ГЛУБИНЫ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ




 

 

ВОСХОЖДЕНИЕ В АБАЦ

 

Наш путь к Пантюхинской начинался в 1989 году. Четвертый год мы доказывали самим себе и Союзу преимущества SRT в прохождении пропастей высшей категории сложности, но... Воистину, нет пророка в своем отечестве. Наши успехи в Киевской как-то тускнели от того, что КиЛСИ считалась наиболее простой в ряду советских тысячников. Экспедиции в Снежную и Перовскую проходили в тени зарубежных мастеров, которые вполне заслуженно играли в них первую партию. Мы же, теряясь в их блеске, учились, перенимали, приспосабливали увиденное к советским условиям и... проходили свой путь.

Это сегодня вряд ли кто всерьез станет возражать против одинарной веревки. А тогда, даже через 4 года, скептиков было, хоть отбавляй. Одним из основных аргументов наших оппонентов был вопрос о транспортировке груза. Ходить по одинарной веревке еще ладно, но вот носить на себе мешки? Решиться на восхождение по подземным вертикалям с мешками на беседке было трудно и, прежде всего, - психологически. Да и технически такое движение требовало особых навыков и некоторой тренировки, однако, при их наличии - становилось вполне посильной задачей.

В июле-88 на Арабике параллельно нам работали ленинградцы под руководством старожила и "однофамильца" пропасти - Сергея Илюхина. Серега, да и все остальные его ребята доброжелательно, но как-то особенно недоверчиво взирали на наши одноверевочные "эксперименты".

- Ладно, - говорили ленинградцы. - Посмотрим, как вы с мешками будете управляться!

Дело было в том, что нам предстояло чистить пещеру от брошенного там в прошлом году снаряжения. Мы понимали, что огромное количество оставленных предыдущей московской экспедицией мешков, которые нам нужно было попытаться поднять на поверхность, могло свести на нет любые технические преимущества. И все же, вместо традиционного перекидывания мешков из рук в руки и подъема веревкой на отвесах, надеялись применить обычную в SRT тактику переноски груза "на себе".

- В Перовской? С двумя мешками на человека? - усмехался Илюхин. - Можно, конечно. Но до-олго вам придется корячиться! Да и не везде пройдешь в одиночку. С парой-то мешков!..

И вот навеска до "сухого дна" сделана. Пришла пора испытания мешками. Теперь всем достигающим дна предстоит подниматься наверх, постепенно обрастая стремительно размножающимися мешками. Задача заключается в том, чтобы как можно дольше удержаться в рамках нормальной для SRT тактики, не сорваться в навал, в глобальное перетаскивание мешков "всем миром". Именно такую установку я стараюсь втолковать уходящим под землю группам.

Между делом происходят интересные эпизоды. Утром 23 июля сидим у кухонного огонька. Только что подошел Сергей Илюхин, скорректировать действия своей группы с нашими. Стоим толкуем. От польских палаток появляется четверка снаряженных для штурма поляков: Анджей Чишевски, Сташек, Войчех и Ян "Ленин".

- Пошли за баллонами?

Поляки кивают, улыбаются. Использованные баллоны от аквалангов сложены на -800.

- Когда планируете вернуться?

- Ужин сегодня когда?

Смотрю на часы - начало восьмого утра.

- Думаю, как обычно, часов в 8-9 вечера.

- К ужину вернемся.

Поляки уходят вверх по тропе, вьющейся по краю троговой долины, пропаханной когда-то ледником. Смотрим им в след.

- К ужину! - усмехается Илюхин. - Они докуда собрались?

- До дна.

- До дна-а? ...

Лето уже давно переломилось к осени, дни становятся все короче, и хотя в горах темнеет позже, чем у моря, но к 18 часам плато укрывают серые сумерки. Как-то там поляки? Мне очень хочется, чтобы они сдержали слово и, вопреки устойчивому скепсису ленинградцев, показали европейский класс. Хочу, но невольно думается - а вдруг не смогут? А мы смогли бы вот так - до дна на километр и сразу наверх, да еще с мешками от -800? Трудная задача...

И вдруг замечаю вдалеке на ригеле два огонька. Кто бы это мог быть? Огоньки перемещаются, явно направляясь вниз к лагерю. Поляки! А время? 18.30!

Весть мгновенно облетает лагерь, и все свободные сегодня от работ высыпают к крайним палаткам - встречать. Этот обычай соблюдается свято. Здесь же ленинградцы. Все вглядываются в темноту. В пропасти сейчас работают несколько групп. Кто же возвращается? Так и есть! Это Анджей Чишевски и Войчех. Подходят, с облегчением бросают в кучу вытащенного из пропасти барахла по баллону.

