ООО «Оборонительные системы – Инвест»





Образовано: 28.09.2001 УК: 22,98 млн. руб.


 

25%

75%


ОАО «Оборонительные системы»

Образовано: 03.01.1996 УК: 50,0 млн. руб.

Адрес: Москва, ул. Верейская, д 29 Гендиректор: Романов А.Б.

65,2% 49,8%


Адрес: Москва, ул. Верейская, д 29 Гендиректор: Кабанов М.Ю.


ОАО «НПО

„Московский радиотехнический

Завод“»


ОАО «КБ …

«Кунцево»


Рис. 3.5.2. Контроль активов ОАО «Оборонительные системы» на 30.06.2011

Источники: [Соколов, 2012з]

 

Как следует из отчетности ОАО «МРТЗ» и КБ «Кунцево», в начале 2012 г. их доли перешли под контроль спецдепозитария ИНФИНИТУМ, управляющему ПИФом «Оборонительные системы-Реалти». Управляющей компанией у «ОС- Реалти» и «ОС-Инвест» является некое ООО «Резерв Эссет менеджмент». То есть структура контроля была просто еще более замутнена. Запутанная система контроля над активами, в которую вовлечены аффилированные с инсайдерами


фиктивные и офшорные компании, для ОПК особенно деструктивна. С включением оборонных предприятий в состав «Ростех» подобные схемы через определенное время могли переконструироваться или ликвидироваться с целью усиления контроля за активами и финансовыми потоками центральным руководством ГК.

«Административный ресурс» как инструмент госкорпорации

Связи с высшими властными кругами позволяют «Ростехнологиям» использовать силовой, правоохранительный, судебный и пр. «административный ресурс». Это можно проиллюстрировать несколькими примерами. Так, смещение прежнего менеджмента «АвтоВАЗа», выглядело как полномасштабная войсковая кампания с использованием оперативных и даже боевых возможностей российских спецслужб (ФСБ и МВД), а также Генпрокуратуры [Тюменев, Хазбиев, 2008б]. Со сменой руководства завода была сменена не только охрана, но и почти вся милиция Тольятти [Чейзан, 2006]. Во время смены старого руководства группа следователей и прокуроров предъявила 3 главным бухгалтерам «АвтоВАЗа» обвинения в хищениях и уклонении от уплаты налогов [там же]. Вскоре после передела собственности обвинения были сняты.

Действия в отношении титанового гиганта «ВСМПО-Ависма» были более демократичными. В компании появились инспекторы ФНС. «ВСМПО-Ависме» были предъявлены налоговые претензии почти на 2,5 млрд. рублей [Тюменев, Хазбиев, 2008б]. В этой ситуации основные акционеры решили продать свои пакеты. На одного из родственников председателя совета директоров В. Брешта завели уголовное дело, чтобы тот охотнее продал свои 30%. Чемезовская структура завладела 66% акций титановой корпорации, заплатив в полтора раза ниже рыночной стоимости (около $1 млрд.) [там же]. После этого все налоговые претензии были сняты, а уголовные дела закрыты.

Жесткое давление оказывалось при захвате активов НПО «Сатурн», производителя газотурбинных двигателей для Суперджета. Возглавлял и на 60% контролировал компанию Ю. Ласточкин [Соколов, 2012з]. В августе 2007 года поручение об интеграции НПО в холдинг Чемезова дал В. Путин. Однако Ю. Ласточкин оказал сопротивление экспансии госкорпорации. На «Сатурне» различными силовыми структурами были проведены десятки проверок по линии налоговой службы и МВД и Счетной палаты, однако никаких нарушений выявить не удавалось [там же]. Следственное управление УВД Ярославской области сфабриковало два уголовных дела в отношении управленцев «Сатурна» с целью давления [Тюменев, Хазбиев, 2008а]. Осенью 2008 года финансовое положение НПО резко ухудшилось. Против выделения помощи «Сатурну» выступили чиновники. А крупные госбанки, включая госкорпорацию «ВЭБ», условием предоставления денег ставили передачу 13% акций «Сатурна» госхолдингу

«Оборонпром» [Соколов, 2012з]. В результате предприятию не удавалось реализовывать план по созданию двигателя для самолета SuperJet-100. Министр финансов А. Кудрин и президент В. Путин обвинили руководство в срыве проекта. В декабре 2008 г. действующие в интересах ГК фиктивные фирмы ЗАО

«Праймлитекс» и ООО «Меком-люкс» приобрели 23,85% и 24,91% акций

«Сатурна» у ООО «Техинком» и ОАО «Авиаинвест», вероятно подконтрольных прежнему менеджменту [Ежеквартальный отчет НПО, 2011, с. 125-130 ]. Затем эти доли, а также 37% акций Росимущества были переданы «Оборонпрому», который к 20.01.2011 стал контролировать 93,5% предприятия [там же]. После перехода


«Сатурна» под контроль «Ростеха» предприятию сразу же начали поступать средства господдержки, кредиты банков и даже средства ГК «Роснано».

