?” На самом деле все так просто! Так просто! Для тела это очевидно.

 

64. 3010 - Передо мной предстают все мен­тальные построения, воплощение и реализация ко­торых когда-либо предпринимались на Земле: ве­ликие Школы, великие Идеи, великие Свершения, и потом... чуть ниже, религии; о, каким же детст­вом мне все это сейчас кажется Откуда-то из глубин Материи поднимается уверенность, что ре­шение ЗДЕСЬ. Сколько было шуму, сколько тщет­ных усилий! Спуститесь в самих себя, в глубины своего существа, сохраняйте покой, и тогда “это случится. “Это” невозможно понять - “этим” необ­ходимо БЫТЬ.

 

61. 182 - (Вопрос Но почему нужно обязательно спускаться? Неужели нельзя воздействовать на материю “сверху”, из высших планов сознания?

 

Воздействовать сверху? Да я только этим и занималась более тридцати лет! Это ничего не меняет! Это не меняет материю. Ее нужно преоб­разовать... преобразовать. А чтобы преобразовать, нужно спуститься в тело, и это... это ужасно. Но иначе ничто никогда не изменится, все останется по-прежнему. Понимаешь, ведь можно даже вы­глядеть “сверхчеловеком”. Но он остается бесплот­ным, нереальным, не в этом следующий этап зем­ной эволюции.

 

62. 245 - И спиритуалистская, и материалистская позиции считают себя уникальными и исклю­чительными (отрицая таким образом ценность и истинность друг друга); каждая из них недостаточ­на не только потому, что они не примелют одна другую, но и потому, что даже если принять и объединить обе эти позиции, этого НЕ ХВАТИТ для решения проблемы. Необходимо найти что-то дру­гое, третью позицию, не являющуюся производной от этих двух; вероятно, с ее обретением начнется эпоха тотального знания. Эта “третья позиция” и есть то, что мы ищем. Причем не только ищем, но, может быть, и СОЗДАЕМ.

 

Новая физиологическая позиция Материи. Это уже не философская позиция с ее так называемыми материализмами и идеализмами, - двумя сторонами одной и той же лжи, - но позиция тела (или в теле), которая изменит все законы старой “системы отсче­та”.

Новый образ жизни Материи реорганизует Материю ее собственной силой и в конечном итоге преобразует смерть, ибо это обратная сторона на­шей жизни. Внешняя сторона аквариума, которая, казалось, означала для рыбы смерть, конец ее су­ществования, стала началом новой жизненной фор­мы в Материи.

Вглядываясь в будущее, мы начинаем понимать, как будет действовать супраментальное существо - как оно будет управлять материей.

 

58. 192 и 32 - Когда необходимо достичь из­менения, то делается это не с помощью искусствен­ных внешних средств, но путем внутренних опера­ций в САМОМ СОЗНАНИИ, определяющем форму или внешний вид субстанции. Жизнь сама творит свои формы... Абсурдность в том, что мы всегда прибегаем к каким-то искусственным средствам: любой идиот обладает тем большей властью, чем больше имеется у него в распоряжении средств для приобретения необходимых приспособлений. А в супраментальном мире, чем более вы сознательны и чем больше ваша связь с истиной вещей, тем большей будет ваша власть над субстанцией. Власть там - это подлинная власть. Если вам хочется иметь одежду, вы должны обладать силой, чтобы создать ее, реальной силой. Если у вас этой силы нет, что ж, придется ходить голым! Никакие ухищ­рения, приспособления не помогут там возместить недостаток силы. Здесь же, даже в одном случае из миллиона, власть никогда не соответствует ис­тине. Все это невероятно глупо!

 

И еще как глупо!

Супраментальное сознание определяет форму материи; оно формирует материю, посыпая ей соответствующие вибрации, так же, как сегодня мы придаем форму мыслям, облекая их в слова.

Но как достичь этого? Каков сам процесс?