Жмем им руки. Это своеобразный рекорд! На спуск до -950, и подъем на поверхность двойка Чишевского затратила 10,5 часов, из которых 2 часа провела в лагере на -600. С -800 до -400 подняли по паре баллонов, два оставили на дне 107-метрового колодца, а по одному вытащили на поверхность. Вот они "громкоголосые бутылки"!

Через пять с половиной часов, в 22-00, появляется из пропасти вторая польская двойка - Ян со Сташеком, бросают у палаток свои, вытащенные из пропасти, мешки. Наутро весельчак Ян предъявил собравшимся поломанный в клочья изорванный зонтик. Его он специально носил на дно, чтобы преодолеть зловредный водопад на -900, под которым мы с Косиновым так маялись со своими очками:

- Вот как надо проходить под водопадами! - смеется Ленин.

 

Начало было положено. Конечно, мы не избежали суровой необходимости перетаскивать мешки челноками, поднимать их веревками по 107-метровому колодцу и выше, но это не было издержками SRТ как техники, а лишь следствием выполняемой задачи: не каждый раз приходится глобально чистить пещеру.

* * *

И все же это было не то. Как бы там ни было, но становилось ясно, что нам нужна новая экспедиция, причем в такую пропасть, чтобы позволила расставить все точки над "i". Раз и навсегда. Такой пропастью была Пантюхинская. С 1987 года Пантюхинская занимала почетное 2 место в мире вслед за Жан-Бернар. И чуть было не вырвалась вперед в следующем, 1988-м, но Жан-Бернар уже перешагнула очередной потрясающий барьер - 1600 метров. Мы не имели возможности попробовать свои силы в Пиренеях, хотя думается, что это не было бы для нас невыполнимой задачей. Тем более, что 31 метр, разделявший замечательные пропасти, не принципиальное отличие по глубине.

Но и без этого был ряд факторов, по которым Пантюхинская превосходила в моих глазах знаменитую Королеву Глубин (и превосходит поныне). Во-первых, полтора километра глубины пропасти имени Вячеслава Пантюхина - это 1500 метров вертикали с единственным входом, а значит, и выходом на поверхность. Глубина Жан-Бернар от самого нижнего из ее многочисленных входов: "V-4", до дна - всего 1124 метра. То есть прохождение всей денивеляции Жан-Бернар носит чисто спортивный, не обусловленный объективной логикой характер. Дойти же до дна Пантюхинской можно, только пройдя вверх и вниз все полтора километра ее вертикалей, от первого и до последнего метра. Что называется, "без дураков".

Во-вторых, к началу 89-го года еще ни одна экспедиция не пробовала пройти Пантюхинскую с помощью SRТ. Это означало, что в пропасти практически отсутствовали крючья, которые можно было бы использовать при навеске одинарной веревки. Это обстоятельство значительно повышало сложность и престижность планируемого прохождения. Впервые пройти ТАКУЮ пещеру новой для СССР техникой, забить все необходимые крючья, составить описание навески и сделать это без участия зарубежных спелеологов - неплохая задача. И я начал собирать информацию.

Одним из первых откликнулся из Киева разработчик тросовой техники (ТТ) Валерий Янович Рогожников:

 

"...По поводу Пантюхинской. Я там работал в составе команды рядовым перетаскивателем снаряжения и продуктов, поэтому картографических и других материалов у меня не много. Высылаю схему в состоянии на 1988 год.

Пещера развивается по комбинации трещин и планетарных направлений в сторону Бзыби по падению пластов. Известняки мелового возраста, ниже -1300 сменяются юрой (*275): массивные, крупнослоистые, плотные.

Крючья держат хорошо. (Приятно слышать!) До -800 воды мало. (Не менее приятно!)

Ко дну К-28 (-800 м) подходит приток, по которому летом 1988 года пришел паводок и краска из Богуминской - констатировал лично. (Ага! А вход в Богуминскую на 2-3 сотни метров выше входа в Пантюхинскую. Соединение этих пещер может дать неслыханную глубину!..)

Воды может быть много - если тают снега в верховьях и на водоразделах, но пещера не затапливается. Однако на участке ниже 1400 может затапливаться полностью, причем без видимых признаков в верхних колодцах, откуда-то снизу. (Это тот самый случай, о котором нам рассказывали. Тогда парни более двух суток сидели в тупиковом гроте отрезанные тихим паводком...) Поэтому последний лагерь не стоит спускать ниже -1400: можно влипнуть. (Надеюсь, что мы вообще не будем ставить лагерь так глубоко...)

О лагерях.

Лагерь 1 на -200 обычно использовали как пункт питания, но палатку и спальный мешок там держали все время.

Лагерь 2 на -480 у "Пера" тоже использовался как пункт питания.

Лагерь 3 на -650 (Это перед сифоном на "старом дне"...) очень просторный комфортный - служит базой для дальнейших приключений. Сифон вычерпывается за плотину - 6 часов работы группой в 3 человека, сам вычерпывал. Участок между лагерями 3 и 4 сложен для транспортировки - щели, распоры и прочие мерзости.

