НОВОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ — НОВЫЙ ПОЛИЦЕЙСКИЙ 6 глава




Наконец корабль причалил и наступил волнующий момент, когда с борта на берег был перекинут трап, связавший мощный американский лайнер с древним континентом. До этой минуты среди путешественников и среди встречающих царило благоговейное молчание. Но лишь только корабль и суша соединились в одно целое, как с обеих сторон раздался всё возрастающий гул восклицаний, распоряжений, приветствий.

На борту парохода сразу засуетилось множество носильщиков. И в то время, как они поднимались вверх по трапу, навстречу им, спотыкаясь на непривычно узких ступеньках, спускались спешащие на берег пассажиры лайнера. Первыми выходили те, кто занимали каюты люкс, потом путешественники первого, затем второго класса, и лишь когда вся эта элегантная публика была на берегу, пассажиры третьего класса смогли в свою очередь ступить на сходни.

Несмотря на это, на пристани царила ужасная сутолока; выстроилась очередь на телефон и другая, куда более внушительная, на таможню, где сотрудники в форменных кителях уже приступили к вежливому и деликатному досмотру ручного багажа.

На выходе с пристани покончивших со всеми формальностями пассажиров ожидали любезные, предупредительные официанты, которые вручали им талончики с резервированными местами в вагоне-ресторане.

На перроне уже стоял специальный трансатлантический экспресс и была вывешена огромная надпись, указывающая время его прибытия в Париж. До отхода поезда оставалось двадцать минут. Пассажиры возвращались с перрона на пристань, чтобы в последний раз взглянуть на великолепный лайнер, огромный, как дом, где им довелось прожить восемь восхитительных дней, наслаждаясь путешествием и замечательной погодой.

Но вот объявили посадку, и пассажиры заспешили обратно на перрон. Все заняли свои места, и поезд медленно тронулся с места. Он оставил позади огромный порт, на десять минут остановился под сводами гаврского вокзала, чтобы забрать ещё нескольких пассажиров, имевших исключительное право покупки билетов на этот экспресс. Затем поезд начал стремительно набирать скорость. Ему предстояло пройти триста километров и остановиться лишь на вокзале Сен-Лазар, в самом центре Парижа.

В вагоне-ресторане пассажиры приступили к обеду.

— Ах, какая чудесная страна! — не отрываясь от окна, воскликнула очаровательная молодая американка леди Марлстон.

Её соотечественник, знаменитый миллиардер сэр Карнвик, сидевший напротив и настроенный на более прозаический лад, внимательно читал меню и настоятельно советовал своей спутнице проявить внимание к закускам.

Подошёл официант, разносящий спиртные напитки.

— Какое вино желают господа? Сент-Эмильон, Поммар… или сухое?

Соседка леди Марлстон, восхитительное существо с чёрными как ночь волосами и изумрудно-зелёными глазами, отрицательно покачала головой в ответ на вопросительный взгляд своего визави, гладко выбритого и напомаженного англичанина.

— Нет, дорогой Аскотт, — произнесла она, — теперь мы уже почти на месте, и я не хочу больше алкогольных напитков. В море — другое дело. Закажите мне, пожалуйста, минеральную воду.

Аскотт обернулся к официанту, но тот уже отошёл к другим столикам.

— Прошу прощения, княгиня, — вежливо сказал молодой человек, — нужно подождать, пока официант вернётся. Какую воду вам заказать: газированную или…

— Право не знаю, мне трудно выбрать…

Молодая женщина грациозно наклонилась к человеку, сидевшему рядом с ней за соседним столиком.

— Благодарю вас, сударь, — произнесла она, рассеянно раскрывая меню, которое передал ей её сосед.

В этот момент г-н Марлстон громко окликнул свою супругу. Он как раз развернул французскую газету и начал пробегать её глазами. Впрочем, все посетители вагона-ресторана были уже в курсе любопытной информации, содержавшейся на первой полосе. Газета сообщала о прибытии в Гаврский порт океанского лайнера, на борту которого находится знаменитый американский сыщик Том Боб. Все присутствующие были крайне заинтригованы этой новостью.

