Сатурн в двенадцатом доме




Что делать человеку, которого норовит пожрать родина-мать?

Вырабатывать планетарное сознание.

Это любитель-эмпирик, субъект, доставляющий максимум неприятностей спасательным группам в горах и на море. Дилетантские роли этого человека уводят его в неисследованные страны и нехоженые дебри, и самое странное, что он, не обладая профессиональной подготовкой, все же подсознательно, а иногда и сознательно, туда стремится и порой возвращается не только целым и невредимым, но и существенно расширив свое сознание и спектр возможностей.

В «полевых» ситуациях этому человеку помогает не профессиональная сноровка, а искренняя и нередко жертвенная любовь к окружающей реальности; если ему удается понять, чего она от него ждет, то исход бывает не только благополучным, но и в высшей степени важным для человека: ему открываются структуры, важные для всей его жизни.

На низком уровне проработки аспекта этот человек испытывает страх перед любительскими ролями и искренними, жертвенными проявлениями своей любви — ему кажется, что он все сделает не так, его неправильно поймут и мимоходом съедят. Преодолеть этот страх можно лишь погрузившись в незнакомую среду и ощутив, что она действительно нуждается в его любви, пусть и несовершенно выраженной — а без этого ему все равно не обойтись.

Его сердце разрывает любовь к незнакомым чудесным и опасным реальностям и нуждающимся именно и только в нем существам, их населяющим.


Глава 11
ПЕРЕХОД ОТ МАНИПУРЫ К СВАДХИСТХАНЕ, или ДЕВЯТЫЙ ДОМ

Ключевые слова: жертва структуры; распад; разрушение; развертка; последовательное изложение; продвинутое обучение; духовное учительство.

«За великими реками

Встанет солнце, и в утренней мгле

С опаленными веками

Припаду я, убитый, к земле.

Крикнув бешеным вороном,

Весь дрожа, замолчит пулемет,

И тогда в моем сердце разорванном

Голос твой запоет».

(Н. Заболоцкий)

Двенадцатый дом исчерпывает до конца функцию объекта; девятый же означает прекращение его существования как единого целого и распад на составные части или элементы, то есть гибель структуры объекта. При этом происходит отбор: часть этих элементов используется средой как уже готовый материал для строительства собственных структур (четвертый дом), а остальное подвергается окончательной трансформации под восьмым домом (см. главу 12) Примером процесса девятого дома служит начальная фаза приготовления салата или винегрета, когда хозяйка выкладывает овощи и фрукты на стол, отбирает нужные, их чистит и режет на мелкие кусочки, попутно удаляя подгнившие места, кожуру больших огурцов, черенки и сердцевину яблок и т. п. При этом в салатной миске постепенно происходит формирование новой структуры (обозначенной в кулинарной книге), которая в недалеком будущем окончательно оформится в виде подаваемого на стол кушанья.

Низшая октава девятого дома — это хищническое разрушение богатого объекта ради извлечения из него незначительной части, необходимой человеку — как ему кажется в настоящий момент; о том, какова будет дальнейшая судьба разрушенного объекта, человек обычно не думает, хотя напрасно: разрушение под девятым домом — очень интимное действие, и не отработанная преждевременно разрушаемым объектом карма переходит непосредственно на разрушителя.

Естественно возникающие ситуации девятого дома характеризуются, во-первых, готовностью к этому самого объекта, уже лишенного к этому времени формы и любви, во-вторых, как правило, высокой степенью и скоростью утилизации результатов распада, а в-третьих, одновременным исчезновением очень многих (подавляющего большинства) связей между элементами объекта, так что в результате они оказываются почти изолированными друг от друга, чем существенно облегчается отбор среди них нужных для каких-либо целей.

Так распадается групповой эгрегор дружного класса после выпускного вечера, а остатки некогда сплоченного коллектива разбираются учебными и профессиональными эгрегорами: одни идут учиться дальше, другие — работать, кто-то уезжает надолго, а кто-то и навсегда.