Лагерь 4 на -850 просторный, но грязный, и шумит вода - в паводок очень шумит. (Это место получило название "Пермская база"...).

Лагерь 5 на дне К-200 (Отметка -1100!) спрятан под камнем, тесноватый, но комфортный, чистый и сухой - на 5-6 человек.

Лагерь 6 на - 1350 в просторной, но горбатой галерее может расположить очень много людей. Ниже стоять не стоит - может затопить, а этот лагерь ставить очень желательно, потому что выход на дно и обратно занимает часов 15. (Черт! Неужели придется-таки тащить базу на такую глубину?)

Вот, в принципе, все, что можно рассказать".

 

Спасибо, Валерий Янович!

* * *

Лето 89-го года омрачалось неспокойной обстановкой в Абхазии. Это было преддверие грузино-абхазской войны, начавшейся в 91-м. Но тогда еще не верилось, что может быть война, которая оборвет все наши надежды на работу в самых перспективных пещерных районах Кавказа. И я продолжал собирать информацию.

Следующее письмо от товарища по экспедиции "Снежная-81" Андрея Бизюкина пришло из Москвы. В нем ни слова не было о Пантюхинской - супружеская чета Андрей Бизюкин и Таня Немченко оставались приверженцами Снежной.

 

"...Этим летом, в связи с абхазскими событиями, были приостановлены многие серьезные экспедиции. У нас тоже возникли некоторые сомнения в целесообразности посещения Кавказа, но, доехав до Сочи, мы узнали у первого же стоявшего на вокзале милиционера, что стрельба закончилась и чачу уже продают. Узнав все это, мы решили продолжить исследование нижних входов в Снежную.

На примете были две дыры, открытые харьковскими спелеологами. Одна из них - пещера Каньон, "гигантская" шахта глубиной, как утверждали наши украинские друзья, -350 метров. Дальнейшее исследование пещеры приостановилось из-за подземного озера, преградившего путь отважным спелеологам. Именно это озеро явилось причиной нашего посещения пещеры Каньон. Так как мой основной напарник Шурик (по кличке Абдула) как раз перед экспедицией схватил кессонку и чувствовал себя неважно, я настроился нырять в одиночку. Но Фортуна распорядилась иначе.

Штурм пещеры проходил спокойно и четко. Но в нижней части на последней сотке нас смутила повышенная камнепадность, и мы сделали откачку в сторону примерно на 20 метров. Все бы хорошо, но сказалась неуверенность одного из участников. Ему показалось неудобным транспортировать мешки по нашей навеске, и он упустил несколько штук в колодец. По странному стечению обстоятельств вниз спланировали наша кухня и мои баллоны.

Примерно на 8-й секунде полета мы услышали "музыкальное сопровождение". Так мы лишились баллонов, а кастрюли, упав с 80 метров, стали квадратными. Пришлось дальнейшие исследования Каньона отложить на будущее.

Участник, упустивший баллоны, чувствуя свою вину, начал буквально рыть все дырки в окрестностях нашего наземного лагеря, и ему повезло. В одной из пещерок он прокопал щель, из которой дуло. (Так и хочется продолжить: Он кинул туда камень, дуло исчезло!.. п.мои.)

Щель расширили до вертикального шкурника, потом расчистили еще три узости до состояния шкурников - все вертикальные, и вывалились в 60-метровый колодец.

16 часов штурма, навешено 200 метров веревки, и каково же было наше разочарование, когда мы опять вывалились в то же самое подземное озеро! Две соединившиеся пещеры тут же нарекли системой Каньон-Самохват. Уточненная топосъемка показала глубину -291 метр, в отличие от харьковских -350.

Кстати, как ты думаешь, почему ошибка в топосъемке, начиная еще, наверное, с КиЛСИ, бывает только в сторону большей глубины? Может, это подземная атмосфера влияет?

При подъеме наверх на -70-м метре пещеры Самохват был обнаружен новый ствол. Шикарный колодец глубиной 40 и диаметром 15-20 метров. Но, черт побери, и этот ствол вывалился в то же озеро! Заколдованное озеро.

Трехствольная система Каньон-Самохват при нанесении ее на орографическую схему района и план Снежной находится практически над залом "Икс". Представляешь, если она пойдет, то - примерно 500-метровая дыра, и ты - в зале "Икс". И это вместо длинного и утомительного пути, каким пользуются традиционно!

После всех этих неудач у нас осталась последняя надежда - пещера Ветерок, находящаяся в соседней балке на 100 метров выше Каньона. Мы прошли ее до -140 метров и остановились в большом обвальном зале, примерно 17 на 30 метров. От безысходности народ начал копать, почувствовали ток воздуха, завал начал поддаваться. Сейчас пройдено 85 метров в глубину завала - ход идет по руслу паводкового ручья. Пещера медленно, но продолжается.

