Е.В. Четвертаков, А.С. Морозов




ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ И ВОПРОСЫ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ УКРЕПЛЕНИЙ БОГОРОДСКОГО ГОРОДИЩА

Е.В. Четвертаков, А.С. Морозов

 

На основе материалов проведенных ранее раскопочных исследований авторы приводят анализ истории изучения и предпринимают попытку восстановить облик оборонительных укреплений Богородского городища. Появление первоначальных оборонительных укреплений исследователи относят к VII в. до н.э. В V - IV вв. до н.э. южная часть городища защищалась частоколом, а позднее - стеной, состоящей из горизонтальных бревен, уложенных одно на другое между вертикальными, парными столбами. В середине I тыс. н.э. городище укрепляется более усовершенствованным видом стены, которая состояла из двух плетней, укрепленных известняковыми камнями, пространство между которыми было засыпано глиной.

Ключевые слова: археология, Поветлужье, ранний железный век, оборонительные укрепления.

 

Богородское городище находится на мысу коренного берега реки Ветлуги в 540 метрах от села Богородского Варнавинского района Нижегородской области. Памятник находится на длинном хребтообразном мысе правого коренного берега реки Ветлуги, расположенного при впадении широкого и большого оврага (поймы речки Камчихи) в пойму реки Ветлуги. С запада мыс ограничен собственно рекой Камчиха, а с востока – пойменным озером Сомовик, поймой реки Ветлуги.

Мыс вытянут с севера на юг в меридиальном направлении более чем на 400 м и разделен на три части, на средней из которых и находится площадка памятника. Высота площадки городища над уровнем воды в озере Сомовик составляет 35-36 метров, над речкой Камчиха – 31-32 м. Площадку городища от северной и южной частей отделяют рвы, с севера и юга соответственно, борта которых плавно (без промежутка) перетекают в валы.

Южный ров имеет более крутые борта, нежели северный. Ото рва ко рву городище с западного склона опоясывает довольно пологая, местами горизонтальная, полка-эскарп шириною до 5 м. Ширина полки практически постоянна на всём её протяжении от южного рва к северному. Она расположена на 10 м ниже верхней части городища и находится на высоте 21 м над рекой Камчихой. До этого же уровня распространяется и культурный слой городища, не считая съехавших или сброшенных его частей.

Всё это позволяет предполагать рукотворный характер полки и её включенность в систему оборонительных укреплений городища. Она подобно рвам ограничивает городище со стороны западного склона и подобно рвам же является границей распространения культурных напластований.

Площадка самого городища вытянута (как и мыс, на котором она расположена) с севера на юг и довольно ровна в своей центральной части, плавно увеличивая уклон к западу. Габаритные размеры ровной площадки городища (между рвами) составляют 75 на 25 м, однако границы культурных напластований шире, площадь их залегания можно оценить как 110 на 45 м. Площадь городища, таким образом, составляет чуть больше 2000 м2.

Указание на существование городища было сделано в 1877 году А.П. Поливановым на IV Археологическом съезде в Казани [Изследование…1901. С. 267]. Само же непосредственное исследование городища было начато исследователем с весны 1894 года. В общей сложности А.П. Поливановым было сделано 6 траншей. Траншеей №6 было вскрыта часть северного вала и прослежена стратиграфия его культурных напластований. Исследователь выделил 4 слоя, которые четко сменяли друг друга в насыпи вала (перечисляем, начиная с самого нижнего): красная глина, песок, слой золы (мощностью от 57 до 119 см), желтый песок [Изследование…1901. С. 276]. А.П. Поливанов произвел также описание местоположения, общего состояния городища и провел некоторые замеры валов и рвов (табл. 1).

В 1925 году городище исследуется О.Н. Бадером в составе антропологической комплексной экспедиции (АКЭ), организованной НИИ антропологии МГУ. Разведочными шурфами и раскопками он вскрыл в общей сложности площадь до 33 кв.м. Им было зафиксировано и изучено 2 стратиграфических разреза, в том числе насыпи южного вала городища. О.Н. Бадер отмечает 5 прослоек, три верхние из которых, «обнаруживают подъем в сторону вершины сохранившихся остатков вала, две последних резко падают», поэтому, возможно, «первые три имеют отношение к насыпи вала», предположил исследователь [Бадер. 1951. С. 142]. В итоге О.Н. Бадер констатировал наличие только двух смежных культурных слоев, которые по его словам, особенно ярко выражены в своей последовательности в произведенных стратиграфических разрезах. Также исследователем была дана информация по состоянию валов и рвов: отдельно было отмечено, что они сильно заплыли.