Не следует воспринимать девятый дом как торжество хаоса. В действительности культурное его проведение ничуть не легче, чем в случае других, на вид более конструктивных домов; особенностью девятого дома является его более поверхностно-очевидный жертвенный смысл, но и удовлетворение потребностей среды в данном случае ничуть не более просто, чем в ситуации любого другого дневного дома.

Ситуация девятого дома требует не просто разрушения структуры объекта, но такого ее разрушения, при котором его элементы рассыпаются в порядке, удобном для их ассимиляции средой. Поэтому часто девятый дом предполагает определенную развертку, или последовательную схему освобождения элементов, от выбора которой в большой степени зависит эффективность протекания процессов этого дома.

Типичный пример ситуации, где остро встает проблема развертки (и, следовательно, ощущается дыхание девятого дома) — это последовательное изложение материала, например, в лекции или частной беседе. Представьте себе, что вам нужно изложить собеседнику какую-то сложную мысль, обрисовать незнакомую ему ситуацию, ввести в курс дела, изобилующего деталями. Понятно, что многие подробности здесь неуместны — нужно излагать «голую» суть (то есть основную структуру), но сделать это сразу, в одном слове или предложении, невозможно, и приходится прибегать к расчленению информации на отдельные моменты и последовательной передаче их собеседнику; какая картина сложится в результате у него в голове, в большой мере зависит от уровня проработки рассказчиком своего девятого дома (а слушателем — четвертого).

Говоря об обучении, легко понять, что дневным домам соответствует роль учителя, ночным — ученика. Под девятым домом (для учителя) идет продвинутое обучение, которому подвергаются подготовленные ученики, способные самостоятельно оценить и отобрать нужные для себя информационно-энергетические крупицы и затем встроить их в картину своего знания. Для учеников при этом включается четвертый дом, то есть формируются основные структуры знания о предмете.

Важным частным случаем обучения под девятым домом является узкое духовное учительство, то есть то обучение, которому гуру подвергает своих наиболее близких продвинутых учеников. Здесь, при передаче наиболее ценного опыта, происходит жертва самой интимной его частью, то есть структурой: учитель передает основное содержание глубочайшей тайны, ему открытой. Здесь велики возможности профанации, то есть недооценки получаемой информации или принципиальной невозможности ее воспринять со стороны учеников — поэтому их как правило нужно долго воспитывать и готовить к «высокому» обучению. В то же время формы последнего, наоборот, внешне гораздо более свободны и из того, что передает учитель, ученик волен сам выбирать необходимую ему информацию и по собственному усмотрению включать в свой набор знаний и умений. Понятно, что это накладывает большую ответственность на учителя — гораздо большую, чем когда он любовно-непритязательно играет с учениками (двенадцатый дом) или в достаточно определенной манере учит их профессионализму «от сих до сих» (одиннадцатый дом). В конечном счете формирование основной структуры знания ученика определяется жертвенно-распадающейся в процессе обучения структурой учителя, и совсем не важно, что лишь немногие ее элементы усваиваются учеником: в действительности, в соответствии с голографической парадигмой, то есть принципом тотального единства мира, в каждом из элементов структуры скрыта информация о ней в целом.

Более общим образом, можно сказать, что девятый дом — это одна из двух частей процесса воспроизводства фундаментальных структур; вторая его часть — это, соответственно, четвертый дом. Так, например, трансформируются идеи при переходе от поколения к поколению: старая структура, то есть основное содержание, или суть, передается от старших к младшим, и последние, отсеивая то, что они подсознательно считают «шелухой» или «чешуей», встраивают остальное в свое подсознание (и частично сознание) — но принцип (хотя бы относительной) добровольности восприятия здесь обязателен, ибо если его нет, а обучение идет, скажем, под одиннадцатым домом, то над основными структурами оно не властно, и они остаются почти не затронутыми.