На этих примерах видно, как «административный» ресурс помогает госкорпорации захватывать наиболее выгодные активы под свой контроль.

Борьба с «мелкими» и «средними» инсайдерами

В момент передачи активов компаний госкорпорации «Ростех» возросла угроза вывода активов прежним руководством. С целью продемонстрировать активную борьбу с коррупцией и наведение порядка ГК начала активно инициировать проверки и уголовные разбирательства против «мелких» и

«средних» инсайдеров зависимых и дочерних предприятий.

По словам С. Чемезова, с целью обеспечить максимальную открытость и прозрачность холдингов ГК к их выходу на IPO для привлечения инвесторов и заключения выгодных сделок, «Ростех» «оперативно и жестко пресекает любые попытки незаконных действий со стороны менеджмента дочерних компаний» [Сергеев, 2013]. ГК создала совместную с МВД и в дальнейшем планирует налаживать сотрудничество с прокуратурой, Следственным комитетом, ФСБ [там же].

В 2009-2012 гг. в правоохранительные органы было направлено 138 материалов, возбуждено 92 уголовных дела, осуждены 10 руководителей организаций госкорпорации, возвращено имущество на общую сумму более 1 млрд. рублей [Сергеев, 2013]. В декабре 2012 года за превышение должностных полномочий была осуждена бывшая руководительница территориального управления Минимущества России по Москве Т. Найденова. В результате ее действий холдингу «Станкоимпорт» был нанесен ущерб на сумму свыше 2,5 млрд руб.

В 2011 году на «АвтоВАЗе» прошла проверка, в результате которой были выявлены и раскрыты хищения через дилерскую сеть на сумму выше 1 млрд. руб. в период 2008-2009 гг. [Кузнецова, 2011]. Порой проверка и раскрытие хищений инициируются менеджерами «Ростеха» в рамках кампании по вытеснению старого руководства.

В 2013 г. был арестован генерал-майор в отставке А. Калинин, подозреваемый в попытке хищения активов ГК «Ростех» стоимостью более 350 млн. руб. В 2010 г. Калинин инициировал процедуру банкротства возглавляемого им в тот период люберецкого ФГУП "Государственный институт горно- химического сырья" (ГИГХС). Он заключил с питерскими фирмами-однодневками фиктивные договоры на оказание консультационных услуг и строительно- монтажные работы на 19 млн. руб., однако никакой оплаты не производилось, в результате чего гендиректор инициировал процедуру банкротства [Рубникович, 2013]. Однако продаже 18 зданий успели помешать правоохранительные органы по инициативе «Ростеха».

В 2008-2012 гг. гендиректор входящего в Ростех ФГУП «Государственное научно-исследовательское предприятие «Расчет» заключил договоры с рядом подконтрольных ему организаций на оказание посреднических услуг на сумму более 42 млн. рублей, которые были присвоены [Бывший глава…, 2013].

Эта кампания выглядит, как положительное явление и может оздоровить ситуацию на подконтрольных предприятиях. Однако встает вопрос о махинациях

«крупных» инсайдеров, которые, в отличие от «мелких» и «средних», менее


уязвимы для разоблачения и преследований, так как обладают гораздо большей властью и связями.

Признаки рентоориентированного поведения

А) Посредничество при экспорте и импорте вооружения

ГК «Ростехнологии» является посредником по импорту и экспорту вооружения и наживается на гигантских финансовых потоках. Непрозрачность данной сферы экономической деятельности дополнительно повышает риски изъятия инсайдерской ренты. Общий объѐм поставок вооружений в 2011 г. составил $10,7 млрд. [Соколов, 2012з]. Комиссионные «Рособоронэкспорта» составляли 5-15% от суммы контракта, что позволяет зарабатывать более миллиарда долларов [Грицкова и др., 2006].

Б) Поглощение части прибыли, генерируемой подконтрольными компаниями Дополнительные риски извлечения ренты создает многоуровневая структура управления активами «Ростеха» с большим количеством промежуточных звеньев. Предприятия, генерирующие значительные объемы прибыли, перечисляют существенную еѐ часть вышестоящим холдингам и самой корпорации вместо вложения в собственное развитие. Высоки риски злоупотреблений и ущерба для инвестиций.Так, в 2012 г. 481,9 млн. руб были перечислены «Вертолетами России»

холдингу «Оборонпром» [Годовой отчет ОАО «Объединенная…, 2013, c.43].

В) Сверхдоходы топ-менеджеров

Из всех четырех рассматриваемых нами госкорпораций доходы топ- менеджеров «Ростехнологий» являются одними из самых высоких.