Когда мы ее проткнем, то пригласим тебя, Костик, сделать траверс Меженного-Ветерок. От Ветерка до Дурипша - 1,5 часа ходьбы!

Таня все это время провела в Словакии, посещая их пещеры и изучая методы расширения узостей с помощью портативного молотка-перфоратора и взрывчатки.

Заканчивая, скажу о планах. В июле-августе 89 года собираемся работать по поиску верхнего входа в Снежную с применением активных средств, в частности, чехословацкого портативного отбойного молотка. Если у тебя есть в заначке какие-либо способы расширения узостей, ты мог бы их опробовать на вершине Хипсты.

То, что верхний вход в Снежную существует, это очевидно, надо только его пройти. Мы приглашаем всех друзей и хотим еще раз попытать счастья. Если ты еще не утратил надежды, что Снежная может быть все-таки первой в мире, то присоединяйся к нам.

До встречи на Кавказе! Андрей. Таня".

 

Классно, ребята. Я, конечно же, с вами... в душе!

* * *

На Кавказе мы не встретились. 1989 - это был не самый удачный для меня год. Одна экспедиция клуба, организованная и проведенная Юрой Бессерегеневым, совместно с москвичами и бельгийцами снова работала в Перовской. Другая команда во главе с Андреем Волковым и Виктором Фитисовым принимала итальянцев и москвичей на Киевской. Но основная часть спелеологов клуба была втянута в хозрасчетную деятельность, красила мосты, здания и металлоконструкции в Усть-Каменогорске. И я руководил всей этой суетой.

По той же причине мне не удалось поехать и на Международный Спелеологический Конгресс в Будапеште, где побывали многие мои друзья из других городов Союза. В спелеологическом плане сезон-89 для меня практически пропал. Тем ярче из заветного далека светила Пантюхинская, которую по многим причинам необходимо было "делать" именно в следующем 1990 году. Не позже. Промедление было подобно поражению, так как могли пропасть многие резоны, украшавшие эту задачу.

Зима 89-90 принесла новые известия и ряд событий, утвердивших меня в уверенности относительно задуманного. Как уже было сказано, в начале января пришло письмо керчанина Сергея Клименко, в котором он сообщал, что глубина Пантюхинской -1571 метр. Новая цифра меня обрадовала, но и удивила. Это звучало вызовом официально продекларированной до сих пор глубине пропасти -1508. Правда, большого значения новая глубина уже не имела, так как зимой французам удалось закрепить свое преимущество в Жан-Бернар. Пиренейский супергигант перешагнул еще один фантастический рубеж - 1600 метров. Теперь денивеляция Жан-Бернар достигла 1602 метра (*276).

Однако это были 1602 метра, а не -1602 метра. Пантюхинская до сих пор оставалась непревзойденной в классе супергигантов с одним входом. Как тут было не вспомнить слова болгарина Мартина Трантеева: "Световний уровень для нас - как горизонт: едешь, едешь, а он все удаляется!"

Далее получаю долгожданное письмо из Симферополя. Но в ответ на мою просьбу помочь материалами мой "сокоешник" по ВИПу на Алеке, врацанской Школе спелеоспасения, Бахчисарайскому слету симферополец Володя Кузнецов отреагировал несколько странно. Этаким суконно-казенным языком.

 

"Председателям МКК, Руководителям спелеопоходов высшей категории сложности.

Крымская областная комиссия спелеотуризма совместно с клубом спелеологов "Бездна" г.Симферополя, клубом спелеологов "Карст" г.Керчи в период с 1 июля по 15 сентября 1990 года проводит комплексную экспедицию в районе Западного Кавказа, Бзыбский хребет.

Целью экспедиции является дальнейшее изучение пещеры В.С.Пантюхина и пещеры Богуминская... Руководителями экспедиций являются Пантюхин Г.С., Кузнецов В.С. (Симферополь) и Клименко С.И. (Керчь). Просим сообщать спелеогруппам, собирающимся работать в указанных пещерах, о наших планах".

И больше ни слова. Предупреждение это я понял так: "Мужики, не путайтесь у нас под ногами". Дружба дружбой, а пещеры врозь? Ладно, и на том спасибо.

Буквально следом еще одна тревожная весть, на этот раз от тбилисского сибиряка Василия Васильевича Вилисова, с легкой руки Резвана окрещенного Васей-в-кубе.

 

"Спасибо за Новогодние поздравления! Открытку от тебя получил в свой краткий приезд в Грузию на Новый год. Сейчас работаю в Сочи, январь буду здесь, а в феврале еду в Красноярск работать инструктором к Гене Иконникову. Он собирается делать семинар с уклоном в СРТ и приглашает ребят из Болгарии. Возможно, ты будешь?