* * *

Трудности и препятствия. Распад и разрушение — слова, наделенные, мягко говоря, не самыми положительными ассоциативными рядами; то же можно сказать и о терминах «отходы» и «остатки», которыми автор вынужденно пользуется при описании жизни тонких тел и особенно нисходящих потоков. В этом отражается определенный инфантилизм общественного подсознания, упорно не желающего признавать, что смерть — это часть жизни и разрушение свойственно природе вещей в той же мере, что и созидание. Безотходная технология, свойственная природе, означает, что разница между «плодами» и «отходами», между продуктами синтеза и распада заключается лишь в фазе процесса, а забота о правильном разрушении и подготовка доброкачественных отходов ничуть не менее важна, нежели усилия по оформлению или синтезу.

Итак, первое препятствие к правильному проведению ситуаций девятого дома — это подсознательное, а часто и сознательное негативное к ним отношение, или их обесценивание. «Мне не нужна вечная игла для примуса, я не собираюсь жить вечно!» — сказал в свое время Илья Ильф, проявив так не свойственную его времени заботу о последствиях своих действий. А между тем понятие конструктивности относится к дневным домам в той же мере, что и с ночным, в частности, распад может быть весьма неконструктивным, особенно если его не признавать или игнорировать.

В наш век экологических катастроф и пробуждающегося экологического сознания сказанное выше может показаться читателю банальным (хотя и не легко исполнимым). Однако существует наряду с внешней еще и внутренняя экология, относящаяся к внутреннему миру человека и его подсознанию, и здесь ситуация с проблемами девятого дома ничуть не менее драматическая.

Обычно человек, начинающий работать над собой, особенно в рамках духовного ученичества, интенсивного следования той или иной концессии или патентованно быстрого пути восхождения, просветления и спасения души, мыслит свое «низшее» начало как главного антагониста, нимало не задумываясь о том, что никакая программа подсознания, выражающаяся в склонности к греху, лени, сомнениях и т. д., не может быть уничтожена окончательно и бесповоротно: она может лишь ослабляться под одиннадцатым и двенадцатым домами и затем распасться под девятым; но каковы будут структурные элементы, на которые она рассыпается, какая часть из них и в каком виде войдет и в новые психические структуры, а какая вовсе не сможет быть адекватно ассимилирована и в результате отравит психику — об этом прозелит, как правило, не думает. А все остальные, то есть не объявленные «официально» враждебными, программы подсознания человек обычно хранит и лелеет и всячески пытается закрыть глаза на их разрушение.

В качестве подмены девятому дому нередко используется пятый, то есть разрушение структуры интерпретируется как неизбежные несущественные дефекты, обусловленные непринужденной игрой пятого дома: так дети рассыпают песок вокруг песочницы и царапают краску на грибке. Такая подмена проходит, однако, лишь в самом начале, то есть при включении девятого дома, а когда грибок в одночасье рассыпается и на месте бывшей песочницы обнаруживается глубокая лужа с грязной водой, фальшивая гипотеза пятого дома отпадает (хотя человек может придерживаться ее и несмотря на очевидность). Иногда можно спутать девятый дом с первым, если счесть структурный распад объекта за его самовыражение, но эти дома легко различимы по многим признакам, в первую очередь по сохранению под первым домом целостности объекта, а во вторую — по реакции среды; в случае первого дома она сугубо альтруистична и как бы оберегает все его проявления, а в случае девятого, наоборот, стремится тут же растащить то, что остается от объекта, по кусочкам в разные стороны.

Неправильное априорное отношение к девятому дому (чаще всего негативное) не только мешает человеку определить момент его включения, но также зачастую не дает и адекватно отработать соответствующую ситуацию, неоправданно ее сокращая и не давая объекту распасться до необходимой степени.

В психологическом плане это проявляется, например, в форме ложной жалости к себе и другим и ведет к возникновению на месте недораспавшейся ткани очага хронического воспаления.

* * *

Изучая жизнь коллективов и их эгрегоров, рассматривая процессы созидания и разрушения в тонком мире, приходится признать за последними ничуть не менее основополагающую роль, чем за первыми. Нередко в жизни коллектива возникает отчетливая негативная тенденция (и соответствующий ей паразит), которую не удается конструктивно трансформировать и органично ассимилировать в общественную жизнь (а паразита, соответственно, перевоспитать или отучить от дурных привычек). В определенный момент общество должно сказать этой тенденции твердое «нет» и разрушить ее, а попутно аккуратно расчленить соответствующего ей паразита. Высвобождающаяся при этом энергия может быть использована конструктивно, например, с целью укрепления связующих структур общества — так укрепляется чувство единства народа после победы над врагом; при этом не важно, внешний он или внутренний, но существенно, что он антагонистичен народу и его необходимо не перевоспитать, а именно уничтожить «как класс», то есть ликвидировать его структуру.