— Возможно ли это! — со смехом воскликнула очаровательная зеленоглазая княгиня Соня Дамидова. — Неужели мы целую неделю путешествовали с Томом Бобом и ничего об том не знали?

— Почему бы и нет? — откликнулся сэр Карнвик. — Этот Том Боб — популярная личность, но не до такой степени, чтобы мы были потрясены его присутствием, а корабль украшали флагами.

— Но это всё-таки очень странно! Он ни разу не показался нам на глаза, — изумлённо произнесла леди Марлстон.

— Настоящий детектив, — заметил Аскотт, — старается не поднимать шума и предпочитает, чтобы его присутствие не бросалось в глаза.

Господин, только что любезно передавший Соне Дамидовой меню с напитками, в свою очередь вступил в разговор.

— Вы совершенно правы, сударь, — обратился он к Аскотту, — я тоже считаю, что детективу, каким бы известным он ни был, лучше оставаться в тени. Ну а в других случаях нужно, наоборот, давать о себе знать. Я думаю, именно этим объясняется кажущаяся непоследовательность в действиях Тома Боба, когда он, скрыв своё присутствие от пассажиров на пароходе, известил о нём французскую прессу.

Все внимательно посмотрели на говорившего господина. На вид ему можно было дать лет сорок. У него было лицо кирпичного цвета, представлявшее необычный контраст с его негустыми, очень светлыми волосами. В петлице светлого пиджака он, как многие мужчины из Нового Света, носил крохотный американский флаг, сделанный из фарфора. На пальцах у него было два массивных золотых кольца.

Все с интересом рассматривали этого человека, на которого никто до сих пор не обращал внимания. А он тем временем, словно не замечая вызванного им любопытства, вернулся к прерванному обеду. В этот момент к нему обратился сидевший напротив молодой француз.

— Простите, сударь, но я слышал, что Том Боб обещает арестовать неуловимого Фантомаса. Не слишком ли это рискованное обещание?

Незнакомец пристально взглянул в глаза молодому человеку.

— Оно дано американцем, сударь, и этого достаточно.

— Отлично сказано! — воскликнул толстощёкий, упитанный человек, который был не кем иным, как Гамильтоном Голдом, знаменитым калифорнийским богачом, уже три раза совершившим путешествие вокруг света. — Отлично! Вот, что значит слово американца!

Карнвик молча улыбнулся, а леди Марлстон, которую забавлял этот разговор, подлила масла в огонь.

— А может быть, Том Боб — это просто один из стюардов на пароходе или та пожилая дама в пудреном парике, которая говорила, что представляет парижский модный салон?

— А ещё лучше, сам капитан, — насмешливо сказала Соня Дамидова. — Об этом вы не подумали, сударыня?

Появился официант с подносом, уставленным бутылками и чашками.

— Кофе, господа… коньяк, брэнди, виски… чай, — предлагал он.

Желающих было мало. Лишь несколько человек решили последовать французскому обычаю и выпить после обеда кофе с ликёром. Остальные, верные своим традициям, отказались от спиртных напитков и предпочли некрепкий чай. Наконец мужчины взялись за сигары, а большинство дам покинуло вагон-ресторан, чтобы вернуться в купе. Вслед за леди Марлстон и княгиней Дамидовой встали со своих мест Аскотт, Карнвик и Гамильтон Голд. За ними последовал человек со светлыми волосами и американским флагом в петлице.

Разговор продолжался в коридоре. Сэр Карнвик спросил у дам разрешения выкурить сигарету и, увидев, что Соня Дамидова тоже достала свой портсигар, галантно предложил ей прикурить.

— Однако где же зажигалка? — удивлённо воскликнул сэр Карнвик, — мне казалось, что я положил её в жилетный карман! Наверное, я забыл её в чемодане…

— А может быть, сударь, её просто украли? — насмешливо спросил кто-то сзади него.