 

 

НИСХОЖДЕНИЕ В ТЕЛО

 

В сущности, смерть - это и есть наш главный вопрос. И пока гроб или погребальный костер - неизменная физическая достоверность, ничего не изменится. Мы останемся во власти “закона”, господствующего над жизнью со времен появления простейших организмов, даже если порой мы и воспаряем в “волновом движении”. “Кажется, имен­но этот вопрос мне и предоставили решать”, - сказала как-то Мать. Мать - прежде всего битва со смертью, ведь она, смерть, пришла к Шри Ауробин­до в 1950 г. Это напоминает историю Орфея и Эвридики... Двадцать три года подряд Мать, подоб­но львице, будет сражаться с “этим вопросом”. Ведь, действительно, по-настоящему войти в волновое движение и в вездесущую жизнь невозможно, если не изменить сам механизм смерти, ибо преграда и смерть созданы одним и тем же. Так откуда возни­кает преграда, каков клеточный механизм смерти? Из наблюдений за всевозможными проявлениями смерти ученые делают вывод: при таких-то и таких-то симптомах, наступает смерть. Ну, а сами симпто­мы - отчего они? Нет ответа. Грядущее царство прежде всего будет отличаться особым отношением к смерти: там ее просто не будет. Ведь если меня­ется образ жизни, должна быть преобразована и смерть, иначе мы так и останемся в вечном замкну­том круге с неизбежными иллюзиями.

Так где же застичь смерть, где ее “логово”?

Единственный способ получить достоверное знание - спуститься в тело.

“Путь нисхождения”, - говорила Мать в 1959 г.

Может быть, “нисхождения в ад”.

 

ПРИВЫЧКА К СМЕРТИ

 

Но как это - “спуститься в тело”?.. Чего уж естественнее?.. Мы и так ходим на двух ногах, кормим телесную машину, укутываем ее поплотнев всякими там философиями и прочими умными веща­ми. Так уж у нас заведено. Так вот, если мы хотим хотя бы немного разобраться в том, что такое наше тело, то для начала следует вообще отказаться от понятия “естественный”. Например, пока поведение морской свинки в клетке не выходит за рамки ес­тественного, она будет лишь воспроизводить себе подобных, а те, в свою очередь, - производить на свет новых морских свинок. И ничего больше. Че­ловек может менять диету, сон, воздух, которым он дышит, - в хата-йоге накоплен огромный опыт;

там добиваются даже остановки сердечной деятель­ности. Но к чему все это? Нам не нужны ни изощ­ренные трюки старого вида, ни даже он сам, хотя бы и “усовершенствованный”. У нас совсем другая цель. Можно проводить самые разные эксперименты с телом, но из этого все равно ничего нового не выйдет, они задевают только поверхность - потому-то ни биологи, ни йоги не только не нашли ключ к решению задачи, но даже просто не поняли, в чем, собственно, она состоит. Уже было сказано, что со времен появления землеройки мы только тем и за­нимаемся, что “совершенствуем” различные механиз­мы тела. А нужно совсем иное: открыть в глубинах тела единое движущее начало, главный “рычаг”.

Как?

Опыт на самом деле прост - во всяком случае, описать его легко, но дело не в этом; опыт нужно пережить, ибо на страницах книги работу тела не изменишь. Мы ищем не новую теорию, а новое творение.

Если подойти к делу в духе йогической сверхбиологии, можно было бы, наверное, предположить, что в процессе нисхождения мы столкнемся со всей грандиозной гудящей сетью нервов, вен, “услышим” всю гамму телесных ритмов, почувствуем пульс (и сольемся с ним) каждого клеточного ядра, каждого нервного узла - иными словами, “микроскопически”, словно со сверхмощным увеличительным аппа­ратом (электронным или йогическим) поселимся в теле, чтобы разгадать, в чем состоит “фокус”. Толь­ко вот “фокус” совсем не в том; наше тело само по себе ничуть не хуже тел змеи или зимородка, только “механика” у нас несколько другая. Что же тогда мешает этому превосходному телу быть действитель­но превосходным? Что делает его телом человека, а не жука (попутно заметим, что и тот, и другой смертны)? Биологи, которые всегда исследуют не причину, а только ход, внешний механизм явления, - единственное, что им доступно, - скажут, что это тело стало человеческим, а не чьим-либо другим, из-за того, что определенные аминокислоты, общие и неизменные для всей пирамиды от вируса до Эйнштейна, - группируются или “сплетаются” за­данным образом и в заданном порядке, в результате чего получаются человеческие, а не какие-то другие, белки. И никуда от этого не деться: это неумолимо и в высшей степени научно, с первого водородного облака и до скончания веков. Мать выразилась лаконично: “Материализм - это евангелие смерти” (коль скоро спиритуализм - евангелие небес, то хорошо бы найти что-нибудь такое между этими крайностями, что больше годилось бы для жизни). Но почему аминокислоты соединяются то так, то этак? Нам важна не разница между Homo sapiens и, например, ящерицей, - нам важно знать, какова первооснова, первопричина, изначальная сила, за­ставляющая аминокислоты соединяться определен­ным образом, независимо от того, где это происходит