В 1958 году были организованы исследования под эгидой Марийской археологической экспедиции совместно с Горьковским Областным музеем (ныне НГИАМЗ) и Горьковским Государственным университетом (ныне Нижегородский Госуниверситет – ННГУ) и проходили под руководством В.Е. Стоянова [Стоянов, 1958а]. Исследователь дает размеры валов и рвов (табл. 1). Он провел раскопки на территории южного вала и более детализировал его стратиграфию, выделив 4 слоя. Этот раскоп открыл развалы деревянных сооружений существовавших в разное время, а также позволил уточнить датировку городища. Всего было вскрыто более 190 м2. Информация, данная в отчете В.Е. Стоянова 1958 года, и явилась основой для сделанных в этой работе выводов.

В 2008 году городище было исследовано участником Ветлужской экспедицией музея Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского А.А. Пудеевым в рамках археологических разведок проведенных в бассейне р. Ветлуги к югу от р. Красницы в Варнавинском районе Нижегородской области [Пудеев, 2008]. Исследователем была подробно описана и проиллюстрирована топография местности, связанная с городищем, даны высоты относительно о. Сомовик, р. Камчихи и уровня море в целом, проведена координатная привязка. Было проведено детальное рассмотрение, всех ныне существующих на территории городища, разрушений (илл. 1) Также А.А. Пудеевым даны размеры валов и рвов, являющиеся последними измерениями данных земляных укреплений на сегодняшний день (табл. 1).

Проведенные В.Е. Стояновым раскопки в 1958 году дали новые сведения об истории оборонительных укреплений на Богородском городище. Во-первых, следует отметить, что им была уточнена стратиграфия и датировка городища. Если О.Н. Бадер по данным своих исследований выделял 2 слоя, В.Е. Стоянов же детализировал стратиграфию культурных напластований, выделив 13 прослоек на участке разреза южного вала городища, из которых состоят 4 основных слоя. Первый, самый нижний, слой I (прослойка 13) датируется исследователем рубежом I тыс. до н.э. – VIII в. до н.э. Слои II (прослойки 11 и 12) и III (прослойки с 6 по 10) датируются VII-VI и V-IV веками до н.э. соответственно. Самый же верхний, слой IV (прослойки с 5 по 2), был отнесён к середине I тыс. н.э. (илл. 2).

Наша задача состояла в обобщении всех материалов и воссоздании оборонительных укреплений городища на изученном В.Е. Стояновым участке южного вала.

В начале своего существования, по данным материалов из слоя I, Богородское городище было поселением, не имевшем каких-либо укреплений. Его существование Е.В. Стоянов отнес к периоду от рубежа I тыс. до н.э. - VIII в. до н.э [Стоянов, 1958а. С. 189].

Сверху слой I перекрывается массивной стерильной глинистой прослойкой, мощностью от 40 см до 100 см, которая является остатками самого раннего вала и относится к тому же времени, что и прослойка 12, которая по структуре близка саже и которая залегает сразу на остатках раннего вала, стелется по слою I и уходит вниз в сторону рва. Вероятнее всего, это был комплекс сооружений состоящих из вала и прилегающих к нему сгоревших деревянных укреплений. Остатки раннего вала, прослойку 12 и прослойку 11, исследователь включил в состав слоя II, который отнес к VII-VI вв. до н.э. [Стоянов, 1958а. С. 163-164].

Более четко фиксируются остатки деревянных укреплений в слое III. Он состоит из 2-х основных прослоек (9 и 8), в напластованиях которых частично сохранились остатки двух разных комплексов деревянных стен, относящихся к каждой прослойке отдельно.