Карнвик обернулся и увидел светловолосого незнакомца. Тот невозмутимо продолжал:

— Разве вы не знаете, что в богатые поезда вроде этого часто проникают карманные воры? Для начала они воруют неценные вещи, просто для того, чтобы размяться и войти в форму, а заодно и проверить реакцию пассажиров.

Карнвик не нашёл что ответить, а леди Марлстон нервно засмеялась. Соня Дамидова слегка побледнела, но попыталась пошутить.

— Если с нами Том Боб, то нам нечего бояться… Только с нами ли он?

— Я в этом совершенно уверен! — воскликнул Гамильтон Голд.

— Тогда, может быть, вы нам представите его? — сказала леди Марлстон.

— Ну что ж… возможно.

Компания засмеялась, и Аскотт указал на курительное отделение в конце вагона, где, сидя на скамейке, дремал какой-то пассажир.

— Может быть, вот этот господин? — смеясь, спросил он.

Мужчины и дамы стали по очереди подходить и с любопытством рассматривать спящего человека, который, наверняка, не подозревал о вызываемом им интересе.

Однако скоро все взгляды вновь обратились к светловолосому господину, который не замедлил откликнуться на предположение Аскотта.

— Вам не хватает наблюдательности, сударь, — заметил он. — Во-первых, детективы не спят вот так, сидя на скамейке. Во-вторых, достаточно одного взгляда на его одежду, чтобы понять, что этот человек — француз. Кроме того, это офицер… причём он служит в действующей армии.

Крайне заинтересованная, Соня Дамидова подошла к американцу.

— Откуда вы всё это узнали? — изумлённо произнесла она.

Тот сдержанно поклонился.

— Нет ничего проще, сударыня. Во-первых, у него над головой, в багажной сетке, лежит чехол из зелёной саржи, в которых обычно хранят офицерские сабли. Затем, взгляните на его волосы: на висках они приглажены, а чуть повыше, на одной линии с верхним краем уха, топорщатся ёжиком; следовательно, этот человек обычно носит военное кепи. И наконец, взгляните на его обветренное лицо. Сразу видно, что он много времени проводит на воздухе. Обратите также внимание на то, что загар доходит лишь до середины шеи и останавливается на уровне воротничка офицерской униформы. Одним словом, перед нами бравый служака. Согласны ли вы, господа, с моим выводом?

Гамильтон Голд фамильярно хлопнул по плечу своего проницательного соотечественника.

— Так чётко и последовательно может рассуждать лишь один человек на свете! А поскольку вы, сударь, американец, то у меня нет сомнений, что вы и есть Том Боб.

В глазах блондина мелькнул огонёк. Он улыбнулся и, взглянув в лицо своему собеседнику, ответил просто:

— Вы совершенно правы. Том Боб — это я.

Все окружили его, исполненные пристального внимания и любопытства. Вскоре вокруг знаменитого сыщика собрался весь вагон; с ним знакомились, ему наперебой задавали вопросы.

— Ну, пожалуйста, — умоляла леди Марлстон своего мужа, — представьте меня поскорее. Это же так занятно — познакомиться с детективом!

Но Том Боб с изысканной вежливостью уже раскланивался перед княгиней Соней Дамидовой.

— У нас есть общие друзья, сударыня, — говорил он ей, — князь и княгиня Каренские. Я много общался с ними в Петербурге и даже имел возможность оказать им одну маленькую услугу.

— Ах, эта ужасная история с нигилистами, не так ли? — спросила Соня Дамидова.

— Совершенно верно, сударыня, именно в этот сложный момент я имел честь помочь им.

Княгиня вздрогнула; её охватили ужасные воспоминания.

— Я жила тогда в Париже, но мне было там ничуть не легче, чем моей несчастной подруге, — со вздохом произнесла она.

— О да, княгиня, я знаю, — тихо произнёс Том Боб. — Страшная смерть сахарозаводчика Томери, с которым вы были помолвлены.