Летом ребята-французы немного поучили нас своей технике. Был профессиональный преподаватель из национальной школы спелеологии...

К большому сожалению, информацией по Пантюхинской не обладаю. У меня была карта до -620, я отдал ее по окончании экспедиции.

Навеску делали ребята из Франции. Забивали стандартные СПИТы - всего около 30 штук. До -600 метров пещера сплошь вертикальная - навеска была также сплошная: ни в одном месте не отстегивались от перил. Французы пробили и навесили отлично - чувствовался очень высокий опыт.

Подходы к пещере элементарные - со стороны Рицинского шоссе у остановки "11 км" мост через реку Бзыбь: место называется "Джирхва-ГЭС". И далее по правой стороне реки и вверх в горы - дорога единственная. С хорошим грузом - за день у пещеры: высота 1800 метров. Лагерь огромный, вода рядом - источник Азырцых.

Думаю, что в августе у тебя не будет проблем - там будут работать ребята из Крыма, они располагают всей необходимой информацией. Я в курсе, что в конце июня-90 в Пантюхинскую собираются поляки - до дна. В сентябре туда же идет совместная словацко-бельгийская экспедиция. Июль-август просили не занимать крымчане. Думаю, что нужно с ними списаться. Я все лето буду на Бзыби - могу на месте помочь с показом района и т.д.

Кстати, временнЫе данные: выемка снаряжения с -550 проводилась вшестером - 4 француза и мы с Володей Глиновым - общее время 6 часов. До встречи! Вилисов".

 

Та-ак. Время шло уже "на минуты". Оказывается, пока мы красили мосты, летом 89-го Пантюхинскую решила покорить экспедиция Болгарской Федерации Пещерно Дело во главе с ее председателем Трифоном Трантеевым. Были приглашены французы. Объединенная группа прибыла в Абац, усилиями французов сделала навеску почти до "старого дна", но потом начались сбои в болгарской команде. Кто-то там психологически сломался. Или не захватили достаточного количества болгарского коньяка "Плиска", без которого, по моим впечатлениям, не обходится ни одна крупная болгарская экспедиция.

В общем, французам совместно с "грузинами" Васей Вилисовым и Володей Глиновым пришлось не только навешивать, но и вынимать снаряжение, и франко-болгарская попытка с треском провалилась. В довершение бед на спуске с плато экспедицию обворовали местные жители.

- Представляешь? - рассказывал потом Вилисов. - Украли не что-нибудь, а пластиковую бочку, в которой была вся экспедиционная видеоаппаратура. Случайно, конечно! Так вот, шмотки все унесли, а аппаратуру выкинули тут же в кустах, через сотню метров от стоянки. Видимо, не знали, что это такое. Дети гор!

Пантюхинская отбила первую атаку иностранцев. Но надолго ли хватит ее упорства? Надо было торопиться.

* * *

Геннадий Сергеевич Иконников, спасибо ему, пригласил меня поработать инструктором на СРТ-семинаре, и я поспешил в Красноярск. Не будет преувеличением сказать, что красноярские встречи в феврале 1990 заложили краеугольный камень в до того времени хлипкое здание будущей экспедиции. Семинар был организован с размахом. Болгарских гостей снимало телевидение, газеты писали: "Красноярские спелеологи прокладывают путь в Европу!" Удалось даже покатать болгар на мотодельтаплане - Иконников был на высоте.

В моем блокноте записано:

 

"Вот и дожили! Сидит Всесоюзный семинар, от Ростова до Владивостока, и слушает СРТ..."

 

А послушать было кого. Из далекой солнечной Болгарии приехали родоначальник болгарской SRT Петко Недков и мой старый знакомый по Враце и Софии Мартин Трантеев. Петко - живая легенда, автор "Азбуки одинарной веревки", первой книги по SRТ, которую я перевел в самом начале нашего одноверевочного пути. Его видавшее виды снаряжение, лекции и рассказы дышат историей, далекими от нас временами, когда Недков со товарищи начинал в Болгарии переход на европейскую, мировую спелеотехнику.

Далекими? Так кажется. Ну, 15-20 лет. Многие из нас тогда уже работали в пещерах. А вот, поди ж ты - болгары раньше сориентировались! Мартин вместе с другим моим хороши знакомым - капитаном болгарской команды "Снежная-86" Орлином Атанасовым, прошлым летом побывали в Алжире, в глубочайшей пропасти Африки - Ану Иффлис (-1159 м). Ану Иффлис известна также под именем Гуффр де Леопард.