Не менее 100 млн. руб. в год уходит только на содержание десятка высших начальников. Доход гендиректора госкорпорации «Ростехнологии» Сергея Чемезова в 2009 году составил 34,5 млн. руб., в 2010 году - 36,8 млн. руб. [Шишорина и др., 2010]. Его успешная супруга заработала в 2010 году в десять раз больше мужа - 319,9 млн. руб. [там же; Киселева, 2011]. Заместитель главы

«Ростехнологий» И. Завьялов - 16,8 млн. руб., 7,4 млн. руб. принесла в семейный бюджет его супруга Л. Завьялова, главный бухгалтер «Рособоронэкспорта» [там же]. 12 членов правления «АвтоВАЗа» в 2012 году получили доход по 28 млн. руб. каждый, что в 97 с лишним раз больше средней зарплаты производственного персонала, которая составляла 24 тыс. руб. в месяц [Петрова, 2013]. Менеджер от госкорпорации и французской стороны, глава «АвтоВАЗа» И. Комаров недостаточно эффективно справился с антикризисной политикой предприятия, зато несколько лет назад купил особняк на Волге за 120 млн. руб. [там же].

В области официальных окладов топ-менеджеров часто наблюдаются злоупотребления, которым способствуют следующие факторы.

Во-первых, у ГК существует большое количество промежуточных структур, которые фактически не производят никакой продукции и услуг, однако имеют управленцев, которые таки получают высокие оклады.

Во-вторых, одно лицо может занимать должности сразу в нескольких таких полуфиктивных структурах, в каждой получая оклады.

В-третьих, может быть и вовсе фиктивное трудоустройство.

В-четвертых, происходят выплаты сверхпремиальных. Например, бывший топ-менеджер чемезовского «Рособоронэкспорта» Владимир Артяков, хотя и правил на «АвтоВАЗе» меньше года, получил рекордные премиальные в 1,45 млрд. руб. [Петрова, 2013]. Позднее он обещал вернуть деньги заводу, но не вернул, зато был назначен губернатором Самарской области.


В-пятых, злоупотребления могут касаться высоких бонусов, которые выплачиваются менеджеру при увольнении, который, однако, через пару месяцев возвращается на свою должность, как ни в чем не бывало. Например, топ- менеджеры волгоградского «Химпрома» при увольнении получали разорительные для предприятия компенсации (до 15 окладов), после чего возвращались и снова писали заявления об уходе [Наумов, 2012]. Одна только эта схема стоила предприятию порядка 28 млн. рублей [там же].

В-шестых, менеджеры могут переписывать трудовые соглашения для обеспечения себя дополнительными привилегиями [там же].

Г) Офшорные схемы

В конце 2012 года госкорпорация, владевшая 70,42% акций титанового монополиста «ВСМПО-Ависма», решила продать 45,42% кипрской офшорной компании Nordcom за $970 млн. [Джумайло, 2012]. Акции, впрочем, и до этого принадлежали дочерним структурам госкорпорации через офшорные Cador Enterprises и Jivanta Ventures [Васильева, 2013].

Владельцами Nordcom Ltd. (Кипр) являются ОАО «Газпромбанк» (25%), а 75% плюс одна акция принадлежат группе топ-менеджеров ВСМПО-АВИСМА [Соколов, 2012з]. Главным бенефициаром называется М. Шелков, старый друг С. Чемезова [Джумайло, 2012].

Другой пример. В конце 2012 года госкорпорация «Ростехнологии» подписала соглашение о создании нового СП с альянсом Renault-Nissan. Компания Alliance Rostec Auto, получившая в собственность контрольный пакет акций АвтоВАЗа, была зарегистрирована в Нидерландах, что эксперты объяснили привлекательностью налогового режима [Васильева, 2013].

Таким образом, использование офшорных схем с целью вывода активов за рубеж, ухода от налогов, инсайдерского контроля за активами – продолжает практиковаться и после перехода активов «Ростеху».

Это далеко не единственные механизмы вывода ренты. Многие из них скрыты и не получают какого-либо освещения вообще.

Д) Преднамеренное банкротство

Пример: В феврале 2011 г. бывшие топ-менеджеры «ИжАвто», контролировавшие завод через группу СОК, были объявлены в федеральный розыск и обвинялись в организации преднамеренного банкротства завода и выводе активов на сумму 6,7 млрд. руб. [Соколов, 2012з]. Группа СОК продала контрольный пакет «ИжАвто» самому заводу, в оплату его акций забрала автомобили, после чего предприятие подало заявление о собственном банкротстве. Сделка имела признаки вывода инсайдерской ренты и вызвала вопросы у Счетной палаты и Генпрокуратуры [Беликов, 2009]. Сами «соковцы» оправдывались тем, что действовали в интересах госкорпорации [Соколов, 2012з]. Это говорит о том, что руководство «Ростехнологий» если не способствовало, то, по крайней мере, знало о выводе инсайдерами ренты с предприятия. После того как 100% акций

«ИжАвто» перешли «Объединенной автомобильной группе», основную часть долга предприятия приходится гасить федеральному бюджету.