— Умоляю вас, сударь! — в ужасе воскликнула Соня. — Не напоминайте мне об этом…

В разговор весьма кстати вмешался Гамильтон Голд.

— Так значит, вы всё время были на борту «Лотарингии»?

— Естественно, сударь. Вам нужны доказательства? Извольте: вы жили в каюте-люкс № 127, княгиня Дамидова жила напротив, по левому борту корабля. Погода держалась отличная, только на второй день пошёл дождь, и все боялись, что назавтра погода испортится. Всё верно, не так ли?

— Совершенно верно, — подтвердил Карнвик.

Постепенно разговор обратился к волнующей всех теме: каким образом знаменитому сыщику удастся арестовать Фантомаса? Однако детектив уклонился от ответа, шутливо заметив, что это — профессиональная тайна.

— А вдруг Фантомас едет в поезде вместе с нами? — испуганно прошептала леди Марлстон. — Вдруг он знает, что вы здесь, и взорвёт поезд?

— Фантомас был бы вполне способен на это, сударыня, — хладнокровно ответил Том Боб. — Но я уверяю вас, что в этом поезде вы совершенно в безопасности.

Молодой француз, который обратил на себя внимание во время обеда, вышел из вагона-ресторана с сигаретой в зубах и в шляпе, заломленной на одно ухо.

— Господин сыщик так уверенно себя чувствует, потому что ему отлично известно, что Фантомас в тюрьме! — насмешливо произнёс он.

— А ведь это и вправду так, — подтвердил сэр Карнвик.

— Но поскольку Том Боб всесилен, — издевательски продолжал молодой человек, — ему наверняка удастся задержать преступника, даже если тот уже задержан.

— Я ничего не понимаю, — встревоженно произнёс вдруг Аскотт, — где мой бумажник?

Том Боб вздрогнул и как будто насторожился.

— Поищите получше, сударь. Это очень серьёзно. Вы уверены, что бумажника нет?

— Да, сударь, мой бумажник исчез! — подтвердил Аскотт, ещё раз ощупав свои карманы. — Там была небольшая сумма, но всё-таки это очень неприятно.

Том Боб небрежно закурил сигарету.

— Ну что же, господа, раз бумажник исчез, остаётся только его найти. Надеюсь, это будет нетрудно…

Все присутствующие изумлённо посмотрели на сыщика. Тот невозмутимо продолжал:

— Детектив, и особенно американский, должен уметь найти карманного вора в целой толпе людей, какими бы элегантными эти люди ни были.

— Но каким же образом? — спросил кто-то.

— По ботинкам, — ответил сыщик.

Все рассмеялись. Что и говорить, Том Боб был оригинальным спутником!

— Нет ничего проще, господа! Среди хорошо одетых людей карманники выделяются, обычно, своей плохой обувью — в этом, кстати, они недалеко ушли от сотрудников французской полиции. И те и другие выглядят безупречно. Новая шляпа, прекрасно сшитый костюм, элегантный галстук. Ни дать ни взять светские люди! Однако остаётся маленькая деталь, та самая знаменитая песчинка, которая выводит из строя самый отлаженный механизм. Эта мелочь — ничто иное как ботинки.

После секундного молчания Том Боб обратился к молодому французу, который слушал его со своей нагловатой улыбкой.

— Позвольте спросить, сударь, кто вы по профессии?

Смущённый этим неожиданным вопросом, молодой человек слегка покраснел.

— Милостивый государь, — глухо проговорил он, — я мог бы не отвечать вам, но, так и быть, я отвечу, мне нечего скрывать. Я — студент… медицинского факультета. Вас устраивает такой ответ?

Том Боб явно не нравился молодому человеку. Он резко повернулся и вышел из вагона.

Внезапно наступила полня темнота. Поезд ехал вдоль Сены и вошёл в туннель в районе Боньера.