Девятый дом в жизни пары — это в первую очередь ситуации распада каких-либо лишенных уже Божественной любви конструкций парного эгрегора, чему обычно сопутствует образование из их обломков новых глубинных структур, но не обязательно в самой паре, а возможно, и во внешнем мире. Практически включение девятого дома означает, что в отношениях между партнерами что-то необратимо рушится, и при этом часто распадаются и внешние программы, которые партнеры вели вместе (хотя это могло быть им и не очевидным).

Иногда такой распад сопровождается чувством глубокого облегчения (если распадающаяся структура уже полностью исчерпала себя, то есть двенадцатый дом обглодал ее дочиста) и надеждой на новое будущее, иногда, наоборот, вызывает отчаянный протест и желание склеить обломки — но из этого ничего не получается: не цветут цветы запоздалые, как заметил Антон Чехов, этот певец девятого дома низшей октавы, сумевший в своем творчестве начисто не заметить (или успешно проигнорировать) его малейшие конструктивные моменты.

Важная роль девятого дома в жизни пары — это продвинутое духовное обучение, которое возможно в нескольких вариантах: сначала эгрегор, распадаясь, учит пару (что нередко выражается в скандалах, потерях и разрушении общих программ), затем эгрегор через одного из партнеров учит другого (роли гуру и ученика могут меняться), и наконец пара как единое целое жертвенным образом учит мир — если это семейная пара, то в первую очередь собственных детей, а во вторую — их бабушек и дедушек.

Девятый дом в жизни семьи сопровождается видимым, а иногда и невидимым, но ощутимым распадом семейного эгрегора и ведомых им программ — как правило, уже исчерпавших себя, но часто не полностью, по крайней мере, в глазах некоторых членов семьи. Обычно в семьях распределение нагрузки на домочадцев при включении любого диалектического перехода неравномерно, то есть одни дома ложатся своей тяжестью преимущественно на отца, другие — на мать, третьи — на старшую дочь и т. д. (здесь читатель может усмотреть преимущество «патриархальной» семьи с несколькими поколениями и многочисленными детьми — она гораздо легче становится моделью макрокосма, чем современная одно-двухдетная семья, из которой старательно удалены бабушки и дедушки, «чтоб не мешали жить молодым»). Лидер семейного девятого дома, то есть член семьи, который берет на себя максимум его нагрузки, может стать ее духовным учителем, но предварительно должен перенести преимущественно на собственных плечах немало семейных обвалов и крушений, после которых остаются лишь обломки — однако при ближайшем рассмотрении достаточно ценные и способные лечь в фундамент будущих семейных конструкций и проектов.

И лишь на очень высоком уровне развития семьи ее девятый дом будет означать включение ее в роли признанного продвинутого и тем более духовного учителя окружающего социума; а поначалу на остатках ее девятидомных крушений будут кормиться откровенные социальные паразиты.

Девятый дом в жизни государства сопровождается развалом его более нежизнеспособных структур и программ, из которых незаметно ушла Божья благодать, или ее не хватало с самого начала — такова судьба многих государственных проектов, умирающих практически в момент рождения.

В дуализме государство-этнос последний часто естественно рассматривать как среду; поэтому девятый дом для государства нередко оборачивается четвертым для народа, то есть население как-то консолидируется и обретает структуру (например, появляются внегосударственные организации движения, объединения и т. п.) при крушении государственных программ. На низком уровне это означает рост самостийного уголовного «движения», осуществляющего власть предельно жесткими методами, коррупцию, взяточничество, «кумовство» и т. д.