Е) Сделки с аффилированными лицами

В 2012 году на управляющего волгоградским «Химпромом» (51% принадлежит «РТ-Химкомпозит») и гендиректора холдинга «РТ-Химкомпозит» (100% принадлежит «Ростехнологиям») Сергея Сокола завели уголовное дело по ст. 201.1 УК РФ (злоупотребление полномочиями). Поводом послужили


сомнительные связи «Химпрома» с некой безвестной ООО «РТ-Трейд». Едва зарегистрировавшись и имея уставный капитал в 10 тыс. руб., фирма уже через месяц существования подписала наивыгоднейший контракт вне конкурса. В апреле 2012 года «РТ-Трейд» получила 23% отгрузок завода, а в мае ее доля в продажах выросла уже до 65%. Фирма инсайдеров покупала у «Химпрома» сырье, в частности технический натр и карбид кальция, на треть дешевле, а затем перепродавала его конечным потребителям [Наумов, 2012]. Размеры вывода инсайдерской ренты составляли 26-30%, а общий размер ущерба предприятию от этой комбинации оценивается в 50 млн. рублей [там же]. В результате завод наращивал долги (к декабрю 2011 г. долг перед поставщиками вырос с 3,89 млрд. руб. до 4,48 млрд.) [Соколов, 2012з].

Ж) Фиктивные сделки и услуги

Практика вывода средств с предприятия с помощью заключения сделок с подконтрольными структурами по оказанию фиктивных услуг или услуг по заведомо завышенным ценам крайне распространена на предприятиях, входящих в госкорпорацию «Ростехнологии». Практика фиктивных сделок с целью вывода активов была зафиксирована на «Ижмаше» [Соколов, 2012з]. С согласия ставленника «Ростехнологий» Сергея Сокола полуразоренное волгоградское предприятие «Химпром» заключило целый ряд заведомо убыточных сделок, в частности отмыло сточные трубы за 3 млн., еще 8 млн. потратило на якобы консультации юристов, за 4 млн. рублей отпраздновало свое 80-летие и т.д. [Наумов, 2012].

З) Непрофильное использование и вывод активов

На некоторых предприятиях, оказавшихся под контролем менеджеров

«Рособоронэкспорта» (а затем «Ростеха») не наблюдалось улучшения экономической ситуации. Как, например, «Московский радиотехнический завод». Как мы говорили в предыдущем разделе, 64% ОАО «НПО МРТЗ» контролирует ОАО «Оборонительные системы», которая в свою очередь через цепочку фиктивных фирм принадлежит «Оборонпрому» («Ростеху»). По данным сайта

«Оборонпрома», ОАО «Оборонительных системы» и его дочерние структуры образуют в системе Корпорации субхолдинг ПВО. Руководство ОАО

«Оборонительные системы» в 2005 г. в рамках программы структурной перестройки отделило от территории завода «сектор Б», сдав в аренду бывшие корпуса МРТЗ [Гольцева, 2009]. Причем сами цеха, находящиеся в производственном «секторе Б», платят за аренду помещений «Оборонительным системам». Цеха «сектора А» были просто ликвидированы с целью получения дохода от сдачи площадок в аренду. На бывшей территории завода был построен бизнес-центр «Верейская Плаза», разместились конторы по фасовке лекарств, производству шоколада, одеял, колбасы и т.д. По словам очевидцев, ненужная техника, выкидывалась прямо в окно [там же].

Некоторые результаты управления активами ГК и последствия инсайдерского контроля

Рассмотрим некоторые результаты управления активами «Ростеха» и примеры негативных последствий инсайдерского контроля для предприятий госкорпорации. При этом необходимо отметить, что осуществить данный анализ непросто. Дело в том, что военная отрасль весьма непрозрачна, а главное, сильно зависит от размера государственных и экспортных заказов. В последние годы благодаря их увеличению, а также значительным бюджетным вливаниям,


наблюдается существенное оживление отрасли, в частности предприятий

«Ростеха». Поэтому встает вопрос – в какой мере это можно считать заслугой самой госкорпорации и какие есть недоработки в ее деятельности?

А) модернизация или продолжение деградации ОПК?

В 2007 году глава ГК С. Чемезов отмечал, что основные фонды предприятий ОПК изношены на 70% и лишь 15% применяемых ими технологий соответствуют мировому уровню [Воронов, 2009]. В своем выступлении 12 мая 2011 года, Президент РФ Д.А. Медведев заявил, что износ основных производственных фондов в ОПК составляет все те же 70%, несмотря на выделение колоссальных средств на оборонку [Гаврилов, 2011].

Улучшилось ли положение предприятий «Ростеха» после вхождения в состав ГК? На ОАО «АвтоВАЗ» расходы на НИОКР снизились с 1,64 млрд. руб. в 2009 г. до 1,44 млрд. руб на конец 2012 г. [Годовой отчет…, 2010-2013]. При этом износ машин, оборудования и транспортных средств на конец 2009 г. составил 85%, 2012 г. – 85,7% [там же].