Остатки развала деревянной стены, в прослойке 9, тянулись неширокой полосой (из юго-восточного угла участка Г/3 в юго-западный угол участка Г/4) (илл. 3). Степень сохранности была очень не высока. Остатки представляли собой обломки бревен (22 обломка), лежащие в массе черного углисто-зольного развала. Находились они в поперечном направлении относительно оси вала и располагались вплотную друг к другу. Длинной они были от 10 до 70 см, а их диаметр равнялся 5-15 см. Все обломки находились в верхнем горизонте прослойки 9, под линзой суглинка с примесью золы. По этому развалу очень трудно восстановить конструкцию деревянной стены. Все обломки интерпретируются как остатки скатившихся вниз по склону брёвен, а основание стены и остатки столбов проследить не удалось.

В развале деревянной стены прослойки 8 были обнаружены 28 сильно обугленных обломков бревен. (илл. 4) По расположению некоторых можно реконструировать их первоначальные размеры. Длины самых крупных (бревна №№ 2 - 4, 6), составляют 1 - 1,5 м. Большинство расположено параллельно оси вала (бревна №№ 1- 6, 9, 14), остальные в поперечном направлении относительно оси (бревна №№ 7, 8, 10 - 12, 15). Наиболее крупные бревна (№№ 1-6) лежали в направлении СЗЗ и ЮВВ. К развалу относится и конусовидная ямка, глубиной 30 см, диаметром - 24 см. Дневной уровень ямки – уровень прослойки 8. Рядом с ней чуть севернее заметно западение нижней границы прослойки 8. В нем лежали бревна № 2 – 4. Эти бревна, вероятно, составляли самую нижнюю часть стены.

Сопоставляя взаиморасположение отдельных бревен и их обломков, ямки и западения можно реконструировать конструкцию данной деревянной стены. Стена состояла из горизонтальных бревен, уложенных одно на другое между вертикальными, скорее всего, парными столбами, служившими остовом всей конструкции. Развал первых представляют лежащие продольно бревна №№ 1-6, 9, 14, 16. Остатками столбов являются бревна №№ 7, 8, 10-12, 15. Не случайно, что из двух, лежащих рядом бревен №№ 7 и 8, одно находится под, а другое над бревном № 4, и не случайно бревна №№ 10-12 налегают на бревно № 9. Они составляли части опорных столбов, которые во время пожара, надломленные тяжестью заключенных между ними бревен, скатились по склону, образуя развал. Некоторые из бревен верхнего ряда (бревно № 1) упали в противоположную сторону. Лишь бревна №№ 2-4, задержанные обломком столба, торчавшим из ямки, остались лежать вместе [Стоянов, 1958а. С. 169-174].

После того как мы рассмотрели стену в пласте прослойки 8, хотелось бы вернуться к сооружению в прослойке 9 и сравнить их. Несмотря на то, что мы имеем дело со скатившимися бревнами, их направление хорошо фиксируется. Основная часть бревен в прослойке 9, как мы уже говорили, лежит поперечно относительно оси вала. Если же посмотреть на развал стены прослойки 8, то мы увидим, что основная часть бревен лежит параллельно оси. Из этого можно предположить, что схожести в сооружениях прослоек 9 и 8 не было. Скорее всего, деревянная стена прослойки 9 имела форму похожую на частокол.

Слой IV, верхний, состоит из прослоек 5-2. Период его существования - середина I тыс. н.э. Весь этот период на городище проживают представители городецкой культурной общности. В то время, как материалы со слоёв II и III, Е.В.Стоянов сближал с материалами ананьинских памятников р. Камы и р. Вятки [Стоянов, 1958а. С. 190].

Остатки деревянной стены в слое IV выявлены в прослойке 5, где был обнаружен её развал. Он находился в верхнем горизонте прослойки участков А/4 и Г/4 (илл. 5). Развал состоял из 15 обломков 12 бревен, сплющенных вышележащим пластом красной обожженной глины. Обломки тянулись полосой поперек двух рядов ям, из северо-западного угла к середине южной стороны участка. На участке А/4 обломки находятся внутри, между рядами ям, и вне, относительно второго ряда. На участке Г/4 – только с внешней стороны, относительно второго ряда ям. В составе углисто-зольного развала часто встречались целые известняковые камни и их обломки различных размеров. У основания прослойки 5 находились устья конусовидных и цилиндрических ям, заполненных черной землей с золой и углем, той же, что отложилась и в прослойку 5. В последней, выше её основания, и в перекрывающей её красной глине эти ямки не продолжаются.