С другой стороны, распад полностью отработанной государственной структуры иногда не только происходит почти безболезненно, но и дает готовые элементы для создания качественно новых государственных же структур — это путь кардинальных, но корректных и продуманных реформ, осуществляемых с учетом фактических и потребностей или возможностей власти и потребностей населения (а также воли демиурга и мнения Соборной Души народа).

Девятый дом в жизни фирмы часто начинается невидимым образом: окончательно срабатываются и рассыпаются на части механизмы ее эгрегора, после чего внутри фирмы, а также в ее отношениях с внешним миром происходит нечто вроде провала (или развала). Причины для этого могут быть любыми (пожар на складе, неожиданные затруднения со сбытом продукции, массовое увольнение сотрудников, резкий конфликт между подразделениями и т. д.), важно, что разрушения необратимы и требуют не залатывания дыр, а создания каких-то новых конструкций, куда в качестве важных структурных элементов войдут сохранившиеся части старых.

На низком уровне проработки девятый дом вызывает в основном негативные чувства (или тайное злорадство) у коллектива фирмы, привыкшего к установленному порядку и его даже очевидному злу, и не ждущего ничего хорошего от разрушения последнего. Проработка означает сознательное стремление вписаться в ритм созиданий и разрушений и проводить необходимый распад девятого дома с максимальным вниманием к потребностям среды — внутренней и внешней, чтобы она при создании своих структур могла воспользоваться остатками бывших.

Кто это сказал, что нельзя построить свое счастье на обломках чужого? В жизни обычно именно так и происходит, но только не в прямолинейном понимании этих слов и не по хотению человека, а под управлением Мирового Разума.

Девятый дом в сюжете книги — например, момент, когда у героя происходит кризис крушения его планов, или, другой вариант, когда набравшее за время повествования силу добро наконец оказывается в состоянии одолеть всю дорогу победно торжествовавшее и оказавшееся несокрушимым зло.

Для самого писателя девятый дом может обернуться кризисом жанра и неспособностью писать дальше: муза словно отворачивается от него и непонятно, как привлечь ее внимание обратно. Писатели средней руки в таких случаях или пьют горькую, или пишут дальше, стараясь не обращать внимания на отсутствие вдохновения, и это прямо сказывается на качестве текста в тех его местах, где происходит распад внешней или внутренней реальности героев: последняя начинает казаться читателю бутафорской, наподобие финальной сцены «Приглашения на казнь» Владимира Набокова.

Бережливый писатель никогда не упустит обломков разрушенной структуры героя: они обязательно всплывут дальше в повествовании в качестве важных элементов новых структур и станут их украшением. Кончать роман разрушением сосуда зла не только банально и очень неэкономно, но также есть пренебрежение к естественным интересам читателя, желающего узнать, кто же унаследовал его черепки.

* * *

Сильный девятый дом дает человеку большую склонность к трагедийному восприятию мира; для него распад, в том числе еще во многом функциональных структур скорее норма жизни, чем исключение из ее правил.

На высоком уровне проработки это дает способность к продвинутому обучению подготовленных учеников и даже духовному учительству в узком смысле слова — главным образом, на материале транзитного потока, управляемого девятым домом или в тесной связи с ним. Однако для этого человек должен пройти через существенные разрушения многих структур — и внешних, и внутренних — и научиться видеть глубокий и конструктивный смысл в самом процессе распада, так и в его остатках — обломках бывшей структуры.

Искушением в данном случае будет попытка воспринять ситуации девятого дома как борьбу со злом — чисто внешним и полностью антагонистичным. Сложность заключается в том, что оно в данном случае действительно должно быть расчленено, то есть по сути уничтожено, но во-первых, прежде всего внутри самого человека, а во-вторых — с большим вниманием к тому, что от него остается и в большой мере ради этих остатков, о которых человеку, вероятно, и думать-то противно.

На низком уровне это может быть демон разрушения, которому, как ни странно, сходят с рук дела, за которые другой давно бы уже поплатился. Это вариант черного учительства, начинающегося с разрушения внешнего мира и завершающегося саморазрушением, и чем скорее человек это осознает, тем лучше для него.