Вася Вилисов прибыл в шикарном французском снаряжении и с приятными впечатлениями от французской техники в Пантюхинской. Так что компания собралась колоритная. И интерес к семинару был соответствующим. Характерным в этом плане было посещение нас во время учебно-тренировочного выхода в пещеру Кубинская известным в спелеологических кругах красноярцем Захаром Залиевым. ("Дублянский тут нападает на спелеологов, - пошутил как-то Резван на Сочинском Совещании. - Был бы тут Захар Залиев, он бы показал ему определенную часть тела!") Захар был известен не только крутым сибирским характером, но и первопрохождениями на Кавказе, а также яростным неприятием SRT в пользу старых советских спелеоканонов. И вот - приехал! Вода камень точит...

Бирюса! Кто из сибирских спелеологов не помнит дороги по льду Красноярского водохранилища к Кубинке - глубочайшей пещеры Восточных Саян? Даже затопленная водохранилищем с -274 до -207 метров, Кубинская осталась одной из интереснейших пещер района.

Двухэтажная изба у пещеры вписана в хвойный лес на заснеженных склонах с красноярской любовью: нижний этаж - печь, стол, лавки, верхний - нары, спальный этаж. Особо примечателен туалет на расположенных квадратом четыре "очка", выпиленных в виде карточных тузов: червового, пикового, бубнового и даже трефового. По центральной оси симметрии этой замечательной постройки подвешена корабельная рында - коим, которым, на порядочных судах, как известно, отбивают склянки. Вся соль этой шутки, заключалась в том, что как бы ни мостился посетитель, как бы ни осторожничал, не задеть рынду было практически невозможно - и тогда над лесом, вызывая понимающие улыбки семинара, плыл громкий, печальный и чистый, как истина, звон.

Самые интересные разговоры получались, конечно, после семинарского "отбоя", у пылающего перед избушкой инструкторского костра. Ласковый февральский морозец, холодный спирт, Иконников тонко режет медвежатину, открывает банку с сибирским папортником собственного приготовления.

- Гуффр Леопард мы прошли только до -500, - говорит Мартин.

- Много воды?

- Много кушаем! За 9 часов сделали навеску и подошли к неудобной узости. Снимаешь все снаряжение, протискиваешься вертикально вниз и выпадаешь в камбана... м-м...

- Колокол, - подсказываю я.

- О-да! Колокол. Висишь в пустоте, и нужно как-то снова надеть обвязки и другое. Мы прошли, а двойка Орлина - никак! Пришлось закончить прохождение. А как мы потом вылезали из этой ловушки! Спелеологу много кушать вредно!

- Лучше много пить! - говорит Захар.

Сибиряки учат болгар пить не разведенный спирт. Обмен опытом - не все нам учиться! Похоже, что братья-славяне осваивают нашу технику гораздо быстрее, чем мы SRТ... Закусываем строганиной из медвежатины и папортниками.

- Папортник у тебя, Сергеич! - Вася причмокивает и качает головой. - Можно понять, почему японцы его на свои "тойоты" выменивают!

- Снега в этом году много, и стенка на входе в Кубинку во льду, - говорит Иконников.

Кубинская начинается окном в известняковой скале, отвесно, на десятки метров, обрывающейся к заливу. Пришлось еще на подходе к пещере навесить длинные перила. Кто-то, говорят, уже летал отсюда вниз, к Красноярскому морю.

- О, лед! - говорит Мартин, нажимая на медвежатину. - Мы были в Греции, Проватина.

Где ты, Греция? Проватина - удивительный карстовый колодец общей глубиной -407 метров всего с одной наклонной обледеневшей полкой на глубине -158 метров - знаком нам только по описаниям. Греция... Над нами морозные звезды Бирюсы.

- Я спустился на ледник и решил фотографировать, - рассказывает Мартин. - Там такое зрелище! От рапели отстегнулся и остался на осигурителен ремык на парапети...

- ...На самостраховочном усе на перилах, - перевожу я. Благоприятное воздействие алкоголя на уровень моего понимания иностранных языков неоднократно приводило меня в приятное изумление. Петко Недков одобрительно смеется, а Мартин продолжает:

- Перила спускались по леднику к началу следующего отвеса, и были закреплены на ледовых крючьях. Только вытащил фотоаппарат, и... поскользнулся. От рывка вылетел изо льда верхний крюк, и я полетел вниз. Знаешь, почему не упал?

- Ну?

- Перильный узел с крюком застрял в моем самостраховочном карабине! А перед этим так ударил мне по каске, я думал пробьет. С тех пор люблю большие узлы и маленькие карабины!

- На одном из семинаров, - говорит Иконников. - У нас в Кубинке девица упала - со дна Третьего колодца в грот Фиделя...

* * *

Помню, что за этот случай Иконникова чуть не дисквалифицировали. Я никогда не мог понять такого понимания ответственности руководителя. Разве можно уследить за каждым поступком подчиненных, неважно - участников семинара, членов группы, работников предприятия? Тем более, все - взрослые люди.