Ямки расположены вдоль оси вала. Около середины участка Б/4 полоса ям расширяется за счет выступа внутреннего ряда в сторону площадки городища. Расстояние между рядам на участках А-Б/4-5 равно 1,2 - 1,8 м, а у западной стенки участка Б/4 и на участке Г/4 расстояние равно 60 см.

В первом ряду всего 9 ям, он является внутренним. Все ямы в плане круглые и имеют диаметр 30-36 см, лишь у ямки № 1 – 12 см. В большинстве сохранилась только самая нижняя часть ям, оттого и фиксирующая глубина 15-27 см. У некоторых (№№ 2, 3, 5, 9) было овальное дно с конусообразным выступом – след вбитого в дно ямы заостренного конца столба. У ям №№ 1 и 8 дно имело коническую форму. Остальные (№№ 4, 6, 7) имело овальное дно. Расстояние между ямами в ряду было равно 75-90 см, а расстояние между ямами №№ 4 и 9 около 1,35 м.

Во втором ряду было 13 ям. Это внешний ряд. Он проходил от центра участка А/4 в юго-западный угол участка Б/4 и оттуда в северо-западный угол участка Г/4. Все ямы круглые в плане и имели диаметр 10-22 см, лишь у ямы №4 - 27 см. Как и в первом ряду здесь сохранились только самые нижние части ям, их фиксируемая глубина 15- 45 см. Профили ям конические. Только у ямы №4 было овальное дно с коническим выступом в центре. Расстояние между ямами в ряду равно 30-90 см, а расстояние между ямами №№ 1 и 4 – 1,35 м. Напротив последних располагались ямки №№ 3 и 5 соответственно, выступающие из линии второго ряда. Расстояние между парными ямками равно 27 – 30 см.

Все описанные выше ямы служили основанием бревенчатых столбов. Отсутствие обломков продольно лежащих бревен и расположение столбов рядами по одному через приблизительно равные интервалы говорит скорее за то, что эти столбы служили остовом плетня, хотя его специфических остатков не сохранилось. Этот вывод В.Е.Стоянов сделал на основе данных ряда синхроничных городищ: Именьковского, Шилихинского, Мамоновского, Березняковского и др. [Стоянов, 1958а. С. 177].

Стена состояла из двух рядов плетня и забутовки. Внутренний плетень имел вертикальные, вероятно более массивные столбы. В грунте они укреплялись следующим образом: подготавливалась неширокая цилиндрическая яма, в которую устанавливался и укреплялся столб. Иногда столб вбивался, и только потом укреплялся землей. Столбы внешнего плетня, тоже вертикальные, но менее массивные, вероятно, чаще всего просто вбивались. И те и другие углублялись на 50 – 75 см. наибольшей мощности стена достигала в центральной части (ее ширина – 1,5 - 1,8 м) и резко сужалась у оконечностей (до 60 см).

Вероятно, между столбами помещалась глина. Известняковые камни тоже должны были иметь своё конструктивное назначение, возможно, они были в составе глины, которая находилась между плетнями. Но скорее всего, они участвовали в укреплении стен на поверхности земли. Этот вывод можно сделать, используя данные с Шилихинского городища, которое также исследовал В.Е. Стоянов [Стоянов, 1958б. С. 267]. В валу Шилихинского городища (Ветлужский район Нижегородской области) исследователем были исследованы синхронные рассматриваемой нами деревянные укрепления позднегородецкого времени, которые представляли собой довольно сложные конструкции из двух бревенчатых стен, пространство между которыми было забутовано камнями и землей.

По расположению столбов №№ 4 и 1 первого и второго рядов можно предположить, что здесь существовал проход шириной около 1,5 м. Против столбов №№ 4 и 1 первого ряда на расстоянии 27- 30 см стояли столбы №№ 5 и 3 соответственно. Скорее всего, эти столбы образовывали два крупных паза, в которых свободно могла передвигаться массивная бревенчатая задвижка, закрывавшая проход.