— Почему вагон не освещён? — встревоженно прошептала Соня Дамидова.

— Внимание, дамы и господа! — сухо скомандовал Том Боб. — Следите за бумажниками, сумочками и драгоценностями. Эта темнота совершенно ненормальна. Кто-то нарочно выключил свет.

Протекло несколько долгих минут. Наконец поезд выскочил из чрева туннеля, и снова стало светло.

— Моя сумка! — в ужасе вскричала леди Марлстон. — Она пропала! Это ужасно! Эта Франция хуже, чем джунгли!

— А я ещё подумал, что Том Боб шутит, — произнёс сэр Карнвик. — Теперь-то я вижу, что нет.

— Какое там шутит! — взволнованно воскликнул Аскотт. — Я только что перетряс весь чемодан, бумажника как не бывало.

Том Боб нервно кусал себе губы. Он рассеянно зажёг сигарету, затем отшвырнул её и закурил другую.

В вагон вошёл контролёр.

— Дамы и господа, будьте любезны ваши билеты.

Однако Аскотт и леди Марлстон предъявить билетов не смогли. Все присутствующие, знавшие о пропаже сумки и бумажника, наперебой обращались к контролёру, жалуясь на кражи и требуя защиты. Бедняга совсем потерял голову и понимал лишь одно: двое пассажиров едут без билетов.

Том Боб счёл нужным вмешаться.

— Господин контролёр, — обратился он к сбитому с толку служащему, — будьте любезны, не требуйте пока билетов у этой дамы и у этого господина. Их билеты не потеряны, просто они сейчас находится в другом месте… Скорее всего, в чужом кармане. Вам важно получить билеты до приезда в Париж? Ну так вы их получите.

Официальный тон Тома Боба несколько успокоил контролёра.

— Ну хорошо, хорошо, — сказал он. — Разберёмся в Аньере…

Аскотт уже открыл рот, чтобы спросить о чём-то Тома Боба, но тот жестом прервал его.

— Одну минуту… Мне кажется, мы замедляем ход.

Он не ошибся. Поезд действительно тормозил без всякой видимой причины. По обе стороны путей тянулись густые заросли Сен-Жерменского леса. Том Боб выскочил в тамбур и увидел, что наружная дверь открыта настежь. Какой-то человек, воспользовавшись замедлением хода, собирался выпрыгнуть из поезда. В мгновение ока оценив ситуацию, Том Боб как молния рванулся вперёд и схватил за воротник человека, уже готового к прыжку.

— Ах вот вы где, мой юный друг! — произнёс сыщик, не собираясь отпускать свою добычу, а, наоборот, выкручивая ей руку, чтобы побороть всякое сопротивление, — вы, значит, хотите покинуть нас, даже не попрощавшись? Право, это нехорошо…

Человек побледнел, глаза его налились кровью.

— Отпустите меня, чёрт подери! Отпустите немедленно! — в бешенстве взревел он. — Или я продырявлю вам шкуру!

— Из чего же вы её продырявите? Из револьвера? Пошарьте свободной рукой в кармане, храбрый юноша, и вы увидите, что никакого оружия там нет.

Человек засунул руку в карман и к своему ужасу обнаружил, что оружие действительно исчезло.

— Ваш пистолет я конфисковал, — продолжал полицейский. — Вы слишком молоды, чтобы пользоваться огнестрельным оружием. Ну что, господин студент, вы убедились, что по части ловкости рук вам есть чему у меня поучиться? Только я действую из благородных побуждений, а вот вы…

Задержанный рывком бросился на землю, надеясь таким образом вырваться из железной хватки Тома Боба. Но тот только сильней выкрутил ему руку.

— Дьявол! Чтоб ты сдох!..

Пойманный изрыгал проклятия, впиваясь в детектива горящим от ненависти взглядом.

Несколько человек прибежало на шум. В их числе были Аскотт, сэр Карнвик. Поняв, что произошло, они стали восторженно поздравлять Тома Боба.