- в человеке или в ящерице. Какой здесь действует закон? Вот, чего не знают ученые. Мать же знала. Этот “фокус” надо разгадать и нам. Потому что, если это получится, мы сможем... нет, дело совсем не в том, что тогда можно будет плести венки из белков, чтобы создать новый вид (неизвестно еще, что из этого выйдет), нет, мы обретем ключ, познаем движущую силу самой жизни - то, что заставляет ее проявляться в том или ином виде - рыбы ли, человека - или, точнее, что вгоняет жизнь в какую-то определенную форму-привычку, и что, возможно, заставляет умирать. Строительный материал для всех видов один и тот же, разные только привычки. Что создает “привычку” материи? Вот, в чем вопрос. Если будет найден ответ, то, возможно, будет на­йдено и то, что вызывает смерть, а привычка уми­рать исчезнет навсегда.

Смерть - не более, чем привычка

 

МЕНТАЛЬНЫЕ ПОКРОВЫ

 

Итак, нисхождение в тело совершается не с помощью йоги, а самым наипростейшим образом: надо войти в то, что есть. Мы погрузимся вовсе не в чащу нервных волокон и вен, а в нечто другое, похожее на дремучий, непроходимый лес, на при­чудливые джунгли Амазонки. Чтобы заметить или даже пережить, прочувствовать клетку, нужно преодолеть окружающий ее очень плотный, гудящий многослойный хаос. Поверхностный пласт - слои интеллекта: в кем-то мы и живем. Это “верх” аквари­ума. Очевидно, что наши идеи, философии, религии и все прочее, чем “набит” слой интеллекта, не имеет ничего общего с телом. Но он привычен и близок нам, как воздух; мы просто не замечаем ни его самого, ни его колоссальной хаотичности. Нужно привести его к молчанию. Если хочешь смотреть сквозь толщу мутной жидкости, нужно дать ей отсто­яться. Поэтому успокоение ума - первый шаг. Ког­да же слой интеллекта становится более или менее “прозрачным”, с чрезвычайной четкостью, так как этому уже не мешает шумный маскарад высоких идей, величественных философских построений и благородных человеколюбивых прожектов, обнару­живает себя следующий - слой эмоционального ума. Он гораздо “прилипчивее” первого. Но и эмоции, какими бы прекрасными они ни были, также не имеют никакого отношения к телу. И потому следующей шаг - успокоение эмоционального ума. Дело это куда более трудное, похожее на партизанскую войну в пустыне. Но когда в этом слое установлены, пусть и не окончательно, ясность и покой, обнажа­ется третий - до этого он был смешан с первыми двумя - это чувственный ум, источник и “хозяин” наших реакций. И теперь продвигаться к телу все равно, что продираться через девственный, заболо­ченный, кишащий змеями лес. Мы еще не дошли до тела, но цель уже близка. Все, что есть в этом слое, - беспорядочно перемешанные усталость, сонли­вость, страх, боль, удовольствие, симпатия, антипа­тия, привязанность, отвращение, напряжение, рас­слабленность, - все это беспрестанно хаотично шевелится и бурлит. Здесь становится понятным, насколько в нас укоренились привычки, воздействие окружения, воспитание. И все-таки, эта жуткая каша опять же никакого отношения собственно к телу не имеет - это всего лишь еще одно наслоение. Третий шаг - установить прозрачность чувственного ума, что означает полнейшую отстраненность, нейтраль­ность, беспристрастность. Чуть поддался чувству, напрягся, ответил противодействием - пред тобой тотчас вырастает стена, и продвижение к телу тор­мозится: точно застреваешь в непроходимых джунг­лях Амазонки. Нужно “отодрать” от тела сеть реши­тельно всех реакций - и активных, и пассивных. Тогда тело становится раскованным, подвижным, воздушным, словно и не было прежнего бремени, как будто у него нет даже веса - в нем, действи­тельно, появляется фантастическая легкость, понемногу оно, в самом деле, становится “телом”. И вот тогда на пути к телу встает последняя преграда, четвертый слой - слой физического ума.