После разрушения стены и образования прослойки обожженной глины, которая фиксировалась от восточного края участка Г/3 в северо-восточном направлении к участку А/5, городище, возможно, существовало либо с земляным укреплением (на этом участке), связанным с обожженной глиной, либо без него, что менее вероятно. Позднее насыпается тот южный вал, очертания которого дошли до нашего времени. Он был образован насыпью, состоящей из прослоек 3 и 2, серой и желтой супесей соответственно.

Скорее всего, к VI-VII вв. н.э. Богородское городище полностью покидается жителями. На это нам указывает жертвенно-ритуальный комплекс, найденный А.А. Пудеевым на территории памятника, который исследователь отнес к VI-VII вв. н.э. [Пудеев, 2012. С. 89]. К этому времени городище являлось уже сакральным местом, на котором проводились соответствующие обряды.

Таким образом, на основе анализа проведенных ранее раскопочных исследований историю и облик оборонительных укреплений Богородского городища можно восстановить следующим образом. Первоначальные оборонительные укрепления появляются в VII в. до н.э. и представляют собой вал и деревянную конструкцию, реконструировать которую не представляется возможным. В V - IV вв. до н.э. южная часть городища защищалась частоколом, а позднее - стеной, состоящей из горизонтальных бревен, уложенных одно на другое между вертикальными, парными столбами, служившими остовом всей конструкции. В середине I тыс. н.э. городище укрепляется с этой стороны сначала усовершенствованным видом стены, которая состояла из двух плетней, укрепленных известняковыми камнями, пространство между которыми было засыпано глиной. После разрушения этой стены насыпается вал без каких-либо зафиксированных деревянных укреплений.

 

 

Литература

Бадер О.Н. 1951. Городища Ветлуги и Унжи // Материалы и исследования по археологии СССР. М. №22.

Изследование Богородскаго городища, Варнавинскаго уезда, произведённое членомъ коммиссии А.П. Поливановым // Костромская старина. Кострома, 1901, Вып.5.

Пудеев А.А.2008. Отчет об археологической разведке на правом берегу реки Ветлуги южнее устья реки Красницы в Варнавинском районе Нижегородской области в 2008 г. // Архив ИА РАН. Р. 1. № 29087.

Пудеев А.А. 2012. Жертвенно-ритуальный комплекс с Богородского городища // Культурный слой. Н.Новгород. Вып. 1.

Стоянов В.Е. 1958а. Отчет об исследованиях Богородского городища на р. Ветлуге в 1958 г // Отчёт о работах марийской археологической экспедиции в 1958 г. Архив ИА РАН. Р. 1. № 1874.

Стоянов В.Е. 1958б. Отчет об исследованиях Шилихинского городища на р. Ветлуге в 1958 г// Отчёт о работах марийской археологической экспедиции в 1958 г. Архив ИА РАН. Р. 1. № 1874.

 

Таблица 1. Размеры оборонительных укрепления Богородского городища.

Исследователи Глубина рва (м) Ширина рва по дну (м) Ширина рва в верхней части (м) Высота вала (м) Длина вала вдоль рва (м) Ширина вала (м)
  Северная сторона
Поливанов А.П. 11,5 3,5      
Стоянов В.Е. 5-6   О,25-0,4
Пудеев А.А. 5-6 7-12 0,5
  Южная сторона
Поливанов А.П. 1 - 1,5 18,5  
Стоянов В.Е. 6-7   0,75 – 1 16,5
Пудеев А.А. 6-7      

 

Илл. 1. План Богородского городища (по А.А. Пудееву).

Илл. 2. Стратиграфический разрез южного вала Богородского городища (по Е.В. Стоянову).

Илл. 3. Развал деревянной стены в прослойке 9 слоя III (по В.Е. Стоянову).

Илл. 4. Развал деревянной стены в прослойке 8 слоя III (по В.Е. Стоянову).

Илл. 5. Развал деревянной стены в прослойке 5 слоя IV (по В.Е. Стоянову).

...





Читайте также:
Основные научные достижения Средневековья: Ситуация в средневековой науке стала меняться к лучшему с...
Продление сроков использования СИЗ: Согласно пункта 22 приказа Минздравсоцразвития России от...
Основные направления модернизма: главной целью модернизма является создание...
Роль химии в жизни человека: Химия как компонент культуры наполняет содержанием ряд фундаментальных представлений о...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.021 с.