Леди Марлстон, тоже поспешившая на шум, обернулась к Соне Дамидовой.

— А вы знаете, милочка, ведь Том Боб оказался прав. Вы только взгляните на ботинки этого воришки!

Княгиня была бледна и дрожала всем телом.

— Боже, какой кошмар вся эта история… — прошептала она. — Я совершенно без сил!

Полицейский тем временем втолкнул своего пленника в пустое купе и ловким, профессиональным движением надел на него тонкие, но очень прочные наручники.

Вскоре на место происшествия прибежал контролёр. Он был немало озадачен всеми этими событиями, о которых ему теперь предстояло составить подробный отчёт начальству. Об этом отчёте честный служитель думал с настоящей тоской, поскольку он никак не мог разобраться, что к чему, и спрашивал себя, кто же на самом деле прав: богатые иностранцы, едущие без билета, или этот молодой парижанин, на которого американский полицейский счёл почему-то возможным надеть наручники.

— Я тут совершенно ни при чём, — заявил контролёр. — Пусть с этим разбирается наша полиция.

— Вы совершенно правы, сударь, — флегматично заметил Том Боб. — Однако, если вы хотите проверить билеты этой дамы и этого господина, посмотрите в кармане у молодого человека. Билеты наверняка там.

— Нет-нет, я не буду нигде смотреть! — испуганно запротестовал контролёр. — Это дело полиции.

Через четверть часа экспресс трансатлантической кампании прибыл на вокзал Сен-Лазар. Пассажиры первого класса спустились с поезда и столпились у края платформы. Тревожно переговариваясь, они чего-то ждали. Последним из вагона вышел Том Боб и задержанный им молодой человек в сопровождении четырёх сотрудников полиции, которых предусмотрительно вызвал контролёр. Надо сказать, что бравые стражи порядка следили за американским детективом не менее пристально, чем за его пленником, и, может быть, они были правы. Кто знает?

Вскоре подошёл комиссар полиции, и ситуация прояснилась. Молодого человека, обвинённого в краже, немедленно обыскали и нашли у него сумочку леди Марлстон, бумажник Аскотта и чьё-то пустое портмоне.

— Куда вы дели содержимое этого портмоне? — строго спросил комиссар молодого человека.

Том Боб расхохотался.

— В этом портмоне с самого начала ничего не было. Оно принадлежит мне. Я называю его кошелёк-обманка. С помощью такого кошелька я проверяю, кто вор. Это делается очень просто. Я забываю портмоне на видном месте и не возражаю, когда карманник преспокойно забирает его себе, радуясь, что попал на дурачка. Но кошелёк, естественно, пуст, поскольку чрезмерная щедрость мне в данном случае не по средствам. Зато я узнаю, кто же на самом деле вор, и больше не спускаю с него глаз. С этой минуты он от меня не уйдёт! Вот так, господин комиссар, действуют в Америке все полицейские, и в том числе я — Том Боб.

Комиссар посмотрел на американца с восхищением и даже с завистью. Этот иностранец провёл такое стремительное и безошибочное задержание, которым не могла похвастаться французская полиция.

— Мы благодарим вас за содействие, сударь, — сдержанно произнёс комиссар. — Однако нам придётся ещё раз обратиться к вам за показаниями. Где я могу вас найти?

— Мне заказан номер в гостинице «Терминюс». Всегда к вашим услугам, сударь!

Том Боб написал несколько слов на своей визитной карточке и протянул её комиссару.

Аскотт получил обратно свой кошелёк, а леди Марлстон — сумочку.

Возбуждённые и радостные, путешественники решили в этот же вечер отпраздновать блестящий триумф Тома Боба. Однако сыщик вежливо отказался, сославшись на крайнюю усталость, и, любезно откланявшись, скрылся в толпе.

В полицейском участке тем временем составляли протокол задержания преступника.

— Господин комиссар, разрешите доложить!

— Докладывайте.

— Задержанный опознан. Это вор-рецидивист, известный под кличкой Красавчик.