Когда “идущий” встречается с ним, он его не осознает, он совершенно не понимает где он, и что ищет в непроходимом дремучем лесу. Только потом, когда барьер уже преодолен, становится понятным, что он был и что он, в точности, собой представля­ет. Но в момент первой встречи - для Матери она тянулась годы, - этот барьер воспринимается как нескончаемый, неотвязный рой лихорадочных микродвижений, и толком неизвестно, попадешь ли на “ту сторону”, или итогом будет полное разложение тела; неизвестно даже, существует ли вообще “та сторона” у этого микроскопического ада, так глубо­ко “въевшегося” в тело, что освободиться от этого слоя, кажется, все равно, что “освободиться” от самого тела. Когда Франциска где Орлеана, при­шедший со стороны Анд, впервые спускался вниз по течению Амазонки, имени у нее еще не было, - была “река”, а вокруг лианы и крокодилы, и никто не знал, чем закончится его путь, Атлантикой или смертью; было даже неясно, что за земли он пере­секал. Да, быть картографом потом - это просто.

Приведем только самые существенные этапы “продвижения” к телу вплоть до того барьера, той черты, где начинается слой физического ума.

 

65. 247 - Простое наблюдение показывает: больше всего времени уходит на то, чтобы выяс­нить для сознания, что надо изменить, и войти в сознательный контакт [с объектом изменения], ко­торый сделает изменение возможным.

 

Сколько же времени понадобилось приматам, чтобы в конце концов “сообразить”, что и важней, и полезней не болтаться на ветках, а посидеть в одиночестве где-нибудь на тихой полянке, задумчи­во глядя... в никуда?

 

66. 303 - Чтобы познать тело на опыте, пере­жить его, нужно жить в теле! И почему только древние мудрецы и святые не знали, что делать с телом? Они уходили из тела для своих медитаций, оставляя его за ненадобностью.

 

63. 108 - Это грандиозная битва против тыся­челетних привычек.

 

59. 195 - Когда, наконец, добираешься до тела и пытаешься продвинуться на какой-то шаг - да что там на шаг: просто сдвинуться с места - все начинает “кусаться”, как будто наступаешь на му­равейник.

 

56. 276 - С той самой минуты, как вы решили двигаться вперед, вас встречает сопротивлением все, что не желает вашего продвижения - и в вас и вовне.

 

58. 256 - Путь от обычного состояния тела - т.е., практически тотальной бессознательности, при вечной для нас потому, что “так уж мы устроены”, - к полному пробуждению сознания, отклику всех клеток, всех органов и функций тела - долог… Возможно, на него уйдет не одна сотня лет - столетия непрестанного труда.

 

53. 1410 - Смерть - вовсе не неизбежность, это несчастливая случайность, обидное событие, которое совершалось всегда и совершается по сей день (во всяком случае, по видимости это происхо­дило всегда и происходит до сих пор). Мы задались целью одержать победу над этой “печальной необ­ходимостью” и полностью преодолеть ее. А это битва, настоящая битва против всех законов При­роды, коллективных внушений, земных привычек существования, битва столь беспощадная и страш­ная, столь грандиозного размаха, что если ты - не первоклассный воин, готовый на все и ко всему, то не стоит и появляться на поле сражения. Здесь нужен героизм в полном смысле этого слова, аб­солютное бесстрашие, потому что на каждом шагу и в любое мгновение приходится вступать в бой решительно со всем, что уже так основательно утвердилось. А это не очень-то приятно. Даже на индивидуальном уровне это битва с самим собой, потому что если вы хотите, чтобы ваше физическое сознание было способно на физическое бессмер­тие, вы должны освободиться от всего, что пред­ставляет собою ваше нынешнее физическое созна­ние, а для этого - вести непрестанную битву, во всякое мгновение, без передышки. Ведь ваши чув­ства, ощущения, неприятия, что составляют, собст­венно, ткань физической жизни, - должны быть преодолены, преобразованы и освобождены от всего, что существует в силу привычки. Так что в этой бесконечной битве даже не тысячи, а милли­оны противников.