На мой взгляд, руководитель несет ответственность только тогда, когда подчиненные точно выполняют его прямые указания и в этих указаниях заключен потенциал, приводящий в итоге к аварии. Или если руководитель не совершает каких-либо действий, которые обязан был совершить по своему рангу и положению, что тоже становится причиной происшествия. Разве можно отвечать за то, что кто-то отчубучил глупость вопреки твоим распоряжениям? Или правилам безопасности?

В туризме не до тонкостей! Девица пошла не тем ходом, и по собственной неосторожности упала в отвес. Что здесь зависело от Иконникова? Начальник школы не может одновременно находиться рядом с каждым слушателем, всех вести за ручку и лично страховать. Все были проинструктированы, всем прочитан курс правил безопасного поведения под землей, ориентирования и страховки.

- ...Из города вызвали "скорую", - продолжает Иконников. - Медичка такая отважная попалась - согласилась идти в пещеру!..

...И снова наплывают видения, разбуженные Иконниковскими рассказами... Западный Кавказ, Алек, сумерки. По заросшей скользкой от грязи тропе, которую с топорами в руках расчищают два отделения, мы, личный состав спелеосеминара СИП-83, несем носилки. Обломком дерева ударило по голове 15-летнего саратовского паренька Олега Гасанова.

У Барибана из кромешной уже тьмы появляются белые халаты: двое медиков - парень и женщина. Они склонились над пострадавшим, а мы толпимся вокруг - в своих резиновых сапогах, штормовках и анораках, прорезиненных костюмах, с налобными фонарями.

Мы специально готовились к таким делам. А они - эти люди в белых халатах? Я смотрел на тонкую спину женщины, и вдруг увидел - белые туфельки-лодочки, едва видные из облепившей их кавказской глины. Тот, кто бывал на Алеке, у грота Барибан, может представить, что значит в сезон дождей подняться по этой тропе. Ночью. В туфельках-лодочках на босу ногу!

- Надели на докторшу обвязки, - продолжает Гена. - Я схватил чемодан с медикаментами, и бегом к пещере. Спустил ее в первый отвес, 23 метра...

...А мне вспоминается прошлый май, когда мы после Сочинского Совещания оказались на алекской "спасаловке" у Ручейной, где сломал ногу новомосковский спелеотурист. Доктор ехал с нами - парень довольно плотный, крепенький, горным туризмом занимался и даже в пару колодцев спускался. Но ведь это Ручейная!

При свете налобников одеваем доктора в шерстяное белье, резиновый гидрокостюм, защитный комбинезон, обвязки и т.п. И такая же, как сейчас на Бирюсе, непроглядная ночь. Только вместо искристого снега - тонкая водяная пыль моросящего над лесом дождя.

Что стоило нашему доктору, продравшись через 300-метровый шкуродер-меандр с ручьем на дне, спуститься на отметку -300, где на слиянии с Заблудших стоял лагерь новомосковцев? Догадаться об этом можно по тому, что осмотрев в палатке подземного лагеря пострадавшего и не обнаружив у него ничего сколько-нибудь серьезного, доктор пришел в ярость. Очевидцы рассказывали, как он с самым зверским выражением лица схватил пострадавшего за больную ногу и принялся ее крутить из стороны в сторону, яростно вопрошая:

- И это - перелом?! И это - перелом?!

Пострадавший новомосковец орал и вырывался.

- Не-ет! - кричал доктор. - Дайте-ка, я ему все-таки что-нибудь вколю! Я сюда зачем шел? Где моя аптечка? Где мой шприц?!

В результате такой психотерапии пострадавший новомосковец выскочил из Ручейной своим ходом, лишь с небольшой поддержкой сопровождающих. Спасибо вам, Люди в белых халатах, не забывшие клятву Гиппократа!

...- Докторшу я спустил, - Иконников недвусмысленно тянется за фляжкой. - Сам схватил чемодан с медикаментами. Рогатку у кого-то из слушателей взял - здоровенную такую! В общем, на самом верху колодца - сам не понял как! - выпустил я из руки рапель и сквозанул вниз с этим чемоданом - только свист!

- Так как же ты?..

- Повезло. Веревка подо мной от такого "спуска" пошла винтом, и узел на конце каким-то чудом залетает в расщелину метрах в двух над дном колодца. В этот корем я и сел со всего размаху! Спасибо узлу - пришлось бы меня соскребать со дна колодца: 23 метра все-таки...

- С этими узлами всегда приключения, - усмехается Вилисов. - Я тут слышал, прошлым летом как-то, после Сочинского Совещания наш друг по Алеку поляк Артур Шмигельски в Испании упал - не помню, в какой пещере, где-то на -400. Достали живого, сейчас уже здоров, наверно. Так вот - официальная версия падения - отказ света, в результате падение из-за потери ориентировки. А мужики-поляки потом рассказывали, что все было банально - Артур не завязал узла на конце веревки, сам с ее конца и загремел. Так еще и наварился на этом деле - страховку получил!