Гораздо более благоприятная обстановка наблюдалась на ОАО «Вертолеты России», которое не случайно демонстрируют высокие темпы роста производства продукции. Более 50% продукции экспортируется [Годовой отчет ОАО

«Вертолеты…, 2013]. Износ машин и оборудования на конец 2012 г. составлял всего 23,1% [там же]. Впрочем, и ранее он был не высоким – 16,5% на конец 2008 г. Ввод основных средств в 2012 году составил 14,7%, что более чем в 2 раза выше среднего по промышленности уровня [там же; ЕМИСС, 2013].

У титанового монополиста «ВСМПО-Ависма», также во многом ориентированного на экспорт (58%) на конец 2009 г. износ оборудования составлял 51,4%, а на конец 2012 г. – 48,1%, а ввод ОС сохраняется на уровне 17-18% [Отчетность ОАО "Корпорация…, с.18].

Таким образом, можно сделать вывод о том, на некоторых предприятиях

«Ростеха» удалось остановить дальнейшую деградацию ОС, однако пока не удалось полномасштабно модернизировать производство. При этом экспортно- ориентированные производства находятся в более благополучном состоянии.

Б) Неэффективность антикризисной политики и ошибки управления (АвтоВАЗ)

В 2005 году на «АвтоВАЗе» сменился собственник, и начался переход в эту организацию команды топ-менеджеров из «Рособоронэкспорта», имеющей мало опыта в управлении автомобилестроением [Петрова, 2013]. Предприятие стало устойчиво сбавлять обороты. Если в 1990 году производство составило 773 тыс. автомобилей, а в 2008 – 802 тыс., то в 2009 – всего 295 тыс., т.е. в 2,7 раза ниже [Соколов, 2012з]. Резкий спад был вызван не только кризисом, но также ошибками управления. Несмотря на снижение спроса на автомобили к концу 2008 года, руководство предприятия приняло ошибочное решение сохранить объемы производства, что привело к огромному росту задолженности предприятия и наступлению его предбанкротного состояния. В сентябре 2009 начались массовые увольнения рабочих (в 2009 г. на заводе работало 99,0 тыс. чел., а в 2010 – всего 75,4 тыс. чел.) [Соколов, 2012з]. Чистый убыток предприятия составил -38,5 млрд. руб. (рентабельность – (-45,7%)) [там же]. «АвтоВАЗ» признал, что производит автомобили «чрезвычайно низкого качества» и назвал себя неэффективным по многим пунктам. Особо было отмечено низкое качество покупных комплектующих и нежелание руководства завода и местных поставщиков вкладывать прибыль в


модернизацию производства [ОАО «АвтоВАЗ», 2012]. В 2009 году государство выделило «АвтоВАЗу» 25 млрд. руб. из резервного фонда. В течение нескольких недель деньги были потрачены на выплаты банкам и поставщикам предприятия. Была ли помощь, оказанная «АвтоВАЗу» государством за счет налогоплательщика, реализована эффективно?

В 2011 году производство автомобилей на «АвтоВАЗе» так и не достигло докризисного уровня, составив всего 593 тыс. ед., численность персонала сократилась на 1 тыс. чел. В 2012 году сократили еще 8303 чел., а производство снизилось до 587,6 тыс. ед. [Годовой отчет…, 2013, с. 39, 53] Рентабельность по прибыли от продаж за год также сократилась с 2,66% до 1,49% [там же].

Массовые увольнения, как может показаться, были связаны не только с выплатой бонусов топ-менеджменту за улучшение финансовых показателей, но и с начавшейся модернизацией производства. Однако объем незавершенного строительства на конец 2009 г. составил 6,1 млрд. руб, 2010 – 5,5 млрд. руб, и только на конец 2011 г. – 14,2 млрд. руб, 2012 - 16,5 млрд. руб. [Годовой отчет…, 2010-2013]. Износ машин, оборудования и транспортных средств на конец 2009 г. составил 85%, 2010 г. – 86%, 2011 г. – 88%, 2012 г. – 85,7% [там же]. Коэффициент ввода основных средств составлял в 2010 г. 2,3%, в 2011 г. – 1,6%, и только в 2012 г. – 6,4% [там же]. Таким образом, даже учитывая объективный временной лаг между началом модернизации и эффектом от нее, массовое сокращение рабочих нельзя объяснить их ненужностью на новом производстве. Главной причиной проблем на «АвтоВАЗе» представляется длившаяся годами деградация предприятия, обострившаяся в момент кризиса, а также ошибки управления и стратегического планирования.

Счетная палата РФ, проводившая проверку целевого расходования выделенных «Автовазу» средств, выяснила, что: а) госкорпорацией

«Ростехнологии» не проводился мониторинг развития кризисных процессов и не предпринимались меры для их предотвращения; б) антикризисная программа была утверждена только 31.03.2009, в то время как проблемы были очевидны уже в конце 2008 года, когда Совет и Правление компании обратились за помощью к Правительству; в) были допущены ошибки с выбором сценария развития ситуации в 2009 году, что привело к росту долговой нагрузки до критического уровня; г) плановые мероприятия по восстановлению рентабельности либо не были исполнены, либо не имели существенного эффекта; д) международные показатели по качеству находятся на крайне низком уровне (количество дефектных изделий на

1 млн. автомобилей составляет 1000, а у автомобилей аналогичного класса, собираемых в России - 90, в Европе - 20, в Японии - 5); е) сделка по приобретению у RENAULT s.a.s. лицензии на автомобиль невыгодна в части прав интеллектуальной собственности [Отчет о результатах контрольного…, 2009].