 

64. 3010 - Теперь уже само тело начинает понимать: решительно ВСЕ, что бы ни случилось - это помощь в продвижении. Все, что происходит, служит достижению того истинного состояния в клетках, которое им необходимо, чтобы реализация полностью завершилась. Все - даже потрясе­ния, даже боль, даже явные физические наруше­ния, - все служит этому. И лишь когда тело, по своей глупости, воспринимает происходящее с не­гативной стороны, все значительно осложняется.

 

60. 281 - Трудности возникают из-за самых ничтожных мелочей, на первый взгляд совершенно незначительных, но препятствующих продвижению. Достаточно ничтожной причины - пустяка, одного слова, легкого недомогания одного из окружаю­щих, - чтобы все остановилось и свело на нет проделанную работу. Можно подумать, что тело сохраняет форму, благодаря определенной кон­центрации, и что без нее, без этой жесткости жизнь тела была бы невозможна. Но это не так! Тело - воистину, чудеснейший инструмент; оно обладает способностью расширяться, становиться обширным как вселенная; тогда во всем - в каждом жесте, движении, в самом незначительном действии - царит чудесная гармония и пластичность. А потом, вдруг из-за какой-нибудь ничтожной глупости - легкого дуновения, - из-за сущего пустяка тело “забывает” - оно уходит в себя, зажимается из страха потеряться, раствориться в небытии. И на­чинай все с начала.

 

61. 157 - Стать святым или мудрецом, в конце концов, не так уж и трудно. Но супраментальная трансформация... О! это совсем другое дело!.. Ведь еще никто не прошел этим путем; Шри Ауробиндо был первым, но он ушел, так и не рассказав о том, что он делал. И теперь я, точно в джунглях, пытаюсь проложить дорогу - какое там в джунг­лях! - гораздо хуже... Постоянное ощущение, что ничего не знаешь. Если посмотреть с материаль­ной, химической, биологической, медицинской то­чек зрения - что нужно делать? Не думаю, чтобы хоть кто-нибудь ответил мне на этот вопрос (мо­жет, и есть такие люди, но мне, во всяком случае, они неизвестны). Если взять традиционную йогу, то там все очень просто: тебе известно, что нужно делать, и ты делаешь это, вот и все, в этом нет ничего сложного; но преобразовать материю! Что надо делать? Как? Каким путем двигаться? Да и есть ли он вообще, этот путь? Существуют ли какие-нибудь методы? Похоже, нет. Словно для того, чтобы не раздавить меня, капля за каплей раскрывается моему сознанию вся необъятность, грандиозность этого дела... Вся духовная жизнь людей всех времен и народов со всеми их устрем­лениями, усилиями со дня их появления - пред­ставляется рядом с этим ничтожным, как детская игра. И притом эта работа неблагодарна: ни зри­мых достижений, ни опытов, наполняющих ра­достью и восторгом - тяжелый труд среди мерзости и грязи. Слепой путь в никуда по дикой местности, полной ловушек и преград. Глаза завязаны и ни­чего не известно.

 

Нужно закрыть глаза ума, чтобы открылись гла­за тела.

 

60. 165 - Там, наверху, все прекрасно, а внизу - клоака. В сущности, эта работа - вечное сраже­ние с мелкими, совершенно незаметными вещами: привычки существования, чувствования, реакции и так далее...

 

69. 2712 - Когда речь заходит о материаль­ном, образованные люди инстинктивно придержи­ваются того взгляда, будто здесь все известно, изучено вдоль и поперек; будто все материальное существует и действует на основании установлен­ных законов. В этом-то и заключается их слабость. Мое тело сейчас начинает понимать, насколько несостоятелен взгляд на вещи, покоящийся на про­тивопоставлении “хорошего” и “плохого”, “добра” и “зла”, “света” и “тьмы”. Все наши суждения, все представления о материальной жизни строятся на основе этих противоречий. Необходимо, чтобы даже физическая часть нашего существа, которая, каза­лось бы, хорошо научилась ориентироваться в ма­териальном мире, поняла, что ее знание об этом мире и образ существования в нем не истинны. Так, например, новое сознание постоянно “под­трунивает” над телом: “Ну хорошо, ты “ощущаешь”, а на чем основано твое “ощущение”? Тебе кажется, что ты знаешь, но знаешь ли ты в дейст­вительности, что за этим стоит - и так даже в мелочах. Через ежеминутный опыт мне наглядно показывают, насколько мы заблуждаемся, когда в своих действиях опираемся на приобретенные “знание “мудрость”, Жизненный опыт”. Должна быть какая-то ДРУГАЯ основа.