Слабый девятый дом дает человека с устойчивыми внутренними структурами, которые в течение его жизни будут разрушаться в незначительной степени — исключение составит лишь транзитный поток, управляемый домом.

Ему будет чужд пафос разрушения старых, отживших объектов; даже если они прожили свою жизнь до конца и отдали свои форму, потенциал и любовь, ему все равно будет казаться, что их рано разбирать на детали, пусть еще поживут, может быть, окажутся на что-то способными... Такое же отношение у него будет к собственным свойствам и качествам, и мысль о том, чтобы существенно измениться, сокрушив какое-то конкретное зло в себе, покажется ему нелепой и невозможной — ведь это же я; я могу как-то в чем-то измениться, но всерьез воевать и пытаться разбить себя наголову — это несерьезно.

Такому человеку трудно найти вкус в процессе разрушения структур врага, но полностью избежать занятий такого рода ему все-таки не удастся.

Гармоничный девятый дом дает человеку большую устойчивость в ситуациях распада; он интуитивно знает, когда и чем нужно пожертвовать и не особенно печалится о разрушении, когда оно происходит — во-первых, потому, что существенные его интересы оно обычно затрагивает слабо, а во-вторых, по той причине, что умеет увидеть будущие выгоды от разрушения объекта и устроить процесс распада так, что куча хлама, остающаяся на месте бывшего объекта, имеет вполне приличный вид и ясны перспективы его дальнейшего конструктивного использования. В части искушений этот человек склонен к дешевому духовному учительству или пародиям на продвинутое обучение в областях, на которые покажет положение девятого дома в Зодиаке и планеты в этом доме, а также их аспекты. Проработка требует переноса внимания внутрь себя и осознания процессов внутреннего распада; в особенности это относится к уничтожению структур, поддерживающих низшие для него программы подсознания — здесь важно действительно их разрушить, а не пытаться проецировать эту проблему вовне.

Пораженный девятый дом дает человеку очень сложную и напряженную жизнь, особенно пока он не начнет осознавать и использовать возможность (а для него лично — и острую необходимость) решения внешних проблем путем внутренней проработки, то есть работы над собой.

В глазах окружающих тридцать три несчастья сопровождают этого человека все время, и главным образом в виде как бы случайных препятствий, осложнений и внезапных обстоятельств, разрушающих, причем достаточно неприятным образом, существенные конструкции его внешней жизни. Их акцентуация зависит от положения девятого дома в Зодиаке и планет в нем; например, пораженный девятый дом в Деве даст склонность к травматизму, а в Стрельце вероятны устойчивые нарушения практического мышления, имеющие тяжелые каузальные последствия и прорабатывающиеся с большим трудом.

Пораженный девятый дом ставит перед человеком довольно жесткую альтернативу: или он добровольно прощается со многими низшими программами своего подсознания, разрушая их как таковые с тем, чтобы впоследствии на их месте или из их остатков возникли более эволюционно продвинутые, и тогда он сможет стать учителем для весьма продвинутых учеников, или же он принесет в мир много хаоса и разрушения и с большой вероятностью будет сам засыпан их обломками.

Девятый дом в знаках

Положение девятого дома в знаке определит транзитный поток, в котором отзовется всякое разрушение структуры в жизни человека, и само по себе такое разрешение будет всегда символом некоторых процессов, происходящих в этом потоке. Здесь человеку нужно готовиться к трудностям и жертвам, в частности, к распаду структур, хотя и практически лишенных функциональности, но все же привычных для человека и нередко им еще любимых, и уж во всяком случае рассматриваемых как «свои». С другой стороны, девятый дом может решить совершенно тупиковые проблемы, радикально уничтожая зло, которое не удается ни трансформировать, ни перевоспитать, ни отвадить, и начинать действия по уничтожению его структуры лучше всего с поиска аналогичного объекта в соответствующем девятому дому транзитном потоке и наблюдения за распадом его структур (а возможно, и корректной помощи этому распаду).

Девятый дом в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке

Тяжесть созерцания гибнущей цивилизации смягчается истиной бессмертия души.