Ночь придавливает морозом, звезды становятся ниже и ярче. Благословенна будь, Бирюса!

* * *

Болгары - болгарами, но самым интересным для меня оказалось присутствие на семинаре спелеологов из Новокузнецка. На несколько дней заскочил на семинар один из зачинателей новокузнецкого спелео мой старый знакомый Евгений Галошин, а в составе участников обучались SRТ кузнецкие лидеры новой волны: Игорь Романенко, Владимир Параконный и Павел Куришко.

- Чего ты страдаешь от недостатка информации по Пантюхинской? - сказал как-то Вася. - Вон, Галошин ее, как свою пятерню, изучил. Потолкуй с новокузнечиками.

В Галошина я вцепился мертвой хваткой. Спасибо, Женя! Не поленился добрых 3 часа на память рассказывать мне строение пропасти, дотошно, по колодцам. Я записывал, зарисовывал, и постепенно получил прекрасное описание Пантюхинской.

Здесь же я сделал еще одно неожиданное для себя открытие. Керчанин Сергей Клименко - бывший новокузнецкий спелеолог, а сами новокузнечане в течение ряда лет работали в Пантюхинской в составе комплексных экспедиций, оставаясь при этом почему-то в тени. Всех мы знали - симферопольцев, керчан, киевлян, даже пермяков - а вот новокузнечан нет (*277). Галошин подтвердил цифру, присланную мне Клименко: глубина Пантюхинской -1571 метр. Это еще более уверило меня в том, что при определении официальной цифры не обошлось без перестраховки со стороны объявителей.

Женя уехал, а я стал пристально приглядываться к новокузнецкой троице, заметно выделявшейся из состава семинара какой-то солидной обстоятельностью и хваткой. В первом же звуковом контакте выяснилось следующее. Во-первых, новокузнецкая команда собиралась в Пантюхинскую в августе-90, в составе той самой комплексной экспедиции, о которой меня "предупредили" из Симферополя. Во-вторых, новокузнечане составляли ее ядро и отвечали за подземное питание, в чем были заслуженными мастерами. И в-третьих, парни оказались не из стеснительных, и с ходу загорелись идеей "пройти" Пантюхинскую одинарной веревкой. Здание будущей экспедиции получило твердый фундамент.

---------------------------------------------------------------

*275 "Юра" - с ударением на последнее "А", известняки юрского геологического периода, сленг.

*276 Что-то я не слышал о словопрениях вокруг глубин франко-испанских пропастей. У нас же что ни приличная пропасть, то какие-то разговоры. Интересно, почему?

*277 Странно, что такой корифей Пантюхинской как Игорь Вольский в своей книге, цитаты из которой я уже приводил, ни словом не упомянул Новокузнецк - ни в тексте, ни в Хронике. Странно!

 

НЕВЗИРАЯ НА...

 

Какой нас черт сюда занес?

У нас, наверно, с головой не все в порядке.

Над головой десяток гроз,

Снаружи жуть, водохранилище в палатке,

Хоть говорил старик-абхаз,

Что будет солнечно и небо будет чисто.

Ах, этот Западный Кавказ -

Места паломничества спелеотуристов! (*278)

 

Грех жаловаться, с погодой нам до поры везло.

...Стоя над небольшим отверстием на дне неприметной карстовой вороночки, трудно представить, что отсюда начинается одна из глубочайших пропастей мира. Белые глыбы известняка, серая мемориальная плита с именем Вячеслава Серафимовича Пантюхина, зеленые колючки вокруг и неумолчный звон кузнечиков. За ближними лесистыми отрогами нашего хребта бездонно уходит вниз ущелье Бзыби, за которым в ясную погоду сказочным миражом высятся белые скальные пики Арабики. Абац очаровал меня с первого взгляда...

Сказать, что Пантюхинская начинается паршиво, значит, ничего не сказать. Нет, есть, конечно, и более "приятные" входы, но... Торопись, не торопись, старайся, не старайся - до первого приличного отвеса - час. Час ходу по узким ходам, небольшим колодчикам, уступам, щелям, ползком и лазанием, пешком и на распорах. Хочешь, не хочешь - час. И только тогда перед вами распахивается жела

...





Читайте также:
Развитие понятия о числе: В программе математики школьного курса теория чисел вводится на примерах...
Методика расчета пожарной нагрузки: При проектировании любого помещения очень важно...
Решебник для электронной тетради по информатике 9 класс: С помощью этого документа вы сможете узнать, как...
Основные признаки растений: В современном мире насчитывают более 550 тыс. видов растений. Они составляют около...

Поиск по сайту

©2015-2022 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-10-25 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:


Мы поможем в написании ваших работ!
Обратная связь
0.194 с.