В) Неэффективное планирование инвестиционных проектов (проект биотоплива)

Одно из декларируемых направлений деятельности «Ростехнологий» - это создание биотопливной промышленности на базе вошедших в состав госкорпорации гидролизных заводов (холдинг ОАО «РТ-Биотехпром»). Подобное производство планировалось организовать на Тулунском гидролизном заводе мощностью в 30 тыс. т биобутанола [Степаненко, 2008]. Для реализации Тулунского проекта были запланированы и осуществлены инвестиции в размере 500 млн. руб. [«Ростехнологии» возвращаются…, 2011]. В сентябре 2008 года было


объявлено о старте опытного производства и выходе предприятия на проектную мощность «в ближайшее время» [Степаненко, 2008]. До 2017 года

«Ростехнологии» намеревались инвестировать 45 млрд. руб. в 30 новых заводов общей мощностью 2 млн. т [там же]. Проект был широко разрекламирован в СМИ, а в сентябре 2008 года на V Байкальском экономическом форуме С. Чемезов и президент Путин даже покатались на автомобиле, заправленном якобы тулунским биотопливом.

Однако с того момента сроки запуска проекта постоянно сдвигались. Возникали трудности с финансированием, происходили увольнения, а затем проект и вовсе был заморожен [Корпорация биотехнологий…, 2008]. Изначальная стоимость проекта оценивалась в 1,1 млрд. руб., но затем выросла сначала до 1,54 млрд. руб, а к концу 2010 г. уже до 2,4 млрд. руб., то есть в 2,2 раза [«Восточно- Сибирский…, 2009; «Ростехнологии» возвращаются…, 2011]. Но в начале 2012 г. выяснилось, что начать строительство планируют только в начале 2014 г., а выйти на проектную мощность лишь в 2016 г. [Махнева, 2012]. Затем отказались и от этих планов. В 2013 г. представители ВСКБТ заявили, что планируется строительство завода по производству топливных пеллет за 1,6 млрд. руб. к 2016 году, о биобутаноле уже речь не шла [Павлова, 2013]. На что были потрачены 500 млн. руб. неизвестно, но на конец 2012 г. ни одного завода по производству биотоплива в России «Ростехом» так и не было построено. Весной 2010 г. другой проект канский «Биоэтанол» также был закрыт. Возникают также сомнения, был ли автомобиль В.В. Путина действительно заправлен биобутанолом с опытного производства Тулунского завода, но это оставим на совести менеджеров ГК [Степаненко, 2008].

Насколько можно судить по данным СМИ, декларирование создания производств биобутанола российской стороной и другими странами было сделано после подобных инициатив со стороны американского президента Дж. Буша. [Cellulosic ethanol; 2013]. Однако результаты инвестирования средств и подтверждения рентабельности проекта пока не очень видны. Более того, достаточно примеров отмены реализации проекта. Так, компания BP отказалась от реализации проекта в $350 млн. в конце 2012 г. [там же].

Г) Ликвидация предприятия и увольнения (МРТЗ)

В конце 2008 года на ОАО «НПО МРТЗ» началась очередная программа структурной перестройки, направленная на «уменьшение накладных расходов, снижение себестоимости производимой продукции, получение большей отдачи от основных фондов» [Гольцева, 2009]. С подобной формулировкой вышел и приказ

№195 о ликвидации цеха № 14 по производству компонентов ракетных установок С-300 и С-400. Данное производство было перенесено на электромеханический завод «Звезда», что привело к резкому ухудшению качества выпускаемой продукции. Мало того, «Звезда» не располагала необходимыми техническими возможностями для осуществления выпуска плат. Даже при транспортировке дорогостоящего оборудования часть оборудования пришла в негодность. Происходило масштабное изъятие средств путем закупки по завышенным ценам невостребованного оборудования, проведения дорогостоящих ремонтов и т.д. За 20 лет из 77 цехов осталось лишь 7 цехов, а численность рабочих сокращена с 21 тыс. чел. до 2,6 тыс. чел. в 2009 г. В дальнейших планах увольнение ещѐ 1000 рабочих [там же]. Многочисленные обращения работников к властям по поводу уничтожения завода никакого результата не дали.


Сокращение рабочих происходило и на ОАО «НП Уральский оптико- механический завод им. Э.С. Яламова». Численность работников составила в 2008 г. 4554 чел., а в 2011 г. – 3434 чел., или на 25% ниже [Соколов, 2012з]. Массовые увольнения (более 25%) наблюдались также на «АвтоВАЗе» (см. выше).