 

58. 105 - Тебя избивают и так, и сяк, без передышки, пока до тебя не дойдет... - пока не войдешь в то состояние, когда твое тело есть все тела.

 

Достаточно малейшей реакции “я”, как выраста­ет стена между собой и другими - это принцип развития всей нашей истории, начиная с однокле­точного, которое впервые соорудило себе защитную мембрану.

 

60. 1211 - Все более всеобщее и целостное приятие всего и вся, полное самозабвение... Толь­ко здесь ощущаешь, насколько ребенком нужно стать. Думать же: “Ах, как бы я хотел быть таким! Ах, нужно быть этаким!” - только напрасно терять время.

 

Да и как узнаешь, к чему стремиться, чтобы достичь следующего вида?

 

60. 1712 - Иногда возникает ощущение: “Вот оно! Я что-то нашла А потом все уходит - и снова тяжелая, изнурительная работа. Временами ясно понимаешь, что летишь в пропасть, - в букваль­ном смысле слова, в пропасть... И не знаешь, как выкарабкаться. Такое состояние может длиться недели. Но самое главное, пропадает возмож­ность всякой оценки: “важное”, “неважное”, - ни­чего этого больше нет. И остаешься вот так... ни с чем. Никакой “шкалы ценностей” нет! Она сущест­вовала исключительно благодаря нашей менталь­ной глупости. На самом деле, либо нет ничего важного, либо ВСЕ одинаково важно. Сметаешь пылинку, или пребываешь в экстатическом созер­цании - это явления одного порядка.

 

Задумаемся: что “важно” для будущего вида? Нужно стать и быть, чтобы знать. Копчик, совершенно не нужный нам, - он ведь остался от очень важного для обезьян органа.

 

62. 610 - Здесь все понятно: если бы дело было только в том, чтобы, полностью остановив одно, дать ход другому, все было бы довольно просто. Но удержать живое тело, сохранить его работоспособность притом, что в нем устанавливаются новые принципы жизнедеятельности - вот это действительно тяжело. Особенно, если это ка­сается сердца, которое должно быть замещено центром Силы, огромной динамической силы В какой МОМЕНТ остановить циркуляцию крови и пустить в ход Силу?.. Ответить непросто. В обыч­ной жизни сначала обдумываешь, а потом дела­ешь - здесь же все наоборот! В этой жизни сна­чала нужно сделать, и только потом, много позже становится ясно, что именно ты сделал. Делать приходится, не задумываясь. Размышления ни к чему хорошему не приведут: ты сразу же вернешься в старую колею.

 

62. 3010 - Это настолько необычно, что непо­нятно даже, движешься ты куда-нибудь или сто­ишь на месте. Тебе не известно, ни куда ты идешь, ни куда тебе надо прийти. Происходит столько всего, но то ли это, что нужно для работы? А может ты уже сбился с пути? Ничего не известно. Ясно будет только в конце.

 

63. 226 - Переходный период не очень прия­тен, в том смысле, что ни тех сил и способностей, что были прежде, ни новых, которые предположи­тельно должны были появиться, не чувствуешь - я как раз на полпути, уже не здесь, но еще и не там. И много такого, от чего только диву даешься, и глаза расширяются от изумления: “А, так вот оно, значит, как!” И в то же время такие физматы-ограничения, так устаешь от всего...

 

71. 2912 - Кратчайшим путем для меня было... (как бы поточнее выразиться?) возрастание чувства собственной бессодержательности - несуществова­ния. Ничего не знать, не хотеть, не мочь... Только нельзя допускать страх - если он появляется, про­цесс становится невыносимым. К счастью, моему телу страх неведом.

 

65. 1010 - Трансформации физического пре­пятствует именно то, что обычно считается неваж­ным, мелким, недостойным внимания. Именно из-за такого пренебрежительного отношения мелочи становятся тяжелейшими препятствиями. Я имею в виду людей с Просветленным сознанием, живу­щих в истине, людей с искренней устремленностью, которые никак не могут понять, почему столь силь­ное стремление приносит столь скудные результа­ты. Теперь мне понятно: дело в том, что они не придают должного значения этим самым Мелочам А те принадлежат сфере подсознательного и не препятствуют вашей свободе в сфере разума, чувств и ощущений, даже импульсивных побужде­ний, но на чисто физическом уровне делают вас рабом. Все это нужно разрушить. Ведь это просто устоявшаяся привычка, не более того. Но, боже мой, как она цепко держит, как засасывает!