Тема распада будет интересовать этого человека глобально: гибель цивилизации, крушение империи, прекращение больших идей или программ. Этому соответствует особый душевный склад, при котором экзистенциальные тупики и ценностные противоречия являются продуктами распада истинных атманических вдохновений, и они, прорастая и развиваясь на буддхиальной почве, постепенно раскрывают и обнажают свою структуру, но в конце от нее ничего не остается. Здесь жертвенность мироустройства дана человеку в очень сущностных переживаниях, он видит, как великие идеи, распадаясь, теряют не силу (что характерно для одиннадцатого дома) и даже не душу (двенадцатый дом), а само основное свое содержание, превращаясь в бессвязный набор осколков — но тем питают развитие жизненных сюжетов.

Для низкого уровня проработки аспекта характерен страх душевного распада — что-то вроде (ценностного) раздвоения или растроения личности. Проработка означает принятие этого раздвоения и даже растроения и конструктивную работу на взаимных ценностных напряжениях образовавшихся ипостасей «я» человека.

Девятый дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке

Когда рубят лес, летят щепки предательства.

У этого человека тема распада будет реализовываться в первую очередь в потоке его жизненных событий, причем распадаться будет основная структура, попадающая из буддхиального тела — зародыш событийной цепочки, по мере того, как он будет созревать и отцветать.

В жизни это означает большие сложности в реализации человеком своих планов: они часто окажутся противоречивыми, и события пойдут так, как будто их должны вести (и переживать) несколько человек сразу. На низком уровне проработки аспекта этот человек окажется большим путаником и любителем браться за сложные дела, которые ему в одиночку не осилить; тем не менее он будет находить особый вкус, гоняясь сразу за двумя или, еще лучше, десятью зайцами. Проработка идет в виде отыскания и расчленения корней своей неорганизованности в глубинах подсознания (какие энергии при этом нужно укротить, покажут планеты в девятом доме и положение Венеры в гороскопе).

Девятый дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке

«Куплю коллекцию самообманов в хорошем состоянии»

В жизни этого человека тема распада наиболее остро и акцентированно прозвучит в его мышлении (не только осознаваемом, но и неосознанном): будут распадаться его ментальные медитации, посвященные обдумыванию того или иного события. Человеку часто будет казаться, что внутри него имеется несколько индивидуумов, каждый из которых имеет свое мнение, как именно нужно обрабатывать событийную информацию, и эти мнения чересчур часто будут приходить в противоречие друг с другом. При гармоничном девятом доме это не смутит человека, он скорее рассмеется над своим раздвоением или расчетверением, но проблемы этим не решит. Проработка аспекта идет в направлении принципиального принятия особенности своего ментального потока, заключающейся в разложении структуры исходного каузального кванта и попытках работы в таком разорванном и разноречивом ментальном поле. На низком уровне человек совершенно в нем теряется, не видит возможности в нем находиться, пытается спроецировать вину на внешний мир, не замечая того, в какой мере он сам является источником ментального разброда и хаоса.

Девятый дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке

Личность художника с отвращением относилась к его творениям, как и они к ней.

Этот человек воспримет ситуации распада в своей жизни в первую очередь эмоционально, и в непроработанном варианте аспекта ему будет очень трудно согласовать свои чувства по мере их, так сказать, протекания: одна его часть будет отчетливо радоваться, в то время как другая — грустить, третья — раздражаться, а четвертая, как ни странно, останется совершенно равнодушной ко всему. Есть, конечно, люди, для которых подобная эмоциональная полифония органична, но в данном случае это так: человека будет мучить (и портить ему здоровье) постоянное рассогласование, разорванность его чувств, и причину этого он, скорее всего, найдет во внешнем мире, а точнее — в его несовершенстве. На низком уровне проработки аспекта это дает очень неприятный, непоследовательный и дисгармоничный эмоциональный склад, человек рвет своими чувствами окружающих, нередко доводя их до белого каления при самом добром их отношении. Проработка требует осознания особой специфики своих эмоциональных реакций и замены эмоционального нигилизма попытками конструктивно увязать друг с другом разнообразные голоса своих чувств, так, чтобы они не рвали ни астрального, ни эфирного тел.