Д) Невыполнение плана по реализации проекта и сверхсебестоимость (4G- телефон от Yota)

В 2010 году гендиректор ГК «Ростехнологии» С. Чемезов на встрече с президентом Д. Медведевым представил прототип сотового телефона четвертого поколения (4G) якобы российского производства. «Это наш продукт, но пока, к сожалению, выпускать мы его будем на Тайване», - признал Чемезов [Соколов, 2012з]. Производить «российский телефон» должна была тайванская фирма High Tech Computer Corporation (HTC).

Телефон планировалось начать выпускать в 2011 г. для 4G-сети «Скартела» (бренд Yota). Основной акционер ООО «Скартел» - кипрская офшорная компания WiMax Holding Ltd., 74,9 % которой принадлежит международному фонду Telconet Capital, а 25,1% - «Ростехнологиям» [Соколов, 2012з]. Ориентировочная стоимость 4G-смартфона называлась в 25-30 тыс. руб. Между тем, в июне 2010 года американской компанией Sprint Nextel был выпущен аналогичный 4G-смартфон, произведенный той же тайваньской фирмой HTC. Он стоил в августе 2012 года всего около 240$ в США и 14,5 тыс. руб. в России. Появившийся в июне 2012 г. более передовой смартфон HTC EVO 4G LTE стоил 550$ или 17 тыс. руб. [там же] Стоимость телефона была, таким образом, завышена минимум в 1,5-4 раза (признаки вывода ренты не менее чем на 30%). Несмотря на широко разрекламированные обещания, на август 2012 г. производство завода в России так и не было начато [там же].

Е) Утрата технологий и разработок (НПО «Сатурн»)

Вхождение НПО «Сатурн» в состав «Ростеха» имело не самые радужные последствия: было сокращено 20% работников, снизилась реальная (с учетом инфляции) заработная плата, доля НИОКР в структуре бизнеса упала с 41% в 2009 г. до 37% в 2011 г., план по инвестициям в 2011 году был выполнен всего на 74,5%, а общий объем производства снизился по сравнению с 2009 годов почти в 2 раза [Соколов, 2012з]. Но остановимся подробнее на разработке двигателя SaM-146 для нового самолета SuperJet-100.

PowerJet - совместное предприятие, созданное НПО «Сатурн» и французской Snecma для разработки двигателя SaM-146, который будет устанавливаться на самолет Sukhoi Superjet (SSJ) 100, более 80% комплектующих которого импортные [Божьева, 2010]. Изначально говорилось, что благодаря международной кооперации SuperJet-100 удастся построить за $755 млн. На деле потребовалось в несколько раз больше. По разным оценкам, PowerJet вложила в создание SaM-146 от 3 до 16 млрд.$ [там же]. Несмотря на то, что фирма PowerJet, ставшая правообладателем двигателя, тратила российские бюджетные деньги, прибыль она присвоит «в целом себе» [Божьева, 2010]. При этом НПО «Сатурн» должен еще будет отчислять процент за производство двигателей. Таким образом, на этом примере видно, как плодами передовых дорогостоящих отечественных разработок, оплачиваемых из бюджета, пользуются западные корпорации.

Ж) Доведение до банкротства («РТ-Металлургия», Ижмаш)

На многих предприятиях «Ростехнологий» ухудшалась ситуация и они доводились до кризиса и банкротства. Так, на большинстве предприятий


металлургического холдинга ОАО «РТ-Металлургия» в конце 2010 года была введена процедура банкротства [Соколов, 2012з].

Самый яркий пример – это легендарный концерн Ижмаш (производящий 90% стрелкового оружия России). Он был поставлен на грань банкротства уже в 2008 году. «Ростехнологии» получили 57% Ижмаша в 2009 году [Соколов, 2012з]. Руководивший предприятием с 1996 года В. Гродецкий сохранял свой пост до мая 2011. Однако после того как его сменил молодой менеджер от «Ростехнологий» М. Кузюк, уже меньше чем через год суд все-таки признал Ижмаш банкротом. Иск о банкротстве «Ижмаша» подала его же дочерняя компания ООО «Ижстанко», которой концерн задолжал 814 тыс. рублей [там же]. Причем до банкротства концерн был доведен вполне сознательно, так как ГК планирует создать ОАО

«НПО «Ижмаш» и передать ему все контракты, мощности и основной персонал. Кузюк был несамостоятельным в принятии решений, а фактически заводом управлял его знакомый И.Н. Завьялов, зам. гендиректора «Ростехнологий», и его жена, главный бухгалтер «Рособоронэкспорта» [там же]. Кузюк и его команда получали заоблачные зарплаты и привилегии, которые им оплачивал завод.