 

МАНЬЯК

 

В холле отеля «Терминюс», расположенном в великолепном особняке неподалёку от вокзала Сен-Лазар, царило обычное для большой гостиницы оживление. Постояльцы, грумы, посетители без остановки сновали туда-сюда. То и дело входили носильщики, нагруженные чемоданами, сумками, сундуками; многие из этих предметов были сплошь покрыты разноцветными багажными наклейками, говорившими о частых и дальних путешествиях, во время которых добротные вещи верой и правдой служили своим хозяевам.

Множество служащих работало без передышки, стремясь разрешить все вопросы, удовлетворить все желания и просьбы клиентов, обращавшихся к ним на всех языках. Труднее всего приходилось трём молодым женщинам, которые занимались размещением. С каждым приходом поезда прибывали всё новые и новые путешественники, подчас из самых дальних стран, и мест оставалось всё меньше и меньше.

Том Боб уже несколько минут находился в холле отеля «Терминюс». Он расплатился с носильщиком и окликнул одного из служащих.

— Где я могу получить ключ от номера 142?

— Этот номер заказан на имя господина Тома Боба, — сказала сотрудница, заглянув в свою книгу. — Это вы и есть, сударь?

— Совершенно верно.

Девушка позвонила в звонок и вызвала коридорного, в чьи обязанности входило провожать новоприбывших постояльцев в их номера. Тот хотел было проводить Тома Боба к лифту, но сыщик отрицательно покачал головой и сказал, что всегда поднимается пешком. Коридорный, которому неохота было карабкаться по лестнице на третий этаж, изумлённо посмотрел на необычного постояльца. Но тот был непреклонен.

— Я всегда поднимаюсь пешком, — повторил он. — Лифты часто опасны.

Он помолчал, а затем загадочно прибавил:

— Во всяком случае, для меня.

Коридорный понял, что случай не из лёгких и настаивать бесполезно.

— Лестница здесь… С вашего разрешения, сударь, я оставлю пока ваши вещи внизу. Через несколько минут их доставят на грузоподъёмнике. Если господину срочно нужно что-нибудь из багажа…

— Мне ничего не нужно…

Вслед за коридорным Том Боб начал подниматься по лестнице. Внезапно он обернулся. Ещё в холле сыщик заметил человека, который внимательно его рассматривал. Тому Бобу показалось, что незнакомец хочет обратиться к нему, но почему-то не решается. Обернувшись, сыщик встретился с ним глазами. Незнакомец издалека поклонился, затем быстро подошёл к детективу. Перед Томом Бобом стоял молодой человек лет двадцати пяти. На голове у него была плоская, потрёпанная фуражка, одет он был более чем скромно и вообще походил скорее на бедняка. Правда, держался этот юноша безупречно.

— Господин Том Боб, не так ли? — вежливо осведомился он.

— Что вам угодно? — сухо спросил в свою очередь Том Боб.

Известный сыщик не спешил называть своё имя.

Молодой человек улыбнулся. Скрытность его собеседника, казалось, не была для него неожиданностью. Тем не менее он продолжал настаивать.

— Я имею честь говорить с господином Томом Бобом, американским частным детективом, прибывшим из Нью-Йорка?

Флегматичный как всегда, Том Боб решил не спорить. Слегка нахмурив брови, что являлось у него признаком крайнего раздражения, он утвердительно кивнул головой. Молодой человек заметил недовольство своего собеседника и поспешил объясниться.

— Я прошу прощения, сударь, но мне необходимо срочно с вами поговорить. Дело не терпит отлагательства…

— Кто вы? — отрывисто спросил Том Боб.

Молодой человек был в свою очередь явно недоволен этим вопросом. Он указал глазами на коридорного, который, устав ждать, с нескрываемым любопытством прислушивался к разговору.

— У меня есть друг, который много рассказывал мне о вас, — произнёс молодой человек. — Его имя вам хорошо известно.