 

67. 267 - Наш мир можно смело назвать ми­ром дурных привычек.

 

67. 28 и 19 - Тяжкая, изнурительная, нескон­чаемая работа, невидимая и почти неощутимая... Поле грязной битвы.

 

65. 257 - Вот, что я называю искренностью: суметь во всякое мгновение поймать себя на том, что ты опять в старой, прежней глупости.

 

65. 121 - В прежние времена вам говорили: “Оставьте этот мир”. Но так поступать мы не вправе - это против нашей работы! Ты ведь знаешь, я добилась почти абсолютной свободы по отноше­нию к телу, я даже могла совершенно не чувствовать физической боли; теперь же, подумай только, я даже не имею права оставить свое тело! Даже когда очень больно, когда очень трудно и гово­ришь себе “Господи, уйти бы сейчас в то блажен­ное состояние”,- я не получаю разрешения. Я должна оставаться в теле. Вся работа должна быть выполнена в ТЕЛЕ.

 

60. 2611 - Здесь все не так, как в обычной жизни... Бывают моменты (они могут длиться три-четыре, иногда десять минут), когда мне вдруг делается невыносимо плохо, и есть все основа­ния считать, что вот-вот наступит конец. На самом деле, через этот опыт нужно пройти, чтобы обрести необходимую силу. Понимаешь, только в такие “моменты когда по всем законам логики обычно­го физического мира конец неминуем, можно ух­ватить ключ. И через все это нужно пройти, не дрогнув. Сколько их еще понадобится, этих “мо­ментов”? Не знаю, я прокладываю путь.

 

Очевидно, в какой-то момент истории рептилии необходимо было пережить судороги, боль, чтобы в последних конвульсиях обрести то главное, что по­могло ей стать птицей.

 

69. 35 - С точки зрения нового сознания обыч­ная человеческая жизнь стоит на трех китах - смерть, еда, деньги; это три главных доминанты, вокруг которых все и крутится: есть, умирать, до­бывать деньги. Но для нового сознания это - чисто временные явления, неглубокие и недолговечные, соответствующие Переходному состоянию. Вот почему оно и учит тело существовать иначе.

 

61. 125 - Даже самые прекрасные моменты в жизни, когда человек переживает бессмертное со­знание, входит в соприкосновение с истиной... это приятно и хорошо, но не ТО. В чем подлинный СМЫСЛ жизни? Что такое жизнь? Что за ней стоит? Зачем Господь создал все это? Какова цель его пути?.. Очевидно, какую-то тайну он хранит. И я хочу, хочу раскрыть ее. Почему мир такой, какой он есть? Очевидно, не потому, что он таким и должен быть - он такой, чтобы стать другим Я так хочу этого!

 

62. 2311 - Всякий шаг вперед неизбежно вы­нуждает делать шаг назад - не назад даже, а во тьму, а в чисто физическом плане это выглядит ужасно. Словно касаешься самых основ бессозна­тельного, косной материальности.

 

63. 218 - Я не знаю, последняя ли это битва, но она уже идет в самых глубинах... на уровне, так сказать, первой субстанции; Жизнь использова­ла ее, но она сама неспособна ни ощутить, ни хотя бы подступиться к причинам этой Жизни. По-мое­му, сражение идет уже у самого “дна” бездны. Был момент, когда мной овладела безмерная щемящая тоска: я была в полном ничто, откуда не было выхода. Выйти было невозможно именно потому, что кругом было ничто. В какое-то мгновение давление стало настолько мощным, что... я заду­малась: а не разнесет ли меня в клочья? Вот, что лежит в основе материализма.

 

И тогда Мать вдруг поняла, что за барьер стоял перед ней:

 

...





Читайте также:
Перечень документов по охране труда. Сроки хранения: Итак, перечень документов по охране труда выглядит следующим образом...
Эталон единицы силы электрического тока: Эталон – это средство измерения, обеспечивающее воспроизведение и хранение...
Образование Киргизкой (Казахской) АССР: Предметом изучения Современной истории Казахстана являются ...
Экономика как подсистема общества: Может ли общество развиваться без экономики? Как побороть бедность и добиться...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.052 с.