По мнению инженера-конструктора «Ижмаша», новый менеджмент еще больше усугубил кризисное положение предприятия [Соколов, 2012з]. За 2011 год чистый убыток «Ижмаша» составил 2,43 миллиарда рублей. За год объемы производства на предприятии упали на 45,5% до 1,7 миллиарда рублей, а себестоимость продукции увеличилась в 1,5 раза [там же]. Новое руководство решило сдать в аренду и продать до трети своих площадей. В результате преобразований на предприятии была сломана система документооборота, нарушены производственные циклы, вынуждены были уйти многие компетентные рабочие и управленцы. На предприятии вырос уровень бюрократизма, транзакционных издержек, воровство, растянулись сроки заключения контрактов. Конструкторско-оружейный центр, проводящий НИОКР, новые менеджеры сократили на 60% [там же]. Происходили и массовые увольнения, а также подавление протеста рабочих. Но в августе 2012 года новым директором ОАО

«НПО «Ижмаш» стал другой ставленник ГК А. Косов. Обстановка на предприятии стала еще тревожнее: были распроданы товарные запасы на предприятии, объемы производства снижены в разы, сорваны сроки по гособоронзаказу. Как отметил вице-премьер правительства Удмуртии И. Бикбулатов, «руководство «Ижмаша» абсолютно непрофессионально» [цит. по. Соколов, 2012з]. Рабочие, не получающие зарплату, были вынуждены выходить на митинги, конструктор Михаил Калашников и ветераны – обращаться к Президенту и т.д.

«Ростехнологии» потерпели в Ижевске полное поражение и поставили предприятие на грань полной гибели.

З) Задержка выполнения госзаказа (УОМЗ)

В связи с тем, что входящие в состав «Ростехнологий» компании выполняют государственный военный заказ, инсайдерский контроль и изъятие ренты ведут к задержке сроков их выполнения и росту бюджетов.

В качестве примера рассмотрим ОАО «НП Уральский оптико-механический завод им. Э.С. Яламова» (УОМЗ). Завод производит высокотехнологичные оптико- электронные системы для авиации и флота. УОМЗ имеет не лучшую деловую репутацию. По вине предприятия происходили задержки поставки вертолета Ка-52 и других изделий. Среди причин назывались проблемы с финансированием смежников со стороны завода [Соколов, 2012з]. Однако генеральному директору


С. Максину, ставленнику госкорпорации, не был даже объявлен выговор, а наказали его заместителя. В связи с задержками военного заказа Генпрокуратура внесла в план на 2012 год осуществление ревизии на УОМЗ.

И) Рост затрат и перенос сроков реализации проекта (шинный и вертолетные заводы)

В июле 2008 года Pirelli и «Ростехнологии» совместно с правительством Самарской области подписали соглашение о строительстве в Тольятти завода по производству шин. Ожидалось, что на предприятии, где будут работать 1 500 человек, в год будет выпускаться 3-3,5 млн. шин для легковых автомобилей. Общий объѐм инвестиций оценивался в ?70-80 млн. [Столяров, 2008]. Сделка активно лоббировалась высшим руководством Италии и России [Соколов, 2012з]. Строительство СП должно было начаться в марте 2009 года, однако с самого начала происходили многочисленные переносы сроков. В ноябре 2011 года стало известно, что завод будет создан лишь после покупки итальянцами у компании

«Сибур-Русские шины» шинных заводов в Кирове и Воронеже за ?222 млн., а еще

200 млн. евро партнеры пропорционально своим долям должны вложить в модернизацию заводов и увеличение мощностей [Горбачева, 2013]. Планируется, что выпуск СП Pirelli Tyre Russia составит 10,5 млн. покрышек к 2015 г. Однако в 2013 г., мощность нового цеха на ВШЗ достигнет, судя по оценкам, только 2/3 запланированной (2 млн. шин) [там же].

В 2010 г. В подмосковном Томилино началось строительство предприятия по сборке итальянских вертолетов AW-139. Совместное предприятие «Вертолетов России» («Ростех») и AgustaWestland обошлось в $49,3 млн. [Antonova, 2010]. По словам главы Минпромторга Д. Мантурова, планируемая стоимость вертолетов должна была составить около 8 млн. евро, мощность к 2015 г. – 20 ед., а срок окупаемости – 8 лет [там же]. Однако в 2013 г. стоимость вертолета уже выросла до

$20 млн. ($700 млн. за 35 ед.), или почти в 2 раза, а Минобороны отказалось от их закупки [Никольский, 2013].

Эти примеры также демонстрируют обслуживание «Ростехом» иностранных корпораций.

К) Переход активов под иностранный контроль (АвтоВАЗ)





Читайте также:
История государства Древнего Египта: Одним из основных аспектов изучения истории государств и права этих стран является...
Виды функций и их графики: Зависимость одной переменной у от другой х, при которой каждому значению...
Расчет длины развертки детали: Рассмотрим ситуацию, которая нередко возникает на...
Этапы развития человечества: В последние годы определенную известность приобрели попытки...

Рекомендуемые страницы:


Поиск по сайту

©2015-2020 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Дата создания страницы: 2017-12-12 Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных


Поиск по сайту:

Обратная связь
0.047 с.