Девятый дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке

Моя эмоциональная жизнь все время входит в противоречие с половой.

В жизни этого человека тема распада наиболее остро отзовется в биоэнергетических процессах, а главное — тех напряжениях, которые, будучи не в силах успешно разрешиться на эфирном уровне, опускаются через канал Девы в физическое тело и становятся первичными импульсами движений. На низком уровне проработки аспекта это дает большую эфирную рассогласованность и нередко противоречащие друг другу команды, которые Дева передает физическому телу. Так отрабатываются эмоциональные напряжения, и обычно человек склонен видеть причину своей биоэнергетической разорванности и дискомфорта (а впоследствии также и физических болезней) именно в неадекватности или низком качестве своей эмоциональной жизни, но в действительности это не так.

Проработка требует принятия человеком специфики своих эфирных медитаций, разрушающих структуру первоначального импульса, приходящегося из астрального тела, каким бы цельным и гармоничным он ни казался. Самые положительные переживания могут вызывать у этого человека биоэнергетический стресс или разнобой, пока он не научится (по большей части интуитивному) искусству сочетать не антагонистическим образом различные эфирные эффекты, не то что согласуя их друг с другом, но превращая в приемлемые для канала Девы и физического тела напряжения и тупики.

Девятый дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке

Тайное преимущество вегетарианца заключается в том, что он лучше мясоеда переваривает морковку.

Проблемы распада этот человек проживает в первую очередь на своем физическом теле, и на низком уровне проработки это выражается в том, что чувство напряжения не оставляет его даже в состоянии расслабления и отдыха. Его физические движения производятся им так, что вырабатывают не те физические плоды, которые нужны эфирной почве, или слишком большой ассортимент этих плодов, так что они засоряют и отравляют биоэнергетику; то же относится и к деятельности желудочно-кишечного тракта. Особенно ярко эти эффекты ощущаются при сильном включении ситуации девятого дома, (даже если она не имеет отношения к его физическому телу), но и в обычное время указанные проблемы сохраняются.

Особенность, характерная для этого аспекта, заключается в особом характере создания физических плодов — они во многом созревают на продуктах распада структуры исходных импульсов движения человека — он как бы не успевает довести движения до запланированного конца, и с этим трудно примириться, так как движения оказываются малоэффективными, но только приняв это, можно научиться правильно восстанавливать свои силы и эфирные матрицы.

Девятый дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке

«Экстренная помощь уставшим от жизни. До 18 и после 70 бесплатно».

Тема распада коснется этого человека в первую очередь на материале его здоровья, причем в наибольшей степени в той его части, которая обеспечивает энергетикой тело, в частности, поддерживает (или разрушает) эмоциональный фон.

На низком уровне проработки это означает сбои самого процесса созревания эфирных плодов и соответственно низкое их качество: при самом лучшем здоровье и самочувствии человек не ощущает от них эмоционального удовлетворения и устойчивости. Эфирные плоды в результате содержат в себе много вредных для астральной почвы энергий (в частности, те элементы, которые должны бы стать пищей канала Девы, то есть эфирные остатки) и не содержат, наоборот, необходимой для астрального тела информации и энергии, так как процесс их созревания происходит путем нерегулированного распада элементов эфирной почвы.

В результате у человека нередко вызревают низкобиологические (звериные) эмоции и не хватает астральной почвы для более высоких. Проработка идет в направлении частичного осознания процессов эфирной вегетации и тактичной их регуляции.

Девятый дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке

«Лечение тяжелых форм эгоизма. Заказы от родственников не принимаются».

Этого человека тема распада затронет прежде всего эмоционально — в процессе формирования итоговых эмоций, завершающих его переживания.

...





Читайте также:
Общие формулы органических соединений основных классов: Алгоритм составления формул изомеров алканов...
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
Образцы сочинений-рассуждений по русскому языку: Я думаю, что счастье – это чувство и состояние полного...
Что входит в перечень работ по подготовке дома к зиме: При подготовке дома к зиме проводят следующие мероприятия...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.039 с.