— У меня нет знакомых во Франции, — отрезал Том Боб.

— Вы ошибаетесь, — улыбнувшись сказал юноша.

Затем, понизив голос, он прибавил:

— Моего друга зовут Жюв!

Ни один мускул не дрогнул на лице Тома Боба. Между тем имя знаменитого французского полицейского было ему прекрасно известно.

— Идите за мной, сударь, — бесстрастно произнёс он и со свойственной американцам бесцеремонностью повернулся к молодому человеку спиной и зашагал вверх по лестнице.

— Ваш номер, сударь… Вещи прибудут через десять минут.

Сыщик внушительно положил руку на плечо коридорного и сказал:

— Доставьте мой багаж через час, не раньше. Прошу, чтобы в течение этого времени никто меня не беспокоил.

Коридорный уже устал удивляться. Вкусы этого странного постояльца были прямо противоположны тому, чего обычно требовали другие клиенты. Но служитель был отлично вышколен и никак не показал своего изумления.

— Вот здесь звонок, сударь. Один раз звоните горничной, два раза уборщице. Вот кран с горячей и холодной водой. Выключатели над кроватью.

Но Том Боб не слушал коридорного. Он стоял посреди комнаты, задрав голову и глядя на потолок. Вдруг он задал странный вопрос.

— Давно ли занят номер сверху?

Коридорный пожал плечами.

— Не знаю, сударь, а что?

Том Боб взял служителя за плечи и мягко выдворил его из комнаты. Напоследок он сказал:

— Мне очень важно знать, когда въехали мои соседи сверху. Выясните это и сообщите мне через час.

Закрыв дверь, Том Боб обернулся к своему гостю, который был не меньше, чем коридорный, озадачен поведением американца.

— Извините, сударь, — произнёс Том Боб, — но прежде чем мы начнём говорить, мне предстоит проделать небольшую работу. Не желаете ли помочь мне, господин Фандор?

Услышав своё имя, молодой человек вздрогнул, но Том Боб не обратил на это никакого внимания. Флегматичное спокойствие детектива передалось и Фандору. Он решил до поры до времени не спрашивать, откуда Тому Бобу известно его имя.

— Ну что ж, приступим, — сказал сыщик. — Прежде всего, нужно снять шляпу… Теперь я беру стул, ставлю его к стене и сажусь… так… Есть ли у вас карандаш, господин Фандор?

— Да, сударь, вот он…

— Отлично, а теперь, будьте любезны, проведите на стене черту вровень с моей макушкой. Спасибо… И то же самое на двери.

Потрясённый Фандор точно выполнил странную просьбу сыщика.

«Он сумасшедший это ясно, — подумал молодой человек. — Он просто псих…»

— Ненавижу высокие стулья, — произнёс Том Боб.

С этими словами он перевернул стул ножками вверх и, сев рядом с ним на корточки, извлёк из кармана перочинный нож.

— Не бойтесь, сударь, — шутливо обратился он к Фандору, — мне нужно не лезвие, а пила.

— Может быть, я могу вам помочь?

— Спасибо, я справлюсь сам. Это минутное дело.

Тот Боб действительно извлёк небольшую пилу и принялся пилить ножки стула.

— Я никогда не имею дела с высокими стульями, — повторил он. — Но поскольку здесь других нет, приходится отпиливать ножки. Ничего страшного, заплачу штраф… Ну вот, готово!

Изрядно укоротив ножки стула, Том Боб, не говоря ни слова, подошёл к постели, стащил с неё подушку и плед и бросил их на пол.

— А это место для вас, — сказал он Фандору. — Вы ещё молоды, так что можете посидеть на полу.

...





Читайте также:
Своеобразие романтизма К. Н. Батюшкова: Его творчество очень противоречиво и сложно. До сих пор...
Группы красителей для волос: В индустрии красоты колористами все красители для волос принято разделять на четыре группы...
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...
Методы цитологических исследований: Одним из первых создателей микроскопа был...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.057 с.